Вертеп

ВЕРТЕП

ВЕРТЕП

ВЕРТЕП

Слово вертеп — старославянизм по своему происхождению. На это указывает и фонетический облик его (е под ударением перед твердым согласным). Этимология слова считается неясной (Преображенский, 1, с. 76—77). Проф. Г. А. Ильинский находил в этом слове корень *вьрт-. По его мнению, «первоначально оно обозначало не ”пещеру вообще“, а извилистый овраг, пропасть или ущелье» (Ильинский, Слав. этимол. // Изв. ОРЯС АН, 1918, т. 23, кн. 1, с. 165—166). Это значение доныне сохраняется в диалектном украинском (в говоре лемков) слове вертепа и в болгарском врьтопъ — `ущелье с извилинами, кривая балка’. Еще более архаично по значению русское диалектное вертепúжины ж. мн. мск. водороины во множестве, овражистые извилины; сувои, сугробы, раскаты по зимней дороге» (сл. Даля 1880, 1, с. 184). Г. А. Ильинский думал, что отправным пунктом развития значения в этой группе слов было вертѣть. Отсюда могло возникнуть и то значение `водоворота’, `поворота по реке’ и даже `вихря’, которое свойственно, наряду со значеним `ущелье’, болгарскому слову врътопъ (ср. украинск. вертепити — `вертеть’) (Горяев, Этимол. сл., 1896, с. 45).

По Ильинскому, корень вьрт осложнен в этой группе слов вариантами суффикса -оп- (болг. врътопъ), -еп- (украинск. вертепити) и -ьп- — древнерусск. и старосл. вьртьпъ. Этот суффикс параллелен суффиксу -ьб- (ср. гал.-волынск. вертьбъ; Ев. Церк. XIV в.) и совр. тул. вертебинище (Опыт обл. влкр. сл., с. 23).

Этимологические соображения Г. А. Ильинского очень гадательны. Мало обоснована и предлагаемая им схема развития значений слова вертеп в славянских языках. Сближение с вертеть могло быть продуктом позднейшей народной этимологии. Суффиксы -еп-, -оп-, -ьп- русскому языку неизвестны. Народно-областные значения `овраг, провал, ущелье’ тесно связаны со значением `пещера’. Они являются его видоизменением. Понятно, что слово врьтепь не было полным синонимом слова пештера и в старославянском языке.

Ср. в житийной литературе XVI — XVII вв. «изрыть келейцу на брегу сиречь вертепецъ мал» (рукоп. Лен. Публ. Биб. с. 86) (см. И. Некрасов, с. 159). Из этого значения — `укромного убежища’ — развивается значение `притон’, «подземный или иного устройства скрытный притон» (Даль).

У Пушкина в эпиграфе в 11 гл. «Капитанской дочки», стилизованном под язык Сумарокова:

В ту пору лев был сыт, хоть с роду он свиреп.

«Зачем пожаловать изволил в мой вертеп?»

Спросил он ласково.

У В. В. Капниста в «Видении плачущего над Москвой Россиянина. 1812 г. Окт. 28 дня»:

…Крепило приговор ехидно ябед жало,

И пламя мстительно вертеп неправд пожрало.

Публикуется впервые по сохранившейся в архивных материалах авторской рукописи (5 пожелтевших листков разного формата).

Слово вертеп упоминается В. В. Виноградовым также в работе «А. С. Пушкин — основоположник русского литературного языка». Приведя в качестве примера стилизации пушкинский эпиграф из «Капитанской дочки» (совпадающий с приведенным выше текстом из басни Сумарокова), В. В. Виноградов пишет: «Просторечное сроду и архаическое вертеп в значении `пещера’ ведут к басенному стилю Сумарокова» (Изв. АН СССР. Отделение лит-ры и языка. 1949. Т. 8. Вып. 3, с. 204). — Е. X.

В. В. Виноградов. История слов, 2010

Вертепная традиция

Чистякова Л. Б.

Накануне Рождества Христова, в сочельник, в старину повсеместно на Руси по домам ходили христославы, по-другому, славильщики. Радостно, с песнями и стихами, они славили рождение Спасителя. Нередко среди участников были и те, кто показывал вертеп. Что же такое вертеп и как он попал в Россию? Для того чтобы ответить на этот вопрос, нам нужно обратиться к церковным зрелищам — мистериям, которые устраивались в средневековой Европе.

Из истории Западной церкви известен тот факт, что 25 декабря 360 года римский епископ Либерий посвящал в монахини сестру Марцеллу и, обращаясь к ней, он сказал: «Ты видишь, сколько собралось народа в день праздника Рождения твоего Христа». Отсюда видно, что именно в этот день уже в 4 веке празднование Рождества Христова было признано на Западе как церковное установление.

Этот праздник совпадал с языческими празднествами, которые проводились ранее у греков, римлян и варварских народов Западной Европы. Церковь боролась против языческих обрядов, которые в те времена соблюдались наряду с новыми, христианскими. Для обращения народных обрядов в христианское празднество церковь увеличила время церковных служб в эти дни и торжественность их проведения.

Накануне праздника храмы, роскошно украшенные и освещенные тысячами свечей, были переполнены молящимися. Вся ночь проходила в совершении разных служб, при участии хора певчих и всех прихожан.

С 11 века в Западной церкви становится известен обряд-мистерия «Поклонение пастырей». Нужно сказать, что слово «мистерия» указывает на таинство и, следовательно, на связь с богослужением.

Итак, на мраморном столике, возвышавшемся над главным престолом, устраивались ясли, в которых находилась статуя или изображение Девы Марии. Пять старших священников-каноников в церковном облачении с амиктами (льняными платками) на голове и с жезлами в руках представляли собой вифлеемских пастырей у входа в алтарь. К ним подходил мальчик из хора, изображавший ангела, и возвещал пастырям рождение Спасителя, произнося евангельские строки. Пастыри проходили в алтарь, а в это время дети-певчие, стоявшие в разных местах храма, представляли небесное ангельское воинство и пели: «Слава в вышних Богу…». Затем пастыри направлялись к яслям с пением гимнов в стихах. Здесь их ожидали два каноника, условно представлявшие двух женщин, находившихся при Святой Деве. Они спрашивали: «Кого ищете в яслях, пастыри?» — «Мы ищем, — отвечали пастыри, — Спасителя Христа». Женщины (каноники) отдергивали завесу, которая скрывала статую Младенца Иисуса. Указывая на нее, они говорили: «Вот он — этот Младенец со своей Матерью». Тогда пастыри преклонялись перед Ним и приветствовали Деву Марию гимном: «Будь благословенна Царица Неба», а потом торжественной процессией возвращались в алтарь. При этом они пели: «Аллилуйя, аллилуйя! Воспойте же Его пришествие!» Затем следовал возглас священника, которым начиналась обедня.

Вот эта древняя мистерия и называлась «Вертепным действом». Как «вертеп» она была известна в Западной Украине, куда перешла из Польши, которая, в свою очередь, получила ее из Германии. В мюнхенской рукописи 13 века есть описание рождественского действа, исполнявшегося монахами. Автор этой мистерии был, несомненно, лицом церковным — монахом и, может быть, одним из преподавателей в монастырской школе. Воспитанники таких школ обычно принимали участие в представлении мистерий, и не случайно, что эта рукопись была написана в Мюнхене, ведь «монах» по-немецки — «мюнх», и город рос когда-то вокруг монастырских стен…

Интересно, что Византия в этом отношении опередила Запад: здесь мистерии появились уже в 5-6 веках, а в 10-11 веках в церкви святой Софии в Константинополе и других городах торжественно устраивались драматические представления.

Кукольные рождественские мистерии были известны в Европе с 16 века и на протяжении веков формировались ее многочисленные разновидности: это касалось и архитектуры сцены, и текста представления. В Польше такие представления назывались «шопками», на Украине — «вертепами», в Белоруссии — «батлейками».

Вертеп как кукольный театр представлял собой переносной ящик из тонких досок или картона. Внешне он напоминал домик, который состоял из одного или двух этажей. Чаще всего встречались двухэтажные вертепы. В верхней части игрались драмы религиозного содержания, в нижней — интермедии, комические бытовые сценки. Это определяло и оформление частей вертепа. Верхняя часть («небо») обычно оклеивалась изнутри голубой бумагой, на задней ее стене были нарисованы сцены Рождества; или же сбоку устраивались макет пещеры либо хлева с яслями и неподвижные фигуры Марии, Иосифа, Богомладенца Христа и домашних животных. Нижняя часть («земля» или «дворец») оклеивалась яркой цветной бумагой или фольгой, посредине на небольшом возвышении устраивался «трон», на котором находилась кукла, изображающая царя Ирода. В дне ящика и в полочке, разделявшей ящик на две части, были прорези, по которым кукловод передвигал стержни с прикрепленными к ним неподвижно куклами — персонажами драм. Передвигать стержни с куклами можно было вдоль ящика, куклы могли поворачиваться вовсе стороны. Справа и слева каждой части были прорезаны «двери»: из одной куклы появлялись, в другой исчезали. Кукол вырезали из дерева (изредка лепили из глины), красили и наряжали в матерчатую или бумажную одежду и закрепляли на металлических или деревянных стержнях. Если в «шопках», «вертепах», «батлейках» использовались куклы на палке, то в бельгийских театрах применялись тяжелые марионетки на проволоке длиной до одного метра, а в провансальских вертепах куклы были наполовину механизированными: каждая из них имела собственный механизм, приводящий в движение конечности, а для движения в пространстве была необходима помощь аниматора.

В центральной и западной Европе были популярны мистерии стационарные — не переносные. Их показывали на сцене, унаследованной от барочного театра. Такая сцена имела просцениум, в глубине — задник–перспективу, иногда по бокам кулисы. А вот постоянные чешские и итальянские вертепы строились под крышей, но как бы в открытом пространстве, то есть в пространстве, не ограниченном сценической рамой. Сцена такой мистерии поднималась кверху несколькими планами, причем куклы могли действовать на каждом этаже.

Представление состояло из мистериальной драмы «Царь Ирод» и из бытовых сцен. Исследователь народного театра Н.Н. Виноградов так описывал вертепное представление в России:

«Действие открывается благовестием о рождении Христа. Новорожденному идут поклониться и принести дары пастыри и три царя (волхвы — мудрецы Востока). Затем в нижнем ярусе происходит торжественный выход царя Ирода, который призывает воинов и велит им избить (убить) младенцев «сущих первенцев». Воины уходят и возвращаются обратно, ведя с собою к Ироду Рахиль, которая не дает на смерть своего ребенка. Она со слезами, на коленях умоляет Ирода пощадить своего младенца, но царь неумолим и приказывает поднять малютку на копье. Рахиль с рыданиями мечется по сцене, проклиная Ирода. Воин выгоняет ее вон. Оставшись один, Ирод начинает помышлять о смерти и, желая избежать ее, окружает себя караулом. Раздается песнь, возвещающая приближение страшной гостьи, слышится страшный треск — и на сцене вырастает зловещий скелет с косою на плече — Смерть. Стража в ужасе бежит, а трепещущий Ирод начинает умолять о пощаде. Смерть вызывает к себе на помощь черта, являющегося с криком «гу—гу—гу!» Узнав в чем дело, он велит сестре поднять косу и убить Ирода, которого затем и тащат в ад со словами:

«О, проклятый Ироде, за твоя превеликия злости

Поберу тя в преисподнюю бездну и с кости».

Этим заканчивается первая серьезная часть вертепной драмы. Вторая часть состоит из неодинакового в различных местах количества сцен и диалогов, представляющих самостоятельную обработку сюжетов из народной жизни. Сцены эти часто совершенно не связаны одна с другою и могут следовать в произвольном порядке. Все действие в этих сценах заключается почти исключительно в том, что типы различных национальностей, полов и профессий дерутся или пляшут» (Виноградов Н. Народная драма. История русской литературы. — М., 1908. — Т.1 —С.389—390).

Постепенно первая часть представления сокращалась, а вторая, наоборот, расширялась. Действующими лицами сценок с бытовым содержанием были мужик, барин, франт, «новомодные барыни», солдат, священник, еврей-шинкарь, цыган и другие персонажи.

Когда вертепная драма разыгрывалась не только куклами, но и живыми любителями, тогда она носила название «живой вертеп».

Со временем вертепщики, то есть кукольники, становились профессиональными бродячими исполнителями. Обычно кукловод был владельцем и вертепа, и кукол. Во время представлений он, стоя за ящиком, приводил в движение кукол, водя их по прорезям в полу ярусов вертепного домика. При этом вертепщик произносил текст драмы, изменяя тембр голоса и интонации речи, чем создавал иллюзию, что представление играется несколькими актерами. Он помнил текст наизусть и мог его изменять в зависимости от условий выступления.

На Руси вертепный ящик часто напоминал не пещерку, а часовенку, олицетворяющую Церковь Христову. При хождении с таким вертепом дети распевали духовные песни или все вместе пели рождественский ирмос. Бывало, что вертепы никто не носил, а ставили их в середине храма, убирали цветами и хвойными ветками, внутрь ставили икону Рождества Христова. Очень радовались прихожане такому праздничному чуду.

И в наши дни эта традиция не забыта в церкви: во все дни святок, до праздника Богоявления Христова любой может зайти в храм и поклониться Богомладенцу Христу.

История вертепа

Некоторые учёные считают, что первый вертеп создал в 1223 году знаменитый монах, причисленный к лику святых, Франциск Ассизский. По их версии святой в ночь Рождества был в селении Греччио, и, для напоминания о Великом празднике, там он создал первую живую панораму вертепа.

Постепенно такие панорамы стали популярны во всей Европе, причём как живые, так и статичные из дерева, гипса, фарфора, глины. Они стали своеобразной Библией для верующих, которые не умели читать.

В России такие панорамы тоже стали частью Рождества. Но всё же большим спросом пользовались кукольные вертепы. Они представляли собой ящик с несколькими ярусами, в котором актёры посредством кукол создавали целые спектакли и переносили зрителей в древнюю Иудею. Представление было настолько востребовано, что в конце XVIII века в Санкт-Петербурге была уже целая династия вертепщиков — семья Колосовых. Эта семья в течение века из поколения в поколение передала традиции постановки своих спектаклей.

XIX век считается периодом расцвета этих постановок, ведь тогда вертепники стали показывать свои спектакли даже в Сибири. Бродячие вертепы странствовали по всей стране почти до конца века. Всё это время Рождественская история постепенно перенимала светские радости и горести, и к изначальному рассказу стали добавляться бытовые постановки для развлечения публики.

Это привело к тому, что весёлые сценки оттеснили Божественную мистерию, сделав вертепы народной забавой, существовавшей не только в Рождество, но и до самой Масленицы. Впрочем, известны случаи когда вертепники выступали на Нижегородской ярмарке, которая начиналась 15 июля.

Конец вертепным представлениям положила Октябрьская революция. Религия была провозглашена опиумом для народа и запрещена. Вместе с нею запретили ёлку и, конечно, вертепы.

Ожили эти кукольные спектакли только в 1980 годах, когда Фольклорный ансамбль Дмитрия Покровского обратился к исследователю кукольного театра режиссёру Виктору Новацкому с вопросом о воссоздании вертепов. Виктор Новацкий провёл колоссальную работу по сбору информации и восстановлению кукол, текстов и традиций проведения спектакля. Именно его вариант вертепного представления стал образцом для последователей.

Вертепное представление

Устройство

Классический вертеп представляет собой ящик с прорезями, по которым актёры водят кукол.

Изнутри он всегда красиво украшен и разделен на два этажа, которые отображают мироздание:

Мир горний – верхний этаж – пещера, в которой родился Христос.

Мир дольний – нижний этаж – дворец царя Ирода в первой части представления и место для показа бытовых сценок во второй части.

Ад – дырка – туда Бес утаскивает казнённого Смертью царя.

Благодаря такому устройству бродячие вертепы легко преодолевали расстояния и устраивали представления где угодно: в домах, избах, на постоялых дровах и, конечно, на ярмарках. Для этого было достаточно раскрыть ящик, достать кукол, поставить лавки или стулья, зажечь свечи и начать рассказ.

Современные вертепы сложнее не стали. Чаще всего это всё тот же ящик с прорезями и самодельными куклами на шестах. Но стали оформляться и статичные ящики, где куклы Святого Семейства, пастухов, волхвов и животных просто размещаются в пещере. А также теперь можно увидеть вертепные представления с живыми актёрами вместо кукол.

Куклы

Вертепные куклы не имеют стандартов, а потому их можно купить или сделать своими руками.

Обычно их вырезают из дерева и раскрашивают либо обшивают тканью. У каждой куклы есть небольшой шест, который опускается в прорези пола-сцены и позволяет кукловоду управлять куклой во время представления.

Существует среди создателей вертепа и неписаное правило: кукла «Богородица» обязательно делается иначе, чем остальные, с особой тщательностью. Порой её заменяет икона Божьей Матери.

Куклы одного мира вертепа никогда не переходят в другой, то есть они всегда находятся только на своём этаже. В отличие от кукольного театра в этом спектакле они почти не двигаются, лишь слегка качаются во время своей речи, притом, что остальные действующие лица в это время неподвижны. Такой приём позволяет зрителям концентрировать всё внимание только на том герое, который говорит. Кроме того, каждая кукла, перед тем как начать свою сцену, представляется зрителям, к примеру: я царь, я ангел, я смерть.

Герои рождественского представления неизменны, это:

  • Царь Ирод. Главный персонаж. Он находится на сцене практически весь спектакль. Один из самых ярких моментов, когда Смерть своей косой отсекает царю голову.
  • Смерть. Традиционно наводит страх на зрителей своим образом. Эту куклу стараются сделать так, чтобы её коса могла нанести точный и хорошо видимый зрителям удар по шее Ирода.
  • Воин. Он символизирует всех солдат, которые были отправлены царём убивать младенцев.
  • Рахиль. Мать, у которой в ночь избиения младенцев убили единственного ребёнка. Сцены с этой куклой отображают горе и отчаяние всех матерей, потерявших тогда своих детей.
  • Бес. В традиционном вертепе бес выглядит как подвижная кукла на тонких ножках, он скользкий и противный на вид с разболтанными членами.
  • Волхвы или Три царя. Чаще всего изображаются как триединый персонаж, то есть три куклы крепились к одной ручке и управлялись вместе. Совмещены и их дары Христу: золото, ладан и смирна.
  • Пастухи. Этих кукол обычно одевают как жителей той местности, где ставится вертеп, так как они наиболее близки зрителям. Чаще всего именно им давали слова искренней радости Рождества.
  • Куклы Святого семейства. Эти персонажи, как правило, статичные и не имеют слов, так как создатели спектакля считают дерзостью играть эти роли.
  • Ангелы. Классические куклы одеты в дьяконское облачение, то есть белый стихарь, который крестообразно перевязан орарём – специальной лентой.
  • Пономарь. Этот персонаж является единственным героем, которого придумали исключительно для создания эффекта театра. Перед началом представления он зажигает свечи в вертепе и гасит их после окончания спектакля. Кроме того, только пономарь может передвигаться между вертепными сакральными этажами. И также от прочих действующих лиц его отличает конструкция – чтобы дотягиваться до свечей этому герою либо делают особый механизм, либо очень длинные руки.
  • Звезда Вифлеема. Это одно из важнейших действующих лиц спектакля. Строгих правил как сделать Звезду не существует. Каждый театр придумывает свой способ создания такой важной героини, зачастую заставляя зрителей восхищаться её красотой и яркостью.

Сценарий

Основной темой вертепного представления является история прихода Спасителя на землю, то есть Рождество Христово.

Перед началом представления Пономарь зажигает свечи, что сразу придаёт всему действу театральности и волшебства.

Первая часть представления целиком посвящена истории рождения Христа.

Появившийся Ангел возвещает о том, что родился Господь. К новорождённому Христу приходят Пастухи. Вифлеемская Звезда приводит к нему Волхвов с дарами. Они рассказывают, что ходили к царю Ироду и сообщили ему о рождении великого Царя. Ангел предостерегает Волхвов от встреч с Иродом и от рассказов ему о Христе.

Царь Ирод, боясь, что новый царь отнимет у него власть, приказывает Воину убить всех младенцев в городе. Рахиль с ребёнком на руках приходит к Ироду с просьбой сохранить жизнь её сыну, но царь не слушает её мольбы. Воин убивает ребёнка прямо на руках у матери. Несчастную женщину утешает Ангел.

К Ироду приходит Смерть. Царь просит её подождать, дать ему ещё время, но Смерть неумолима. Она казнит тирана и призывает Беса, который забирает его в ад.

Вторая часть мирская, в ней разыгрываются различные сцены из жизни людей.

По окончании действа все герои выходят для прощания со зрителями, после чего Пономарь гасит свечи.

Вертепное представление – одна из самых красивых и чудесных рождественских традиций. История, показываемая в этом спектакле, переносит зрителей на тысячи лет назад, в ту самую пещеру, над которой светит Вифлеемская Звезда и где появился на свет наш Спаситель.

Рождественский вертеп

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *