В какой монастырь уйти

Содержание

Как женщине уйти в монастырь и стать монахиней

Бывает, от женщин всех возрастов можно услышать, что вот, мол, приняли они решение уйти в монастырь. Кто-то говорит это в шутку, кто-то серьёзно задумывается, как попасть в женский монастырь жить, а некоторые, особенно девушки, расставшись с любимым человеком и считая, что жизнь на этом кончилась, решают уйти в монастырь как бы назло всем. А также в околоцерковных кругах можно услышать истории о какой-либо нерадивой матери, ведущей аморальный образ жизни, которая бросила детей и ушла в монастырь, поживая там теперь в своё удовольствие на всём готовеньком.

Оглавление:

  • Необходимые качества
  • Как начать подготовку к монашеству
  • Поездка в монастырь
  • Что ждёт в монастыре
  • Отзывы

Но так ли просто попасть в обитель, и так ли беззаботна жизнь «на всём готовом»? Конечно же нет. Попасть в монастырь довольно сложно, ведь необходимо будет доказать не только себе, но и другим монахиням, что решение принято не спонтанно, что взвешены все доводы «за» и «против», что женщина готова к столь жизненно важному поступку. Лишь в старое время в монастырь можно было заточить без воли самого человека, а сейчас ему самостоятельно придётся пройти долгий трудный путь для того, чтобы принять монашеский постриг.

Пожалуй, всем полезно знать, во сколько начинаются службы в церкви.

Как начать подготовку к монашеству

Итак, как уйти в монастырь женщине? Если решение принято твёрдо, можно начинать готовиться к монастырской жизни. Сначала необходимо начать жизнь воцерковлённого человека — регулярно бывать на службах в храме, исповедоваться, причащаться, соблюдать посты, стараться следовать заповедям. Можно, с благословения священника, прислуживать в храме — чистить подсвечники, мыть полы и окна, помогать в трапезной и исполнять любую другую порученную работу.

Необходимо будет решить все вопросы, связанные с мирскими делами — определить, кто будет смотреть за квартирой или домом (часто будущие монахини просто продают свою недвижимость и вкладывают средства в обустройство монастыря), решить любые юридические вопросы, пристроить домашних питомцев, если они есть, в надёжные руки. Далее необходимо поговорить со своим духовным наставником, рассказать о своём намерении. Священник поможет выбрать обитель и подготовиться к монашеской жизни. В обязательном порядке нужно получить благословение духовника на уход от жизни в миру.

Поездка в монастырь

Итак, подготовка завершена, благословение получено, обитель выбрана. Теперь следует поехать туда, чтобы поговорить с матушкой-настоятельницей. Она расскажет об особенностях жизни в выбранном монастыре, о традициях и условиях проживания. При себе следует иметь необходимые документы:

  • Паспорт.
  • Краткую автобиографию.
  • Свидетельство о браке или справку о смерти супруга (при наличии).
  • Прошение о принятии в обитель.

Следует знать, что постриг разрешается только лицам, достигшим тридцати лет. Если у женщины есть несовершеннолетние дети, необходимо будет предъявить свидетельство об установлении опеки над ними ответственных лиц (иногда могут потребовать и характеристики на опекунов). Необходимо знать, что в этом случае духовник может не дать благословения на монастырскую жизнь и настоятельница посоветует оставаться в миру и воспитывать своих детей. Остаться в обители, имея в миру несовершеннолетнего ребёнка, можно лишь в исключительных случаях. Это же касается и ситуации, когда у женщины есть престарелые родители, нуждающиеся в уходе.

Обязательного внесения денежных средств не потребуется, но можно принести добровольное пожертвование.

Что ждёт в монастыре

Сразу по приходу в обитель принять постриг невозможно. Обычно устанавливается испытательный срок от трёх до пяти лет. В это время женщина присмотрится к монастырской жизни и сможет понять, готова ли она окончательно оставить мир и остаться в обители. Перед тем как принять постриг, женщина проходит несколько этапов монастырской жизни.

  1. Трудница. На этом этапе женщина выполняет любую физическую работу, которую ей поручают. Это довольно сложный период, ведь придётся и мыть помещения, и стирать, и готовить, и работать на огороде или скотном дворе — работы в монастырях всегда предостаточно. Время, свободное от работы, посвящается молитвам. Трудницей женщина будет оставаться примерно три года. Обычно в этот период человек определяется, сможет ли до конца своих дней жить в монастыре.
  2. Послушница. Если первый период пройден успешно, трудности женщину не сломали и она по-прежнему намерена оставаться в монастыре, необходимо написать прошение игуменье. Если трудница зарекомендовала себя хорошо, её переведут в послушницы — лицо, которое готовится к принятию пострига. Послушница надевает чёрный подрясник -это говорит о том, что она на шаг ближе к своей цели. В этот период послушница постоянным трудом и смирением подтверждает готовность окончательно отказаться от мирской суеты. Срок пребывания в послушницах определяется индивидуально для каждого человека. На этом этапе ещё можно уйти из монастыря, если пришло понимание о неверности своего выбора.
  3. Монахиня. Когда обе начальные стадии пройдены, а желание стать монахиней укрепилось, настоятельница подаёт прошение архиерею, после чего женщина принимает постриг. При этом необходимо принять несколько серьёзных обетов, полностью отказаться от мирской жизни и принять новое имя. В православной обители принимаются следующие аскетические обеты:

  • Послушание. Монахиня не имеет воли собственной, она полностью подчиняется настоятельнице, духовнику и даже другим монахиням. Женщине навсегда следует забыть о собственном мнении, желаниях, своеволии.
  • Безбрачие (девство). Монахини не ведут половую жизнь, не заводят семью и детей.
  • Нестяжание. У монахини не должно быть частной собственности.
  • Молитва. Монахиня молится беспрерывно, вслух или в мыслях.

Вот и все ответы на вопросы, как уйти в монастырь, что для этого нужно. Если женщину не напугали предстоящие трудности, желание служить Богу и ближнему по-прежнему сильно, а уход в монастырь — дело решённое, возможно, это и есть её путь, ведь, как говорят опытные священники, в монастырь принимают не люди, а сам Господь.

Отзывы

Вот некоторые отзывы, опубликованные в газете «Православная вера».

Я принята трудницей в эту обитель и весьма довольна своим положением. Пусть приходится много трудиться (мне дано послушание в прачечной) и молиться, но мне нравится такая жизнь. Здесь спокойно, тихо, благостно. Я начинаю совсем забывать о жизни, которая была у меня в миру. Если будет воля Господа, хотела бы принять постриг и остаться здесь навсегда.

Елизавета, 57 лет, Пермский Успенский женский монастырь

Моя кузина приняла постриг около трёх лет назад. С этого времени я её не видела, она постоянно проживает в монастыре в городе Гороховец и никуда не отлучается. Правда, было от неё письмо, где она коротко написала, что молится о всех нас, здорова. Я не очень понимаю, почему она приняла такое решение, ведь всё было у неё в жизни хорошо — достаток, детки выросли, помогали ей. Думаю, не очень-то в обители сладко, эта жизнь точно не для меня. Но это её выбор и его надо уважать, уходить или нет — личное дело каждого.

Людмила Николаевна, г. Нефтеюганск

Мне было 19 лет, когда я поссорилась с мамой и сбежала в Екатеринбург, Ново-Тихвинский женский монастырь. Мне предложили поработать в качестве трудницы. Я не выдержала и неделю! В монастыре ужасный график — подъем в 5 утра, молитва, потом работа в огороде и на кухне, снова служба, я с ног валилась к вечеру. Через пять дней вернулась домой и помирилась с мамой. Девушки, в монастыре очень сложно, не предпрнимайте необдуманных шагов, жизнь в обители — далеко не для всех.

Нина, г. Алапаевск

Как я ушла в монастырь. Личный опыт

Поиски

Мария Кикоть, 37 лет

В монастырь люди уходят по разным причинам. Одних туда приводит общая неустроенность в миру. Других — религиозное воспитание, и они, как правило, считают путь монаха лучшим для человека. Женщины довольно часто принимают такое решение из-за проблем в личной жизни. У меня все было немного иначе. Вопросы веры занимали меня всегда, и однажды… Но обо всем по порядку.

Мои родители врачи, отец — хирург, мама — акушер-гинеколог, и я тоже закончила медицинский институт. Но доктором так и не стала, меня увлекла фотография. Я много работала для глянцевых журналов, была довольно успешна. Больше всего мне тогда нравилось снимать и путешествовать.

Жизнь после 50: реальный опыт

Мой молодой человек увлекался буддизмом и заразил этим меня. Мы много ездили по Индии и Китаю. Было интересно, но я не погружалась в веру «с головой». Искала ответы на волновавшие меня вопросы. И не находила. Потом заинтересовалась цигуном — своеобразной китайской гимнастикой. Но со временем прошло и это увлечение. Мне хотелось чего-то более сильного и захватывающего.

Как-то мы с подругой ехали на съемку и случайно остановились переночевать в православном монастыре. Неожиданно мне предложили подменить тамошнего повара. Я люблю такие вызовы! Согласилась и проработала на кухне две недели. Так в мою жизнь вошло православие. Я начала регулярно ходить в храм возле дома. После первой исповеди чувствовала себя замечательно, так спокойно она прошла. Заинтересовалась религиозными книгами, изучала био­графии святых, соблюдала посты… Погрузилась в этот мир с головой и однажды поняла, что хочу большего. Я решила уйти в монастырь. Отговаривали все, включая батюшку, но старец, к которому я поехала, благословил на послушание.

Стать волонтером: реальные истории

В монастырь я приехала промокшей с головы до ног, замерзшей и голодной. На душе было тяжело, в конце концов, не каждый день так круто меняешь свою жизнь. Я, как и любой нормальный человек, надеялась, что меня накормят, успокоят и, главное, выслушают. Но вместо этого мне запретили разговаривать с монахинями и отправили спать без ужина. Я расстроилась, конечно, но правила есть правила, тем более речь шла об одном из самых строгих монастырей России.

У настоятельницы был личный повар. Она лицемерно сетовала, что из-за диабета вынуждена есть лосось со спаржей, а не наши серые сухари

Особая зона

Монастырем управляла сильная, властная и, как оказалось, очень влиятельная женщина. Во время первой встречи она была приветлива, улыбалась, рассказывала, по каким законам идет жизнь в обители. Уточнила, что ее нужно называть матушкой, остальных — сестрами. Тогда показалось, что она отнеслась ко мне по-матерински снисходительно. Я поверила, что все живущие в монастыре — одна большая семья. Но увы…

Это было царство бессмысленных ограничений. За столом не позволялось без разрешения притрагиваться к еде, нельзя было просить добавки, есть второе, пока все не доедят суп. Странности касались не только трапез. Нам запрещали дружить. Да что там, мы не имели права даже разговаривать друг с другом. Это, не поверите, считалось блудом. Постепенно я поняла: все так устроено для того, чтобы сестры не могли обсуждать настоятельницу и монастырский уклад. Матушка боялась бунта.
Я пыталась практиковать смирение. Когда меня что-то пугало, думала, что просто вера моя пока слаба, а никто не виноват.

Дальше — больше. Я заметила, что во время трапез обязательно кого-нибудь отчитывают. По самым незначительным поводам («взяла ножницы и забыла отдать») или вовсе без них. Надо понимать, что, согласно церковному регламенту, подобные разговоры должны происходить с глазу на глаз: твой наставник не только ругает, но
и выслушивает, предлагает помощь, учит не поддаваться искушениям. У нас же все превращалось в жесткие публичные разборки.

Справиться с выпадением волос: реальный опыт

Есть такая практика — «помыслы». У монахов принято записывать все сомнения и страхи на бумаге и отдавать их духовнику, который даже не должен жить в том же монастыре. Мы свои помыслы писали, конечно же, настоятельнице. Когда я впервые это сделала, матушка зачитала мое письмо на общей трапезе. Мол, «послушайте, какие у нас тут дурочки живут». Прямо рубрика «анекдот недели». Я чуть не расплакалась прямо при всех.

Питались мы тем, что жертвовали прихожане или близлежащие магазины. Как правило, нас кормили просроченными продуктами. Все то, что производили в обители, матушка дарила вышестоящим церковнослужителям.

Иногда игуменья приказывала есть чайной ложкой. Время трапезы было ограничено — всего 20 минут. Сколько ты там успеешь съесть за это время? Я очень сильно похудела

Быть послушницей

Постепенно жизнь в монастыре стала напоминать мне каторгу, ни о какой духовности я уже и не вспоминала. В пять утра подъем, гигиенические процедуры, извините, в тазике (душ под запретом, это же удовольствие), потом трапеза, молитва и тяжкий труд до глубокой ночи, затем снова молитвы.

Понятно, что монашество не курорт. Но ощущение постоянного надлома тоже не кажется нормальным. Сомневаться в правильности послушании нельзя, допускать мысль о том, что настоятельница неоправданно жестока, — тоже.

Личный опыт: ребенок попал в секту

Здесь поощрялись доносы. В форме тех самых «помыслов». Вместо того, чтобы говорить о сокровенном, надлежало жаловаться на других. Я не могла ябедничать, за что бывала неоднократно наказана. Наказание в монастыре — это публичный выговор с участием всех сестер. Они обвиняли жертву в выдуманных грехах, а затем настоятельница лишала ее причастия. Самой страшной карой считалась ссылка в скит — монастырь в глухой деревне. Я эти ссылки полюбила. Там можно было немного отдохнуть от чудовищного психологического давления и перевести дух. Добровольно попроситься в скит не могла — меня бы тут же заподозрили в страшном заговоре. Впрочем, виноватой я становилась часто, поэтому в глушь ездила регулярно.

Многие послушницы принимали сильные транквилизаторы. Есть что-то странное в том, что примерно треть обитателей монастыря психически нездоровы. Истерики монахинь «лечились» визитами к православному психиатру — по­друге настоятельницы. Та выписывала сильнейшие лекарства, превращавшие людей в овощи.

Многие спрашивают, как в монастыре борются с сексуальным искушением. Когда ты постоянно находишься под жестким психологическим давлением и пашешь с утра до ночи на кухне или в коровнике, желаний не возникает.

Личный опыт: история домашнего насилия

Дорога назад

Я прожила в монастыре семь лет. После череды интриг и доносов, незадолго до предполагаемого пострига у меня сдали нервы. Я не рассчитала, приняла убойную дозу лекарства и попала в больницу. Полежала там пару дней и поняла, что обратно не вернусь. Это было трудное решение. Послушники боятся покидать монастырь: им внушают, что это предательство Бога. Пугают страшной карой — болезнью или внезапной смертью близких.

По дороге домой остановилась у своего духовника. Выслушав меня, он посоветовал покаяться и взять вину на себя. Скорее всего, он знал о том, что происходит в монастыре, но дружил с настоятельницей.

Постепенно я возвращалась к мирской жизни. После долгих лет, проведенных в изоляции, заново привыкать к огромному шумному миру очень тяжело. Поначалу мне казалось, что на меня все смотрят. Что я совершаю один грех за другим, а вокруг и вовсе творятся бесчинства. Спасибо родителям и друзьям, которые помогали мне всем, чем только можно. По-настоящему я освободилась, когда написала о пережитом в интернете. Постепенно я выкладывала свою историю в ЖЖ. Это стало отличной психотерапией, я получила много откликов и поняла, что не одинока.

Примерно через год монастырской жизни у меня пропали месячные. Так было и у других послушниц. Организм просто не выдерживал нагрузки, начинал сбоить

В результате из моих зарисовок сложилась книга «Исповедь бывшей послушницы». Когда она вышла, реакции были разными. К моему удивлению, меня поддержало много послушниц, монахинь и даже монахов. «Так все и обстоит», — говорили они. Конечно, были и те, кто осудил. Число статей, в которых я предстаю то «редакторским вымыслом», то «неблагодарным чудовищем», перевалило за сотню. Но я была к этому готова. В конце концов, люди имеют право на свою точку зрения, а мое мнение не истина в последней инстанции.

Прошло время, и теперь я точно знаю, что проблема не во мне, виновата система. Дело не в религии, а в людях, которые трактуют ее таким извращенным образом. И еще: благодаря этому опыту я поняла, что всегда надо доверять своим чувствам и не пытаться увидеть в черном белое. Его там нет.

Личный опыт: истории про любовь и женское счастье

Другая дорога

Эти женщины однажды устали от мирской суеты и решили все поменять. Не все они стали монахинями, но жизнь каждой теперь тесно связана с церковью.

Ольга Гобзева. Звезда фильмов «Операция «Трест» и «Портрет жены художника» в 1992 году приняла постриг. Сегодня матушка Ольга — игуменья Елисаветинского женского монастыря.

Аманда Перез. Несколько лет назад знаменитая испанская модель без сожалений бросила подиум и ушла в монастырь. Возвращаться не собирается.

Екатерина Васильева. В 90-х актриса («Шальная баба») ушла из кино и служит звонарем в храме. Изредка снимается в сериалах вместе с дочерью Марией Спивак.

Как живут монахи в монастыре

Со своим уставом в чужой монастырь не ходят – так гласит известная пословица, из которой мы можем сделать много разных выводов, в том числе и весьма элементарный. В монастырях есть устав.
На самом деле нужно понять факт существования монастыря как закрытого мужского или женского сообщества. Смешанных монастырей, как правило, не бывает, хотя они могут располагаться поблизости или формальным руководителем монастыря (чаще женского) может быть представитель другого пола. Как, например, Серафим Саровский был своеобразным наставником Дивеевской обители.
Итак, если сообщество является закрытым, то оно чаще всего само себя обеспечивает по большей части, и каждый элемент этого сообщества выполняет определенную функцию. На самом деле в этом есть элементарная практическая польза и хаотическая структура просто не может позволить такому объединению действовать наиболее эффективно. Помимо этого для монахов существенным качеством является дисциплина и поэтому распорядок становится частью духовной практики.

Разнообразие монашеских уставов

Если посмотреть, то во многом монашеские практики являются похожими даже в разных религиях. Повсюду объединяющим фактором является дисциплина тела, которая влечет за собой дисциплину ума. Как правило, предлагается довольно строгий распорядок дня, который повторяется практически непрерывно и может частично меняться только в связи с какими-либо событиями, такими как очередной праздник.
К примеру, буддийские монахи подобно православным дают обет не стяжания и тоже по большей части проживают в монастыре. Они рано встают, выполняют молитвы и ритуалы, после чего отправляются в ближайший город для того чтобы просить милостыню, которая, как правило, представляет собой просто пищу. Именно этой пищей они насыщают тело до полудня, после чего не едят до следующего дня, занимаясь в основном медитацией, но если они только учатся, то помимо медитационных практик могут быть и различные занятия.
Индийские садху нередко становятся странствующими монахами и существуют вне монастырей, но часто устраиваются, где-то на природе и там несут свое служение. Нередко также они соблюдают обет не только странствия, но и пребывания где-то не более трех дней, то есть они не могут нигде обосноваться, и до окончания своего земного пути путешествуют по свету.
Если говорить об уставе православного монаха, то тут на самом деле есть целое разнообразие. Есть и странствующие монахи, как правило, старцы, умудренные опытом, есть проживающие в монастыре с братией или отдельно отшельниками в пустынях. Православная монашеская традиция довольно крепка и включает в себя множество достойных монастырей.
Из известных следует отметить, например, Оптину пустынь. Там молитва не прекращается никогда во внутренних кельях, эти молитвенники считаются монахами, которые поддерживают мир на всей планете и молятся за всех людей.
Таким образом, от конкретного монастыря устав тоже может отличаться, так как могут быть разные варианты послушания и служения.

Распорядок монашеского дня

Тем не менее, в целом распорядок дня монаха довольно универсальный и простой. Нужно сказать, многое, конечно, в бытии монаха не является внешним, то есть существенное значение имеет внутреннее послушание. Как правило, любое делание выполняется с непрерывным повторением «умной» (то есть в уме) молитвы, также монах активен в искоренении греховных помыслов, он противостоит бесам и неуклонно очищает себя, поддерживая высокую степень духовной чистоты.
Поэтому, по большому счету, все внешние действия и распорядки созданы для того чтобы просто способствовать внутренней работе. Выбор благочестивых действий и довольно размеренный и монотонный уклад позволяет сосредоточиться на духовных истинах.
Утро в монастыре начинается до рассвета, собираются на молитву, на службу. Далее может следовать прием пищи и выполнение послушаний. Распределяется послушание различным образом, кто-то может освобождаться от работы практически полностью, так как занимается храмовыми службами и другой духовной деятельностью, кто-то наоборот может освобождаться даже от посещения некоторых служб в пользу послушания.
Стоит сказать, именно в православной монашеской традиции труд, который называется послушанием, имеет особую роль. Он представляет собой часть духовной работы и используется, во-первых, для того чтобы утомлять тело (дабы уменьшать греховные помыслы) а, во-вторых, как благая деятельность, которая также и обеспечивает. На самом деле, даже великие святые и подвижники практически всегда работали (занимались рукодельем, имели огород или какой-то иной труд) и полностью обеспечивали себя, а иногда и отдавали часть монастырю или приходящим, как таковая милостыня не является частью православного монашеского послушания, православные монахи в этом смысле практически не привязаны к миру.
Поэтому в монастырях многие монахи существенную часть дня занимаются послушанием. Выполняют какую-то работу, которую назначает настоятель.
В распорядке, как правило, присутствует дневная и вечерняя трапеза. Большинство монахов не столь существенно ограничивают себя в пище, хотя рацион монаха довольно строг. Только некоторые постятся весьма часто и с крайней строгостью соблюдают распорядок постов.
Также на протяжении дня служатся службы. Конечно, выполняется полуденная литургия и также вечерняя служба. Как правило, каждый день или какой-то период служба имеет специфический характер и предполагает почитание или поминовение кого-либо.
Распорядок также зависит и от монашеского чина. Для послушника или трудника устанавливается простой распорядок, который сочетает труд и молитву. Для принявших рясофорный или иноческий постриг могут даваться какие-то особые варианты послушания.
Пребывающие в малой или великой схиме нередко отшельничают, хотя пустынька может быть и в пределах монастыря. Они, как правило, устанавливают себе собственный строгий распорядок с обильной молитвой и бдением. Такие монахи по большей части заняты выполнением духовных подвигов.

При слове «монастырь» многие до сих пор представляют каменную келью, угрюмые лица, непрерывные молитвы и полное отрешение от мира. Или же личную трагедию, которая лишила человека смысла жить дальше, и он «ушёл в монастырь».

Как живут монахини в XXI веке, почему выбирают этот путь, я попыталась узнать у своей школьной подруги, которая живёт в монастыре уже более 10 лет.

Я с удивлением обнаружила, что моя школьная подруга практически не изменилась, несмотря на то, что мы не виделись четырнадцать лет! Такими же остались мимика и жесты, интонации, стиль речи. И характер. Сестра Александра (так зовут Юлию после пострига) охотно рассказала мне о своей жизни в монастыре, о том, что привело её сюда, и что она обрела здесь на самом деле.

В чужой монастырь

– Как ты решила уйти в монастырь? Ты с детства ходила в церковь?

– В церковь меня водила бабушка, а в старших классах начали ходить вместе с подружками, но мы и на тусовки успевали ходить, и даже в ночные клубы, хотя мама была против. Когда окончили школу, все решили поступать в духовное училище. Каждая из нас собиралась выйти замуж за батюшку, чтобы остаться в духовной сфере. Мы познакомились с учителями, начали готовиться к поступлению на следующий год. Я периодически ездила в этот монастырь, как-то раз осталась пожить на неделю, мне тут очень понравилось. Я даже хотела остаться, но нужно было вернуться домой, завершить дела. Нельзя быть чему-то обязанным и явиться сюда.

В общем, вместо замужества я выбрала жизнь в монастыре. Цель у нас была одна, а сложилось всё по-разному. Я не собиралась в монастырь, но я знаю девушек, кто собирался, но у них семьи сейчас. На всё есть воля Божья, никто ни от чего не застрахован.

– Существует мнение, что в монастырь в основном уходят люди, у которых случилось несчастье, и они больше не видят смысла в жизни. Или это какие-то «забитые» девушки, которые не смогли найти себя в обычном мире. Так ли это?

– От горя тут не скрыться. Нигде нельзя спрятаться от себя. В основном в монастырь приходят те, кому здесь нравится. Все люди разные: грустные и весёлые, спокойные и активные. Не согласна, что сюда приходят только «забитые».

(Мимо нас проходят две монахини, девушки лет 25: румяные лица, улыбки; что лишь подтверждает слова Юли.)

– Как принимают в монастырь желающих? Есть ли какие-то этапы?

– Люди просто остаются, подходят к матушке настоятельнице или благочинной. На новенькую смотрят, как она молится, работает. Главный критерий – послушание. Сначала девушка надевает платочек и длинную юбку. До пострига послушница может жить в монастыре от года до трёх, но это в среднем. Кто-то может прожить десять лет и уходит, так и не приняв пострига.

«Невольник – не богомольник»

– Чем занимаются монахини? Как обычно проходит день?

– У каждой есть свои обязанности – работа. Когда приходишь в монастырь, подаёшь документы – какое у тебя образование, какие навыки и опыт. Обычно стараются распределить работу по образованию: с медицинским – идут в медсёстры или становятся врачами, с экономическим – занимаются бухгалтерией, кто хорошо поёт – в хор. Хотя могут с двумя высшими и на коровник отправить. День начинается и закачивается молитвой. Встаем мы к 5.30 на первую службу, в течение дня трудимся, на трапезе читают жития святых. После обеда снова за работу, потом вечерняя служба, вечернее правило (молитва на сон грядущий), а спать ложимся около 11 вечера.

– А зарплату за свой труд вы получаете? На что вообще существуют монахини?

– В нашем монастыре зарплаты нет, хотя такая практика существует – в некоторых монастырях точно знаю, по праздникам выдают денежки. Где-то монастырь не может обеспечить монахинь полностью. У нас есть жильё, мы питаемся тут, нам выдают «рабочую» одежду. Но всё остальное… Кому-то помогают родители, родственники, знакомые.

– В каких условиях живут монахини?

– Условия у нас нормальные, живем по два-три человека в комнате, на этаже душ и туалет. Но в некоторых монастырях живут очень бедно, топят дровами. А если монастырь часто посещаемый, монахини устроены гораздо лучше: у каждой сестры свой домик, в котором есть кухня, спальня, зал. К ним приезжают гости, которых можно пригласить к себе, напоить чаем.

– Вы можете покидать монастырь и навещать родственников?

– Да, в каждом монастыре существует «отпуск», но везде разные условия. Где-то монахини могут уезжать каждый год, где-то чаще, где-то реже, в зависимости от обстоятельств. В некоторых монастырях установлены определенные дни, когда можно отлучиться. Все мы люди, хоть и живем в монастыре. Я считаю, что отпуск обязательно должен быть. Невольник – не богомольник.

Миру – мир

– Кстати, а как отреагировали твои родственники и друзья, когда узнали, что ты ушла в монастырь?

– А я никому не сообщила. Знали только самые близкие, и для них было тяжело меня отпустить. Остальным мы сказали, что я уехала в другое место. Просто появляется много вопросов и толков, когда люди сразу узнают. А когда это происходит через какое-то время – проще воспринять. Но многие готовятся уйти открыто.

– Были ли у тебя сомнения насчет правильности пути? Что должна делать монахиня в таком случае? И как реагирует начальство, если кто-то собирается уйти из монастыря?

– Как отреагируют – сложно сказать, конечно, печально, когда уходят из монастыря. Кто-то обсуждает сомнения с сёстрами, кто-то идет к настоятельнице. Иногда бывает очень тяжело… Но я могу рассказать о проблемах только близкому человеку. Мы живем как большая семья. Бывают и ссоры, и примирения. Но если человек решает уйти из-за чего-то – значит, изменилось его внутреннее состояние. Почему он не может принять какие-то вещи? Жизнь в монастыре, как и замужество – нужно искать компромиссы, чтобы остаться.

– Отмечаете ли вы праздники, дни рождения? Можно ли монахиням пить вино?

– Мы отмечаем православные праздники. Сначала Рождество, самый весёлый праздник: мы поём колядки, ходим по кельям. Потом Пасха… В некоторых монастырях можно выпить немного вина. Мы вместе празднуем, вместе постимся, это совсем не скучно, как кажется. Некоторые отмечают день рождения, но чаще день ангела.
– Много ли новых людей приходит в монастыри сейчас? И есть ли для них всех место и работа?

– В каждом монастыре нуждаются в новых людях. Сейчас не так много приходит, человек пять в год. Бум пришёлся на середину 90-х, и примерно до 2005-го много людей уходило в монастыри. Наверное, это было связано с тем, что в начале 90-х церковь начала возрождаться.

– Возможно ли в монастыре продвижение по службе, так сказать, карьерный рост?

– Это актуально для мужских монастырей. В женском можно стать игуменьей, но я никуда не стремлюсь, мне и так хорошо.

Марьяна Макарова,
«Новое дело»

Вера. Она навсегда остаётся с нами, её мы тихонько храним в душе, ибо только она – наш верный спутник на все века. Есть люди, для которых уход в монастырь – веление сердца, зов души, то, к чему стремишься с рождения. Они просто не представляют и не знают другой, лучшей жизни для себя, кроме как быть рядом с Господом и верно служить ему в делах и помыслах.

Как уйти в монастырь?

Если всё же человек решается посвятить свою жизнь Богу, он обязан понимать, что отныне его жизни будет всецело посвящена Всевышнему, и всё, что бы он не делал, о чём бы не мыслил, должно быть праведным и исходить от сердца.

Если человек, пришедший в обитель Божью, имеет намерения остаться там навсегда, он становится послушником, если же он просто хочет пожить там, подумать о своей жизни, разобраться в своих мыслях – его называют трудником.

Эти люди выполняют одинаковую работу на добровольной основе и бескорыстно, а монастырь обеспечивает их кровом и едой. По истечению определённого времени, трудник может покинуть обитель Божью, а послушник остаётся там навсегда.

Далее его принимают в монахи. Этот обряд называется пострижение:

У вас есть телеграм? Если да, тогда вам понравится наша православная группа в телеграме: https://t.me/molitvaikona, заходите, мы ждем Вас!

  • Сначала послушник должен дать церковные обеты и выслушать наставления от старших;
  • Потом происходит непосредственно сам обряд. Игумен, который принимает послушника в монахи, три раза велит подать ему ножницы и два раза отвергает, чтоб удостовериться в искренних желаниях и намерениях постригаемого.
  • За третьим разом постриг приводится в действие и посвящаемому дают новое имя. Это знак окончательного отречения от всего мирского.

Как уйти в монастырь женщине

Женщина, которая приходит в храм с твёрдым намерением стать монахиней, должна знать и выполнять следующие правила:

  • ежедневно по несколько часов молиться и посещать богослужения;
  • строго придерживаться данных обетов;
  • много заниматься физическим трудом;
  • не вести праздные (пустые) разговоры;
  • избавиться от пагубных привычек;
  • принимать довольно скудное питание (мясо есть вообще не положено);
  • соблюдать посты (понедельник, среда, пятница);
  • выходить за пределы монастыря только по делам монастырским;
  • заходить в любое помещение храма только с благословением;
  • встречаться с родственниками очень редко;
  • проводить отпуск в святых местах;
  • жить в комнате (келье) с другими сёстрами;
  • принимать окружающих людей с почтением и смирением;
  • отречься от всего материального, в первую очередь денежного;
  • утешаться всем необходимым, что предоставляет монастырь (жильё, питание, одежду);
  • не читать журналы и газеты, не смотреть телевизор и не слушать радио (только духовные книги);
  • не выполнять какие-либо действия без благословения старшего.

Нужно помнить, что монахини – это не ангельские создания, это обычные люди со своими недостатками и слабостями, поэтому выполнение всех перечисленных правил будет на начальном этапе для каждой из них серьёзным испытанием.

Существуют также и некоторые духовные проблемы, с которыми сталкиваются женщины в монастыре. Рядом не будет человека, к которому можно обратится за помощью или советом в любое время, потому что к решению нужно прийти самостоятельно.

Монашескую жизнь называют “наукой из наук”, учить которую должен каждый сам. Поэтому прежде чем уйти в монастырь, женщина, душа которой мечется в мирской жизни, должна хорошо подумать, готова ли она пойти на такое самопожертвование.

Как уйти в монастырь, что для этого нужно?

Если вы всё же решили сделать это, вам обязательно нужно набраться терпения и сил, так как одного лишь желания для этого очень мало.

Часто, когда терзают страшные мысли и кажется, что выхода нет, мы кричим в пустоту “Куда уйти?” Монастырь – первый ответ, который приходит на ум практически каждому, потому что именно его принято считать местом, где можно обрести покой и благодать.

Но ведь уходят не все – уходят избранные, а таких немного. Для них жизнь – это вера. Она наполняет ум, сердце, душу… Это становится не просто важной частью бытия, это и есть смысл существования человека в этом мире.

Служение монаха – это вечная молитва Богу. А “Рай на Земле” – это монастырь, куда можно уйти и жить там. Одни таким образом ищут спасение, другие хотят обрести долгожданное успокоение.

Но почему в делах, в мыслях ли многие так часто приходят к этому? Неужели жизнь так сложна, что люди просто не выдерживают? А может, рано или поздно все мы придём к Господу здесь, в мирской жизни, как приходим, когда наступает наш “судный час” в жизни небесной. Множество вопросов – и так мало ответов.

Пусть хранит Вас Господь!

УДИВИТЕЛЬНОЕ, ВЕЛИКОЕ ЧУДО — В ГРЕЦИИ В НАШЕ ВРЕМЯ. Святой митрополит Нектарий, умерший ещё в 1920 году — служил в храме больше недели!Нам уже известно, что святителя Нектария почитают в Греции как великого чудотворца. Что в Элладе даже есть народная пословица «Нет ничего неисцелимого для святого Нектария». Несколько лет … Чудо на Кавказе В 1960 годы при Н. Хрущёве органы КГБ, при содействии армии, планомерно прочесывали Кавказские горы – вылавливали всех, кто там укрывался, в основном монахов и отправляли в исправительные лагеря.В шестидесятые годы я был боевым офицером,имел партийный билет и был начальÐ… Тебе плохо живется? Тебе плохо живется? – Купи козу. Есть такой еврейский анекдот. Пришел к раввину «страдалец», жалуется: «Господи, помилуй. Хатка маленькая, куча детей, старуха-мама на руках, дышать нечем, жить негде…» – «А ты козу купи», – говорит раввин. – «Какую козу?» – «Настоящую! КотораÑ… В магазине Сегодня в магазине обратил внимание на бабушку — долго выбирала консервы подешевле. Обратил внимание, что в плюс 2 градуса, она была в резиновых тапочках… Подошел, встал рядом, помог разобраться с ценниками, потом повел по магазину, кидал в корзину все, что попадалось на глаÐ…

С того момента, как Господь Наш Иисус Христос сошёл на землю и начал свою проповедь, появились люди, готовые по его слову оставить всё и следовать за ним. При этом если ученики Христа — апостолы, отправились по указанию Спасителя проповедовать Его слово народам мира, то другие последователи Иисуса Христа приняли решение из мира уйти.

Они решили пожертвовать всеми мирскими удовольствиями, а также семьёй и имуществом, чтобы особенно усердно служить Богу. Таки люди имели и имеют особое «призвание», то есть непреодолимое желание вести иноческую жизнь, посвятив всю её служению Богу.

Монах — это человек, непрестанно славящий Бога

Слово «монах» греческого происхождения. Переводится оно как одинокий, живущий в уединении, одиночный. Монашество — это образ жизни тех православных христиан, которые решили полностью посвятить себя молитве и аскетическим подвигам.

Если же рассматривать богословскую точку зрения на институт монашества, то она говорит о том, что это религиозно-церковный институт. Он объединяет тех людей, которые решили изолировать себя от внешнего мира для того, чтобы найти идеальную форму служения Богу.

Видеоролик: Преподобный Антоний Печерский. Цикл телепрограмм «Закон Божий». Часть 1. О вере и жизни христианской. В фильме рассказывается о житии преподобного Антония Печерского — основателя монашества на Руси.

В России монахов очень часто называют иноками, от слова «иной». Монашество при этом называется иночеством. В Библии нет прямого упоминания слова «монах». При этом святые Отцы говорят о том, что прообразом монаха в Священном Писании может служить Иоанн Креститель, ведший уединённую жизнь.

Цель монаха — постоянно славить Бога в молитве.

На Руси родоначальником монашества считается преподобный Антоний Печерский (983–1073 гг.), основатель Киево-Печерской Лавры.

Цель монаха — непрестанно славить Творца. Именно поэтому он уходит от мира, чтобы он не соблазнял его и не отвлекал от служения Богу. В этом он подобен Ангелу, который всегда готов исполнить Божию волю. Ангелы постоянно славят Господа, и монах постоянно пребывает в молитве.

В.Тропинин «Монах со свечой», 1834 год. Цель монашеской жизни ― достижение состояние святости и получение Божией благодати

При этом необходимо всегда помнить, что термин монашество в православии применяется только к тем лица и сообществам, которые следуют определённым правилам. Так монах должен принять на себя некоторые обеты, например, отречение от всех благ мира.

Кроме того он обязан подчиняться уставу того монастыря, в котором он живёт или же получить благословение на ведение иноческой жизни в скиту или пещере. Цель монашеской жизни — достижение святости или духовного совершенства для получения Божией благодати и спасения мирян.

В монастырь уходят для того, чтобы славить Бога

Многим мирянам интересно знать, почему люди уходят в монастырь. Для верующего человека не составит никакого труда ответить на этот вопрос. Дело в том, что монахом становятся для того, чтобы славить Бога.

При этом монах также должен стремиться достигнуть состояния духовного совершенства, то есть святости. Для этого необходимо полностью победить страсти и зло в себе. Только в этом случае монах будет способен нести свет Христовой Истины миру.

Василий Иванович Навозов «Духовное окормление». 1890 год. Монах — это воин Христов, ведущий непрестанную духовную битву со своими страстями ради Царствия Небесного

К сожалению, многие люди просто не в состоянии понять, зачем уходят в монастырь. Связанно это с тем, что ещё в советское время сформировалось мнение о том, что монахами становятся только люди, пережившие большое горе или же неудачники в жизни. Отсюда и советы даваемые знакомым, попавшим в трудную жизненную ситуацию, уйти монастырь.

Преподобный Иоанн Лествичник говорит, что монах — это воин Христов.

Часто в монастырях можно встретить бывших уголовников, алкоголиков, наркоманов. Также здесь проживают те люди, которые остались одни. Можно здесь встретить больных и различных искателей «духовных истин».

Все эти люди могут находиться в монастыре, но монахами никогда не станут. Дело в том, что монашество — это добровольное мученичество и возложив на себя один раз этот, крест его нужно будет нести до конца жизни.

Юрий Володин «Монах». 2009 год. Монах удаляется от мира для того, чтобы молится и сконцентрироваться на духовной работе над собой

Преподобный Иоанн Лествичник говорит, что монах – это воин Христов, ведущий непрестанную духовную битву со своими страстями ради Царствия Небесного. Для этого он отрекается от мирских соблазнов и удовольствий, чтобы сконцентрироваться на молитве и духовной работе над собой. Кроме того, монах также обязан нести послушание в монастыре и заниматься в том числе физической работой.

Именно поэтому для желающих постричься в монахи установлен ряд испытаний, цель которых — выяснить, насколько подготовлен человек к монашеской жизни и насколько твердо его желание уйти в монастырь.

Чтобы стать монахом необходимо принять на себя монашеские обеты

Так как монах — это тот человек, который принял решение отдать всю свою жизнь для служения Богу, он каждую её минуту служит ему. Внешне это проявляется в том, что перед пострижением будущий монах принимает на себя монашеские обеты.

Обет — это обещание данное Богу.

При этом необходимо отметить, что для монашеского житься необходимо иметь особое духовное призвание, поэтому в монастырь обычно приходит много людей, но остается мало.

Монах принимает на себя 3 аскетичных обета.

Михаил Нестеров. «Под Благовест», 1895 год. Монах должен постоянно в молитве славить Бога, поэтому перед постригом налагает на себя обеты, позволяющие ему уйти от мирской суеты

Цель и смысл жизни монаха — молитва. Именно поэтому он отрекается от мира, чтобы ничто земное его не отвлекало от неё. Основных монашеских обетов три:

  • Послушания или отречения от своей воли. Согласно ему монах обязуется отречься от своих желаний и направить свои усилия на пребывание с Господом. Для этого монах обязуется подчиняться своему игумену, игуменьи или же духовному отцу, которые станут его направлять в духовной жизни;
  • Целомудрия или безбрачия. В общих чертах это означает отказ от супружеской жизни ради Царствия Небесного. В широком же смысле этот обет означает уход от всего мирского;
  • Нестяжания. Монаху в земной жизни ничего не нужно и вещи ему принадлежать не могут. Живя в обители, монахи заботятся о её благе, а не об удовлетворении личных потребностей. При этом личные вещи, например очки, у него остаются.

Монах Сретенского монастыря. Один из обетов, возлагаемых при постриге в монахи — нестяжательство

Монашеские обеты произносятся перед постригом, однако прежде чем произнести их, необходимо пройти длинный и трудный путь. Начинается он с работы над собой ещё в мирской жизни, так как прежде чем стать монахом, необходимо стать совершенным мирянином.

Именно поэтому не существует подробной инструкции на тему «как стать монахом», ведь стать истинным верующим может только сам человек в результате длительной духовной работы над собой.

В православии существует три степени монашества

Святая Православная Церковь различает в монашестве три степени:

  1. Приготовление к монашескому подвигу или послушничество;
  2. Непосредственно сам подвиг — монашество;
  3. Высшая степень исполнения монашеского подвига — схимничество.

Трудничество в Шаровкином монастыре. Перед постригом новоначальные обязаны пройти испытание в монастыре, потрудившись в нём. В некоторых монастырях существует до шести ступеней подготовки к постригу

Обычно перед тем, как поступить в монастырь, испрашивают благословение на это у своего духовного отца. При этом если человек чувствует себя готовым на монашеский подвиг, он может явиться в монастырь самостоятельно.

В любом случае, прежде чем вновь поступившего постригут в монахи, он будет находиться на испытании до тех пор, пока настоятель монастыря не удостоверится в искренности и твёрдости принятого им решения.

Православная Церковь выделяет 3 степени монашества.

В некоторых монастырях существует до шести ступеней подготовки к постригу. В любом случае все вновь поступившие в монастырь или новоначальные обязаны трудиться. Существует чин трудников или трудниц, то есть тех людей, которые живут в монастыре «во славу Божию», но цели стать монахами не имеют.

Послушник или же послушница имеет цель стать монахом, поэтому он пребывает в монастыре для того, чтобы изучить все тонкости монашеской жизни.

Примером монастырского устава может служить Устав Свято-Успенского Жировичского ставропигиального мужского монастыря. Вот что в нём говорится о поведении новоначальных, поступивших в монастырь:

«§ 44. Новоначальный должен всемерно стараться, оставляя светские привычки, проникнуться духом монастырской жизни, помня наставление св. Василия Великого к начинающим инокам: «Походку иметь скромную, говорить отчетливо, соблюдать в беседе благочиние, употреблять пищу и питие благоговейно, хранить молчание при старейших, быть внимательным к мудрым, послушливым к начальствующим, иметь к равным и меньшим нелицемерную любовь, удаляться от злых, мало говорить, тщательно собирать познания, не многословить, не быть скорым на смех, украшаться скромностью» («Поучение на 1 января ученикам философа Ливания»)».

Федор Михайлович Головин послушник в Соловецком монастыре. 10 июня 1917 г. Послушник имеет право носить подрясник и скуфейку

Послушник имеет право носить подрясник и скуфейку. Семинарист и пономарь принимаются в монастырь в чине послушника. Стать послушником может любой верующий, но принять постриг сможет далеко не каждый. Некоторые люди живут в монастырях много лет, находясь в чине послушника.

При пострижении в монахи человек принимает новое имя

В практике Русской Православной Церкви монашеский постриг производится над иноками или инокинями. При этом существует чин рясофорного послушника или же послушницы. Он отличается от обычного послушника тем, что рясофорному дозволяют носить рясу, камилавку и чётки. Кроме того, рясофор получает новое имя.

«Чин, бываемый на одеяние рясы и камилавки, еже есть рясофор». 1906 год. Рясофор — это первый чин монашества. Рясофору дозволенно носить рясу, камилавку и чётки

Иерей в рясофорном чине в России называется иеромонах. При этом многие священники, принявшие целибат, принимают этот первый чин монашества, ведь без этого невозможно рукоположение во священники. Необходимо отличать рясофора-послушника от инока-рясофора. Инок — это монах.

Над ним совершается пострижение и став иноком вернуться в мирскую жизнь практически невозможно.

Сам постриг представлен собой обет отречения от мира. При его совершении у человека символически постригаются волосы. Ему дается новое имя в память святого, становящегося покровителем постригаемого. Многие, приняв иноческий чин другие, чины монашества не принимают и всю жизнь живут в нём.

Великая схима. Суздальский музей-заповедник, 2015 год. Монахи, постриженные в великую схиму, носят соответствующее одеяние. Великосхимники — это высшая степень монашества

Кроме рясофора монахи постригаются в мантию и в схиму. Это совершенная и совершеннейшая степень монашества. Между собой все степени отличаются теми обетами, которые принял на себя человек, постригаемый в них.

Непосредственно монахом инок становиться после пострижения его в малую схиму, так как именно тогда им произносится три монашеских обета. Что же касается великосхимников, то это высшая степень монашества и только эти монахами могут жить в затворе и отшельчестве, а также возлагать на себя иные обеты и совершать аскетические подвиги.

Монахи живут в монастыре, где исполняют послушания

Обычно монахи живут в монастырях, хотя существуют случаи отшельничества или затворничества. На жизнь в затворе или пещере монах должен получить благословение настоятеля того монастыря, к которому он приписан.

Жизнь в монастыре починяется строгому расписанию, установленному уставом монастыря. Обычно он регламентирует как молитвенную, так и хозяйственную жизнь обители.

Монахи Псково-Печерского монастыря. Монахи обычно живут в монастыре, хотя существуют случаи затвора и отшельничества

Послушания в монастыре — это та работу, которую выполняют монахи в свободное от молитвы и богослужений время. Послушание преследует две цели:

  • Хозяйственная. Монастырь требуется содержать в порядке, а у монахов кроме духовных потребностей существуют и телесные. Именно поэтому практически во всех обителях исполняются послушания в трапезной, пекарне, на огороде и т.д;
  • Воспитательная. Далеко не всем могут молиться и день и ночь. Поэтому свободное от молитвы время может стать для некоторых безделием. Безделие же отвлекает монаха от служения Господу, поэтому сем больше он трудится, тем меньше соблазнов у него будет.

Прокудин-Горский. Монахи, сажающие картофель. 1910 год. Послушание в монастыре назначает его настоятель в зависимости от способностей послушника или инока

Послушания в монастыре назначаются его настоятелем. Он должен видеть и понимать, кого из послушников или монахов куда отправить. Настоятель также может освободить монаха от послушания вообще, если видит, что вся его жизнь занята исключительно служением Богу. Обычно это относится к тем монашествующим, которые приняли великую схиму.

Главная обязанность иноков — молитва

Несмотря на обязательность послушания, оно не главное для монаха. Главное для него молитва. В монастыре молитва присутствует в трёх видах:

  1. Богослужение;
  2. Молитва в келье;
  3. Молитва во время послушания и в свободное время.

Татьяна Юмашева. «Тишина». 2005 год. Все монахи в монастыре должны молиться. Это можно делать как на богослужение, так в келье и других местах

Согласно монастырским уставам, принятым в большинстве монастырей, к началу богослужения должно быть окончено любое послушание. Если это невозможно сделать, его необходимо остановить. Все монахи должны присутствовать на службе, исключение составляют только больные.

Насчитывается 3 формы молитвы монаха.

В тех монастырях, где устав не строг, настоятель может благословить монаха пропустить отдельную службу. Это допускается, например, когда монастырь небольшой и работы на братию налагается слишком много. В любом случае иноку придётся помолиться в другой форме: за работой или же келейно.

Келия Валламского монастыря. У каждого монаха есть жизненно важная потребность — предстоять в своей келье одному пред Лицом Единого Бога.

Келейное молитвенное правило для каждого монаха определяется настоятелем монастыря или его духовником.

Келейное молитвенное правило для каждого монаха определяется настоятелем или духовником индивидуально. Исполняется она в кельи монаха, иногда в уединении. Остальное же время монах также не должен бездельничать. Он должен за работой или в свободное время читать про себя одну из молитв. Обычно монахи читают молитву Иисусову (Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного).

Жизнь в монастыре: почему прийти проще, чем уйти

За пять лет в двух обителях наш корреспондент едва не разучилась говорить и думать

07.08.2015 в 14:19, просмотров: 38371

В прошлом номере мы опубликовали первую часть записок нашего корреспондента Жанны Чуль, которая пять лет прожила в монастырях. Сначала в богатом и знаменитом Воскресенском Новодевичьем, что в Петербурге. Потом — в бедном Иоанно-Предтеченском, что в Москве. Сегодня мы заканчиваем публиковать этот уникальный текст о современных монастырских нравах.

Жанна Чуль

«Вернись немедленно!»

Я ушла из Новодевичьего монастыря в Петербурге, потому что сил не было терпеть такую жизнь. Миф о доброй матушке-игуменье был развеян ею же. Я долго собиралась с духом, перебирала возможные варианты ухода. Помог случай.

30 сентября игуменья София праздновала день ангела. Обычно этот праздник — день святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии — приравнивался по торжественности к приезду в обитель патриарха. За несколько дней у сестер и минутки свободной не выдавалось: они мыли, чистили, закупали множество продуктов для пышной трапезы. Из цветов плели гирлянды и составляли громадные клумбы. Храм празднично украшался. Гости шли длинной чередой. Тех, кто чином попроще, игуменья принимала в храме и в сестринской трапезной. Представителей власти и бизнесменов потчевала деликатесами и наливками в собственном домике. Сестрам в свой день ангела мать София тоже сделала подарок. Подарила каждой набор: книга, иконка и пачка чая. Я на праздничную трапезу не пришла: была дежурной по храму. Да и не очень-то хотелось. Отношения у нас с матушкой уже были напряженные.

Мой подарок принесла в храм инокиня Ольга. Но по ошибке взяла набор для другой послушницы. Та раскричалась, что осталась без подарка. Матушка на следующий день вызвала нас с инокиней Ольгой в свой кабинет. «Ты почему ей носила подарок? Ты — ее келейница? (Прислуга лиц монашеского звания. — Авт.)» — грозно спросила она трепещущую Ольгу. Не слушая наших ответов, сообщила свой вердикт: «С Ольги я снимаю апостольник (головной убор в женском монашестве), а Иоанну — отправляю домой». Я развернулась и ушла. Не отреагировала даже на возгласы настоятельницы, обращенные ко мне: «Вернись! Вернись немедленно». Пошла собирать вещи. Как полное нарушение человеческих прав, как акт недоверия к своим сестрам, я рассматриваю тот факт, что насельницы обязаны в монастыре сдавать паспорта. Хранятся они в канцелярском сейфе: это дает гарантию игуменье, что сестра без документа не сбежит. Мне паспорт долго не возвращали. Пришлось пригрозить, что приду в обитель с полицией…

Новая обитель

Дома я долго не могла вернуться к нормальной жизни. Ведь в монастыре привыкла работать без выходных. Порой невзирая на боль и плохое самочувствие. Не считаясь со временем суток и погодными условиями. И хотя была вымотана физически и морально, продолжала и дома по привычке вставать в шесть утра. Чтобы занять себя и как-то сориентироваться, что делать дальше, ездила в Стрельну, в Троице-Сергиеву мужскую пустынь. Посещала богослужения. Помогала убирать храм, работала в огороде. Требовались душе покой и отдых, какая-то перемена. И я поехала в двухнедельное путешествие в Израиль. Посетила Иерусалим и главные места в жизни Иисуса Христа: Назарет в Галилее, гору Фавор, омылась в реке Иордан… Когда вернулась, отдохнувшая и просветленная, священник пустыни отец Варлаам, на мой вопрос, что же мне делать дальше, благословил ехать в Москву в Иоанно-Предтеченский женский монастырь. Я о нем прежде не слышала. Нашла в Интернете адрес. Собралась в дорогу. Мама плакала. Так же горько и безутешно, как и три года назад, когда я уходила в Новодевичий монастырь…

С трудом нашла в Москве эту обитель, долго кружила вокруг нее, хотя от метро «Китай-город» было до монастыря пять минут ходьбы пешком. На звонок в дверь на крыльцо вышла приветливая миловидная сестра в черном монашеском облачении. Она провела меня к игуменье Афанасии. Я пришла очень вовремя: через полчаса настоятельница уезжала в больницу, где ей предстояло провести три недели. Когда меня вели наверх по лестнице, отметила про себя, какая кругом разруха и грязь. И, конечно, в дальнейшем тоже постоянно сравнивала свою жизнь в первом монастыре и в теперешнем.

Глушь возле Кремля

Игуменью Афанасию сестры видели редко: или во время богослужения, или если сама к себе в келью вызывала. Матушка была серьезно больна — даже ходила с трудом. Так и сидела все время у себя в келье. На общую трапезу игуменья не спускалась из-за больных ног. Три раза в день к ней с подносом еды поднималась особо приближенная женщина, которая работала по найму поваром. За годы в монастыре она нашла к игуменье подход, они подолгу вели беседы за закрытыми дверьми. От Натальи игуменья узнавала все новости обители и была в курсе жизни сестер. Когда у Натальи был выходной день, еду благословляли приносить кому-нибудь из сестер. А поднос с пустой посудой игуменья выносила в коридор и ставила на аквариум с золотыми рыбками.

По сравнению с Воскресенским Новодевичьим этот монастырь был куда проще. Хоть и находился Иоанно-Предтеченский в десяти минутах ходьбы от Кремля, бедность была такая, как будто в глуши лесной жили сестры. В Новодевичьем я принимала душ каждый день. А здесь — экономили воду. Для сестер и игуменьи стало потрясением, когда они узнали, что я моюсь ежедневно. Душ, как оказалось, настоящий монах принимает раз в неделю (а лучше и в две!). Телефон с городским номером прослушивался. Такой же аппарат стоял в келье у благочинной, и в любую секунду среди разговора можно было услышать в трубке сопение бдящей порядок сестры: думай, что говоришь, и не празднословь. Свет гасили по всему монастырю еще до одиннадцати часов вечера. В Новодевичьем же у нас во всех коридорах горел ночной свет. Конечно, к бережному отношению к электроэнергии там взывали, но не настолько, чтобы по ночам проверять. Игуменья София благословляла в храме вешать объявление: «В монастыре долг по электроэнергии 3 миллиона рублей. Просим прихожан пожертвовать на оплату долга». А в Иоанно-Предтеченском просто экономили…

В комнате с высоким под три метра потолком, куда меня поселили в новом монастыре, свисали лохмотья штукатурки. Окно было закрыто и наполовину завешано,

как делают это в деревне, серой застиранной задергушкой. Стены закопченные и

грязные. На полу, между покосившимися шкафами — включенные на полную мощность обогреватели. Спертый воздух: тяжелый запах горелого воздуха, смешанный с запахом пота и старых вещей. Как позже призналась мне монахиня Анувия, все эти столы и шкафы подобраны были на помойке.

Кроме меня, еще три жильца. Две инокини — мать Алексия и мать Иннокентия (позднее с ней у нас шла постоянная борьба за открытое окно. Даже в теплую погоду она велела его закрывать — боялась простудиться) и послушница Наталья. Комната перегорожена веревками, на которых висят одинаковые серые от грязи большие лоскуты ткани. У каждой сестры за занавеской горит свечка или лампадка. В моем закутке кровать, на стене — тканый ковер с изображением Божией Матери «Умиление». Стул, стол с провисающими ящиками, тумбочка. В углу — полка с иконами и лампадкой. Я бессильно опустилась на стул. Заснуть в эту ночь мне не удалось. За занавеской я чувствовала себя как в норе. Воздуха не было совсем. Кровать жалобно скрипела. А все три мои соседки, едва улеглись и погасили свет, начали… храпеть! Это был самый настоящий кошмар. По потолку носились причудливые тени от мерцающих лампад. Я не выдержала и тихо заплакала. Забыться, провалиться в тяжелый сон мне удалось только под утро. Едва я задремала, зазвонил колокольчик: подъем!

Суп нищим

Для начала дали мне послушание — фотографировать (почему-то никто не хотел брать в руки фотоаппарат) все события и внутреннюю жизнь обители, помогать на кухне повару в приготовлении трапезы, мыть посуду вечерами. Иногда я мыла и лестницу, ведущую наверх в сестринские кельи.

Позже мне доверили кормить нищих у ворот. Это было морально тяжелое послушание. К двум часам дня к воротам выносился стол. Со всех сторон начинали стекаться бомжи. Многих мы уже знали в лицо, но приходили и те, кто попал в трудную жизненную ситуацию — например, обокрали человека на вокзале. В строго назначенный час все эти несчастные спешили в Иоанно-Предтеченский монастырь. В этом тоже было огромное отличие двух обителей. В Новодевичьем, несмотря на всю его роскошь, сухой корки не получит просящий, пока не отработает. Однажды меня остановил мужчина, оборванный, еле держащийся на ногах от слабости. Он просил всего лишь хлеба. Я обратилась за благословением на это к ризничей, которая осталась за старшую в обители, пока игуменья находилась в отъезде. Она была неумолима: пусть хотя бы подметет двор.

Нищим (их ласково называли «бедненькими») в Иоанно-Предтеченском монастыре выносили суп в одноразовой пластиковой тарелке, два куска хлеба и жидкий чай. Их голодные глаза загорались при виде еды! Бомжам постоянно требовались одежда и обувь. Поэтому в монастыре был налажен круговорот одежды. Прихожане приносили ненужную одежду. Нищие моментально расхватывали выносимые им, особенно по лютой зимней стуже, варежки, носки и шапки.

Массаж — богачам

В Новодевичьем монастыре долгое время арендовали помещения различные организации. Кроме платы, они дарили сестрам подарки к праздникам. Косметическая фирма «Рив Гош», например, снабжала монахинь шампунями и гелями для душа. Когда срок аренды закончился и организациям ее не продлили, игуменья стала искать применение освободившимся помещениям. Хотела семейный детский дом устроить, но сестры запротестовали, забоявшись ответственности. Тогда, по благословению патриарха Кирилла, София устроила в этих помещениях архиерейскую гостиницу. Каждая келья по своей роскоши мебели и утвари соперничала с самым дорогим мирским отелем. Пол устлан пушистым ярким ковром. В трапезной в огромной келье весело трещали канарейки. На нижнем этаже расположились сауна, массажное кресло и даже бассейн. Унитазы в особо роскошных кельях были с подсветкой и функциями омывания и массажа, даже функция «клизма» предусмотрена… А в Иоанно-Предтеченском в это время глубоких тарелок для супа не на всех едоков хватало! А унитазы были еще советских времен — чтобы спустить воду, надо было дергать за веревочку.

Судьба балерины

Удивительное все-таки создание человек: сколько же он может вынести!? Но, как говорится, каждому крест по силам дается. Инокиня Евсевия, с которой первые дни мне пришлось делить и келью, и послушания, — хрупкая женщина пятидесяти лет. На момент нашего с ней знакомства ее монашеский стаж был семнадцать лет. Интересно, что в прошлом она окончила Ленинградское хореографическое училище имени А. Я. Вагановой и была балериной Мариинского театра. В монастырь ушла накануне ответственных длительных гастролей театра в Японию… Основное ее послушание — старшая просфорница. Мне довелось в первый месяц трудиться в просфорне. Без преувеличения скажу: печь просфоры — тяжелейшая работа.

Те, у кого там послушание, встают раньше всех. На утреннюю службу не идут — в самой просфорне зажигают лампаду перед иконой Иисуса Христа и читают молитвы. И только после этого приступают к работе.

В просфорне мы проводили весь день: с 6 утра и до 16–17 часов вечера. Все это время — на ногах. Присесть некогда — пока одна партия просфор выпекается, другую надо вырезать из теста. Обедали наспех и всухомятку. Здесь же, примостившись на краешке разделочного стола. В маленьком помещении очень жарко, душно. Противни с «верхами» и «низами» просфор тяжелые — из железа. Вырезать будущие просфоры надо очень аккуратно, по строго определенному размеру, иначе получатся кривобокими, а это — брак. Мать Евсевия была незаменима на этом послушании. Я удивлялась: откуда у нее, такой болезненной и хрупкой, столько сил? Ведь работой в просфорне не ограничивался список ее послушаний. Была она также помощником келаря (заведующий трапезной), в швейной мастерской помогала, по храму церковничать (следить за свечами и чистотой икон) ее ставили. Я, набегавшись по послушаниям, так уставала, что падала в конце дня в келье на кровать и моментально засыпала. А за занавеской мать Евсевия еще полночи читала бесконечные молитвы, каноны, акафисты, жития.

Несчастный случай в просфорне

Случались и серьезные неприятности: сестры от постоянной усталости и недосыпания становились рассеянными и могли сломать руку или ногу. Послушница Наталья (я удивилась, когда узнала, что ей всего 25 лет: в платке, надвинутом на самые глаза, с огрубевшей кожей, постоянно насупленная, она производила впечатление бабушки за 60…) готовилась стать инокиней, а время ожидания пострига коварно и полно искушений — это настолько естественно в монастыре, что уже никого не удивляет. Однажды в просфорне раскатывающей тесто машиной Наталья раздробила себе кисть левой руки. Мать Евсевия была с ней, от ее рассказа о случившемся мурашки бежали по коже от ужаса.

Мать Евсевия замешивала тесто: в большой чан засыпала просеянную муку, сухие дрожжи, соль, добавляла крещенскую воду. Вдруг за спиной у нее раздался душераздирающий крик. Обернулась: ее помощница скорчилась от боли, а вместо кисти у нее — кровоточащий кусок мяса. Скорая помощь увезла Наташу в больницу. Срочно сделали операцию. Заживала рука долго. Но и в голове у Наташи что-то переключилось: она вдруг стала заговариваться. Страшные вещи говорила девушка: то винила сестер, что она поранила руку из-за их колдовства, то уверяла, что казначея мать Анувия завалила ее работой и «хочет сделать из нее мальчика». Старшие сестры вовремя заметили, что с Натальей творится что-то неладное. Постриг отменили, а саму девушку отправили домой: «отдыхай и восстанавливай здоровье».

На особом положении

Казначея и строительница монастыря монахиня Анувия раньше работала археологом, руководила экспедициями в ближнем зарубежье. Она постоянно обещала сестрам: вот будущей весной обязательно переедем в новый корпус. У каждой будет своя келья! Пришла весна, за ней — лето, наступила осень… все оставалось без изменений. Жили сестры в тесноте и грязи. Казначея — женщина добрая и веселая. Но сама она обитала в своей квартире на окраине Москвы. С сыном, его женой и тремя внуками. В монастыре не жила ни одного дня — приезжала три-четыре раза в неделю: в алтаре послужит во время богослужения, обойдет обитель — и снова в мир. Келью отдельную имела: ей же надо хранить где-то свои вещи, подарки прихожан, переодеться из мирского платья в монашеское облачение для богослужения… Ездила на собственной машине. Каждый год обещала и игуменье, и духовнику: «Последний год так живу! Поселюсь в монастыре окончательно». Наступал следующий год — история продолжалась.

В душевой облупился кафель, и постоянно засорялся люк — у сестер выпадали их длинные волосы и забивали решетку. Убирать за собой, а тем более за мывшейся перед тобой сестрой, никто не спешил. Ответственная за душевую комнату ругалась, вывешивала объявления, увещевающие нерях. Однажды, отчаявшись докричаться до неопрятных сестер, повесила замок на пару дней на дверь. В пекарне по ночам водили хороводы рыжие тараканы. Днем на этих столах раскатывали тесто под пирожки и сдобу, которая продавалась в палатке рядом с монастырем. Я однажды зашла в пекарню поздно вечером, чтобы почитать книгу (в кельях-то свет давно погасили, даже свечку нельзя затеплить). Включила свет. Тараканы брызнули в разные стороны…

Уйти труднее, чем прийти

Однако не трудности быта гнали меня из монастыря. Когда за тебя годами принимают решения, а твое дело маленькое — не рассуждая исполнять послушание, отвыкаешь думать и чувствуешь себя бессильным связно выразить свои мысли и желания. Я начала пугаться сама себя — поняла, что стала плохо соображать. И еще мне хотелось деятельности. И свободы. Я уже не раз высказывала свое желание сестрам. Уезжая домой в отпуск, озвучила его и поставила вопрос на рассмотрение администрации монастыря. Спустя дней десять мне пришла на телефон (в Иоанно-Предтеченском монастыре, учитывая сложные бытовые условия, сестрам было разрешено пользоваться мобильным телефоном и Интернетом) эсэмэска о том, что меня благословляют уйти. Нужно было собрать вещи, сдать в библиотеку книги и свое облачение. Сестры трогательно прощались. Звали вернуться через год. Временно я перебралась на квартиру к знакомым. Но, когда бы ни зашла в монастырь, меня приветливо встречали и даже угощали обедом. Мне звонили в течение всего следующего года. Но я, видя знакомый номер, не брала трубку. Хотелось забыть все со мной произошедшее. Но не так-то просто это оказалось. Даже в снах возвращалась я в монастырь.

Первые дни я не верила своему счастью. Я буду спать столько, сколько хочу! Есть что хочу (я пять лет жила без мяса и, когда первый раз попробовала его после длительного перерыва, мне показалось, что я жую резину). И главное — отныне я сама себе игуменья. Дома родные приняли меня с распростертыми объятиями! Но прошел целый год, прежде чем я начала возвращаться к нормальной человеческой жизни. Во-первых, я никак не могла выспаться: сколько бы ни спала, мне было мало. Двенадцать, четырнадцать часов в сутки — все равно чувствовала себя утомленной и разбитой. Я засыпала в театре во время представления, на лекциях в фотошколе (куда я поступила, так как полюбила фотографировать в монастыре и хотела продолжать это занятие в миру), в транспорте — стоило только присесть или даже прислониться к чему-либо, как глаза сами собой закрывались.

Первые месяцы сложно было сосредоточить внимание и даже четко сформулировать свою мысль. В монастыре, если выдавались свободные полчаса, мы сидели в огороде на лавочке, молча и сложив руки, дышали воздухом — радовались выдавшемуся перерыву. Ни на чтение, ни на разговоры не было ни сил, ни желания. Одна из монахинь монастыря научила меня плести четки. И пользу обители приносило (четки шли на продажу в монастырскую лавку), и все какая-то смена деятельности. Занятие это меня выручило, когда я вернулась в мир: свои плетеные изделия я относила в церковь и даже получала за них немного денег. Какое-никакое подспорье для жизни.

Одним словом, уйти в монастырь оказалось морально гораздо проще, чем выйти из него….

В качестве кого посетить монастырь?

Православный монастырь может принять любую женщину. Но следует определиться, в качестве кого вы хотите туда попасть. Обитель принимает у себя трудников, волонтеров и паломников. В чем разница?

  1. Паломники — это люди, которые лишь хотят отдохнуть от мирской жизни, посетить церковные памятники, приложиться к святым мощам, исповедоваться, окунуться в святую купель. В таком качестве можно пожить при монастыре совсем недолго — 3–5 дней.
  2. Волонтеры — это приходящие или проживающие на территории монастыря люди, которые трудятся и помогают монахам в хозяйстве. Никакой платы за свой труд они не берут. Они не обязаны посещать все церковные службы и выполнять волю старшей.
  3. Трудники — это те, кто в дальнейшем желает принять постриг. Они обязаны посещать все церковные богослужения и участвовать в укладе церковной жизни. Должны быть смиренными и послушными. Основные занятия — труд и молитва. Трудники должны прожить в обители не менее 2 недель.

На сайтах всех крупных монастырей сейчас размещается информация, как попасть туда, какие условия нужно соблюсти. Предлагаются анкеты для заполнения и перечислены все требования.

Определите свою цель: хотите ли вы просто посмотреть монашескую жизнь или ваши намерения более серьезные. Попробуйте поработать волонтером или трудником. И только после этого принимайте решение о том, становиться ли вам в дальнейшем послушником или нет.

Основные правила, которые нужно соблюдать

Если вы определились с местом, куда вы направитесь, нужно обязательно связаться с представителями этого монастыря и узнать основные требования и правила, которые там есть.

  1. Вы должны быть здоровым человеком, глубоко верующим в Бога и знающим основные правила проживания в церковных местах.
  2. Соберите все необходимые вещи и документы. Уточните, предоставят ли вам постельное белье.
  3. Подберите одежду, в которой вы будете ходить в обители. Строго запрещено носить короткие юбки, платья с открытыми плечами. С собой нужно иметь платок и длинную одежду.
  4. Оставьте дома всю технику, которая вам нужна только в миру: планшеты, компьютеры, дорогие телефоны.
  5. Еду с собой брать не нужно. Вы будете обеспечены бесплатным питанием. Помимо этого вам разрешено бесплатно подавать записки об упокоении и здравии родных.
  6. Соблюдайте все правила, которые существуют в монастыре. Нельзя сквернословить, курить, приносить с собой и распивать спиртное. За развязное поведение вас могут попросить покинуть обитель.

Если ваша душа согласна со всеми правилами, которые нужно соблюдать, можно выбрать монастырь, который расположен рядом с местом, где вы проживаете.

Если же вы хотите изучить женские монастыри России и решаете, куда можно приехать пожить, посмотрите следующие известные обители.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *