Успенский монастырь в бахчисарае

Свято-успенский монастырь в скале в Бахчисарае

Его называют Крымской Лаврой. Ученые предполагают, что святая обитель была основана в VI веке. Христианские захоронения, найденные археологами на территории монастыря, относятся к этому времени. В позднеантичный период христианство уже пришло в земли Тавриды, но еще не набрало силы. Только через 200 лет византийские миссионеры-проповедники двинутся на полуостров, спасаясь от преследования властей. В начале VIII веке правитель Лев III Исар начнет борьбу с иконопочитателями и заставит многих православных покинуть земли Византии. Они выберут в качестве убежища полуостров Крым, и образуют поселение, которое назовут Мариамполь. В переводе с тюркского это слово означает «Ущелье Марии».

К Успенской скале в Бахчисарае во все времена шли монахи и миряне на поклонение Богородице. В скиту, расположенном в горном ущелье, долгое время находилась главная икона обители – Па­на­гия. Также её называют Бахчисарайской Божией Матерью. Монахи и паломники уверены, Царица Небесная распростерла над этим местом свой покров, она хранила обитель во все времена и хранит сейчас.

Предания Успенского пещерного монастыря

Христианские источники не сохранили исторических свидетельств явления чудотворной иконы, но до наших дней дошли три предания. Первое рассказывает о змее, терзавшем окрестности в давние времена. Животные покинули леса Бахчисарая, и страшное чудовище начало пожирать людей. Никто не мог победить его. Жители долины молили Богородицу избавить их от мучителя. Однажды глубокой ночью один из праведников увидел свет, горевший в ущелье, где жил змей. Он решил, что это знак, и уговорил своих соплеменников подняться наверх. Мужчины высекли в скале ступени, и зашли в пещеру. На каменном полу лежал поверженный змей, а над ним горела свеча. И увидели жители долины в её сиянии образ Владычицы Небесной. Чудовище было немедленно сожжено, а ущелье с тех пор почитается святым местом.

Змей, пожирающий людей и скот, частый образ в христианской символике. Он олицетворяет язычество и идолопоклонство. Ученые считают, что в средневековый период он начал ассоциироваться с мусульманством – религией захватчиков. Обычно чудовище убивает главный русский воин Георгий Победоносец. Он пронзает его копьем и топчет конем. Этот сюжет неоднократно изображался на древних иконах.

Второе предание иное. В нем говорится о явлении иконы пастуху. Молодой юноша водил отару овец вблизи Успенской скалы. В один из жарких летних дней заметил он на вершине свет, поспешил туда и узрел чудо. Высоко над землей парила икона Богородицы, а перед ней горела свеча. Пастух рассказал об увиденном своему правителю. Князь Михаил велел перенести Божий Образ во дворец. Слуги выполнили его волю, но в следующую ночь Панагия вновь появилась на скале. Снова внесли икону в дом, и опять она вернулась на прежнее место. Тогда владыка бахчисарайской земли решил высечь храм в горе, находящейся напротив места, где явился образ. С молитвой подданные князя взялись за дело, и прорубили пещеру. Поставили рядом с ней лестницу. Храм освятили в честь Успения Богородицы, потому что именно в этот день пастух увидел чудо. По преданию, именно с церкви в скале и начинается история Бахчисарайского Свято-Успенского мужского монастыря в Крыму.

Последнее предание еще интересней, поскольку больше похоже на правду. Она говорит, что икона хранилась в Сумельском ските – монастыре конца III в. н.э., который располагался вблизи греческого портового города Трапезунда. Основателями обители считаются монахи Варнава и Софроний. Они покинули Афины, где родились и приняли постриг, и отправились к Святому Афону. Их путь лежал через пустыню, по которой их вела икона Богородицы Одигитрии. Христианские тексты утверждают, что она была написана одним из апостолов – Евангелистом Лукой. Всего он написал 72 образа Небесной Царицы. Существует предположение, что именно Одигитрия была перенесена в Крым.

Не все историки верят, что византийцы были основателями обители. Архитектурные особенности пещерных храмов не соответствуют византийской религиозной традиции. Согласно ей иноки должны были жить сообща, в одной спальне. А Свято-Успенский мужской пещерный монастырь в Бахчисарае полуострова Крым разделен на множество отдельных келий, устройство которых вы можете увидеть на фото.

Исследователи Александр Герцен и Юрий Могаричев в 1993 году предположили, что пещерный монастырь организовали схимники подземного города Чуфут-Кале.

История Свято-успенского мужского монастыря в скале

У монастыря сложная судьба. В период правления крымских ханов православные культовые сооружения разрушались. Иногда их переделывали в мечети. Но это место завоеватели не тронули. Легенда говорит, что восточные правители перед принятием важных решений тайком, под покровом ночи, пробирались в храм и просили помощи у Божией Матери. Правда это или красивая выдумка, мы никогда не узнаем. Достоверно известно лишь то, что монастырь действительно пережил времена мусульманского господства, а сам основатель династии Гиреев, великий крымский хан, жертвовал ему «свечей на целый год».

В конце XV века, когда Османская империя захватила южный берег и покорила столицу крымских ханов, он не только не прекращал принимать верующих христиан, но и становится центром православия на полуострове. Митрополит Готфский свт. Игнатий переносит сюда свою резиденцию. Русские цари поддерживают обитель. Об этом свидетельствуют грамоты, сохранившиеся до наших дней.

Когда в Крым вошла русская армия, митрополит обратился к императрице Екатерине Великой с прошением. Он ратовал за предоставление христианам, проживающим на территории полуострова, российского подданства. Турция и Россия заключила мир, и армия покинула крымские земли. Власть предложила свт. Игнатию переселиться вместе с паствой в Приазовье. Русское войско отбило эти земли у Турции. Их нужно было обживать. Колонизация крымских христиан была политически выгодна Правительству Российской империи. Эти люди были основным трудовым населением Крымского ханства. Их уход лишал ранее независимое феодальное образование экономической самостоятельности.

В конце ХVIII греческие паломники последний раз приходят к Успенской скале. Летом 1778 года жители Бахчисарайской обители и ближайших поселений покинули монастырь. Жители Мариамполя создали современный Мариуполь. Вместе с христианами уходят монахи. Обитель пустеет, и возрождается только в начале XIX века.

Незадолго до присоединения полуострова к Российской империи в Крым из Малой Азии греческий священник Константин Спиранди. Он служит в пещерном храме с разрешение последнего крымского хана, Шагин-Гирея. В 1800 году Успенская церковь становится кладбищенской. Жители Бахчисарая ходят в новый приходской храм, построенный в городе.

В середине ХIX века свт. Иннокентий, архиепископ Херсонский и Таврический, предложил возродить обитель. В 1850 году на Успение Богородицы начались восстановительные работы. Свт. Иннокентий в тот момент сравнил Свято-успенский монастырь в Бахчисарае с Ново-Афонским в Абхазии, сказав: «Отныне в пределах собственного отечества будем мы иметь утешение, подобие древнего Афона».

Монастырь неоднократно посещал император Александр I. Источники говорят, что в 1818 году, во время первого визита, он вышел на балкон, приставил к скале лестницу, поднялся по ней, с благоговением приложился к иконе и поставил перед нею горящую свечу.

Во время Крымской войны, в 1853-1856 годах, здесь размещался военный госпиталь. Монахи лечили раненых и хоронили умерших. Кладбище сохранилось до наших дней. Недалеко от героев, погибших во время первой обороны Севастополя, покоятся в братской могиле останки 170 советских солдат, защищавших Крым в годы Великой Отечественной войны.

В советские годы монастырь закрыли. Он пребывал в запустении до конца ХХ века.

История существования

Императоры династии Романовых по приезду в Крым много раз посещали Бахчисарай – здесь по-прежнему хранятся свидетельства их визитов. Сюда приезжали Александр І, Александр ІІІ и Николай ІІ. В один из приездов последний из списка, по случаю празднования 300-летия дома фамилии, награждал медалями бахчисарайцев, а они посвятили этой исторической дате храм. Его освятили в честь образа «Феодоровской» Богоматери, которым благословили на царствование первого русского царя из династии – Михаила Федоровича.

Церковь строили всем миром, горожанам хотелось внести свою лепту в благое дело. Евгения Васильевна Пачаджи, жена известного в те годы бахчисарайского купца и благотворителя Дмитрия Ильича, в память о почившем муже подарила для возведения земельный участок. Некоторые меценаты вносили денежные пожертвования, горожане помогали небольшими денежными суммами и физическим трудом. Так родилась новая святыня в Бахчисарае, которая увековечила в народной памяти царствование фамильного дома.

Запустение

Революция 1917 г. изменила судьбу многих церквей. С началом деятельности безбожной власти произошли плачевные события для верующего населения страны – закрытие и уничтожение молельных домов, запрет богослужений. В 1930 г. безбожники закрывают храм Феодоровской иконы Божией Матери в Бахчисарае. Его здание долго используют как конюшню и зернохранилище, а колокольню за ненадобностью и вовсе сносят. Даже при Великой Отечественной войне, когда началась Сталинская «оттепель», тут не возобновилась литургическая жизнь. В послевоенный период объект открыли, но только в виде кинотеатра.

Возрождение

В 90-е гг. храм вернули в лоно православной церкви. Конечно, состояние здания было плачевным, перед ним стояли задачи восстановления внешнего вида и внутреннего убранства. К сожалению, в это время не нашлось щедрых благотворителей – возобновление происходило усилиями прихожан, которые жертвовали небольшие суммы, но все же, как говорят в народе: «С миру по нитке – голому рубаха».

Собор преображался. За неимением отдельной колокольни один из мини-куполов переоборудовали в звонницу – в 2003 г. на нее установили колокола. К этому времени удалось собрать средства и на внутреннюю церковную роспись. Для художественного оформления стен пригласили художников из Санкт-Петербурга, творческим процессом руководил Константин Поповский. Установили тут и деревянный резной иконостас. В таком же стиле сделаны киоты для больших икон, крест-голгофа.

В 2010 г. в храме сделали теплый пол. В 2018 г. совершилось еще одно радостное событие в Феодоровской церкви – замена куполов. Посильную помощь в собрании средств оказали не только здешние православные, но и другие приходы Бахчисарая. В сентябре демонтировали старые серые купольные сооружения – на смену им установили «золоченые». В октябре на них появились новые «золотые» кресты. В будущем планируется добавить под них голубые подзоры.

Святыни и современность

В храмовом ковчеге-мощевике хранится более 30 частичек мощей святых угодников Божьих. Много тут и списков, но среди них особо почитаем «Феодоровский». Чудотворный оригинал находится в Костроме, в Богоявленском соборе, а копии с него разошлись по разным городам. В 90-х гг. в Бахчисарай привезли ее, которую освятили в костромском Ипатьевском мужском монастыре.

Изначально никаких чудес не наблюдалось, но в 2015 г. настоятель получил письмо от одной паломницы из Москвы. Женщина рассказала историю о чуде, произошедшем с нею после посещения бахчисарайского храма. У них с мужем долго не было детей, врачам причину не удалось найти, они только разводили руками. По приезду в Крым она услышала о лике в Феодоровской церкви, якобы Богородица помогает молящимся у него. Дама целенаправленно приехала на водосвятный молебен, слезно просила Божью Матерь помочь и ей стать мамой. Молитвы были услышаны, в скором времени она родила сыночка.

Подобных свидетельств помощи Богородицы становится все больше и больше. И к батюшке опять приходят письма-отзывы о посещении комплекс, и вновь между строк написано «бесплодие», и снова чудеса. Отец Петр будет вносить на рассмотрение Священноначалия вопрос о причислении этого образа к лику местночтимых памяток.

Храм сегодня

Жители Бахчисарая рады тому, что у них сохранилась и с каждым годом процветает местная достопримечательность – Феодоровский храм. С его посещением существование многих прихожан изменилось – приобрело смысл. Радостно то, что здесь думают и о подрастающем поколении – для деток открыли воскресную школу. Традиционно здесь проходят праздники, крестные ходы, акции, конференции. Жизнь прихода не стоит на месте.

LiveInternetLiveInternet

Цитата сообщения routir «Город цветущих садов».Часть первая. Бахчисарайский Свято-Успенский мужской монастырь

Будучи в Бахчисарае, уже сотни лет ни один приезжий не упускает возможности посетить святейшее место города – Успенский пещерный монастырь. С этим монастырем связаны легенды и предания, чудеса и страдания, это святое место испытало за 12 веков своего существования периоды расцвета и упадка.

Святая обитель находится в сердце урочища Мариам-Дере (Ущелье Святой Марии или Мариампольского Ущелье) и считается самым верхним краем города. С двух сторон обитель окружают отвесные скалы высотой до 140 метров. Немного дальше монастыря и значительно выше в горах находится легендарная крепость Чуфут-Кале. Эта местность одновременно является самой пустынной и одной из самых величественных в Крыму. Один только местный пейзаж ежегодно собирает здесь тысячи ценителей естественной красоты природы.


Монастырь основан предположительно в конце VIII — начале IX вв. в эпоху феодальных отношений в Крыму и иконоборничества в Византии. Императоры Исаврийской династии преследовали духовенство и монахов, разрушали монастыри, уничтожали иконы. Монахи и почитатели икон бежали из Византии в Крым. Здесь, на неприступных скалах, возникли многочисленные монастыри — Шулдан, Челтер, Качи-Кальон, Успенский монастырь. Предполагают, что первоначально здесь был вырублен Успенский храм, вокруг которого позднее возник монастырь: монахи пришли на это место из окрестностей Чуфут-Кале, в XV в. ставшего столицей самостоятельного Крымского ханства. В начале XVI в. крымские ханы перенесли столицу в основанный ими Бахчисарай. Успенский монастырь с XV в. стал центром христианской церкви в Крыму. В начале это был небольшой скит. В период Крымского Ханства русские цари Федор Иванович и Борис Годунов покровительствовали Успенскому монастырю. Пленники, которые содержались в крепости Чуфут-Кале, могли посещать богослужения и встречаться в церкви с русскими посланниками. Монастырь почитали и христиане и мусульмане.

О том, почему Успенский монастырь появился именно на этом месте, рассказывают предания. В давние времена в ущелье пастух по имени Михаил пас стадо. Вдруг он увидел диво: на скале в семи саженях от земли — икона Богоматери и перед нею горит свеча. Михаил поспешил домой и рассказал о чуде хозяину. Пришли в овраг люди, с большими почестями сняли икону и перенесли в дом, находившийся в окрестных горах. Но утром иконы в доме не нашли: она вновь оказалась на той же скале, на том же самом месте. Тогда поняли люди, что Божией Матери угодно, чтобы Ее икона находилась именно здесь. И высекли они в скале храм, а к храму ступени и перенесли туда икону.

Явление святой иконы произошло 15 августа, в день Успения Богоматери, поэтому новый храм был посвящен этому событию. А ущелье получило название Марьям-дере — ущелье Святой Марии.
Второе предание рассказывает о злом змие, поселившемся в этих краях и пожиравшем скот и людей. Греки и генуэзцы стали молиться Пресвятой Богородице, прося освободить их от змея. Однажды ночью они увидели на горе горящую свечу. Чтобы добраться до нее, вытесали в скале ступени и, поднявшись по ним, увидели образ Пресвятой Богородицы. Рядом с иконой лежал мертвый змей. Обрадованные люди вознесли благодарение Богу, змея разрубили на части и сожгли. С тех пор жители окрестных деревень стали приходить на гору и молиться Богородице.

Образ «змия, пожиравшего и людей, и скот» является очень древним. В христианском искусстве часто изображают Георгия Победоносца или архангела Михаила, которые копьем или острым мечом пронзают горло змея. Для христиан Крыма образ змея ассоциировался сначала с язычеством, а после, очевидно, был перенесен на мусульманскую религию, в окружении которой приходилось выживать Успенскому монастырю в период становления и укрепления Крымского ханства.

У входа в монастырь входящих встречает большая мозаичная икона святителя Игнатия.

Крымское ханство, вассал Османской Порты, приносило немало бед южным землям России и Украины. В татарских набегах разорялись деревни, тысячи людей становились рабами, лились реки крови, сады, поля и пашни гибли под копытами татарских коней. Не один раз русская армия воевала за Крым, желая обезопасить свои границы и получить выход к Черному морю. Это не помешало хану обложить монастырь тяжелой данью, его материальное положение становится бедственным. Жизнь среди мусульманского владычества была тяжела для христиан, живущих в долине, их изнуряли непосильными работами и податями. От высокой греческой культуры и цивилизации не осталось ничего. Успенскому монастырю довелось сыграть главную роль в переселении христианского населения Крыма. Именно в Успенской церкви митрополит Игнатий в день Святой Пасхи 23 апреля 1778 года призвал христиан покинуть пределы Крымского ханства. 31 тысяча людей погрузила свое добро на подводы и покинула родной край. Для переселенцев были выделены земли в Азовской губернии, но они не удовлетворили земледельцев. Митрополит Игнатий обратился к графу Г.А. Потемкину с просьбой разрешить поселиться южнее, в Павловском уезде. Там был основан город Мариуполь и двадцать сел, которые назвали именами тех мест, откуда вышли поселенцы.

Вся стена над лестницей занята рельефными изображениями разных монастырей и храмов всего мира, множество из которых основали наши скитальцы. Здесь знакомые силуэты Сергиевого посада и Соловецкого монастыря, надписи на сербском и греческом… В каждом рельефе есть маленький ковчежец: братия, возвращаясь из паломнических поездок, привозит землю из святых мест.

Несмотря на покинутый монастырь, полного запустения он не узнал. В 1781 году в Крым из Анатолии приехал греческий священник Константин Спиранди. Получив разрешение хана Шагин-Гирея, он возобновил службу в Успенской церкви для оставшихся на родине христиан. Кроме церкви в монастыре сохранилось несколько монашеских келий. Успенский храм стал единственным во всей округе, поэтому его посещали не только местные христиане, но и солдаты расквартированной русской армии. Постепенно монастырская церковь превратилась в приходскую. На место чудотворной иконы Богоматери Одигитрии, вывезенной греками, поместили икону Успения Богоматери, подаренную Бахчисарайским комендантом полковником Тотовичем. Он же передал храму иконостас. На средства военного губернатора Каховского были изготовлены Царские врата. А симферопольский купец Естафий Савопуло устроил возле церкви фонтан.

В 1818 году пещерный храм посетил император Александр I. При осмотре монастыря он спросил: «Где место явления святой иконы?» И когда ему указали на стену с изображением на ней лика Богоматери, он, поднявшись по лестнице, приложился к иконе и собственноручно прилепил пред ней в каменной стене горящую свечу.

Возрождение Успенского монастыря началось в 1850 году благодаря стараниям архиепископа Херсонского и Таврического Иннокентия, стремившегося восстановить древние обители в Крыму и основать новые. 15 августа 1850 года в торжественной обстановке при большом стечении народа был вновь открыт Успенский скит. Людей было так много, что они не могли поместиться в пещерной церкви и стояли на площадке перед монастырем.

На средства от пожертвований уже в 1850 году соорудили колокольню. Но дальнейшему обустройству помешала Крымская война 1853-1856 гг. В монастыре расположился госпиталь русской армии. Монахи помогали выхаживать раненых, которых привозили из Севастополя. Умерших воинов хоронили на монастырском кладбище. Пока существовал монастырь, братия ухаживала за могилами русских воинов, сохраняя для нас их имена. Здесь похоронены генерал-майор П.В. Веймарн, генерал-адъютант П.А. Вревский и его супруга. Вревский был смертельно ранен в битве у Черной речки и умер в госпитале Успенского монастыря. Его жена купила участок земли рядом с могилой мужа и завещала похоронить себя именно здесь. Завещание было исполнено, ее тело перевезли в Крым и похоронили на кладбище Успенского монастыря. В 1875 году на средства генерала Г.И. Перовского на кладбище была построена небольшая церковь во имя святого Георгия.

Лестница поднимается круто вверх, к светлой колокольне, стоящей над самим входом в монастырь.

К началу XX века здесь был отстроен значительный комплекс, состоявший из пяти церквей, часовен и многих монастырских зданий, расположившихся в три яруса. На самом верху — Успенский храм, и церкви святого Евангелиста Марка и святых Константина и Елены, тринадцать пещерных келий и колокольня. У подножия лестницы — дом для настоятеля с фонтаном, Иннокентиевская церковь и три пещерных келий. Внизу в долине на пожертвования верующих построили трапезный корпус с кухней, пекарню, хозяйственные постройки и две гостиницы. При въезде устроили ворота с двумя кельями.
В 1896 году восстановили древний подземный водопровод, который шел от источника.

После революции монастырь просуществовал еще несколько лет. Но священники не приняли советскую власть, в 1921 году монастырское духовенство обвинили в заговоре и обитель закрыли. На ее территории была создана трудовая колония имени Артема. Здания начали разрушаться, погибли церкви святых Константина и Елены, Евангелиста Марка, Иннокентия Иркутского и Георгия Победоносца, сохранился лишь Успенский храм, дом настоятеля и каменные здания в долине. Монастырские ценности экспроприировали. Золотые дарохранительницы, напрестольные кресты, чаши, потиры, мирохранительницы, а также церковные книги не были вывезены в хранилище, их свалили в одной из комнат колонии. Из-за неправильного хранения многие вещи пришли в негодность, книгами стали растапливать печи.

Лестница ведет вверх к часовне, называемой Архангельский проход. По стенам прохода через часовню нарисованы восемь Архангелов Божиих.

В марте 1925 года верующие обратились с просьбой передать им книги и культовые вещи. Сохранившиеся предметы передали верующим, а пришедшие в негодность тайно вывезли и уничтожили. Часть старинных икон попала в Бахчисарайский музей.

Землетрясение 1927 года довершило разрушение храмов, их разобрали на стройматериалы.

В годы Великой Отечественной войны заброшенный монастырь вновь дал приют раненым в боях воинам. Весной 1944 года в бывшей трапезной и гостином доме разместили госпиталь. И вновь, как и сто лет назад, боролись врачи за жизни людей, только не было рядом молящихся монахов. И на военном кладбище рядом с могилами русских воинов, защищавших Севастополь в 1853-1856 гг., появились новые, с алыми звездами, — воинов, освобождавших Крым от фашистских захватчиков в 1944 году.

В послевоенные годы госпиталь перепрофилировали в психоневрологический диспансер. А сам монастырь оставался заброшенным. Его посещали туристы, люди, интересующиеся историей своего родного края.

Слева от входа в часовню изображен покровитель обители в Успенском монастыре — святой Георгий Победоносец.

Монастырская колокольня сложена из известняка, одноярусная, в виде портика с небольшими колоннами тосканского ордера на высоком цоколе. Входим в арочные ворота, и архангелы, изображенные на стенах, провожают пришедших кротким взглядом. Проходим во внутренний дворик и видим надписи с просьбами отключить мобильники и не фотографировать. Чтож, телефон мы отключим, а вот фотоаппарат покажет нам все красоты монастыря.

На месте явления чудотворной иконы Божией Матери построили балкон и отреставрировали роспись. С наскальных, огромных и величественных фресок на нас смотрят Богородица, Божественный Младенец и предстоящие рядом в молитвенном созерцании семь херсонесских епископов-мучеников.

Снова лестница вверх, поворот и вновь подъем.

Слева осталась исповедальня, невозможно взойти в Царствие Небесное, не сбросив с себя тяжесть грехов. Опять вверх, а скальные ступени становятся больше и круче.

И вот мы у входа в пещерную церковь Успения Божией Матери, где нас встречает шестикрылый Серафим, выточенный из скалы. Он действительно появился чудом. Предполагалось тут быть резной колонне, но в нужный момент рука мастера дрогнула, отпали не те камни – и открылся лик посланника небес. Оставалось лишь слегка обработать и лик, и крылья. У каждого храма есть свой Ангел, но не везде его можно увидеть.

Серафимы — ангелы любви, света и огня. Они занимают самое высокое положение в иерархии чинов и служат Богу, заботясь о его престоле.

Почему именно шесть крыльев?» По этому поводу говорит Библия. Серафимы упоминаются только в книге пророка Исаии: «Вокруг Него стояли Серафимы; у каждого из них по шести крыл: двумя закрывал каждый лице свое, и двумя закрывал ноги свои, и двумя летал»

Как видим, у этих ангелов два крыла предназначены для полетов. Двумя крыльями они закрывают свои лица — ведь они находятся в Божьем присутствии, а Бог свят и, наверное, Его сияние слишком ярко даже для ангелов. Двумя крыльями они закрывают нижнюю часть тела в знак уважения, покорности и смирения.

Серафимы нашли широкое отражение в искусстве и литературе.

Николай Гумилев упоминает серафима в своем стихотворении «О тебе»
О тебе, о тебе, о тебе,
Ничего, ничего обо мне!
В человеческой, темной судьбе
Ты — крылатый призыв к вышине.
Благородное сердце твое —
Словно герб отошедших времен.
Освящается им бытие
Всех земных, всех бескрылых племен.
Если звезды, ясны и горды,
Отвернутся от нашей земли,
У нее есть две лучших звезды:
Это — смелые очи твои.
И когда золотой серафим
Протрубит, что исполнился срок,
Мы поднимем тогда перед ним,
Как защиту, твой белый платок.
Звук замрет в задрожавшей трубе,
Серафим пропадет в вышине…
…О тебе, о тебе, о тебе,
Ничего, ничего обо мне!

Известное стихотворение А. С. Пушкина «Пророк» описывает встречу с серафимом.

Духовной жаждою томим,
В пустыне мрачной я влачился, —
И шестикрылый серафим
На перепутье мне явился.
Перстами легкими как сон
Моих зениц коснулся он.
Отверзлись вещие зеницы,
Как у испуганной орлицы.
Моих ушей коснулся он, —
И их наполнил шум и звон:
И внял я неба содроганье,
И горний ангелов полет,
И гад морских подводный ход,
И дольней лозы прозябанье.
И он к устам моим приник,
И вырвал грешный мой язык,
И празднословный и лукавый,
И жало мудрыя змеи
В уста замершие мои
Вложил десницею кровавой.
И он мне грудь рассек мечом,
И сердце трепетное вынул,
И угль, пылающий огнем,
Во грудь отверстую водвинул.
Как труп в пустыне я лежал,
И бога глас ко мне воззвал:

«Восстань, пророк, и виждь, и внемли,
Исполнись волею моей,
И, обходя моря и земли,
Глаголом жги сердца людей».

Главный храм, в честь Успения Божией Матери, сооружен в древней пещерной церкви. В самом храме белый каменный иконостас отделяет алтарную часть. На полу выложен не хитрый мозаичный орнамент, напоминающий херсонесские мозаики, а справа от входа вдоль стены стоят четыре колонны. Из окон в левой стене в помещение проникает свет теплого южного солнца.

Между колонами в правой стене находится небольшая пещерка, в которой сегодня хранится почитаемый список с чудотворного образа Бахчисарайской Божией Матери. Сама же икона, послужившая поводом для основания монастыря, была перенесена во время переселения христиан из Крыма (XVIII в.) и находилась в Успенском храме недалеко от Мариуполя до 1918 г. Затем её след потерялся.

Бахчисарайская икона Божией Матери

Спускаемся обратно по лесенке. Чуть ниже храма Успения, также вырубленый в скале находится небольшой храм в честь евангелиста Марка. В этом храме совершаются будничные богослужения, а воскресные и праздничные в Успенском.

Храм высечен в скале, но так отделан деревом, что кажется уютным и теплым — вот только окон в нем нет.

Из окошка открывается живописный вид на Ущелье Марии.

Новое возрождение Свято-Успенского монастыря началось в 1993 году. Настоятелем обители стал иеромонах отец Силуан (Макей). Он приехал из Одесского монастыря, чтобы упорным трудом восстановить поруганную святыню. В то время монастырю передали только дом настоятеля и пещерный храм Успения. В экономически трудное для страны время несколько монахов во главе с настоятелем отцом Силуаном по крупицам собирали средства на возрождение древней святыни. Им помогали прихожане. И вот уже отреставрирована пещерная Успенская церковь и лестница, ведущая на верхний ярус монастыря и в кельи, восстановлена наскальная иконопись над балконом Успенской церкви, построена колокольня, позолотой засверкал ее купол. Колокола на звонницу безвозмездно отлили на Днепродзержинском металлургическом комбинате.

Витая колонна

Серафим. Вид снизу.

На сегодняшний день, кроме двух восстановленных пещерных храмов возведено большое количество наземных строений, среди которых братские корпуса, паломническая гостиница, мастерские. В долине активно ведется строительство новых и реставрация старых зданий.

Пещерный монастырь обладает интересными акустическими свойствами. На площадке перед пещерной церковью шумно от множества голосов, но стоит отойти по карнизу немного к северу, и шум стихает, а потом вовсе пропадает. Это пористый известняк, из которого сложена скала, поглощает звуки. Строители пещерных храмов, несомненно, знали об этом. Они расширили храм святых Константина и Елены, стены которого прекрасно отражали звук, и алтарь оказался в центре огромного резонатора. Звуки молитв и песнопений доходили до Чуфут-Кале, попадали там в большие пещеры в виде рупоров, отражались от них и вновь возвращались в монастырь. При этом внешние стены скал поглощали посторонние звуки. Поэтому у молящихся создавалось впечатление, что вместе с ними молятся и окрестные скалы.

На противоположной стороне узкой долины видны необычные хозяйственные строения монастыря в виде больших украинских хат.
На самом деле крыши этих строений не что иное, как выступающие скальные породы, к которым только пристроили одну стену, и получился большой сарай. Монахи разводят там всякую живность для пропитания: кур, индюков, гусей. Там же расположены овощехранилища и другие подсобные помещения.

На главной площади монастыря можно видеть святой источник в честь иконы Божией Матери «Животворящий источник» и сооруженную над ним часовню в форме фонтана.

Монастырский дворик. Автоматизированная подача воды из святого источника.

Мозаичная икона Богоматери «Живоносный Источник». Появление этого образа связано с чудесным событием — исцелением Богоматерью слепца, происшедшим в середине V века у источника близ Константинополя. Воин Лев Маркелл, бывший свидетелем этой Богоматерней милости, став впоследствии императором (455— 473), воздвиг на месте источника храм и назвал его «Живоносный Источник», имея в виду чудодейственную силу источника.

Первоначально образ «Живоносный Источник» распространялся в списках без изображения источника. Затем в композицию была включена чаша (фиала). В более поздние времена стали изображать на иконе также водоем и фонтан.

Интересна фотография конца 19в., на которой изображена церковь во имя святителя Иннокентия Иркутского, построенная в 1896 г. в память об архиепископе Херсонском и Таврическом Иннокентии (Борисове), которому принадлежала инициатива воссоздания этой святыни. Легкая, ажурная церковь была возведена на средства архиепископа Таврического и Симферопольского Мартиниана. Здесь также располагались дом настоятеля, фонтан и 3 кельи. Фонтан был устроен в виде часовни: каменная ваза, посреди которой укрепили медный крест, из него в вазу стекала вода. Вокруг — каменный полукупол с иконой Божией Матери.

Многие проникаются удивительной атмосферой этого места, еще на подходе к монастырю, поднимаясь по высокой лестнице, сохранившейся на протяжении веков. Неповторимая архитектура обители, близость к природе и чему-то священному – все это оставляет самые ярчайшие впечатления.

В Свято-Успенском пещерном монастыре побывало множество венценосных особ, среди которых Императоры Александр I и II и Николай I, последний Император России и многие другие. Чудесные явления, случавшиеся здесь, всегда вызывали у христиан и просто любителей интересных историй желание побывать в этом священном месте, ощутить благоговение и своими глазами увидеть удивительный Бахчисарайский Свято-Успенский пещерный монастырь.

При подготовке статьи использованы материалы:

Хельга Лу

Today.ru

qigong.at.ua

otdyhaem.com.ua

Полуостров сокровищ

В следующем выпуске: по следам Пушкина в Бахчисарае.

Серия сообщений «Крым»:
Часть 1 — История пионерского лагеря «Артек»
Часть 2 — Пещерный город Эски-Кермен

Часть 29 — Алуштинский парк «Крым в миниатюре»
Часть 30 — Крпепость Фуна
Часть 31 — «Город цветущих садов».Часть первая. Бахчисарайский Свято-Успенский мужской монастырь
Часть 32 — «Город цветущих садов». Часть вторая. Ханский дворец.

Архимандрит Силуан: «Я не предам своей веры»
Слово наместника Бахчисарайского Свято-Успенского монастыря

Теплым и солнечным зимним днем 23 января в Бахчисарайской райгосадминистрации прошло совещание во главе с председателем горадминистрации Ильми Умеровым и председателем районного Совета Александром Таряником, на которое были приглашены представители всех районных и городских структур: архитектуры, земельной, милиции, СБУ, дирекция заповедника, а также настоятель Свято-Успенского Бахчисарайского монастыря архимандрит Силуан.

Речи председателя И. Умерова и всех выступающих сводились к одному — требованию отдать городским властям нижнюю площадку монастыря. Председатель районного Совета А. Таряник официальными фразами выдвинул ультиматум: либо настоятель отдаст 1.3 25 кв. м городскому Совету, либо через суд будет решаться вопрос о легитимности госакта.

Архимандрит Силуан, настоятель Свято-Успенского монастыря, г. Бахчисарай:

— Уважаемые присутствующие!

В Православии существует такая традиция: в последнее воскресенье перед Великим постом (оно называется Прощеным воскресеньем) все христиане приходят в церковь попросить друг у друга прощение. То есть на протяжении всего года до Великого поста, от поста до поста, каждый человек в чем-то согрешает — словом, делом, взглядом, обидами на другого. И в данной ситуации, чтобы разрубить греховный круг, мне хочется именно у Ильми Рустемовича попросить прощения за те хлопоты и беспокойства, которые я вольно или невольно причинил.

Потому что Господь наш Иисус Христос сказал нам такие прекрасные слова: «А я говорю вам любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас» (Мф. Гл. 5, п.44). В связи с этим я прошу прощения. На меня постоянно пишут всякие клеветнические статьи, обзывают в этих статьях, всячески угрожают. И в данный момент звучит такое отвратительное слово — «конфликт». Но есть противоположное ему слово «экстремизм». Я думаю, что эти слова не надо употреблять. Пусть они лучше будут где-то далеко.

Также мне хотелось сказать о моем глубоком уважении к вере исламской. Потому что кто из правоверных мусульман может обвинять меня в том, что я обидел какого-то мусульманина, что-то у него украл, кого-то обозвал, кого-то неправомочно выгнал или о чем-то порицал человека. Мне хотелось сказать о глубоком уважении к Вере исламской, к каковой относится часть присутствующих, зная, что они, так же, как и я, являются людьми верующими. Ибо нигде в Коране не преподается враждебность, ненависть или месть по отношению к христианам. Как отмечали все исследователи Корана, в нем, по сути, с христианами нет даже полемики, а обращение всегда дружеское. Вспомним, что пророк Мухаммед проповедовал, когда христианству было уже 600 лет! Это исторический факт, который опровергнуть невозможно!

Считаю необходимым это сделать, чтобы не было недомолвок, передергивания того, что здесь будет сказано как всеми присутствующими, так и мною. А также для того, чтобы безосновательность ярлыка бескомпромиссного упрямца, которым меня окрестили, была понятна всем. Чтобы руководители города и района видели в моем лице руководителя Православного учреждения, а не их послушного подчиненного, каковым я для них не являюсь.

Думаю, что нет нужды говорить о положении монастыря как юридического лица. Это известно.

Я считаю необходимым как руководитель Православного христианского монастыря и как священник сказать о следующем.

Как руководитель любой организации, подчиняющийся требованиям Закона, я также ОБЯЗАН подчиняться законам Святой Православной Церкви в первую очередь.

Для меня как для священника — это Правила Вселенских Соборов.

Ст. 24 Правил Святого Вселенского IV Собора, Халкидонского, 451 года, гласит следующее:

«Единожды освященным, по изволению епископа, монастырям пребывать монастырями навсегда: принадлежащие вещи сохранять, и впредь не быть оным мирскими жилищами. Попускающие же сему быть да подлежат наказаниям по правилам».

Ст. 12 Правил Святого Вселенского VII Собора, Никейского, 787 года, гласит:

«Если кто, епископ, или игумен, окажется что-либо из угодий, принадлежащих епископии, или монастырю, продавшим в руки властей, или отдавшим иному лицу: не твердо да будет оное отдание по правилу Святых Апостолов. Если употребят лукавый оборот, и властелин перекупит землю у клирика, или земледельца: то и в сем случае продажа будет недействительна, и проданное да будет возвращено епископии, или монастырю: а епископ, или игумен, тако поступающий, да будет изгнан: епископ из епископии, игумен же из монастыря, яко зле расточающие то, чего не собрали».

Так неужели же я могу хоть на долю секунды усомниться в правоте этих слов и не следовать им?

Так могу ли я как священник, наместник, вопреки Правилам, отдать то, что принадлежит не мне лично, не братии монастыря, а Всевышнему?

Могу ли я согласиться на то, чтобы было отобрано возвращенное обители по праву?
Мы знаем, что Советская власть незадолго до своего падения исправила самую страшную ошибку, допущенную ею, ошибку, которая повлекла ее падение — верующим всех конфессий были возвращены храмы и сохранившееся имущество.

Почему верующими мусульманами мне в вину ставится моя Вера?

Только потому, что я не предаю своей Веры в угоду чьим-то желаниям?

Почему, будучи людьми верующими, уважая свою веру исламскую, свои исламские Святыни, от меня требуют, чтобы я отказался от своей Веры и своих Святынь?

В Суре 5. 85 (82) говорится следующее: «…ты, конечно, найдешь, что самые близкие по любви к уверовавшим те, которые говорили: „Мы — христиане!“. Это потому, что среди них есть иереи и монахи и что они не превозносятся». (Коран, пер. И. Ю. Крачковского).

Известно, что монастырь насчитывает не многолетнюю, а многовековую историю. Коротко говоря об истории обители, хочу напомнить всем, что многие века мирно жили наместники монастыря и крымские ханы. Из истории известно, что хан, выступая в походы, приходил в монастырь и ставил пудовую свечу.

Очевидно, что хану Православный Крест пройти в обитель не мешал. Очевидно, потому, что ханы хорошо знали Коран, в котором Иисус Христос преподается как один из пророков истины до пророка Мухаммеда.

Сура 3 «Семейство Имрана»: «Вот сказал Аллах: «О Иисус! Я упокою тебя, и вознесу тебя ко мне, и очищу тебя от тех, которые не веровали…»

Ни в одном документе истории нет данных о том, что ханы требовали убрать монастырь, забрать его землю.

Поэтому мысль о том, что восстановленные Святые Врата с Православным Крестом не позволят проходить под ним верующим иных конфессий, говорит только о незна н ии истории и Корана, в Суре 2. 81 (87) которого говорится следующее:

«…и мы даровали Иисусу, сыну Марии, ясные знамения и подкрепили его духом святым. Неужели же каждый раз, как к вам приходит посланник с тем, чего ваши души не желают, вы превозноситесь? Одних вы объявили лжецами, других вы убиваете».

Почитаемый и уважаемый всеми крымскими татарами известный писатель, поэт, общественный деятель Исмаил-бей Гаспринский, бывший в 1878—1883 гг. городским головой Бахчисарая, неоднократно встречал хлебом-солью архиереев, прибывавших в город и монастырь.

Известен исторический факт, когда 15 июня (по старому стилю) 1899 года происходила встреча с Николаем, епископом Таврическим и Симферопольским, святителем Алеутским и Аляскинским, широко известного мессионерскими трудами в Америке, ревнителя архипастырской деятельности в России, в его первый приезд в Бахчисарай после назначения на кафедру в Крым.

Владыка прибыл в Бахчисарай поездом в полдень. На вокзале его встречали городской голова Мустафа-Мурза Давидович, архимандрит Успенского Скита Исидор, настоятель Бахчисарайского Свято-Троицкого собора протоиерей Караникола, мусульманское духовенство во главе с муллой Эмиром Эффенди. Это также исторический факт, опубликованный в честь празднования 50-летия восстановления Бахчисарайского Свято-Успенского скита и 100-летия существования Бахчисарайского Свято-Никольского собора в Таврических епархиальных ведомостях в 1900 г.,. 17, с. 1212−1217.

От мусульман города епископа Николая приветствовал мулла Эмир Эфенди, «который на татарском языке сказал речь, которая была тут же переведена на русский язык учителем русского класса при Зынджырлы Медресе И. Ч. Лемановым». Он сказал: «Пользуясь приездом Вашего Преосвященства в наш город, и мы, представители духовенства местных мусульман, считаем за высокую честь для нас встретить Ваше Преосвященство. Занимаемый Вашим Преосвященством высокий пост и широкая плодотворная деятельность в разных местах доселе явно свидетельствуют о высоких качествах Вашего Преосвященства. Во всех духовных книгах говорится, что лицам духовного сана, в особенности их главам, должны быть присущи высоконравственные качества. Жизнь же Вашего Преосвященства полна стольких высоконравственных подвигов, что явно говорит о присутствии в Вашем Преосвященстве этих качеств. Религия и вера присущи сердцу и совести каждого человека, и мы, представители мусульманской религии, хотя далеко не можем равняться с Вашим Преосвященством, но как духовные представители одного народа, уважаем и чтим в Вашем Преосвященстве духовное главенство родственного нам по отечеству народа (русского) и очень рады, что имеем честь видеть Ваше Преосвященство и выразить наши искренние чувства».

В ответной речи, обращаемой к мусульманскому духовенству Бахчисарая, Владыка Николай сказал:

«Хотя мы и различаемся по вере, тем не менее вражды и неприязни между нами не должно быть. И чтимый Вами Магомет, и вы, его представители, признаете, насколько я знаю, в лице Иисуса Христа Великого Пророка, и нет сомнения, что лучшее в вашем учении почерпнуто из его учения. Мне кажется, что если вы приблизитесь к нам еще более, чем ныне, и еще короче ознакомитесь с нашей верой, то препятствий к нашему ДУХОВНОМУ ЕДИНЕНИЮ БУДЕТ ЕЩЕ МЕНЬШЕ. Молю Бога, чтобы это время скорее наступило. Аминь».

В тот же день Владыка Николай посетил не только Свято-Никольский собор и Успенский скит, но и Ханский дворец, ханское кладбище, зашел в ханскую мечеть, где хранится древний Коран. Почему, потому что я скажу вам, если я зайду в мечеть или вы зайдете в православный храм, я не думаю, что человек осквернит храм или мечеть, или я потерплю какое-то осквернение.

После беседы с хатибом мечети был принят городским головой Мустафой-Мурза Давидовичем и присутствовал на свадьбе его дочери, после чего отбыл в Успенский скит.

Я не хочу никого и ни за что агитировать. Никого ни в чем упрекать. Я навсегда остаюсь тем, кто я есть сейчас. Я только хочу понять, по какой причине часть именно монастырской земли следует отдать под торговлю и автостоянку?

Почему камнем преткновения становятся Святые Врата монастыря? Если они стояли, и никто иной, как власти и как вы, Петров Евгений Владимирович (директор заповедника), должны быть ревнителями их восстановления, а также реки Чурук-Су. Потому что мне стыдно. Можно это и не строить, или не при мне или при вас построить, это вековая традиция. Неужели к вам в городскую администрацию ездят только представители Турции и мусульман, что вы обязаны замыкаться только в этом мире? Почему вы как глава администрации, когда к вам приедут любые гости, не можете привести их в Успенский монастырь? Есть какой-то запрет? Или между нами существуют какие-то договоры, что мы друг друга не пускаем или не можем терпеть?

Почему в желании обустроить территорию монастыря нужно монастырь обвинять, а не радоваться этому?

Почему нужно с пиететом относиться к Святыням татарским, караимским, иудейским, попирая Святыни обители?

Городом определена территория для торгующих, но почему-то ни власти города, ни власти района не хотят исполнить свои же собственные решения в части их выполнения, а идут на поводу нарушителей местного закона, которым являются решения исполкома.

Действительно, район Салачика невелик и вмещает в силу своего положения много памятников истории, которые действительно хотят увидеть многие люди.

Но ведь и эта небольшая территория дает возможность ситуацию привести в нормальное состояние, а не доводить ее до абсурда и совершенно ненужного противостояния.

Только непонятно, почему ВСЕ вопросы нужно разрешить только за счет монастыря, а не за счет приведения всех требований в желаемое состояние для ВСЕХ, только за счет обители?

В Государственном архиве АР Крым имеется старинная карта района Салачик с территорией монастыря. Специалистами-картографами эти границы были нанесены на существующую карту с границами. Стало ясно, что возвращено меньше земли, а место, где находились Святые Врата, стоявшие в границах территории, располагается практически там, где они предполагаются.

С учетом всего сказанного, желая снять с себя обвинение в тупой бескомпромиссности, как пишется в крымскотатарских газетах и на сайтах, я предлагаю для разрешения наболевших вопросов следующие решения.

1. Как известно, существует мнение, что в случае установления Святых Ворот мусульмане и верующие иных конфессий не смогут ходить к своим святыням: на кладбища, Чуфут-Кале и т. д.

Генеральный план монастыря, разработанный институтом «КрымНИИпроект», по решению градостроительного совета Министерства архитектуры и строительной политики ПРЕДУСМОТРЕЛ ДВА ДОПОЛНИТЕЛЬНЫХ ВЪЕЗДА НА ТЕРРИТОРИЮ ЗЫНДЖЫРЛЫ МЕДРЕСЕ — с ул. Басенко — ПРЕВЫЙ — это старый въезд, который был закрыт еще руководством диспансера, и ВТОРОЙ — через р. Чурук-Су. Эти проходы либо проезды отражены на генплане, еще третий через территорию монастыря.

Поскольку речь идет о возможности прохода на Чуфут-Кале и к кладбищам по единственной дороге, идущей через территорию монастыря, я предлагаю верующим, не желающим ходить под Православным Крестом, выходить на эту дорогу, минуя Святые Врата. То есть входить через ул. Басенко, а затем через площадку мимо Святых Врат, выходить на подъем.

2. Также я предлагаю на месте ворот, отделяющих въезд на территорию заповедника (голубые ворота с проходной) ЗА СЧЕТ СРЕДСТВ МОНАСТЫРЯ И ЕГО СИЛАМИ установить врата с мусульманской символикой — с минаретами и полумесяцами, и установить памятную табличку, на которой указать, что эти врата — подарок Успенского монастыря, восстановлены по историческим данным. Все проезды и проходы — в общем пользовании, то есть я намерен простить врата, где будут мусульманские входы, а мне остается одна дорога через низ, где могут проезжать грузоподъемные машины.

3. Над Святыми Вратами монастыря НЕ УСТАНАВЛИВАТЬ СИМВОЛИКИ ПРАВОСЛАВНОЙ.

Это будут просто врата, отделяющие территорию монастыря от территории города. На Святых Вратах разместить сведения о том, что это воссозданные врата, взамен снесенных в период лихолетья.

4. На въезде в Старый город установлен памятник писателю, поэту, общественному деятелю Исмаилу Гаспринскому. Я как-то остановился возле него, смотрю, побелело одно место. Я думал, птицы обгадили, а оказывается, он сделан из гипса, и это краска облезла, и он имеет такой невзрачный вид. Я предлагаю сам лично дважды в год — весной и осенью — проводить его покраску пока буду жив. За других отвечать не берусь.

Также обустраивать территорию вокруг памятника — высаживать цветы и до поздней осени ухаживать за ними, озеленить эту территорию, потому что я видел, там начинали, все засохло, так никому и не надо. Я хочу показать, что не отношусь презренно к татарам и их Вере — несть иудей, ни еллин: несть раб, ни свободен несть мужеский пол, ни женский: вси бо едино есте о Христе Иисусе (Гал. 3: 26−28).

Кстати, Исмаил Гаспринский написал замечательные слова об отношениях татар к России:

«Я не пожертвовал бы одной капли чернила для этих заметок, если бы одну минуту сомневался в блестящем будущем своего отечества и живущего в нем мусульманства. Я верю, что рано или поздно РУССКОЕ МУСУЛЬМАНСТВО, воспитанное Россией, станет во главе умственного развития и цивилизации остального мусульманства» (И.Гаспринский, «Русское мусульманство». — Симферополь, 1881 г.).

Кроме того, я предлагаю один раз в неделю вести службу в монастыре на крымскотатарском языке. Но этот вопрос, возможно, придется решить не здесь, то есть необходимо благословение митрополита. Но на самом деле гагаузцы прекрасно говорят на чисто турецком языке, и в Одесской области существует монастырь и существуют целые церкви, в которых говорят на татарском языке.

Считаю, что таким образом мы начнем восстановление того мира, спокойствия и лада, который существовал между монастырем, его наместниками и ханами до 1917 г., когда ни у кого из них не было друг к другу претензий ни по какому поводу, а были мир, совет да любовь.

Задумаемся над словами Священного Писания:

«Если кто разорит храм Божий, того покарает Бог» (1 Кор. 3:17).

И в завершение хочется сказать устами Апостола Иакова: «Если у кого из вас недостает мудрости, да просит у Бога» (посл. Ап. Иак. гл. 1 п.3,4,5).

И по отношению к торгующим. Я к ним никаких претензий не имею, они несчастные люди. Почему? Потому что если понимать, что человеку положено за воровство или за захват монастырской земли и территории, везде одни слова — смерть. Я только констатирую факт как человек, который облечен властью свыше. Не городской властью, а властью свыше. Вы знаете, что любой мулла, который полагается на мечеть, тоже облечен властью свыше. И поэтому я должен соблюдать все то, что предписано. Если бы я был госслужащий, как было в газете «Авдет» написано, я бы разговаривал совершенно по-другому. А на данный момент я облечен властью, которая загоняет меня в «квадрат». И я ничего сделать не смогу, потому что мне придется от своих же людей претерпеть гонение, то есть меня изгонят из монастыря. Поэтому, если на этой территории 0,1325 га стояли Святые Врата, милости просим государственные власти, если они так любезно относятся к монастырю и относились, пусть они построят в подарок мне эти Святые Врата. А если нет, я их построю и подарю вам. И чтобы на них написали, что эти врата восстановлены в точности. Единственное, в чем я не могу их в точности воспроизвести, это в том, против чего будет архитектура. Эти врата первоначально рассчитывались под телегу, а теперь их надо рассчитывать под кран или пожарную машину. Поэтому придется выполнить небольшое расширение этих Святых Врат, чтобы соблюсти стандарт, который требует архитектура.

И я думаю, что слова эти, которые везде звучат — «конфликт», «конфликт», «конфликт», «экстремизм», — прекратят свое существование. Потому что на Боге счастья ни мусульмане, ни православные не построят. И то, что меня врагом выставляют — увы! — несправедливо. Хоть бы и говорили, что это меня Россия спонсирует и т. д., но я как верующий человек могу руку на Евангелие положить, что это все силами и трудами братии, а также благодетелей, которые помогают.

А если вас интересует: еще есть такие архивные документы, которые гласят о том, что кое-какая земля, которая в монастыре, была выкуплена у татарского муллы. И тут очень интересно написано то, что он пишет. Расписка его собственной рукой написана, мы вам можем это дать, и на татарском языке вы сможете прочитать о том, что ни он, ни его потомки и последователи никогда не будут претендовать на эту землю. И она куплена за 400 тыс. серебром. Все то, что сделано, то сделано. Не нами, и не я эту землю брал. То есть, если вы сказали, что земля нам не принадлежит, давайте хоть говорить тогда о постройках. Святые Врата стояли. Поэтому, пожалуйста, восстанавливайте, берите средства, я буду только рад.

Так заведено, закон так монастырский гласит: пришел, принял постриг — не имеет права заканчивать жизнь в миру, то есть заканчивают там, в монастыре.

А что касается торгующих, я не буду говорить как священник, я скажу просто как человек, который имеет паспорт гражданина Украины. Я скажу следующее. Это недоработка властей, то что люди не имеют работы. У Бога не заработаешь, а наоборот проиграешь. Это знают как христиане, так и мусульмане. Поэтому они должны торговать на своем месте. Я посетил множество памятников истории и культуры как Греции, как Индии, как Синая, то есть Египта, так и многих других стран, и нигде, ни возле одного монастыря, ни одной церкви даже в Иерусалиме, я не видел торгующих. То есть торгующие должны занимать место там, у стоянки. Поэтому мыслить надо, и все это делать надо. А то, что мы стремимся отнять или продумать, и думать, что я мыслю, так сказать, жадно и упрямо, это несправедливо, потому что я многие предложения свои сказал, и я слово сдержу.

И думаю, если грамотно побеседовать с правоверными мусульманами, я не думаю, что они пойдут в атаку. Те ваши обвинения, что на нижней площадке будет расположена торговля от монастыря, я могу сейчас дать письмо о том, что там никогда не будет никакой торговли. Если я нарушу это — земля останется вам. Вы ее будете вправе забрать.

Вы спите все в теплых домах, я ни в коем разе не обличаю, я констатирую факт. Мы на это подвизались, нам все равно где жить. У нас большинство братии на досках спит. И все время поползновения: копают, носят, снимают… Никто ведь этого не знает. И вы никогда и не узнаете, потому что, чтобы все это видеть, необходимо там жить. А я там живу.

То же самое экскурсоводы, которые ходят и группы ведут. Знаете, они многократно всячески поносят монастырь. Потому что экскурсоводы не преподносят историю, а преподносят свои личные наблюдения и факты. Например, пороча братию монастыря, могут сказать: «Вчера он наркоман, пьяница, сегодня он монах». А я скажу — дай Боже, чтобы ваши дети были не пьяницы и не наркоманы. Если они будут такие, вам придется бить челом и бегать искать не только в наркологических центрах спасения, но и обращение к Богу, чтобы Господь избавил человека. Что невозможно человеку, то возможно Богу. Поэтому я хотел бы, чтобы упорядочили экскурсии. А для того вторая часть врат может быть занята музеем, чтобы группы регулировать. И если прописаны будут часы, когда закрываются ворота, когда открываются, пожалуйста, все это можно делать, или писать, или строить, лишь бы был мир и благодать. То есть восстанавливайте обитель, любуйтесь, а мы будем, сколько это возможно, молиться и жить.

Я компромиссен только в пределах разумного. И, смею вам сказать, если вас интересует: в монастыре святой великомученицы Екатерины в Египте имеется мечеть на территории монастыря. Потому что, когда на Мухаммеда было гонение, он был в этом монастыре. И имеется булла, подписанная им и приложенная собственной рукой. Братия монастыря даже пошла на то, что его сокрывали, и в его пребывание была сооружена миниатюрная мечеть для того, чтобы он мог там помолиться, и которая сохранилась до сегодняшнего времени, что свидетельствует о неосквернении. Поэтому пусть мусульмане не грешат о том, что оскверняет то или иное, потому что все это доказательно, и доказать можно. Я считаю, что амбиции и зло необходимо растоптать, и чтобы в этом регионе Свято-Успенского монастыря существовало добро, то, которое я зачитал сейчас. Почему, потому что я претензий ни к караимам, а караимы ко мне, ни к мусульманам не имею, а мусульмане ко мне. Поэтому простите меня.

После выступления в зале, где 80% слущающих были настроены агрессивно против монастыря, царила тишина. И А. Таряник и И. Умеров, пораженные речью настоятеля монастыря и его неожиданными предложениями, не имели что возразить против них. И в заключение А. Таряник выразил благодарность за них и сказал, что дальнейшие попытки поиска новых предложений он отменяет, а должен обсудить эти с религиозными представителями мусульманства.

Увы, дорогой читатель! После совещания с мусульманскими лидерами в Бахчисарайской райгосадминистрации приняли решение подавать в суд на отмену госакта и целостность монастыря.
Безумные люди в который раз решили идти против Бога.
Впервые опубликовано в газете «Русичи» N 3(82), 13 — 26 февраля 2007 г.

Споры вокруг даты возникновения и история

Сегодня время, когда был заложен монастырь, доподлинно неизвестно, историки называют рубеж VIII-IX вв., но существует немало других версий. Общепринятой считается, что его основали в самом конце VIII века византийские монахи, почитатели икон, как и многие их собратья, бежавшие в глухие районы Тавриды во время Иконоборческого движения. Но есть в этом и много несоответствий.

В особенности позволяет усомниться в такой датировке и трактовке событий найденное археологами христианское кладбище, относящееся к VI столетию, отчего вопрос об основании приобретает еще более спорный окрас. Но, как известно, оплотом традиционных канонов в Византийской империи стал именно Крым. Свято-Успенский монастырь в Бахчисарае был бы логической иллюстрацией этого. В начале IX века он уже существовал.

Ранняя история святыни – это сплошное белое пятно, о событиях, происходивших в нем фактически до XIV в. нет никаких сведений. Известно лишь, что в XIII веке – в связи со сложной политической ситуацией – он был закрыт и пребывал в запустении около сотни лет. Но в конце XIV столетия – благодаря поддержке московских великих князей – Успенский пещерный монастырь возродился. Получая щедрые субсидии из Руси на протяжении почти всей своей истории, он все же пребывал в плачевном состоянии и едва сводил концы с концами.

Пещерный комплекс этот во многом примечателен тем, что в 1475 г., в момент покорения Тавриды войсками Османской Порты, он каким-то образом сумел избежать разрушения. Оставаясь одним из немногих православных центров оставшихся невредимыми, мужской монастырь в XV в. превратился в резиденцию митрополитов Готфских, оставаясь ею на протяжении сотен лет.

Период наибольшего развития начался для него с середины XIX века, когда тут воздвигли пять храмов, братские корпуса, несколько домов для паломников, а вокруг посадили чудесный сад. Существенную роль в г. Бахчисарай Успенский пещерный монастырь сыграл в годы Крымской войны, когда превратился, по сути, в госпиталь для русских солдат и матросов, защищавших Севастополь. Ярким напоминанием тех событий сейчас служат могилы 170 солдат и офицеров, похороненных на монастырском кладбище в 1854-1855 гг.

После установления в Крыму советской власти обители не так повезло, как после османского завоевания – в 1921 г. ее закрыли, всех монахов и послушников, найденных тут, расстреляли, а большинство церковных ценностей бесследно исчезло. Как и во время Крымской, в годы Великой Отечественной войны в ее стенах поместили госпиталь, а после окончания боевых действий, обустроили психоневрологический диспансер. Восстановили монастырь в 1993 г., когда были отремонтированы и отреставрированы почти все здания и храмы. Сегодня он является одним из крупнейших на полуострове.

Почему стоит посетить Свято-Успенский пещерный монастырь?

Как и находящийся неподалеку Бахчисарай, Свято-Успенский мужской монастырь многое пережил, но несмотря ни на что сейчас остается едва ли не главной достопримечательностью региона. Благодаря основательной реставрации его прекрасные белоснежные сооружения переживают второе рождение, привлекая посетителей практически первозданным обликом.

Главным, самым древним и известным сооружением является Успенская церковь, что словно нависает над обрывом, отвесно уходящим далеко вниз. Высеченная на самом краю, правильной, прямоугольной формы, она приковывает взгляды и возбуждает живой, трепетный интерес всех посетителей святыни. К храму ведет довольно высокая и широкая лестница, поднимающаяся почти от самого подножья горы, полностью восстановленная одной из первых.

Вдоль нее, слева, находится стена, где изображены наиболее примечательные и святые храмы планеты, с горстью земли, привезенной с тех мест и хранящейся рядом. Напротив церкви расположены монашеские кельи и помещения для хозяйственных нужд, целиком высеченные в скале, покрытые слоем белой штукатурки, создающей прекрасный контраст на фоне серого камня.

Внизу, у нижнего пролета лестницы, расположена Гефсиманская часовня, построенная в 1867 г. а рядом с ней – один из фонтанов того периода. Раньше они находились посреди прекрасного сада, разбитого здесь в 1850 г. – к сожалению, до сегодня от него осталось всего несколько деревьев. Сейчас на территории Свято-Успенского монастыря, ведутся работы по восстановлению пещерных храмов Марка, Константина и Елены, Иннокентия Иркутского и многих других строений.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *