Святой мученик вонифатий

Храмовая икона с частицей мощей Св. Мч. Вонифатия

Происхождение имени Вонифатий. Корни значения мужского имени Вонифатий уходят в глубину веков и имеют неоднозначное толкование. По некоторым данным, имя Вонифатий происходит от позднелатинского имени Bonifatius, которое встречается во многих европейских языках (Bonifatius, Bonifacios, Bonifaci, Bonifacio) и переводится как «добрая судьба» ( bonum — хороший, добрый и fatum — судьба). Другие источники толкуют это имя как «творящий добро» или «благотворец» (bonum – добро, facere – делать).

Молитва о себе самех. О святый страстотерпче Христов, воине Царя Небеснаго, земная сладострастия презревый и к горнему Иерусалиму страданием возшедый, мучениче Вонифатие! Услыши мя грешнаго, приносящаго от сердца молебная пения, и умоли Господа нашего Иисуса Христа простити вся моя согрешения, в ведении и в неведении мною содеянная. Ей, мучениче Христов, образ покаяния собою показавый грешным! Буди ми на злаго сопротивника диавола твоими молитвами к Богу помощник и заступник; много бо порывахся избегнути сетей его лукавых, но удицею греховною уловлен и крепко влачим от него, не мог избавитися, аще не ты предстанеши ми, во обстояниих горькая терпящему, и колико покушахся покаятися, но ложь пред Богом бых. Сего ради к тебе прибегаю и молюся: спаси мя, святче Божий, от всех зол твоим предстательством, благодатию же Всесилънаго Бога, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Молитва о недугующих пьянством. О многострадальный и всехвальный мучениче Вонифатие! Ко твоему заступлению ныне прибегаем, молений нас, поющих тебе, не отвержи, но милостиво услыши нас. Виждь братию и сестры наша, тяжким недугом пианства одержимыя, виждь того ради от матере своея, Церкве Христовой и вечнаго спасения отпадающия. О святый мучениче Вонифатие, коснися сердцу их данной ти от Бога благодатию, скоро возстави от падений греховных и ко спасительному воздержанию приведи их. Умоли Господа Бога, Его же ради страдал еси, да простив нам согрешения наша, не отвратит милости Своея от сынов Своих, но да укрепит в нас трезвение и целомудрие, да поможет Своею десницею трезвящимся спасительный обет свой до конца сохранити во дни и нощи, о нем бодрствующе и о нем добрый ответ на Страшнем Судилище дати. Приими, угодниче Божий, молитвы матерей, о чадех своих слезы проливающих; жен честных, о мужех своих рыдающих, чад сирых и убогих, от пианиц оставленных, всех нас, иконе твоей припадающих, и да приидет сей вопль наш молитвами твоими ко престолу Всевышняго даровати всем по молитвам их здравие и спасение душ и телес, наипаче же Царствие Небесное. Покрый и соблюди нас от лукаваго ловления и всех козней вражиих, в страшный час исхода нашего помози прейти непреткновенно воздушные мытарства и молитвами твоими избави вечнаго осуждения. Умоли же Господа даровати нам к Отечеству нашему любовь нелицемерную и непоколебимую, пред врагами Церкве святыя видимыми и невидимыми силу непобедимую, да покрыет нас милость Божия в нескончаемыя веки веков. Аминь.

Мученик Вонифатий

Краткое житие святого мученика Вонифатия.

празднование святому 19 декабря/1 января

Святой мученик Вонифатий пострадал за Христа в 290 году, в царствование римских императоров Диоклитиана и Максимиана (284— 305). Он был рабом знатной римлянки Аглаиды. Она поручила ему управление ее домом и обширными имениями. Вонифатий состоял с Аглаидой в беззаконном сожительстве («в нечистоте валяшася и пияница бяше»). Вместе с тем он был милостив к нищим и охотно принимал странников. Сознавая себя рабом греха, Вонифатий молил Бога, чтобы Он избавил его от сетей дьявольских и сделал бы его победителем над своими вожделениями и страстями. Господь услышал Своего раба, но устроил так, чтобы он мог греховные дела омыть кровью и увенчать душу свою венцом мученическим.

В то время на Востоке было сильное гонение на христиан. Аглаида пожелала иметь у себя в доме мощи святых мучеников, надеясь под их покровительством получить спасение. Она отправила на Восток Вонифатия с несколькими слугами, чтобы он выкупил святые мощи у нечестивых мучителей. Уезжая, он спросил Аглаиду: «А если мое тело к тебе, за Христа замученное, принесут, примешь ли его с честью?» Аглаида укорила его в глумлении и заметила, что ему нужно хранить кротость и воздержание, чтобы достойно принять мощи святых. Вонифатий запомнил слова своей госпожи и, размышляя в пути о своей жизни, сожалел о преждесодеянных грехах. Все время, пока они добирались до Малой Азии, Вонифатий постился и прилежно молился Богу.

В киликийском городе Тарсе (Малая Азия) Вонифатий оставил своих спутников в гостинице, а сам поспешил на городскую площадь, где при стечении множества народа христианских мучеников подвергали жесточайшим пыткам. Лица мучеников сияли духовной радостью, ибо благодать Божия укрепляла их в подвиге. Пораженный мужеством святых, Вонифатий исполнился Божественной ревности и всенародно объявил себя христианином. Он бросился к мученикам, стал с благоговением обнимать их ноги и молить Господа о даровании и ему мученического венца. Судья допросил святого Вонифатия и, когда получил от него решительный отказ принести жертву идолам, предал его на мучения.

Святого Вонифатия подвесили вверх ногами и начали жестоко бить, пока не показались кости, затем вонзали под ногти иглы. Видя его стойкость, влили ему в горло расплавленное олово. Однако Господь, по молитве мученика, таинственно сохранил его невредимым. Народ прославил Господа Иисуса Христа за терпение страдальца и устремился к языческому капищу, чтобы уничтожить идолов. Судья спасся от смерти бегством и мог продолжить мучения лишь на следующий день, когда народное волнение несколько утихло. Святого мученика бросили в кипящую смолу, но он вновь остался невредим. Внезапно сошел Ангел и оросил мученика Небесной прохладой, смола вылилась, вспыхнула и обожгла самих нечестивых мучителей. Тогда судья приказал отсечь святому Вонифатию голову.

Перед казнью святой мученик молился Господу о прощении грехов, в безумии содеянных, и о избавлении стада Христова от всякого нечестия и заблуждения языческого. Из раны святого мученика истекли кровь и молоко. 550 язычников были удивлены этим чудом и уверовали во Христа.

Спутники Вонифатия выкупили тело святого за 500 золотых монет и с почестями доставили Аглаиде, которую Ангел уже предуведомил о происшедшем. Аглаида с благоговением встретила тело святого мученика. В своем имении, в 50-ти стадиях от Рима, она построила храм, где положила мощи мученика. Они прославились множеством чудес, по молитвам мученика Вонифатия исцелялись больные и страждущие от духов нечистых.

Аглаида раздала все свое имущество нищим и в покаянии провела 15 лет в монастыре. Еще при жизни она получила дар изгнания бесов. По кончине была погребена рядом с мучеником Вонифатием.

Подвиг святого мученика Вонифатия учит нас, как «растленное естество имуще, покаянием истинным и добрым изменением» сделаться достойными тех страданий, которые претерпел за нас Господь. По молитвам святого Вонифатия верующие люди обретают исцеление от недугов, избавление от греховных страстей — пьянства и распутства.

Мученик Вонифатий: покровитель трезвости

1 января, когда наши соотечественники бурно встречают Новый Год, Православная Церковь отмечает день памяти мученика Вонифатия — святого, которому молятся… об избавлении от пьянства. Дату специально никто не подгадывал: день памяти мученика «попал» на первый день года благодаря тому, что большевики перевели страну на григорианский календарь в 1918 году.

Cвятой мученик Вонифатий жил в Риме, в III веке. Он был рабом молодой, ветреной и очень богатой аристократки Аглаиды. Но рабство не слишком тяготило Вонифатия, ведь ему не пришлось добывать мрамор в пыльных каменоломнях или обливаться потом на плантациях. Рано оставшись без родителей, легкомысленная хозяйка возложила на Вонифатия все хлопоты по управлению своим домом и обширными земельными владениями. Раб-управляющий прекрасно вел хозяйские дела, к тому же был молод, красив, и отличался веселым нравом. Нужно ли удивляться, что вскоре он оказался еще и любовником своей хозяйки…

Вонифатий и его госпожа были христианами. И хотя они находились в блудном сожительстве (брак раба и патрицианки в Риме был вещью совершенно невозможной), но оба тяготились таким положением, старались хотя бы в чем-то поступать благочестиво и раздавали обильную милостыню всем нуждающимся.

Однажды Аглаида узнала, что если с благоговением хранить в доме мощи святых мучеников, то их молитвами легче получить спасение. Она снарядила Вонифатия на Восток, где в то время шло жестокое гонение на христиан, и попросила привезти мощи какого-либо мученика, чтобы он стал их небесным заступником. Госпожа дала ему много золота — на раздачу милостыни и на выкуп мощей. Взяв себе в помощь много слуг и лошадей, Вонифатий собрался в путь.

Перед самым отъездом, он, хитро улыбаясь, спросил у своей госпожи:
— А что будет, если я не найду тела мученика и тебе принесут мое тело, замученное за Христа? Примешь ли ты его тогда с честью?

Аглаида, рассмеявшись, назвала его пьяницей и грешником. А после, уже серьезно добавила: «Такими вещами не шутят. Помни, ты собираешься за святыми мощами, на которые мы с тобою даже взглянуть недостойны».

Через некоторое время обоз Вонифатия прибыл в киликийский город Тарс. Устроившись в гостинице, Вонифатий сразу же отправился на городскую площадь, где проходило истязание мучеников. То, что он там увидал, описано в его житии во всех страшных подробностях: «…один мученик висел вниз головою, а на земле под ним был разведен огонь, другой был крестообразно привязан к четырем столбам, иной — лежал, перепиленный пилой, иного мучители строгали острыми орудиями, иному — выкалывали глаза, другому — отсекали члены тела, иного надевали на кол и, подняв от земли, утверждали кол в земле, так что он проходил ему до шеи, у иного кости были сломаны, у иного — руки и ноги были отсечены, и он, подобно клубку, катался по земле, но на всех лицах была видна духовная радость, потому что, перенося нестерпимые для человека мучения, они были укрепляемы благодатью Божиею…»

Нам не дано понять, что такое духовная радость на лицах людей, с которыми делают подобные вещи. Объяснить это невозможно, такое можно только увидеть, как увидел Вонифатий на площади в Тарсе. Еще труднее объяснить, что же произошло тогда в душе молодого, обеспеченного и вполне благополучного человека, который о собственном мученичестве до этого мог говорить только в шутку. Однако то, что произошло в тот день на площади, было зафиксировано не только в церковных святцах, но и в протоколах римских чиновников, производивших казни. А случилось следующее: Вонифатий прорвался сквозь конвой к истерзанным мученикам, и стал целовать им ноги, прося их помолиться о его душе. Охрана тут же схватила его и поставила перед судьей. Тот спросил: «Кто ты?» Вонифатий ответил: «Я христианин», — а затем отказался принести жертву идолам. Его немедленно подвергли таким же страшным истязаниям, как и других мучеников, после чего отрубили голову.

Между тем спутники святого Вонифатия, напрасно прождав его два дня в гостинице, отправились разыскивать своего начальника. Узнав, что его казнили, они выкупили у охраны его останки и привезли их в Рим.

Аглаида с великим почетом приняла мощи Вонифатия, а затем построила на месте его погребения храм.

Св. Вонифатий и св. Аглаида

В скорбные годы диоклетиановых гонений (http://www.proza.ru/2010/01/28/269)в Риме проживала женщина по имени Аглаида. Родители ее были тайные христиане, но они умерли рано, оставив девушку еще очень молодой. Потому Аглаида, хотя в глубине души и признавала Христа за Господа, но вообще была равнодушна к религии и мало думала о своей душе. Гораздо более занимали ее удовольствия, которым она предавалась без всякой меры. В то время бесстыдный разврат вошел в обыкновение у римских вельмож, так что во всем Риме едва ли можно было найти пример для нравственного поведения.
Аглаида, получившая по наследству богатое имение и пользовавшаяся полной свободой, тоже не видела причины ограничивать себя в своих желаниях и вскоре после смерти родителей завела себе возлюбленного. Для этой роли она выбрала верного раба по имени Вонифатий. Вонифатий был молод, красив, сметлив, знал толк в делах, а кроме того по воспитанию тоже был христианином, правда придавал этому значение еще меньшее, чем его хозяйка. Аглаида сделала Вонифатия управляющим над своим имением и с тех пор он жил в ее доме как господин. Пользуясь своим положением, Вонифатий вел распутный и разгульный образ жизни, любил выпить и поволочиться. Впрочем, он был человек веселый и не жадный, душа его, еще не успевшая закостенеть в пороках, была способна к состраданию, и часто, увидев нищего или обездоленного, Вонифатий отдавал ему все свои деньги. От того Господь призрел его и дал возможность спастись. Вот как это случилось.
Однажды вечером, придя к Аглаиде, Вонифатий застал ее не такой как обычно. Поджав ноги, сидела она с распущенными волосами на своем ложе. Лицо у нее было задумчиво и печально. Вонифатий сначала подумал, что это минутная хандра и попробовал прогнать ее поцелуями и шутками, но Аглаида, оттолкнув его от себя, сказала:
— Не до того мне сейчас, Вонифатий!
Пожав плечами, юноша налил себе вина и, сев в отдалении, стал с улыбкой смотреть на свою возлюбленную. А она, помолчав немного, вдруг сказала:
— Сегодня подумала я, Вонифатий, о своей будущей жизни, и на меня напала грусть.
— Стоило ли тогда об этом думать? – отозвался Вонифатий.
— Через 10-15 лет, — продолжала Аглаида, — перестану я быть молодой и привлекательной. Что тогда со мною будет?
— Гораздо прежде того, — отвечал со смехом юноша, — тебя возьмет в жены какой-нибудь старый и богатый сенатор. Ты станешь знатной матроной, народишь детей, но по-прежнему будешь жить в свое удовольствие, как и теперь.
— Ну а потом, когда я состарюсь и пресыщусь жизнью, что меня ждет?
— Смерть, очевидно, — сказал Вонифатий, — что же еще?
— И неужели больше ничего? – спросила девушка. – Помниться, когда я была еще маленькой девочкой, мать рассказывала мне об аде и рае, вечном блаженстве и вечном мучении. Теперь, когда я думаю об этом, мне страшно, Вонифатий!
Юноша, увидев, что этот вопрос в самом деле глубоко ее занимает, перестал улыбаться и сказал:
— Я понимаю, о чем ты говоришь. Где-то в глубине души я сам чувствую это. Но что поделаешь, если нам суждено быть грешниками? Если бы у меня был наставник, я наверно, смог бы изменить свою жизнь, но у самого меня для этого никогда не достанет сил. Поэтому, когда смущение и боязнь нападают на меня, я стараюсь заглушить их вином. Пей и ты! Другого лекарства от нашей болезни нет!
— Когда мы явимся на Суд Божий, — возразила Аглаида, — неужели сможем мы оправдаться такими жалкими оправданиями?
— Чего ты хочешь от меня? – рассердился наконец Вонифатий.
— От одного благочестивого мужа, — сказала Аглаида, — я слышала, что мощи мучеников христовых могут оказывать людям поддержку. Те, кто имеют мощи у себя в доме и чтят их, получат помощь святых мучеников, ибо они будут заступниками нашими перед Господом. Сам знаешь, что теперь идет сильное гонение на христиан. Многих из них казнят. Послужи мне: поезжай на Восток и постарайся привезти останки одного из святых мучеников. Мы устроим у нас в доме храм в его честь и всегда будем иметь его своим хранителем, защитником и ходатаем пред Богом.
Вонифатий, которому вовсе не хотелось отправляться в далекое путешествие, стал в задумчивости чесать затылок, но потом, увидев в глазах своей возлюбленной слезы, вдруг решился и сказал со смехом:
— Хорошо, пусть будет по-твоему! Я сделаю то, что ты просишь, но с одним условием: ты перестанешь дуться и больше не заговоришь сегодня об этом деле.
Утром Вонифатий проснулся с надеждой, что хандра его госпожи прошла и она забыла вчерашний разговор. Но Аглаида, едва увидев его, заговорила о подготовке к путешествию. Оказалось, что она уже успела отобрать лошадей и рабов, которые должны были отправиться вместе с Вонифатием. Потом достала она большой кошелек с золотом и вручила его своему возлюбленному.
— К чему так много? – удивился тот.
— Мне говорили, — объяснила Аглаида, что останки мучеников стоят очень дорого. Многие ревностные христиане хотят приобрести их. Потому палачи имеют большие доходы, торгуя телами казненных. Ты смотри внимательнее, чтобы тебя не ошельмовали и вместо мученика не продали какого-нибудь преступника.
— Клянусь тебе, — сказал Вонифатий, — что не дам себя обмануть. Я отберу самого достойного из узников и не спущу с него глаз в продолжении всех его мучений. Не сомневайся – у тебя будут самые святые мощи в Риме, если только Господь допустит меня до места мук. Но скажи: ты не боишься, что я, вместо того, чтобы ехать на Восток, засяду в каком-нибудь кабаке неподалеку отсюда? Если это случится, я уйду оттуда не прежде, чем спущу все деньги.
Так он говорил, желая подразнить Аглаиду, но та легонько шлепнула его по губам ладонью и сказала:
— Ныне не время для глумления. Забудь о кабаках и во время путешествия остерегайся всяких бесчинств: святое дело надо совершать честно и благочинно. Воздерживайся от вина и прочих излишеств. Помни, что ты собираешься служить святым мощам, а ты не только касаться их, но даже глядеть на них не достоин. Иди с миром. Бог же, за нас кровь Свою проливший, да простит грехи наши и направит тебя на благополучный путь!
С этим напутствием Вонифатий отправился в дорогу. По правде сказать, он отнесся к своему делу намного серьезнее, чем даже сам от себя ожидал. За все время своего путешествия в Азию он не только в кабак не вошел, но даже не заговорил о нем. Товарищи Вонифатия, такие же как он рабы, зная его за большого любителя выпить, немало дивились такому странному воздержанию, а также тому, что он совершенно перестал сквернословить.
Так добрались они до Тарса, и тут впервые увидели нескольких христиан, которых солдаты гнали на суд и казнь.
— Кажется, это то, что нам надо, — сказал Вонифатий своим спутникам. — Вот вам деньги: пойдите и найдите гостиницу. А я пока поговорю с конвоирами.
Отослав от себя всех, Вонифатий подъехал к офицеру, командовавшему конвоем, и заговорил с ним. Протянув ему свою флягу и поболтав немного о посторонних вещах, он стал расспрашивать об узниках, а также о том, что их ожидает.
— Все они умрут, — равнодушно отвечал офицер, — никто из них не отречется от своего Бога.
— И никакие муки не заставят их отступить? – удивился Вонифатий.
Офицер покачал головой и сказал:
— Я достаточно насмотрелся на людей этого сорта и наверняка могу сказать, что из этих не отступиться никто.
— А можно мне поговорить с ними? – спросил Вонифатий.
— Сейчас нельзя. Но на привале – пожалуйста, — ответил офицер.
Вонифатий замолчал, чувствуя в душе что-то похожее на угрызения совести. Видя единоверцев своих, влекомых с позором на казнь, он не мог уже так добродушно говорить с их гонителем и палачом. С жадным любопытством он стал рассматривать узников. Их было пятеро: благообразный старик тяжело ступал, поддерживаемый красивым юношей в богатой одежде. Вслед за ними шагал высокий мужчина, обнаженный до пояса. Тело его было покрыто шрамами, а гордая осанка говорила о высоком положении, которое занимал он раньше. Сзади шла девушка в рваном платье и обутая в железные сапоги, а рядом с ней – мальчик, еще совсем юный годами, но с недетским взглядом.
Когда воины устали и сели отдохнуть на обочине, Вонифатий подошел к старику и спросил его:
— Как могло случиться, отец, что твои седины не остановили и не смутили твоих гонителей? За что тебя схватили?
— Я епископ одной из общин, — охотно отвечал старик, — когда начались гонения, я укрылся в горах и прятался там долгое время. Но однажды мне сообщили, что один из вновь обращенных в нашу веру схвачен. Судьи жестоко пытали его, и я испугался, что он не выдержит мук, отречется от Господа и тем погубит свою душу. Поэтому я поспешил в суд, чтобы поддержать его словами утешения. Я успел вовремя! Он уже колебался, но я укрепил его в вере и он умер христианином. Дьявол, уже торжествовавший победу, ушел ни с чем. Меня же заключили под стражу.
— Зачем ты сделал это? – воскликнул Вонифатий. – Ты бросил все свое стадо, спасая одну овцу, и к тому же не уберег себя. Разве это разумно?
— У Господа нашего, — спокойно ответил старик, — нет первых и нет последних. Как же я мог оставить без помощи страждущего, которого сам крестил?
— А ты? – спросил Вонифатий у юноши, — как ты оказался в таком горестном положении?
— Я увидел моего епископа, влекомого на муки, — сказал тот, — и объявил себя христианином, потому что хочу умереть вместе с ним.
— Но неужели ты не боишься смерти?
— Отчего же я должен бояться ее? Ведь за нею — вечная жизнь!
— Пусть так. Но муки не страшат тебя?
Юноша взглянул на Вонифатия с жалостью и сказал ему:
— Бедный человек! Как могу я бояться скоротечных мук, если по смерти обрету вечное блаженство? Не сочувствовать ты должен, а завидовать моей судьбе!
— Да, — тихо промолвил Вонифатий, — все это так.
Затем он подошел к мужчине и сказал ему:
— Мне кажется, что ты воин, и даже более того – военачальник.
— Это действительно так, — отозвался тот, — двадцать лет я носил меч и добровольно снял его, объявив себя христианином.
— Что побудило тебя так поступить?
— Мне было приказано судить моих единоверцев, а я вместо того отпустил их на свободу.
— Значит ты нарушил приказ императора! – заметил Вонифатий.
— Мой Небесный Господин повелел мне так поступить, — твердо ответил воин. – А что мы все перед волей Его? Я, император и последний нищий – все равны перед Ним, ибо Он судит нас не по званиям, а по делам.
Ничего не ответив, Вонифатий подошел к девушке и сказал:
— Тебя я никак не ожидал увидеть здесь. Что заставило тебя принять мучения?
Девушка подняла глаза и сказала:
— Моя любовь. Я поклялась, что буду невестой одному Господу нашему Иисусу Христу и не вступлю здесь на земле в брак с кем бы то ни было.
— И что же? – живо отозвался Вонифатий.
— Мой жених, тот, с кем обручили меня родители, донес на меня епарху, — улыбнулась она. – Он сказал ему, что я христианка, словно это звание может унизить. И вот теперь я должна умереть.
— Несчастная, — прошептал Вонифатий.
— Теперь уже не долго ждать, — спокойно сказала девушка, — скоро я увижу Господа моего и воссоединюсь с Ним!
— А ты? – обратился Вонифатий к мальчику.
— Это сестра моя, — сказал тот. – От нее я узнал правду об Истинном Боге и с ней вместе войду в Царствие Его.
Тут офицер, поднявшись с камня, отдал приказ трогаться в дорогу. Двое солдат, подойдя к девушке, принялись стаскивать с нее сапоги. Тут увидел Вонифатий, что ноги у несчастной обагрены кровью.
— Что такое? – вскричал он.
— В сапогах этих изнутри торчат гвозди, — пояснил юноша. – Таким образом начальник наш исподволь подготавливает нас к будущим мукам. Но мы не жалуемся, ибо тяжело взойти на небо не поранив ног.
— Чья теперь очередь примерить эту обувку? – крикнул солдат, — не твоя ли, Флавий?
Услышав свое имя, мужчина спокойно обул сапоги и двинулся по дороге вслед за стариком, юношей и мальчиком. По внешнему виду никак нельзя было догадаться о мучениях, испытываемых им. Лишь походка его стала немного тяжелее. Девушка, оставляя на дороге кровавые следы, шла следом, а Вонифатий, погруженный в тягостную думу, шагал по этим следам, замыкая шествие.
Так прибыли они в Тарс, где собралась уже большая толпа народа смотреть на страдания мучеников. И тут, увидев множество тел обезглавленных, распятых и посаженных на кол, Вонифатий сильно побледнел и сказал своим спутникам:
— Да благословит вас Господь, святые люди, на ваш подвиг!
Слова эти слышал один из воинов и сообщил о них офицеру. Офицер подбежал к Вонифатию и, пристально глядя ему в глаза, спросил:
— Кто ты, незнакомец? Сдается мне, что ты тоже христианин!
— Нет, — с усилием возразил Вонифатий, — я не верую в Распятого.
— Тогда принеси жертву, — строго сказал офицер. – У нас принято проверять всех новоприбывших не довольствуясь их словом. Принеси жертву богам и ступай спокойно по своим делам.
Говоря так, он подвел Вонифатия к одному из жертвенников, которые в те времена были расставлены во множестве перед каждым колодцем и каждой лавкой. Вонифатий медленно коснулся жертвенника рукой, но тот час же отдернул ее, словно обжегшись, и громко воскликнул:
— Благодарю Тебя, Господи, за то, что Ты напомнил мне кто я такой! Пусть теперь и другие узнают, что я христианин!
Многие люди слышали это признание и, схватив Вонифатия, подвели его к судье.
— Кто ты? – спросил тот.
— Христианин, — ответил он. – А зовут меня Вонифатием.
Судья повелел раздеть его, подвесить за ноги и сильно бить. Потом стали загонять ему под ногти иглы. Во время пытки судья стоял рядом и уговаривал Вонифатия отречься от Христа и принести жертву Юпитеру. Но Вонифатий только горячо молился Богу, умоляя Его не отнимать больше у него Своей благодати. И Господь, жалея о нем, раскрыл перед Вонифатием Свои небеса и тот увидел сонм ангелов небесных, которые манили и звали его к себе. Тогда Вонифатий сказал судье:
— Несчастный, о чем ты просишь меня? Если бы ты знал, какой ад носил я в своей душе до сегодняшнего дня! Греша и распутничая, я знал, что после своей смерти заплачу за все нечистые наслаждения великими страданиями! Но теперь, когда ко мне вернулось душевное спокойствие, и Господь раскрыл передо мной двери рая, разве есть на земле такая мука, которая отвратит меня от Него?
— Вижу, что ты уже готов войти в рай, — сказал судья, — но не торопись! Прежде ты испытаешь такие муки, перед которыми ваш ад покажется тебе за детскую забаву!
И вот, люди его стали пытать и мучить Вонифатия еще злее, постепенно разрывая и сжигая его тело. Наконец, утомившись, отнесли они его к палачу и тот отрубил Вонифатию голову.
Так спасся Вонифатий, бывший уже на краю вечной погибели, и принял Господь его душу.
Между тем друзья Вонифатия и рабы Аглаиды ничего не знали о случившемся и сидели в гостинице, ожидая своего начальника. Видя, что он не вернулся к вечеру, они сильно удивились, но не обеспокоились. Утром, собравшись к столу, рабы стали гадать, что могло так долго задержать их предводителя.
— Не иначе он забрел в кабак и напился там до бесчувствия, — со смехом решили они, — вот так наш Вонифатий отыскивает святые мощи!
Прождав его до вечера, они отправились разыскивать своего друга по всему городу. Прежде всего они обошли множество кабаков, расспрашивая о Вонифатии всех встречных, и случайно столкнулись с писцом, в обязанности которого входило записывать показания осужденных христиан.
— Вчера, — сказал тот, — казнили одного христианина по имени Вонифатий. Точно знаю, что он был чужеземец, но не могу сказать тот ли это, кого вы ищите.
Рабы стали описывать Вонифатия и сказали, что он невелик ростом, имеет рыжие волосы и красивое лицо.
— Вроде он самый и есть, — заметил писец, — у того тоже были рыжие волосы и красивое лицо.
Рабы рассмеялись и сказали:
— Не таков наш Вонифатий, чтобы страдать за Христа! Он пьяница и распутник!
— Если желаете, я покажу вам казненного, — предложил писец.
Рабы отправились следом за тем человеком и пришли на место мучений, где стояла военная стража. Незнакомец показал им на останки обезглавленного мученика и спросил:
— Этого вы искали?
Когда рабы увидели тело, то сразу стали узнавать своего друга, хотя он и был сильно изуродован, а когда голову его, лежавшую отдельно, приложили к телу, то совершенно удостоверились, что перед ними Вонифатий.
Потрясенные до глубины души происшедшим, они заплатили стражникам 500 золотых монет и взяли тело и голову Вонифатия. Потом принесли их в гостиницу, умастили благовонными маслами и завернули в чистую плащаницу, данную им Аглаидой.
Совершив все это, рабы поехали обратно в Рим, не переставая дивиться случившемуся. За всю дорогу с ними не произошло ничего примечательного.
Придя к Аглаиде, которая с нетерпением ожидала возвращения своего возлюбленного, рабы сказали: «Велик твой Господь, если Он творит такие чудеса! Вонифатий, уезжая, обещал привезти тебе мощи истинного святого. Он сдержал свое слово! Многие люди говорили нам, что этот мученик показал великую веру в Господа!»
Аглаида с благоговением откинула плащаницу и ужаснулась, увидев тело Вонифатия. Долго в безмолвии стояла она над ним, потом, пав на колени, хотела молиться, но тут слезы хлынули у нее из глаз и она лишилась сил.
Утром, немного оправившись от своего потрясения, Аглаида расспросила рабов обо всем происшедшем. Вслед за тем она распорядилась везти мощи в свое загородное имение. Здесь Аглаида построила чудный храм во имя мученика Вонифатия. Но тело святого было похоронено в церкви лишь несколько лет спустя, когда над ним стали свершаться чудеса и многие люди получили исцеление, прикладываясь к мощам Вонифатия, а из многих он изгнал бесов.
Сама Аглаида отреклась от мира, раздала имение нищим и поселилась вблизи храма. Прожив еще 18 лет, она умерла в великом покаяние и была похоронена рядом с гробом святого Вонифатия. (Память святого мученика Вонифатия отмечается 19 декабря).
Христианство. Время гонений http://www.proza.ru/2015/05/29/207

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *