Секты в христианстве

Москва

Информационно-консультационный центр свщмч. Иринея, епископа Лионского
г. Москва ул. Иловайская д. 9 корп. 2.
Руководитель — Александр Леонидович Дворкин
Тел. (495) 646-7147
E-mail: iriney@iriney.ru
Web-сайт – www.iriney.ru
Центр реабилитации жертв нетрадиционных религий памяти А.С. Хомякова
109017, г. Москва, ул. Б. Ордынка, 20, храм «Всех скорбящих Радость»
Руководитель — иерей Евгений Тремаскин
Тел. 8-963-635-4094, 8-968-671-5717
Приемный день: вторник 12.00-17.00 ч.
E-mail: vsradoste@mail.ru
Web-сайт — www.glagolvery.ru
Страница «В Контакте»: Библейская школа жизни на Ордынке

Миссионерский центр преподобного Иосифа Волоцкого
Москва, ул. Академика Челомея, 3б. Храм Преображения Господня в Старом Беляеве. станция метро «Новые Черемушки». авт 721 остановка «Диспансер»
Руководитель — Андрей Иванович Солодков
Тел. 8-905-648-0864
E-mail: sai68@mail.ru
Душепопечительский православный центр реабилитации пострадавших от псевдорелигиозных организаций и оккультизма во имя прав. Иоанна Кронштадтского
109044, г. Москва, Крутицкая ул., 17, стр. 5, Крутицкое патриаршее подворье, Набережные палаты
Руководитель — иеромонах Анатолий Берестов
Тел.:(095) 276-67-63,
E-mail: berebtov@mtu-net.ru
Web-сайт — www.dp-c.ru

Центр духовного, патриотического и гражданского воспитания молодежи Подольского благочиния Московской епархии
Руководитель — иерей Алексей Суриков, сотрудник Миссионерского отдела Московской епархии, ответственный за миссионерскую работу в Подольском благочинии
Тел.: 8-985-991-36-86; 8-916-140-30-51
E-mail: sektoed@mail.ru

Помощь людям попавшим в секты:

  • Российские антисектантские центры — Миссионерско-апологетический проект «К Истине»
  • Святые, к которым обращаются с молитвами о сектантах, раскольниках и иноверцах — Миссионерско-апологетический проект «К Истине»
  • Как помочь человеку, попавшему в секту — Православная беседа
  • Консультирование по вопросу выхода из секты — Миссионер Дона
  • Выход из культов. Депрессия, одиночество, нерешительность, измененное сознание, эффект аквариумной рыбки, некритическая пассивность и пр. — решение психологических проблем людей после выхода из сект… — Маргарет Сингер
  • Действия семьи при попадании ребёнка в тоталитарную секту — Михаил Бедило
  • Православные, инославные и сектанты — Как нам строить отношения со знакомыми и ближними из числа инославных христиан и сектантов? — Вера-Эском
  • Веру не рассказывают, а показывают (взаимоотношения с инославными и сектантами) — иерей Александр Ильяшенко
  • Юридические советы для тех, чьи интересы попирают секты — Евгений Мухтаров
  • В секты попадают из-за проблем, комплексов и тщеславия — иерей Евгений Тремаскин
  • Противостояние сектам — это одно из дел любви Церкви к человеку — профессор Александр Дворкин
  • О сектоведении (если кто-то до сих пор думает, что в секты попадают в основном неудачники, то позволю с этим не согласиться: в сектах сейчас состоит до 1 млн. наших сограждан, среди которых очень много весьма «образованных» людей. Слово «образованных» привожу в кавычках, поскольку требуется пояснить, что образование, которое получают наши сограждане в школах и ВУЗах не является образованием в полном смысле) — Олег Заев
  • По следам «Бога КУЗИ» или о волках в овечьей шкуре (как и почему люди попадают в секты) — Олег Заев

Сектантство в Православии и Православие в сектантстве

Ошибочно думать, что все православные суть действительно не сектанты и что все сектанты суть действительно не православные. Не всякий православный по имени таков по духу, и не всякий сектант по имени таков по духу, и в настоящее время в особенности можно встретить «православного» – настоящего сектанта по духу своему: фанатичного, нелюбовного, рационально узкого, упирающегося в человеческую точку, не алчущего, не жаждущего правды Божией, но пресыщенного горделивой своей правдой, строго судящего человека с вершины этой своей мнимой правды – внешне догматически правой, но лишенной рождения в Духе. И, наоборот, можно встретить сектанта, явно не понимающего смысл православного служения Богу в Духе и Истине, не признающего то или иное выражение церковной истины, но на самом деле таящего в себе много истинно Божьего, истинно любвеобильного во Христе, истинно братского к людям.

И наличие таких смешений в христианском обществе не позволяет легкомысленно подойти к вопросу вероисповедных отношений. Сектанты грешат в непонимании Православия, но и мы, православные, не следуем своему Православию, не понимая их, сектантов, иногда удивительно пламенно и чисто устремленных к последованию за Господом, к жизни в Нем, Едином.

Человеческий узкий, гордый, больной разум, не преображенный в Духе Божием, одинаково стремится к разделению и ищет повода к нему, кому бы он ни принадлежал этот разум – православному или сектанту.

Мы, православные, веруем, духовно видим, что имеем полноту человечески выраженной истины. Но это совсем не значит, что мы уже следуем этой полноте истины и что эта полнота наполняет нас. Мы иногда имеем ее только на языке, или думаем, что она у нас в глазу должна заменить бревно духовной лености нашей. Но все это далеко не так. Истину мы имеем, и полную, но жить в ней не хотим или не умеем, и просто часто не стремимся жить в ней, ибо она очень стеснительна для нашего ветхого человека. А погордиться, повеличаться своей православностью мы не прочь.

Среди иновероисповедных христиан есть множество живущих в истине Православия – духом своим. Есть сектанты, которые горят духом и любовью к Богу и к ближним гораздо более, чем иные православные, и вот этот дух горения любви к Богу и к человеку есть признак истинного жизненного Православия. Кто его не имеет среди православных, тот не истинно православный, и кто его имеет среди неправославных, тот истинно православный. По-человечески он заблуждается, по-человечески он не понимает того или другого, не видит тот или иной цвет в природе мира (духовный дальтонизм; не видит, например, смысла икон, общений со святыми, ушедшими из этого мира), но по духу, по внутреннему человеку он – верный и истинный, нелицемерной любовью преданный Живому Богу Воплощенному, Господу Иисусу Христу – до смерти. Наличие таких подлинно православных христиан замечается как среди православных по умоисповеданию, так и среди римокатоликов, также среди протестантов всех оттенков, к каковым оттенкам принадлежат и русские сектанты, сектаризировавшиеся, т.е. отделившиеся умом и опытом от догматического исповедания Церкви, отчасти из-за непонимания этого исповедания в Духе, отчасти из-за дурных примеров осуществления этого исповедания в жизни. Всякому православному ясно, что православные по своему умоисповеданию люди часто являются не только не назиданием для общества, но прямым развращением этого общества. Не говорим о примерах политиков, общественных деятелей: они касаются, конечно, и в большой степени и нас, духовенства, не всегда стоящего на духовной высоте Православия, несмотря на ясное сознание истинности своей Церкви. А монастыри… сколько было глубокого неправославия, мирского, тленного духа подчас под смиренной одеждой монаха. И все «легковесное», гнилое всплывало на поверхность церковной жизни и более бросалось в глаза, чем истинно смиренный, самоотреченный труд множества пастырей и иноков подлинного Православия, жизнью своею шедших за Христом и умиравших во Христе. Революция показала, обнажила слабый слой православного русского священства, но она же подчеркнула мученическое исповедничество православной жизни у большинства священников. Кто-то сказал, что наличие сектантства показывает религиозность народа. Можно сказать и так: наличие сектантства показывает православность народа, его горение духа, его стремление к идеалу, его жажду не внешней религии, но внутренней, жажду своего сердечного завета с Богом. И это по существу есть Православие. В наличии сектантства православный, а тем более священник, всегда более виноват, чем сектанты. Думать так – не является ли думать по-православному, беря на себя вину и ответственность за отделившихся братьев. Иначе не будет Христовой правды – если не взять на себя вину. Человеческую правду сложно осуществить в признании виновными сектантов, но Христова правда иная, «безумная» для мира, мудрая лишь – для Бога.

Ни спорами, ни диспутами, ни препирательствами, ни грубыми обличениями нельзя показать ту положительную силу Духа Божьего, который живет в Православии, который есть само Православие, этот Дух можно выявить лишь в безумном по-человечески отречении от своих разумных прав и предоставлении Суда – Духу.

В православной апологетике надо, прежде всего, делать ясное и твердое ударение на разъяснении смысла вероучения и на показании этого вероучения в жизни.

Надо ясно понять, что Православие есть страшный Огонь, как Святые Тайны. Принимающих полноту Православия этот Огонь либо преобразит, либо сожжет. Православие создало дух русского народа, но оно же и и ввергло русский народ в огонь. Православные опалены Православием. Они сделались недостойными причастниками Святыни Полноты веры. Эта святыня не только живит, но и опаляет.

Сектантство – это неправославное искание путей Православия. По немощи человека оно совершается не вглубь, а вбок, так сказать не в догмате, а около догмата. Догматическая (чистая) жизнь около догмата представляет собою, конечно, большее Православие, чем недогматическая (блудная) жизнь в догмате. Это надо понять со всею ясностью, со всею определенностью Божьего Слова, прямо указывающего на это хотя бы в притче о двух сыновьях, из которых один сказал, что не исполнит воли отчей, но исполнил ее, а другой сказал, что исполнит, но не исполнил. Исповедание православного Символа веры есть запечатление Евангелия. Символ должен совершаться в жизни, стать реальностью. У одного человека он совершенно не реален в жизни, хотя этот человек произносит его каждый день на молитве; у другого вера является в жизни любви его ко Господу Иисусу Христу, к Отцу Небесному и Духу Святому, и она отражается на лице его, на словах и всех поступках. Кто же ближе к Царствию Божию? Ответ ясен. Конечно, второй, неправославный по имени, но православный по духу и истине, наученный самим Духом.

Православные по самоисповеданию, по самоутверждению должны понять, что Православие это отнюдь не привилегия и не повод к осуждению других, и не гордость. Православие, наоборот, есть смирение, есть исповедание полноты Истины, как правды, так и любви. Православие должно побеждать только сиянием своим, как Сам Господь, а отнюдь не пушкой – стальной или словесной, все равно. Православие не сияет в православном обществе, в том, которое гордится своим Православием. Оно сияет в том, кто смирен в своем Православии, кто чистоту веры понимает не разумом только маленьким своим, но духом, всей жизнью.

Красота Православия дана для спасения людей, а православные ее стали обращать для осуждения, для погубления людей. Можно сказать, что нет на земле совершенно православных людей, но что частично православны и сами так называемые православные и те, кто не считает себя в православии, но считает во Христовой Церкви и жизнью живет во Христе. Православие – солнечный свет, лежащий на земле. Светит для всех, но не все освещаются им, ибо кто в подвале, кто закрыл свои окна, кто закрыл свои глаза…

Но невольно возникает вопрос: не есть ли эти мысли, хотя бы в самой малой мере, отказ от чистоты православной веры, от той чистоты, ради которой столько было пролито крови и ревности святыми отцами?

О нет, это не только не отказ от чистоты православности, но это есть защита и исповедание именно ее.

Возьмем для примера почитание святых, молитвы к ним. Сектант – неразумно, не по духу – отрицает эту ветвь жизни духа. Мы утверждаем ее духовную реальность во Христе. Может ли спастись человек, не признающий этой реальности? Страшный вопрос. То, что должно служить помощью в спасении, одним из средств его, можно считать предлогом для осуждения кого бы то ни было, кто отказался от этой помощи, выбрал другое средство?

Что святые ищут – прославления себя, или Бога? Конечно, Бога. И всякое истинное прославление святых есть прежде всего – прославление Бога: «Дивен Бог во святых Своих…» (Пс.67:36). Значит, если мы прославляем «прямо» Бога и прославляем действительно, нелицемерно, – святые и ангелы, конечно, ликуют, радуются, духовно лобзают такого прославляющего. Наоборот, если человек поет величание и акафисты святым, а в жизни своей не имеет любви к их духу – духу Христовой чистоты и правды, и любви, не является ли этот человек более поругателем святых, чем прославителем их? Благодаря ему, может быть, многие перестали прославлять святых, соблазнившись такими результатами его прославлений… О, сколь косно и грубо плотское мудрование человеческое, как распинается чистейший Дух Господень в людях!

Установления Православной Церкви суть школа духа, самая удобная, если проходится в духе. Все в Православной Церкви должно оживлять и одухотворять. Вина человека, если он оземляется. Мы, православные пастыри, – учители во Христе. Учитель Един – Господь Иисус Христос, и никто – вне Его – не может быть учителем. Мы учим лишь, как повиноваться Единому Учителю, Мы не во имя свое, но во имя Христово учителя. Но вот мы видим, что кто-то выучился быть учеником Христовым без нас. Что же? Будем ли мы против него восставать, как хотели апостолы восстать против тех, кто «не ходит с ними» (Лк 9,49), но получили достойную отповедь Учителя, годную и для нас, православных пастырей.

Мы радоваться должны, что человек силою Всемогущего Духа, который «дышит, где хочет» (Ин.3:8), чудесно преобразил свою жизнь и приносит Богу плод. Нам не ясен путь Духа в этом человеке? Но разве мы поставлены судить о путях Духа, если плоды Духа ясны нашим глазам? От плодов велено знавать. Плоды же ясно определены у апостола (1Кор 13, 4–8).

Непрощаем грех один только – против Св. Духа, против любви к Нему. Любящий неправду, восхваляющий грех, наслаждающийся злобой, повинен в этом грехе, но никак не умственно признающий или умственно непризнающий, т. е. видящий душою или невидящий душою – той или иной истины. Если я духовный дальтоник не вижу того или иного цвета в природе духовного мира, но остальные цвета вижу так же, как видят все, неужели я отверженный? Я скорее должен быть предметом особых попечений, особого сострадания. Сектант, который верует в Пресвятую Троицу, в необходимость духовного рождения, в необходимость сознательного отношения к крещению, в необходимость верующим не стыдиться веры своей среди равнодушных, но исповедовать ее перед всеми, верует каждому слову Священного Писания и из ревности по этой вере считает лишним все иные проявления откровений Духа Святого в Церкви за 1900 лет (откровений, кои не противоречат, но разъясняют скрытое в Евангелии) – этот сектант неужели должен быть злобно гоним нами, православными? В чем же тогда будет наше Православие?

Но не только сектантов, этих братьев наших по вере в Единого Спасителя и Искупителя мира, мы не должны злобно, раздражительно и грубо гнать и осуждать. Мы никого из людей не смеем злобно или раздражительно осуждать. Мы можем заметить ошибку, слабость, если сами чисты, но соболезнующе. Немилосердно мы должны только изгонять грубый дух мира сего из своего сердца. И тогда наше Православие засияет. Ибо средство немыслимо оправдать целью. Нельзя Православие защищать по-язычески или по-иудейски. Чистота Евангельского Духа – Православие Святое – должна защищаться евангельски, бесстрастно, мудро, с великою любовью к той душе, за которую пролита Богочеловеческая кровь.

Кидать камни очень легко. И ветхий наш человек только ищет дозволенных предлогов для камня. Предлог ревности по вере – самый удобный. Защищается великая святыня – чистота веры и духа! Именно здесь, у защиты святыни должен человек облечься в святыню, подпоясать свои чресла постом и милостынею духа. В этом и будет Православие его Жизни.

Надо открыто признать тот несомненный факт, что среди всех исповеданий веры в истинное Боговоплощение, на земле совершившееся в Господе Иисусе Христе, Альфе и Омеге спасения, среди всех призывающих Его Святое Имя – есть духовно рожденные люди. И среди православных, и среди римо-католиков, и среди протестантов разных направлений и оттенков. Обратный факт таков, что среди и первых, и вторых, и третьих есть люди, не родившиеся духом во Христе, не возненавидевшие зла, не возлюбившие Бога всем сердцем, всем помышлением.

Все те, коих Православная Церковь принимает без крещения, все те суть христиане – братья православных во Христе, и отношение к ним должно быть особенно братское, любовное. Говорим, особое, ибо братское отношение должно быть у человека ко всем людям. Как может православный обратить кого-либо к вере, если не будет у него для этого человека любви? Как узнает этот человек ту веру любви, если не увидит любви у тех, кто ее проповедует?

Гордость мерзка пред Богом, и мы, православные, вразумляемся сейчас не только за грехи своей плоти, но и за грехи своего духа. «Ты говоришь: Я богат… (читай: православен! – А.И.), – а ты жалок и нищ, и слеп, и наг» (Откр 3, 17), – говорит Господь гордящемуся нелюбовному православному человеку.

Придет ли то благословенное время, когда засияет подлинное Православие в тех, кто носит Его имя?! Засияет кротость, милостивость, чистота, любовь нелицемерная о Христе к каждому человеку, к каждой твари. В наши дни сияет вера православная в мученичестве русских людей. Но и в некоторых сектантах – мучениках и исповедниках, как и в католиках, изгоняемых и мучимых за веру Христову, – прославилось Православие, истинное, нелицемерное, гораздо более чистое и святое, чем в тысячах теплохладных, боязливых, имеющих только имя, «будто живых» (Откр 3, 1), но на самом деле мертвых последователей нашего чистого догматического учения.

Наше Православие здесь лишь отблеск, лишь отзвук Православия небесного, его вечной истины, вечных совершенств. Догматически оно чисто отражается в учении Православной Церкви, но оно есть дух и жизнь и имеет плодом своим – только жизнь. Православие есть добрый плод, и о дереве надо судить только по плодам, по результатам его цветения. Пусть цвет некрасив, пусть листья колючи и сухи, пусть дерево низкоросло и неказисто, пусть даже поломано… Но если плод сладкий, чистый и питательный – то дерево православно в плодоносности своей. И, наоборот, пусть пышны цветы и листья, пусть огромно и чудно дерево, но если плод несъедобно горек, ядовит или ничтожен, то ничто не явит истину Православия этого на вид выделяющегося дерева. И жалко будет оно, если само станет выделять себя и превозноситься над другими деревьями.

Но в чем практически состоит дух сектантства, против которого надо вооружаться молитвою и трезвением? Дух этот есть дух душевной (не духовной) ревности. Это – рационализация веры, блюдение чистоты веры и потеря глубины. Это ущерб любви. Некоторые православные по-сектантски защищают свое Православие, орудуя текстами Писания или канонами, как палками, браня сектантов, или своих же православных (примеры древних и новых расколов), защищая веру свою без надежды на Бога, без любви к человеку. И наоборот, в некоторых сектантах проявляется православный дух в отношении того или иного вопроса. Например, в отношении непонимания общения с Небесною Церковью (святыми) все сектанты будут «не признавать» этого общения, и не желая приобщаться к его опыту Духа, горделиво отвергать это общение, но один сектант будет обличать православных за их «идолопоклонство», другой – «отдаст суд Богу», и лишь кротко помолится о просвещении братьев православных светом истины. И тот, и другой будут вне опыта православного общения с Небесной Церковью, но один будет неправославно настроен (первый), другой – православно, и несмотря на свое неправославное исповедание веры, может быть, окажется пред Богом более православным, чем иной православный, общающийся со святыми чисто внешне – обрядно, но не поступающий в жизни по заповедям Евангельским, не стремящийся сердцем к духу святых.

Все повинны. «Нет праведного ни одного» (Рим. 3, 10) – это надо понять. И не осуждать друг друга, но помогать друг другу, учиться правде друг у друга. Сколько перегородок тогда падет!

Если бы Господь ограничил Себя теми законами спасения, которые понятны нашему человеческому уму, нам бы всем пришлось погибнуть. К безмерному счастью человеческому – это не так. Законы спасения Божьего шире наших пониманий, вернее сказать – глубже. Ибо Спаситель – Господь, а мы – люди, тварь ничтожная и окаянная пред Богом. И «вся наша праведность – как запачканная одежда» (Ис 64,6)… Вся православность наша действительно «как запачканная одежда»… И сознание этого только выявляет, только подчеркивает безмерную истину, глубину и величие Православия.

Как распознать секту и самому не стать сектантом

Книжки и брошюрки с яркими обложками, на которых, как слоган, слова: «Бог любит тебя. А что ты знаешь о Боге?»… Их можно обнаружить в поликлинике, в клубе, куда вы привели ребенка на занятия, в магазине на столике для упаковки продуктов, даже в собственном почтовом ящике… Улыбчивые молодые люди у метро раздают листовки, приглашающие на лекции, на которых вам откроется смысл жизни… А за углом вам предложат уже не тоненькую брошюрку, а увесистый том о йоге… Но может быть и так: к вам подойдут и просто спросят: «Вы счастливы? Хотите быть счастливым?» Сект и всевозможных религиозных общин сегодня в России действует множество. Как попадают в них люди? Что делать, если вас или ваших близких пытаются завлечь в секту или какую-то вроде бы по виду христианскую общину? Как вообще отличить, что вы имеете дело с адептом сомнительного учения? Об этом беседуем с сектоведом Романом Михайловичем Конем.

Мормонские проповедники

– С начала 1990-х годов, с момента вступления в силу законов о свободе вероисповеданий, в стране активизировалась деятельность различных сект и т.н. протестантских деноминаций. Они становились популярными у людей молодых, активных, занимающихся бизнесом… Скажите, пожалуйста, почему секты оказались так привлекательны?

– Однозначного ответа на вопрос, почему тот или иной человек стал членом какой-то секты, скорее всего не будет. Каждый случай всегда особенный. Но если говорить о начале 1990-х годов, то общие причины того, почему сектантство в то время привлекало людей, можно назвать.

Начало 1990-х годов – это время религиозного вакуума в бывшем Советском Союзе. Многие люди пребывали в поиске смысла своего бытия, искали Бога, и любого, кто с Библией в руках выступал с проповедью о Боге, они воспринимали чуть ли не как Самого Иисуса Христа или Его посланника. Религиозным поискам содействовали и внешние причины: разрушение привычного уклада жизни, свертывание социальных и медицинских программ, демонтаж коммунистической идеологии, бывшей мировоззренческим ориентиром для многих.

– Неужели все, кто последовал за новоявленными проповедниками, стали сектантами?

Сектантом человек становится не тогда, когда посещает собрания секты, а тогда, когда встречается с Истиной, но избирает заблуждение

– Если человек неверующий, или не имеющий религиозных знаний, или ищущий услышал сектантскую проповедь о Боге и увлекся ею, то он еще не стал сектантом. До того момента, пока Истина не открылась ему, говорить о человеке как о сектанте можно лишь формально, но настоящим сектантом он еще не является. Сектантом он станет тогда, когда встретится со свидетельством об Истине, но изберет заблуждение.

– Поясните, пожалуйста.

– Когда человек был обращен в баптизм, адвентизм, пятидесятничество, стал харизматом, иеговистом, кришнаитом, мормоном или последователем иной секты, то ему был навязан сектантский взгляд на Православие, представляющий нашу веру в искаженном виде. Сектанты говорили ему, что, например, православное почитание икон – это идолопоклонство, священство – это преграда между Богом и человеком. Но как только человек соприкоснулся с Православием и услышал, что сектантское понимание православного учения об иконах или священстве искажено и не соответствует тому, чему на самом деле учит Церковь, то он оказывается перед выбором: остаться верным сектантскому толкованию Православия или отвергнуть сектантские заблуждения и избрать истину.

Святые отцы отмечают упорство воли, сознательное противления истине, защиту лжи как отличительную особенность ереси и сектантства

Право выбора принадлежит разумной воле личности, но воля в нынешнем падшем состоянии удобопреклонна ко греху, поэтому возможны нерациональные поступки. Все святые отцы отмечают упорство воли, сознательное противления истине, защиту лжи как отличительную особенность ереси и сектантства.

Если у человека находится мужество признаться в своем заблуждении и принять истину, то он совершает решительный шаг и уходит из секты.

– А есть ли статистика, показывающая, сколько людей ушло из сект?

– Ответить на этот вопрос непросто, поскольку сквозной статистики о количестве сектантов нет. Можно говорить о динамике в пределах отдельных сект. Например, в период сектантского бума в России в 1992–1994 годах количество мунитов, имевших статус полноправных членов, составляло, по разным данным, от 2 до 6 тыс. человек. В те годы, чтобы стать полным членом этой секты, требовался испытательный срок продолжительностью в семь лет; следовательно, количество адептов, стремившихся к этой цели, было в несколько раз больше. В 2012 году, после смерти основателя секты Муна, в России насчитывалось, по данным самих мунитов, около 1 тыс. членов, однако не уточнялось, кто вошел в эту статистику.

Собрание московских мунитов. 1997 г.

Люди, ушедшие из сект, не всегда считают нужным заявлять об этом. Но часть из них сочла своим долгом публично заявить о своем уходе и стала вести борьбу с сектами, чтобы предостеречь других от сектантских заблуждений.

– А если отвлечься от ситуации 1990-х годов, которая все-таки была особой, почему люди попадают в секты в иные времена? И почему там остаются?

У врага рода человеческого задача одна – отвлечь человека от Христа и Его Церкви. А для этого годятся все приемы

– Существует мнение, что причины увлечения сектантством коренятся в социальных, политических условиях жизни и психологии самого человека. Если бы это было так и сектантство было бы естественным этапом развития человека и общества, то с исчезновением социально-политических проблем, психологических проблем оно бы тоже исчезло. На самом деле эти обстоятельства являются внешними факторами, способствующими появлению сект и попаданию в них людей. Не отрицая их влияния, надо сказать, что всё же главной причиной попадания в секты является выбор самого человека под влиянием неразумной ревности по спасению, гордости, тщеславия, стремления оправдать плотские похоти и страсти – и злая воля демонов, которые избирают тех, кто подвержен страстям, и через них начинают проповедовать лжеучения. Ведь у врага рода человеческого задача одна – отвлечь человека от Христа и Его Церкви. А для этого годятся все приемы.

Если человека сложно склонить к отречению от веры в Святую Троицу, то демоны способствуют появлению лжеучения, где есть вера в Троичного Бога, но нет Церкви. Для тех, кто хочет следовать евангельским нравственным заповедям и смущается догматом о Святой Троице, кому кажется, что это язычество – якобы три Бога, создается учение о едином Боге. Для тех, кто хочет, чтобы было учение о Троице, но еще желательно, чтобы христианин не выглядел маргиналом, а был человеком процветающим, есть харизматические секты. И они объяснят, почему человек должен быть здоровым и жить в достатке. Оказывается, распятый Господь Иисус Христос пригвоздил ко Кресту все немощи и страдания: бедность, нищету, болезни… И тот, кто считает себя христианином, просто изъят из-под действия бедности и прочих несчастий.

Есть целый ряд сект, где якобы совершается Евхаристия, вечеря Господня. При этом Евхаристия воспринимается лишь как воспоминание трапезы, которую совершил Христос со Своими учениками накануне Крестных страданий, но этот обряд ни благодати не сообщает, ни к спасению отношения не имеет.

– А каким людским страстям потакают секты?

– Всем. Например, в секте Виссариона в 1990-х годах распространялось учение о семье как союзе мужчины и женщины, основанном на взаимной любви. Одновременно с проповедью этого учения у Виссариона появилось много любовниц, и ему надо было как-то оправдать свой разврат. Тогда он стал учить, что любовь мужа к супруге – это эгоистическая любовь, а подлинная любовь должна распространяться на многих женщин, поэтому у мужчины должна быть не одна жена, а две, три…

Секта Виссариона

Ничего нового в этом оправдании человеческих страстей нет. Апостол Павел в Послании к Римлянам говорит, что люди настолько отпали от Бога, что стали освящать и обожествлять свои страсти. И сегодня, если человек стремится оправдать какие-то свои страсти и немощи, он зачастую в сектах получает на них религиозную санкцию. Оправдываются черствость, самомнение, гордость, тщеславие, равнодушие и т.д.

– Какие социальные и психологические опасности таят в себе секты?

– Когда речь заходит об опасности, исходящей от сект, как правило, приводят факты деструктивного влияния на личность и общество вне какой-либо связи с учением сект. Считается, что секты опасны в силу деструктивности сложившейся в них психологической атмосферы. Однако ее корень – в вероучении сектантов.

Сектанты совершают преступления, но не все преступления, совершенные ими, являются специфически сектантскими. Иногда они совершают преступление не потому, что они кришнаиты, или сайентологи, или представители других сект, а в силу испорченной человеческой природы, подобно тем, кто исповедует другие религии.

Но есть целый ряд преступлений, которые совершают сектанты в силу того, что учение, которому они привержены, делает легитимными их антиобщественные и уголовные деяния.

– Приведите, пожалуйста, примеры.

– Кришнаиты учат о том, что эффективным средством избавления от кармы является преданное служение Кришне и тот, кто посвящает свою жизнь этому служению, может совершать любые действия, не ведущие к ухудшению кармы. Поэтому кришнаитам можно лгать, воровать, заниматься мошенничеством – но при одном условии: совершается это в состоянии преданного служения Кришне. Таким образом, уголовные деяния получают религиозное обоснование. Другой пример. У «Свидетелей Иеговы» имеется запрет на переливание крови. И если иеговист оказывается в ситуации, когда переливание крови необходимо для спасения жизни человека, то его отказ от этой процедуры – это фактически сознательное самоубийство. Но для представителя данной секты – это не самоубийство, а исполнение ложно понятого запрета на вкушение крови – то есть добродетель.

Кришнаиты и идол Свами Прабхупады

– А как мотивируется запрет на переливание крови?

– В Священном Писании есть запрет на употребление крови в пищу. Иеговисты толкуют его расширительно – как запрет на переливание крови, рассматривая эту процедуру как способ питания. Однако в нашем организме система пищеварения и система кровообращения не напрямую связаны между собой: кровь не участвует в процессе пищеварения.

Секты опасны тем, что легитимизируют уголовные, административные, антисоциальные деяния, наполняя их религиозным смыслом

Так что опасность сектантства, прежде всего, в том, что секты легитимизируют уголовные, административные, антисоциальные деяния, наполняя их религиозным смыслом. Таким образом, деструктивность сект определяется их учением. При этом следует учитывать, что секты, в которых еще не сложилось вероучение и многие положения прописаны нечетко, обладают теоретической возможностью для весьма широкого толкования вероучения, в том числе и для оправдания разного рода деяний.

– О чем нужно помнить нам, христианам, как, впрочем, и всем другим людям, чтобы не оказаться втянутыми в секты?

– Христианам в первую очередь нужно знать учение Церкви и проявлять трезвомыслие. Если христианин слышит проповедь, идущую вразрез с основополагающими постулатами его веры, то это должно сразу насторожить. Например, если кто-то утверждает, что Второе пришествие Христа состоялось в 1914 году, то знакомый с Евангелием сразу среагирует на это, мягко говоря, странное утверждение. В Евангелие четко сказано, что Второе пришествие Христа будет видимым всем и будет сопровождаться знамениями космического масштаба. В 1914 году подобного не наблюдалось. Если Виссарион утверждает, что он второй раз пришедший Христос, но под новым именем и в новом теле, то очевидно, что данное учение с евангельским не имеет ничего общего.

Во-вторых, чтобы не попасть под влияние сектантов, надо попытаться определить, представитель какого учения перед вами. Если вам предлагают пойти на курсы изучения Священного Писания, следует попросить предлагающего представиться. Если он не хочет четко обозначить свою религиозную принадлежность, значит, мы имеем дело с чем-то сомнительным. Следует помнить, что сектанты любят представляться и православным епископом, священником, иеромонахом, монахом…

– Даже так?

– Да, даже так. К примеру, известный ныне «бог Кузя» начинал свою деятельность в православной среде. Он явился на православный приход и представился монахом. Настоятель проявил неразборчивость и принял его как монаха, не потребовав от него никаких документов. Затем этот «монах» открылся настоятелю, что он якобы иеродиакон, затем – что он иеромонах, поставлен покойным митрополитом Питиримом, был пострижен в его домашней церкви, документов не сохранилось. Его допустили к совершению богослужений. Но в конце концов он был разоблачен и изгнан из православного прихода.

«бог Кузя»

Приобретя некий опыт, он в Москве стал представляться уже епископом Романом. Но никого не смутило, что епископ без кафедры.

Как должен поступать православный человек в такой ситуации? Если он слышит, что есть какой-то подвижник, тем более епископ, надо навести справки. Узнать, из какой епархии. В настоящее время сведения о священнослужителях Церкви доступны почти всем. Если называется епархия, то в конце концов можно в эту епархию позвонить, там справиться. Да просто задать себе вопрос: а что этот «епископ» делает в нашем городе, в нашей местности? Почему покинул свою епархию? И об объявившихся вдруг необыкновенных старцах, о подвижниках обязательно надо справляться.

– На что важно обратить внимание, если человек, подошедший к вам, представился, сказал, из какой он религиозной организации?

Недавно образованные христианские группы с короткой историей должны вызвать у вас настороженность

– Обязательно обратить внимание на время возникновения этой организации. Если эта организация называет себя «церковью», но возникла 10 лет назад, 20, 30, 40, 50 лет назад, вполне закономерен вопрос: «Какое отношение эта христианская группа имеет к Церкви апостольского времени, созданной в 33 году по Рождестве Христовом? Что делали ее общины эти почти две тысячи лет?» Недавно образованные христианские группы с короткой историей должны вызывать настороженность. Замечено: сектанты не любят вопросов о своей истории, о своем происхождении, они постараются уклониться от ответов, будут просто говорить: «Мы христианская церковь», настаивать, что время появления не важно, а главное – это вера.

– Что еще не любят сектанты?

– Они не любят, когда им задают критические вопросы, сравнивают их учение с православным.

– Люди доверчивы….

– Да, люди доверчивы. Но в первую очередь надо доверять Церкви, и как только человек не доверяет Церкви, он оказывается в опасности.

– А почему не доверяют Церкви, как вы думаете?

– Причины недоверия, как правило, субъективны. Кому-то не понравился священник в храме, в который он зашел. Кого-то обидели, что-то резкое сказали – такое случается. Но надо всегда отделять личное от учения Церкви. А если человек не доверяет Церкви, то это свидетельствует о его самомнении и гордости, а она ведет к прелести. Этой страстью пользуются демоны как эффективным средством нападения на человека. На ней же умело играют сектанты.

Нередко можно на улице услышать, как иеговисты или представители протестантских общин вербуют человека: «У нас не пьют, у нас крепкие семьи. У нас то хорошо, это хорошо – а у них, православных, всё плохо, плохо и плохо». Это типичный пример того, как пытаются эксплуатировать человеческое недовольство. И это недовольство может привести человека в секту. А атмосфера в секте многих сразу очаровывает, потому что к новичкам тотчас же проявляют внимание, их располагают к себе, о них заботятся. И человеку это, естественно, нравится, он начинает чаще и чаще ходить на собрания сектантской общины. Привыкает, и через какое-то время ему уже сложно расстаться с этой средой.

Роман Михайлович Конь

– К нам постучали в дверь и спросили: «Хотите ли вы знать о Боге?» Что мы должны ответить? Как поступить?

– Зависит от того, кто открывает дверь. Если это православные люди, то они должны сказать, что они знают истинное учение Боге. Они могут предложить пришедшим свое учение, чтобы и те приобщились к истине, которой владеет Церковь, или предложить посетить богословские курсы на приходе или пообщаться со священником.

Поинтересуйтесь у подошедших к вам, в чем заключаются основные положения их вероучения

Если дверь открывают люди нецерковные, малоцерковные или колеблющиеся, то, прежде всего, им надо поинтересоваться, кого представляют пришедшие. Если на просьбу представиться следует отказ, то перед ними однозначно сектанты. Если сектанты называют свою организацию, надо попытаться выяснить, в чем заключаются основные положения их вероучения, и спросить, чем они отличаются от учения Православной Церкви. Если пришедшие не смогут или не захотят этого сделать, это должно насторожить. Если людей не смущает сектантское учение, то они должны быть готовы понести все последствия своего выбора.

– В своем почтовом ящике мы обнаружили книжки явно сектантские: «Свидетелей Иеговы» или другой секты… Что мы с этим должны сделать?

– Выбросить в мусоропровод или сжечь. Поставить в известность приходского священника и катехизатора (миссионера) о том, что на территории прихода действуют сектанты, распространяют агитационные материалы. Желательно мобилизовать прихожан, чтобы в почтовых ящиках появлялась не только сектантская литература и жители дома, подъезда, улицы смогли узнать, что кроме сектантов существуют православные приходы, в которых их ждут и где для них проводятся занятия по изучению Священного Писания, по изучению библейской истории, где читаются лекции по богословию, на которых можно узнать о Боге и спасении.

Чем религиозная организация отличается от секты

На самом деле отличия очень явные и на виду. Нужно только их знать
1. Религия отличается от секты прежде всем тем, что она ведет свое начало от какого-то сверхъестественного духовного события и имеет преемственность.
Например: главным в любой ветви христианства есть не догмы, а традиция передачи святого духа. Это всем известный ритуал рукоположения. Таким образом, осуществляется передача святого духа, полученного первосвященниками от Иисуса Христа( сверхъестественное событие). В сектах «Иегова», «Адвентисты седьмого дня», «саентология» и других такой преемственности нет, значит — это окультная организация. Это просто общество по обсуждении рнлигии и все. Права проводить духовные обряды они не имеют. Им просто нечем. Это обман.
2. Рассуждения о добре и зле.
Если проповедник начинает разглагольствовать о добре и зле — это верный признак секты. Сентенция, что вокруг зло и только мы сеем добро дает сигнал об окультном характере организации. Настоящая религия об этом молчит. Там размышляют о Боге, вере, спасении, но не разделяют мир на белое и черное.
3. Использование явных манипулятивных техник влияния:
1) использование техник гипноза:
— методичный напористый голос, цель — ввести в транс
— психоделическая музыка
2)душераздирающие истории, возможно с участием детей, цель — открыть восприятие, сделать некритичным сознание;
3) использование метода «четырех утверждений» Три раза утверждается неоспоримое (небо голубое и т.д.), а четвертым идет, то, что нужно внушить (спасение только у нас);
4. Жесткое пресечение любого несогласия и даже просто ситуаций возникновения дискуссии. Один сомневающийся с критичным мышлением «ломает» всю систему и включает критичность у других участников. Такие безжалостно изгоняются.
5. Культурное отсечение сектантов от остального населения. Все начинается с разговоров о добре и зле, спасении, но постепенно вводятся ограничения призванные обособить сектантов от остального населения и замкнуть их в пространство своего сообщества. Это отрицание общепринятых праздников, вплоть до запрета на День Рождения. Цель ясна и понятна — снизить до минимума общение с остальным миром. Тогда не будет опасности, что сектант уйдет из под власти проповедника. Разрыв с семьей поощряется.
6. Исключительное право на спасения.

В Православной Церкви часто поднимается этот вопрос, который за всю историю христианства не утратил своей актуальности, как распознать секту и защититься от нее? Когда этот вопрос касается откровенно неправославных общин, например, популярное в 90-е годы «Белое братство», тут легко распознать и защитить себя от еретических взглядов. Но что делать и как распознать секту в среде православия?

Что такое секта

Определение понятия на самом деле крайне невинно, в переводе с латинского оно означает «школа» и «следую», т.е. определенное учение, которому следует человек. В древнегреческом языке данное понятие также означало ересь. В Православной Церкви это значит религиозную группу людей, которая имеет отличное от утвержденного учения. В более современном понимании, это значит отделенную группу, которая имеет свое учение и доктрину.

Секта — община людей, чьи религиозные взгляды отличаются от официального учения Православной Церкви

Если объективно рассмотреть секту, она предстанет как просто группа религиозных людей, которые имеют одно учение и следуют определённому уставу. Чаще всего во главе группы стоит один человек или группа лиц, которые управляют общиной и трактуют им догмы.

Они могут находиться в составе официальной доктрины, например, харизматы являются частью христианства, т.е. их взгляды совпадают с главными богословскими вопросами и доктринами этого вероисповедания. А могут стоять отдельно ото всех взглядов и религий, например, «Белое Братство» или «Саентологическая Церковь», которые полностью исказили все христианские догмы и распространяли безусловную выдуманную ересь среди народа.

Классификация сект делит их на:

  1. Псевдохристианские — имеют в учении некоторых христианские догматы, но искажают Писание и ставят выше него собственные откровения («Поместная церковь», «Свидетели Иеговы», «Бостонское движение» и пр.).
  2. Псевдовосточные — строятся на некоторых восточных традициях и претендуют на передачу неких духовных знаний (Брахма-Кумарис, культ Сатьи Саи Бабы и пр.).
  3. Псевдонаучные — основывают учение на псевдонаучных фактах и утверждениях, противоречащих официальной научной позиции (парапсихология, сайентология и пр.).
  4. Культы здоровья — утверждают приоритет физического здоровья над духовным (последователи Порфирия Иванова, ребефинг и пр.).
  5. Оккультные — строятся на распространении неких «тайных знаний», которые дают власть над людьми или Вселенной (агни-йога, теософия, астрология или магия и пр.).
  6. Неоязыческие — общины, которые стремятся возродить язычество и состоят из элементов оккультизма и фольклора («Веда», «Вятичи» и пр.).
  7. Коммерческие — организации, которые строятся по принципу пирамиды и чья идеология основывается на коммерции («Гербалайф»).

Важно! Таким образом, секта является общиной людей, чьи религиозные взгляды отличаются от общепринятого и официального учения Православной Церкви.

Как распознать «православную» секту

Этот вопрос крайне важен, ведь секта, которая имеет в своем основании часть истины, т.е. маскируется под официальное учение, очень опасна, поскольку человеку сложнее распознать ложь. Неправильно мнение, что все православные истинно верующие, а все сектанты — еретики.

Православная церковь негативно относится к сектанству

Сегодня можно увидеть «православного», который настоящий сектант по духу — фанатичный, злой, узколобый, не ищущий правды Божией, но гордо судящий другого за его взгляды. И наоборот, можно увидеть сектанта, который не понимает тайны богослужения или не признающий какую-то истину церковную, но являющегося истинно Божьего любящего Духа.

В Православной Церкви есть свои догматы, которые написаны в официальных документах Синода. Что необходимо сделать, если монах или настоятель монастыря, а возможно, и священник на богослужении начинает распространять мысли, которые вызывают непринятие?

Для начала:

  • после служения попросить у него в частной беседе назвать места Писания, на которые он опирался;
  • сравнить его слова с официальной позиции Церкви;
  • написать в епархию и уточнить у них правильность высказываний.

После этого, можно сделать выводы, насколько истинны слова, которые священник распространяет.

Совет! Важно всегда бодрствовать на служениях и внимательно слушать, о чем говориться, ведь нередки такие случаи, когда монахи или служителя начинают «добавлять» к канонам свои домыслы, которые извращают христианскую веру. Особенно это касается удаленных монастырей и приходов.

Отношение церкви

Православные люди верят, что имеют полноту истины, но не всегда ею следуют. Часто они жестоко критикуют и презирают людей, которые посещают, например, баптистскую церковь.

Но разве это правильно? Если баптист неистово любит Господа и кроток нравом, умерщвляет свою плоть ради Христа, разве можно к нему относиться с презрением? Этот человек достоин уважения, ведь он стремиться к тому же Господу, что и православный монах, живущий в аскезе ради умерщвления плоти. Дух Божий дышит где хочет, и страшная ошибка ненавидеть ближнего за другие взгляды. Это касается, конечно только христианских ответвлений, протестантизма в частности.

Христианам очень важно знать учение Церкви и Писание, чтобы противостоять ереси

Сектанты, которые принадлежат к псевдонаучным, еретическим учениям заслуживают только жалости. Как к ним должен относиться православный человек? С жалостью и любовью, стремиться рассказать ему об истине и привлечь в Лоно Церкви, но не слушать его учение и не поддаваться искушению посетить собрание или прочим опасным вовлечениям в секту. Следует опасаться подобных сборищ, чтения еретической литературы или просмотра видео. Если на территории прихода действует секта, то прихожанин обязан сообщить об этом в поместный приход, но самостоятельно избегать посещения еретических собраний и уничтожать все материалы, которые она распространяет.

Как уберечься от нее

Христианам очень важно лично знать учение Церкви и Писание, только знанием можно противостоять невежеству и ереси. Даже услышав проповедь от священника, в которой он использовал ложные постулаты, он может в корне пресечь распространение лживого учения с помощью жалоб в приход и Синод.

То же самое касается и псевдорелигиозных сект, которые стремятся увлечь человека подобными тезисами, что и православная церковь, но искажая их суть. Знание Писания и трезвая голова. Например, если секта проповедую приход Христа в 2050 году, то христианин, знающий Писание, поймет, что попал в секту, поскольку в Библии написано «никто не знает ни дня, ни часа».

Кроме этого, может помочь:

  1. Получить чёткий ответ на вопрос о религиозной принадлежности. Если человек не хочет четко отвечать, то скорее всего, он член секты.
  2. Если новое учение идет от какого-то епископа или православного служителя, следует навести справки о том, откуда он и какому приходу (епархии) принадлежит. Эти сведения доступны сегодня повсеместно и помогут определить обманщика.
  3. Длительность деятельности религиозной группы и дату создания. Обычно секты не существуют очень долго и это выдает их.
  4. Задавать критичные вопросы. Сектанты в большинстве своем не могут ответить на такие вопросы, которые подвергают сомнению истинной их учения. Следует внимательно слушать, о чем он рассказывает и задавать вопросы, когда видна нестыковка. Но это возможно при знании Писании и догматов Церкви.

Внимание! Люди часто бывают доверчивыми и позволяют себя опутать лживыми фактами и утверждениями. Иисус Христос сказал: «Бодрствуйте» и это именно то, что необходимо делать каждому верующему, чтобы защитить себя от лжеучений. Протоиерей Андрей Ткачев о сектах

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *