Православие об эко

О крещении младенцев, родившихся при помощи «суррогатной матери»

Москва, 26 декабря 2013 г.

Документ принят на заседании Священного Синода Русской Православной Церкви 25-26 декабря 2013 года (журнал № 158).

В настоящее время все более широкое распространение получает репродуктивная биомедицинская технология, получившая название «суррогатного материнства». Хотя эта практика в нескольких странах разрешена законодательством, она продолжает вызывать в обществе острые дискуссии. В «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви», принятых Юбилейным Архиерейским Собором в 2000 году, дана оценка этому явлению. Однако целый ряд вопросов, касающихся пастырского отношения к последствиям «суррогатного материнства», продолжает оставаться дискуссионным. Настоящим документом Русская Православная Церковь дает церковно-практические указания, касающиеся крещения детей, родившихся при помощи «суррогатной матери».

Если родители не приносят явного покаяния в содеянном, а восприемники фактически выражают согласие с совершившимся греховным деянием, то о христианском воспитании речь идти не может. Отказ в крещении младенцев в подобном случае будет соответствовать православной традиции

Церковь понимает брак как изначальное установление Божие, укорененное в богозданном человеческом естестве. В христианском понимании брак является духовно-телесным союзом мужчины и женщины, который позволяет им в полноте реализовать свою человеческую природу.

Церковь освящает брак, уподобляя его духовному союзу Христа и Его Церкви (Еф 5:22-33). Плодом супружеской любви становятся дети, «рождение и воспитание которых, по православному учению, является одной из важнейших целей брака» (ОСК Х.4).

Рождение ребенка — это не только естественное следствие брачных отношений, но и великое событие пришествия в мир нового человека, несущего в себе образ и подобие Бога Творца. Давая жизнь детям, муж и жена принимают на себя сугубую ответственность, поскольку они призваны проявлять максимальную заботу одновременно об их физическом и духовном здоровье — от периода внутриутробного развития и первых дней жизни до наступления совершеннолетия.

Особая роль в рождении и воспитании детей принадлежит матери, которая тесно связана со своим ребенком телесными, душевными и духовными узами. Великий пример материнства Церковь видит в Пресвятой Богородице, чей образ раскрывает высочайшее достоинство женщины, уникальность ее материнского призвания.

Серьезной проблемой, с которой нередко сталкиваются семьи, является бесплодие одного или обоих супругов. Церковь сочувствует бездетным супругам, благословляя им молиться о даровании потомства, обращаться к врачам для лечения бесплодия, а также усыновлять (удочерять) детей.

Допустимым средством медицинской помощи бездетным супругам Церковь считает искусственное оплодотворение половыми клетками мужа, если это не сопровождается уничтожением оплодотворенных яйцеклеток, «поскольку оно не нарушает целостности брачного союза, не отличается принципиальным образом от естественного зачатия и происходит в контексте супружеских отношений» (ОСК XII.4).

Что же касается практики так называемого «суррогатного материнства», то она однозначно осуждается Церковью: «»Суррогатное материнство», то есть вынашивание оплодотворенной яйцеклетки женщиной, которая после родов возвращает ребенка «заказчикам», противоестественно и морально недопустимо даже в тех случаях, когда осуществляется на некоммерческой основе» (ОСК XII.4).

Сам термин «суррогатное материнство» указывает на искажение высокого понимания материнского долга и призвания. Соответствующая практика является унижением человеческого достоинства женщины, тело которой в данном случае рассматривается как своего рода инкубатор.

Кроме того, практика «суррогатного материнства» разрушает полноценные естественные отношения между матерью и ребенком и имеет отрицательные последствия для всех вовлеченных в эту практику сторон: для «биологической матери», предоставившей свои половые клетки, но лишенной подлинного материнства, связанного с вынашиванием и рождением этого ребенка; для «суррогатной матери», выносившей и родившей ребенка, но вынужденной с ним расстаться, как только он отделился от материнской утробы; для самого ребенка, который вместо полноценной матери либо имеет двух неполноценных матерей, либо не имеет ни одной (как в случае с одиноким мужчиной, пожелавшим иметь «биологическое потомство»); наконец, для общества, в котором утрачивается понимание семьи, предполагающее особые отношения между родителями и детьми, а также не менее важные отношения через поколение — между дедушками/бабушками и внуками.

Общественная опасность практики «суррогатного материнства» связана с радикальным изменением самого представления о природе человека. В данном случае понимание человека как уникальной личности подменяется образом человека как биологической особи, которую можно произвольно конструировать, манипулируя элементами «генетического материала». «В мире постепенно вырабатывается отношение к человеческой жизни как к продукту, который можно выбирать согласно собственным склонностям и которым можно распоряжаться наравне с материальными ценностями» (ОСК XII.4).

Использование репродуктивных технологий с целью «обеспечения детьми» бесплодных пар, одиноких мужчин или женщин постепенно превращается в доходный бизнес, предоставляющий способ заработка для доноров половых клеток и «суррогатных матерей». В результате таинство рождения человека становится предметом торгово-денежных отношений. На смену богозаповеданному супружеству, основанному на любви и верности, приходит «рынок репродуктивных услуг», готовый удовлетворить любой запрос потребителя на искусственное рождение ребенка в соответствии с заданными параметрами.

Церковь открыта для всех людей, стремящихся к спасению. Крещение является таинством вступления в Церковь и предполагает согласие принявших Крещение с ее верой и учением, а также их дальнейшее участие в церковной жизни.

Таинство Крещения совершается в Православной Церкви как над взрослыми, так и над младенцами. Взрослые допускаются к Таинству после соответствующей подготовки, то есть оглашения — наставления в христианском вероучении и христианской нравственности. В таких случаях решение о времени принятия Крещения принимается приходским священником, проводящим оглашение.

В случае крещения младенца согласие за него дают взрослые — родители и восприемники. Условием крещения младенца при этом ставится его воспитание в христианской вере и согласно нормам христианской нравственности, что предполагает регулярное участие и родителей, и ребенка, и восприемников в церковных богослужениях и Таинствах.

Что же касается вопроса о возможности крещения младенцев, рожденных «суррогатной матерью», то при ответе на него необходимо учитывать следующие факторы.

С одной стороны, любой рожденный младенец может быть крещен — по вере тех, кто намеревается его крестить. Ребенок не может отвечать за поступки своих родителей и не виноват в том, что его появление на свет связано с репродуктивной технологией, осуждаемой Церковью.

С другой стороны, ответственность за христианское воспитание младенца несут на себе родители и восприемники. Если родители не приносят явного покаяния в содеянном, а восприемники фактически выражают согласие с совершившимся греховным деянием, то о христианском воспитании речь идти не может. Отказ в крещении младенцев в подобном случае будет соответствовать православной традиции, предполагающей согласие крещаемого, а в случае крещения младенца — его родителей и восприемников с учением Церкви. Такой отказ будет иметь также и пастырское значение, так как тем самым общество получит от Церкви ясный сигнал о том, что практика «суррогатного материнства» является с христианской точки зрения неприемлемой.

Ребенок, рожденный при помощи «суррогатного материнства», может быть крещен по желанию воспитывающих его лиц, если таковыми являются либо его «биологические родители», либо «суррогатная мать», только после того, как они осознают, что с христианской точки зрения подобная репродуктивная технология является нравственно предосудительной, и принесут церковное покаяние — вне зависимости от того, осознанно или неосознанно они проигнорировали позицию Церкви. Только в этом случае Церковь сможет ожидать, что крещеный ребенок будет воспитываться в православной вере и ему будут прививать христианские нравственные представления. Если же такого осознания не происходит, то решение вопроса о крещении откладывается до времени сознательного личного выбора ребенка. В последнем случае факт «суррогатного рождения» сам по себе не является препятствием для крещения человека, ибо он не несет ответственность за поведение своих родителей.

В случае, когда в Церковь приносят младенца, рожденного «суррогатной матерью», вопрос о его крещении может быть решен в соответствии с указанием епархиального архиерея, который обязан руководствоваться в каждом конкретном случае нормами, содержащимися в настоящем документе. Совершение священником Таинства Крещения в подобном случае без благословения архиерея служит основанием для применения к этому священнику канонических прещений.

В смертельной опасности благословляется крещение младенцев вне зависимости от обстоятельств их рождения.

Изложенная позиция основана на учении Церкви о недопустимости крещения младенцев в семьях, члены которых явно и сознательно пренебрегают церковной традицией и не разделяют христианское учение о браке и семье, что практически исключает возможность христианского воспитания ребенка. Это касается не только вопроса о «суррогатном материнстве», но любого сознательно выраженного нежелания жить по-христиански.

В начале XXI столетия инновационные разработки в области медицины продвинулись далеко вперед. С их помощью стало возможным решение одной из самых страшных бед многих семейных пар — бесплодия. Суррогатное материнство — одна из самых неоднозначных вспомогательных репродуктивных технологий, против которой выступает Православная церковь.

Аргументы священнослужителей

Суррогатное материнство — технология деторождения, при которой эмбрион, появившийся в результате искусственного соединения родительских клеток, вводят в тело посторонней женщины. Она обязуется выносить и родить ребенка, после чего передать его родителям. Чаще всего суррогатная мать получает финансовое вознаграждение за участие в процессе.

Суррогатное материнство — это вынашивание и рождение чужого ребенка

Русская православная церковь сформулировала свою позицию по поводу этого процесса на церковном соборе в 2000 г. Она имеет под собой богословское, морально-нравственное и социальное обоснование.

Богословские доводы

В основе неприятия церковью суррогатного материнства лежит христианское понимание деторождения, как Господнего дара. При этом оно не является основной целью союза любящих мужчины и женщины. При этом бесплодие является не только карой за прошлые грехи, но и испытанием веры человека в Божий промысел. С этой точки зрения, искусственное оплодотворение, лежащее в основе суррогатного материнства, становится вызовом Господу. Участие в процессе деторождения третьего человека нарушает интимность и уникальность брачных отношений и взаимосвязи, возникающей между ребёнком и матерью во время беременности.

Защитники суррогатного материнства утверждают, что всё в этом мире происходит по Воле Создателя. Но в христианстве есть понятие «попустительство злу», которое подразумевает непротивления Господа греховных действий, совершаемых по свободной воле человека.

Морально-нравственные аспекты

Противники суррогатного материнства указывают, что этот процесс фактически является торговлей телом женщины, которая уподобляется бездушному приспособлению для вынашивания детей. Ребенок, которого вынашивает нанятая для этого женщина, является в этом случае товаром, объектом договора, а не ниспосланным даром. Но сможет ли биологическая мать забыть об эмоциях и чувствах, возникающих во время вынашивания, и спокойно отдать малыша? Как это отразиться на её психологическом состоянии?

Суррогатное материнство разрушает эмоциональную бли­зость между ма­терью и младенцем

В силу недоступности информации о росте и развитии детей, появившихся подобным образом, трудно судить о его влиянии на дальнейшую жизнь ребёнка. Но известные случаи говорят о значительных отклонениях в их моральных и нравственных установках. Особенно это касается случаев, когда суррогатная мать вынашивает ребёнка для однополых родителей и одиноких мужчин. Такие дети, воспитанные в противоестественных извращенных условиях, переносят родительскую модель поведения на свои отношения с окружающими.

Распространение суррогатного материнства обесценивает институт супружества, как союза любящих мужчины и женщины. Всё чаще он вытесняется эгоистической жизнью, стремящейся удовлетворять только собственные интересы, и противоестественными однополыми связями, разрушающими нравственные устои общества и традиционные семейные ценности.

Социальные последствия

Суррогатное материнство, по мнению не только представителей церкви, но и многих общественных деятелей, ведёт к углублению социального неравенства. Мировая практика показывает, что суррогатными матерями становятся женщины с низким социальным статусом, надеющиеся таким образом решить свои материальные проблемы.

Искусственное оплодотворение и финансовые затраты на оплату услуг нанятой женщины — неподъемное бремя для большинства бесплодных пар. Основными потребителями этой услуги являются богатые люди, желающие удовлетворить собственные эгоистичные прихоти и считающих детей атрибутом своего статуса.

Заслуженность бесплодия

Невозможность иметь детей — актуальная проблема многих российских супругов. При этом священники отмечают, что бесплодие чаще всего следствие безнравственного и безответственного поведения женщин. В подавляющем большинстве случаев бесплодная супруга делала хотя бы один аборт. Опасность этой процедуры признаётся всем медицинским сообществом.

Важно! Развитие индустрии суррогатного материнства нивелирует потенциальные отрицательные последствия неразумного поступка.

Вопрос крещения

Одной из главных тем большинства высказываний, направленных против суррогатного материнства, является спорный вопрос о возможности крещения младенцев, рождённых суррогатной матерью.

Крещение ребенка возможно, если его родители исповедуют православную веру

Мнения священнослужителей в этом вопросе неоднозначны. Высказываются следующие мнения:

  1. Младенец имеет право быть крещеным независимо от обстоятельств появления на свет. Ребёнок не должен нести ответственность за применение родителями репродуктивных процедур, которые осуждает Церковь.
  2. Крещение — начало длинного пути, который проходит христианин на пути к единению с Богом в Его Царстве. В младенческом возрасте человеку помогают идти по нему родители и восприемники. Но если они не принимают позицию Церкви и не раскаиваются в своём противоестественном поступке, то и ребёнку они привить христианское смирение и покорность Воле Господа не смогут. Таким образом, крещение младенца возможно только после покаяния родителей, пошедших против Замысла Всевышнего.
  3. Человек, рожденный суррогатной матерью, может пройти таинство Крещения в осознанном возрасте, осознанно решившись на этот шаг. Факт его противоестественного рождения не может стать в этом случае препятствием.

Важно! Все представители православной церкви считают, что легализация суррогатного материнства — недопустимое явление в государстве, в котором существует социальное общество. Оно является вызовом установленному Богом порядку и не может считаться допустимым верующим человеком.

Мнение священников

В 2013 г. дискуссия о суррогатном материнстве разгорелась с новой силой в связи с рождением у известной супружеской пары детей, вынесенных нанятой для этого женщиной. Своё мнение относительно этого вопроса в различных средствах массовой информации высказали некоторые представители Православной Церкви.

Суррогатное материнство является недопустимыми с православной точки зрения

  1. Представитель Московской патриархии протоиерей Дмитрий Смирнов, отмечает что эта методика приводит к разрушению эмоциональных связей между матерью и младенцем. Она оказывает травмирующее воздействие на психику женщины, оказывающую услугу по вынашиванию ребёнка, который в будущем может испытывать проблемы с самоопределением.
  2. Священник Сергий Рыбаков, окаймляющий один из приходов Рязанской митрополии, считает суррогатное материнство — вызовом Божественному Замыслу. Богатые люди, имея большие финансовые возможности, удовлетворяют свои прихоти вместо того чтобы прислушаться к Голосу Господа и принять в свою семью ребёнка-сироту, нуждающегося в заботе и любви. Протоиерей выражает согласие с мнением ряда общественных деятелей, считающих что вынашивание ребёнка по контракту — узаконенная торговля детьми.
  3. Иерей Алексий Мороз утверждает, что увеличение случаев использования найма женщин для рождения детей — показатель духовно-нравственного состояния российского общества. Люди, забывая об истинном своём предназначении, заключающемся в стремлении к единению с Господом, пытаются любыми путями к удовлетворению горделивых желаний. В этом стремлении они не задумываются о дальнейшей судьбе детей, рождённых по этой методике. Священнослужитель отмечает, что вопрос о воцерковлении детей, рождённых от суррогатной матери, требует богословского обсуждения.
  4. Протоиерей Олег Стеняев, руководящий центром для реабилитации людей пострадавших от нетрадиционных религий, отмечает, что участие в процессе рождения ребёнка третьего лица — это не только нарушение установленного Господом порядка, но вмешательство в биологическую природу человека. Биологические родители, мечтая о ребёнке, похожем на них, не учитывают, что на стадии внутриутробного развития младенец будет находиться в теле третьего лица. А так как протекание этого периода во многом влияет на будущую жизнь человека, то предсказать особенности его характера и поведения практически невозможно.
  5. Представитель благотворительного фонда Святителя Василия Великого Алексей Комов, отмечает, что суррогатное материнство превращает женщину в инкубатор. За ней не признаётся право на материнские инстинкты и чувства по отношению к ребёнку, которого она вынашивает. Легализация этой методики привела к разрушению традиционных семейных ценностей, крушению морально-этических общественных норм и распространению гомосексуальных союзов. Большой процент потребителей этой услуги в России составляют иностранцы, поэтому суррогатное материнство — доходный бизнес-проект, а не средство решение проблемы бесплодия российских супружеских пар.

Альтернативой этого процесса является усыновление ребёнка, оставшегося без попечения родителей. Это позволит истинному христианину и удовлетворить своё желание иметь детей, и совершить богоугодное деяние.

Протоиерей Андрей Ткачёв о суррогатном материнстве

Сегодня у каждой второй семейной пары возникают проблемы с зачатием ребенка. У кого-то эти проблемы временные, а у кого-то постоянные. Ответом современной медицины сало множество самых различных процедур, которые способствуют зачатию и рождению ребенка в той или иной мере. Но не все они соответствуют принципам и морали Православной Церкви. И здесь вновь поднимается следующий вопрос: «Каково отношение православной церкви к ЭКО-оплодотворению?»

Нужно ли православным прибегать к ЭКО

Почему этот вопрос важен? Поскольку христиане строят свою жизнь в соответствии с Божьими принципами и Законом, они должны размышлять о том, насколько их поступки соответствуют вере, в которую они призваны.

Ребенок — это дар Божий, и если по какой-то причине этот дар еще не получили супруги, то стоит задуматься почему. Многие из нас не хотят принимать ответ «Нет» или «Подожди» от Господа. Человеческой натуре свойственно желать и получать желаемое мгновенно, не ожидая.

Что говорит православие об ЭКО

А иногда Бог предполагает для нас какие-то изменения в процессе ожидания. Так и в вопросе искусственного зачатия. Человек вмешивается в планирование семьи своими способами, которые неугодны Господу. Хорошо ли это? Каждый думающий христианин ответит, что нет.

О деторождении:

  • Православная церковь о бесплодии
  • Обязательно ли православным семьям иметь много детей?

Почему именно метод экстракорпорального оплодотворения подвергается такой серьезной критики среди священства? Ответ лежит в сущности самой процедуры: у матери берут несколько яйцеклеток и оплодотворяют их вне организма семенем отца. Зародившиеся эмбрионы делят: часть подсаживают матери, а часть уничтожают или замораживают.

И вот тут появляется проблема, ведь это уже зародившаяся жизнь и ее убивают. Так чем ЭКО лучше аборта, ведь и там и там убивают детей. Строгое отношение православной церкви к ЭКО обусловлено именно убийством, которое происходит в процессе данной процедуры.

Такое же негативное отношение Церковь имеет и к суррогатному материнству, в ходе которого ребенок зачастую «покупается».

Важно! Недопустимыми считает Церковь все методы оплодотворения вне тела женщины, которые предполагают консервацию или намеренное уничтожение эмбрионов.

ЭКО с точки зрения православия

Многие ненавистники и гонители Церкви говорят, что негативное отношение ее к данной процедуре обусловлено тем, что Церковь — это вымирающий мамонт, который настроен против технологий, современных возможностей и науки в целом.

Мнение церкви об ЭКО

Но дело не в этом. Ведь священство только одобряет стимуляцию и лечение женского организма, с целью забеременеть. Но оно призывает не идти на компромиссы с Богом, ради достижения своих, лично установленных целей. Жизнь — это дар Божий в любом случае, человек не имеет права просто распоряжаться им по своему усмотрению: захотел — убил ребенка с помощью аборта, захотел — купил за деньги у суррогатной матери.

Наши желания должны быть в контексте Заповедей Господа, только так человек будет послушен Богу. Не лучше ли для человека оставить свои эгоистические желания и принять волю Божью в свою жизнь?

Председатель Синодального отдела по благотворительности епископ Орехово-Зуевский Пантелеймон говорит, что корень проблемы не в современных технологиях, а в том, что человек пытается контролировать все аспекты жизни и мира в целом.

«Человеческая жизнь, не товар, который можно купить и продать, — говорит епископ, — нельзя менять пол, цвет кожи или убивать детей просто потому что хочется. Необходимо действовать в рамках Божьей воли. Нет детей? Усынови сироту, которых так много вокруг. Но люди предпочитают уничтожать несколько детей (пусть и в виде эмбрионов), только чтобы получить свое».

Конечно, с течением временем и множественной практикой технология ЭКО перестает быть настолько убийственной — врачи научились оплодотворять и выращивать столько эмбрионов, сколько нужно, без убийства (хотя не всегда это срабатывает). Но данная процедура от этого не стала более христианской: эмбрионов продолжают консервировать, чтобы со временем разморозить и оплодотворить снова (это происходит с применением жидкого азота).

Не менее нравственной является и создание так называемого «банка», где хранятся эмбрионы до тех пор, пока их родители решат ими воспользоваться. И это лишь равенственные биологические факты, которые не затрагивают вопроса души зачатых детей, которые хранятся в азоте, вместо рождения. Такое отношение к человеку является бесчеловечным, он перестает быть чем-то одушевленным и становиться просто предметом, которым распоряжаются, как хотят.

Кроме этого, Церковь поднимает вопрос, который еще недостаточно изучен, здоровья детей в результате такого рождения. Главный педиатр России в 2009 году публично предоставил информацию о том, что 75% рожденных детей после ЭКО являются инвалидами. Вопрос женского здоровья после процедуры также не изучен досконально.

Важно! В результате изучения этого вопроса, Церковь запретила православным верующим использовать процедуры экстракорпорального оплодотворения для зачатия ребёнка, так же, как и суррогатное материнство. Синод предлагает воспользоваться другими средствами для рождения и усыновления детей.

ЭКО: мнение священников

Мнения священников, конечно, совпадает с официальной позицией Церкви — ЭКО не рекомендуется осуществлять верующим женщинам.

Например, игумен афонского монастыря Ефрем объясняет, почему так происходит и называет случаи, когда можно использовать процедуры искусственного оплодотворения.

Православная церковь и ЭКО

Церковь идет в ногу со временем, но категорически против тех технологий, которые идут вразрез с Божьим законом и моральными принципами. Искусственное оплодотворение допустимо только в том случае, если берут 2 эмбриона и рождает два ребенка, т.е. их не уничтожают в процессе развития, потому что они внезапно стали лишние.

Не следует подсаживать в матку женщине 10-20 эмбрионов, чтобы ненужные потом вычистить как мусор. Они уже живые души, это люди и их нельзя просто выбросить в контейнер с биологическими отходами. Если посеяли 5, то и сохранить должны 5.

Не следует оплодотворять множество яйцеклеток, сделайте это с двумя или тремя и это будет в рамках морали, ведь не придется никого убивать. Следует всегда помнить, что зачавшийся эмбрион — это уже живое дитя, которое требует к себе соответственного отношения. Люди слишком просто относятся к чужой жизни и слишком тщательно следуют своим эгоистичным желаниям.

Также следует заметить, что использование биологических материалов (яйцеклеток или сперматозоидов) третьих лиц также недопустимо. Брак и семья — это таинство между двумя людьми и нельзя примешивать к нему третьих. Нельзя использовать сперму чужого мужчины или яйцеклетку незнакомой женщины, поскольку это нарушает интимность и целостность брака. Это, помимо нарушения Божьих заповедей, приведет в дальнейшем к обычным проемам в семье, ведь ее члены будут знать, что ребенок не от жены или не от мужа. Так и малыш, со временем выросший, узнает, что он не родной и это приведет к ряду сложных проблем.

Совет! Жене и мужу, которым Бог не дает детей следует тщательней молиться и больше поститься, исполнять законы Божьи и молить Господа о милости, а не обращаться к аморальным способам забеременеть.

Молитвы о деторождении:

  • Какой иконе молиться, чтоб забеременеть
  • Какой иконе молиться беременной женщине
  • Молитва Матроне Московской о беременности и зачатии

Прихоть человека всегда приводит к серьезным проблемам в будущем. Это случается и с ЭКО.

Не следует использовать аморальные технологии для решения проблем демографии, как многие предлагают. Демографический кризис — это результат духовной проблемы человечества, его ранней аморальности. Решать одну аморальную проблему другой — разве это поможет возродить человеческую нацию? Желание иметь детей вполне понятное, но люди в своих желаниях не должны пренебрегать Божьими постановлениям.

Рождение ребенка — это радостное событие, которое не должно омрачаться мыслями о том, что попутно пришлось убить несколько невинных душ.

Использовать медицину для лечения каких-то патологий — это вполне нормально и даже необходимо. Но следует помнить, что, если Господь не допускает чего-то в жизни, значит на это есть какая-то причина. Возможно, вначале следует покаяться в чем-то, от чего-то отказаться и принять волю Бога.

Есть множество чудесных историй, когда Господь посылал детей тогда, когда врачи уже категорически отказались от всех попыток и поставили категорический диагноз бесплодие.

Позиция Церкви по поводу искусственного оплодотворения

Православие и ЭКО — взгляд на проблему

Игумен афонского монастыря — о том, в каких случаях искусственное оплодотворение допустимо, а когда это грех

Прогресс современной медицины привел к появлению новых репродуктивных технологий, при помощи которых врачи совершают искусственное зачатие вне материнской утробы.

Настоятель монастыря Ватопед архимандрит Ефрем рассказал о том, в каких случаях православным семьям можно прибегать к процедуре ЭКО, и когда это недопустимо.

«ЕСЛИ ПРОИЗОШЛО ЗАЧАТИЕ, ЭТО НЕ ПРОСТО КЛЕТКА, ЭТО УЖЕ ЧЕЛОВЕК»

— С каждым годом в мире все больше супружеских пар прибегает к процедуре ЭКО по причине бесплодия. Является ли грехом искусственное оплодотворение и осуждает ли Церковь ЭКО?

— Церковь всегда современна, но приветствует новые технологии в своих духовных рамках. Мы не против искусственного оплодотворения, но с правильными предпосылками. Не надо сажать 10 яиц в чрево женщины, а потом выбрасывать семь лишних, потому что мы не можем выбрасывать людей в мусорный ящик.

Сколько посеем, столько и должны сохранить. И мы хотим, чтобы врачи прислушались к нам: оплодотворите три или два яйца, а, если это много, не оплодотворяйте столько.

Потому что, если произошло зачатие, то это не просто клетка или яйцо, это уже личность и человек, которым нельзя пренебрегать.

«ПРИ ИСКУССТВЕННОМ ОПЛОДОТВОРЕНИИ ОЧЕНЬ ВАЖНО СОХРАНЯТЬ ЧИСТОТУ БРАКА»

— Иногда для процедуры искусственного оплодотворения врачи используют донорские клетки третьего человека. Можно ли идти родителям на такой шаг ради будущего ребенка?

— Мы не можем семя одного мужчины сажать в чрево жены другого мужчины, так же как и использовать третью женщину для ребенка двух родителей. Потому что нарушается чистота брака. А, когда этот ребенок вырастет, и выясниться, что его отец – не его отец, в семье начнутся проблемы.

Даже, когда родители усыновляют ребенка, дети потом начинают сопротивляться, восставать. Однако усыновление – это проявление милосердия и добрых помыслов, а не прихоть.

Идти же на такой шаг ради прихоти нехорошо, потому что эти дети потом станут причинами многих проблем. Поэтому очень важно при искусственном оплодотворении сохранять чистоту брака.

«ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА — ЭТО ПРОБЛЕМА ЛЮДЕЙ, У КОТОРЫХ НЕТУ ВЕРЫ В БОГА»

— В последнее время во многих странах сильно упала рождаемость, поэтому развитие репродуктивных технологий поддерживается на государственном уровне. Допустимо ли искусственное зачатие для решения глобальных демографических проблем в мире?

— Демографическая проблема общества — это продолжение его духовной проблемы. Это проблема людей, у которых нету веры в Бога, и которые смотрят на вещи логически. Логически дважды два будет четыре. А богословски дважды два это десять тысяч и пятнадцать тысяч. Потому что с помощью веры человек выходит за рамки, он не приземлен и безразличен к проблемам земным.

Не имея же силы веры, которая подразумевает, что существует сила сверхъестественная, Божественная, люди просто боятся заводить детей сегодня.

Как рассуждает человек: «У меня нет зарплаты, как же я смогу покрывать расходы на своих детей?». Но когда есть вера в Бога, человек живет опытно — тем, что говорит ему Христос.

Птицы не сажают зерна, однако Отец наш Небесный их питает. Так же и многодетные семьи, которые живут бедно, Он благословляет и посылает пропитание.

>ЭКО: дискуссия продолжается?

Проблема искусственного и экстракорпорального оплодотворения продолжает быть предметом многочисленных дискуссий – как медицинских, так и богословских.

Что Церковь говорит об ЭКО?

Если муж или жена неспособны к зачатию ребенка, а терапевтические и хирургические методы лечения бесплодия не помогают супругам, им следует со смирением принять свое бесчадие как особое жизненное призвание. Пастырские рекомендации в подобных случаях должны учитывать возможность усыновления ребенка по обоюдному согласию супругов. К допустимым средствам медицинской помощи может быть отнесено искусственное оплодотворение половыми клетками мужа, поскольку оно не нарушает целостности брачного союза, не отличается принципиальным образом от естественного зачатия и происходит в контексте супружеских отношений.

Манипуляции же, связанные с донорством половых клеток, нарушают целостность личности и исключительность брачных отношений, допуская вторжение в них третьей стороны. Кроме того, такая практика поощряет безответственное отцовство или материнство, заведомо освобожденное от всяких обязательств по отношению к тем, кто является «плотью от плоти» анонимных доноров. Использование донорского материала подрывает основы семейных взаимосвязей, поскольку предполагает наличие у ребенка, помимо «социальных», еще и так называемых биологических родителей. «Суррогатное материнство», то есть вынашивание оплодотворенной яйцеклетки женщиной, которая после родов возвращает ребенка «заказчикам», противоестественно и морально недопустимо даже в тех случаях, когда осуществляется на некоммерческой основе. Эта методика предполагает разрушение глубокой эмоциональной и духовной близости, устанавливающейсяся между матерью и младенцем уже во время беременности.

«Суррогатное материнство» травмирует как вынашивающую женщину, материнские чувства которой попираются, так и дитя, которое впоследствии может испытывать кризис самосознания. Нравственно недопустимыми с православной точки зрения являются также все разновидности экстракорпорального (внетелесного) оплодотворения, предполагающие заготовление, консервацию и намеренное разрушение «избыточных» эмбрионов. Именно на признании человеческого достоинства даже за эмбрионом основана моральная оценка аборта, осуждаемого Церковью (см. ХII.2).

Оплодотворение одиноких женщин с использованием донорских половых клеток или реализация «репродуктивных прав» одиноких мужчин, а также лиц с так называемой нестандартной сексуальной ориентацией, лишает будущего ребенка права иметь мать и отца. Употребление репродуктивных методов вне контекста благословенной Богом семьи становится формой богоборчества, осуществляемого под прикрытием защиты автономии человека и превратно понимаемой свободы личности.

Дискуссия об ЭКО

Священник Алексий Кнутов, студент Московской духовной академии в недавней публикации о проблеме церковного отношения к искусственному и экстракорпоральному оплодотворению, высказал мнение о том что формулировка в текст Основ социальной концепции Русской Православной Церкви не точна:

Искусственное оплодотворение в современном мире приобретает всё большую популярность. Связано это не с любопытством к последним достижениям в области медицины, но прежде всего со все более распространяющейся проблемой бесплодия. Согласно статистике каждая седьмая супружеская пара в мире сталкивается сегодня с этой проблемой. Но как относится к искусственному оплодотворению Русская Православная Церковь? Может ли православный христианин прибегать к такому способу зачатия ребенка?

Хотелось бы сделать уточнения к 4-му пункту XII-ой главы Основ Социальной концепции РПЦ, в котором идёт речь о христианском отношении к разным аспектам искусственного оплодотворения. К сожалению, пункт 4-ый XII-ой главы Основ Социальной концепции РПЦ (ниже — Концепция) не излагает эту тему с той ясностью и чёткостью, которая требуется для раскрытия вопросов, касающихся человеческой жизни.

Если внимательно читать этот пункт, то получается, что сегодня согласно Концепции существует два метода репродуктивных технологий: искусственное и экстракорпоральное (т.е. внетелесное) оплодотворение. Первый из них, согласно Концепции, допустим с нравственной точки зрения, второй — в целом нет. Но здесь изначально присутствует серьёзная терминологическая ошибка: искусственное оплодотворение — это не обозначение какого-то конкретного метода, а наименование вообще явления, отличного от естественного зачатия. А экстракорпоральное оплодотворение (ниже — ЭКО) — это уже обозначение конкретного метода искусственного оплодотворения.

Поэтому ЭКО и искусственное оплодотворение соотносятся как частное и общее, в то время как Концепция настраивает читателя, несведущего в вопросах репродуктивных технологий, на то, что это обозначение двух разных методов. Результатом такой неточной терминологии Концепции могут быть и являются ошибки в пастырском душепопечении -— цена которым человеческая жизнь.

Но что же подразумевается под этим неопределённым выражением «искусственное оплодотворение» в Концепции? А подразумевается там как раз не явление, а совершенно конкретный метод искусственного внутрикорпорпорального (т.е. внутрителесного) оплодотворения — искусственная инсеминация. Суть этого метода заключается в следующем: сперматозоиды искусственным образом вводятся в полость матки. Через маточную трубу они проникают в брюшную полость и оплодотворяют одну наиболее созревшую яйцеклетку. Затем она имплантируется (приживляется) и продолжает свое развитие.

Как пишет С.Л. Болховитинова, сотрудник кафедры биомедицинской этики Российского государственного медицинского университета им. Н. И. Пирогова, «в целом, этот метод искусственного оплодотворения для супружеской пары не содержит в себе противопоказаний и трудностей морального порядка, поскольку речь идет о врачебной вспомогательной помощи для того, чтобы супружеский акт деторождения, целостный во всех своих компонентах (физических, психических, духовных) сохранился».

Поэтому это двусмысленное место в Концепции необходимо понимать следующим образом:

К допустимым средствам медицинской помощи может быть отнесён метод искусственной инсеминации — искусственного введения в матку жены половых клеток мужа, поскольку этот метод не нарушает целостности брачного союза и не отличается принципиальным образом от естественного зачатия.

Я глубоко убеждён, что в Концепции, как в документе, носящем юридический характер, должны отсутствовать всякие двусмысленности, чтобы священник, мирянин, не сведущие в каких-то специальных областях знания (в данном случае в репродуктивных технологиях), прочитав Концепцию, могли ясно, чётко уяснить для себя позицию Церкви по тому или иному вопросу.

Здесь нелишним будет отметить, что при применении этого метода возникает щекотливый вопрос о способе получения половых клеток мужчины. Обычно здесь предлагается порочное рукоблудие. Но этот греховный способ может быть заменён на нормальную супружескую близость, при которой мужское семя может быть собрано в медицинский презерватив. Ведь здесь при бесплодии супругов презерватив будет как раз не средством предохранения от беременности, а способом для её возможного наступления.

Кроме того, есть способ получения половых клеток через пункцию половых органов мужчины (она проводится под наркозом).

Концепция об ЭКО говорит следующее: «Нравственно недопустимыми с православной точки зрения являются также все разновидности экстракорпорального (внетелесного) оплодотворения, предполагающие заготовление, консервацию и намеренное разрушение “избыточных” эмбрионов. Именно на признании человеческого достоинства даже за эмбрионом основана моральная оценка аборта, осуждаемого Церковью» (п. XII.4 Концепции).

Согласно Концепции заготовление, консервация и разрушение «избыточных» эмбрионов является тяжким грехом. С этим всё ясно. Но Концепция не даёт чёткого ответа на другой вопрос: а является ли нравственно допустимым формирование в «пробирке» ограниченного числа эмбрионов (например двух) с последующей пересадкой всех их в полость матки, при учёте того, что обратившаяся к ЭКО женщина имеет решимость вынашивать в том числе и многоплодную беременность, если таковая возникнет?

Игумен Мелхиседек (Артюхин), член Церковно-общественного совета по биомедицинской этике Московского Патриархата, считает, что человек несёт нравственную ответственность не только за «избыточные» эмбрионы, но также и за пересаженные в матку эмбрионы, если беременность не возникнет и они погибнут. Почему? Одним из классических принципов медицины является принцип «не навреди». А риск гибели в матке эмбрионов, пересаженных туда при ЭКО, выше, чем у эмбрионов, появившихся в результате естественного зачатия.

Внешне пересадка эмбрионов в матку является ничем иным как научным экспериментом: повезёт — не повезёт. Но чем рискуют здесь врачи и родители? Это уже не просто какие-то половые клетки, а живые эмбрионы, малюсенькие человечки, которые хотя и являются пока одной клеткой, но они уже — люди.

Итак, ЭКО экспериментирует на людях. Цена эксперимента — человеческая жизнь.

На основании вышесказанного христианское отношение к ЭКО следует выразить следующим образом:

Нравственно недопустимым с христианской точки зрения является экстракорпоральный (внетелесный) метод искусственного оплодотворения, поскольку предполагает заготовление, консервацию и намеренное разрушение «избыточных» эмбрионов, а также несёт риск ненаступления беременности, из-за чего пересаженный(ые) в организм женщины эмбрион(ы) погибнет(ут).

Протоиерей Николай Балашов,

заместитель председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата, член Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви, принимавший активное участие в разработке Основ социальной концепции, убежден, что «Основы социальной концепции» достаточно ясно передают церковное отношение к проблеме:

– Конечно, «Основы социальной концепции» – это именно основы. Документ не претендует на исчерпывающее объяснение всех вопросов. Однако выраженная в нем позиция Церкви мне представляется обоснованной. Едва ли следует говорить о “неточной терминологии концепции”.

Над документом работали не только пастыри и богословы. К участию в разработке главы XII привлекались и врачи, и генетики, и специалисты в области биотехнологий, известные не только в нашей стране. Однако, хотя автор статьи считает ОСК “юридическим документом” , в действительности это – документ пастырский и богословский, а не юридический, не политический и не гинекологический. Поэтому я не думаю, что он должен был изобиловать формулировками специально-медицинского характера: к ним разработчики старались прибегать лишь в случаях необходимости. Участники процесса подготовки документа также не считали уместным вдаваться в детализированное описание подробностей интимной жизни человека.

Понимая, что по многим вопросам в Церкви могут существовать разные точки зрения, создатели ОСК старались включить в документ лишь те утверждения, которые могут быть убедительно обоснованы исходя из нравственных и богословских норм Предания Церкви. Из текста упомянутого раздела вовсе не вытекает положительное отношение к ЭКО. В нем указаны те аспекты соответствующей технологии, которые признаются нравственно недопустимыми. И ничего не сказано о том, что без намеренного разрушения эмбрионов метод хорош, приемлем и рекомендован православным. Думаю, это именно то, что Церковь могла и должна была сказать по данному вопросу. Не более и не менее.

Что же касается повышенного риска гибели эмбрионов – да, он существует (как и в случае одобряемой или во всяком случае неосуждаемой автором техники инкорпоральной инсеминации), но насколько он выше «естественного риска» – измерить трудно. Хотя бы потому, что мы до сих пор точно не знаем, как много уже оплодотворенных клеток погибает “естественным путем”. Сегодня ученые склонны полагать, что – большая их часть. Это не может служить оправданием для тех, кто готов уничтожать эмбрионы намеренно. Но и не может быть основанием для обвинения всех брачных женщин фертильного возраста в едва ли не ежемесячном (хоть и не запланированном) убийстве эмбрионов. С обязательством “покаяться батюшке”.

Тут все же важна именно нравственная мотивация.

Напомню, что в цитируемом отцом Алексием разделе «Основ…» в первую очередь говорится о том, что «пути к деторождению, не согласные с замыслом Творца жизни, Церковь не может считать нравственно оправданными». В случае неизлечимого обычными способами бесплодия пастырские рекомендации включают как смиренное восприятие бесчадия в качестве особого жизненного призвания, так и возможность усыновления ребенка. Далее речь идет о допустимых с нравственной точки зрения (но не рекомендованных) средствах медицинской помощи, а затем – о недопустимых, среди которых упоминается ЭКО. В каждом случае указаны основания, по которым Церковь находит морально неприемлемыми эти средства.

Однако если в будущем – кто знает? – когда-либо появится такая модификация ЭКО, которая исключала бы имеющиеся ныне основания для этического неприятия – нам не придется созывать Собор для срочного пересмотра «Основ социальной концепции».

Полина Дудченко,

педиатр, неонатолог, супруга священника, мать четверых детей призывает осторожно относиться к своим желаниям и ожиданиям

Про ЭКО я не могу высказаться однозначно, не могу сказать, что вижу большой процент патологий.
Однажды я спросила отца Михаила Бойко, как относиться к проведению реанимации. И он ответил, что если не будет воли Господней, не удастся ни одна реанимация. Если переложить это на ЭКО, то я скажу то же самое. Вопрос в принятии того, что посылается Богом и веру в то, что без Господа не происходит ничего.

Очень часто люди, которые не имели детей много лет, когда ребенок появился (не обязательно в результате ЭКО, иногда в результате обычного лечения), не знают что с этим ребенком делать. Они хотели быть беременными, а не родить ребенка, ребенок не представляется им чем-то таким, во что нужно вкладывать силы каждый день. Они видели лубочную картинку с улыбающимся карапузом. Но семейных проблем часто больше, чем ожидалось, эти дети чаще и своеобразнее болеют.
Эти дети другие.

Дети ЭКО лишены, возможно, чего-то сокровенного, моментов, когда они втайне двигались по трубам, и мы не знаем, что происходит в эти моменты. С такой же позиции можно рассматривать и кесарево: это неестественный путь, но он дает возможность выжить ребенку и женщине. Да, эти дети имеют ряд незначительных отличий, но ведь все в руках Божих.

После ЭКО ряд женщин смогли забеременеть самостоятельно. Это как трактовать?

Я бы советовала быть осторожной и в вопросе усыновления: это благое христианское дело, которое, к сожалению, может обернуться очень сильно против детей и против родителей.

Родители как бы отказываются от того, что послал им Господь. Как бездетные они могли бы возможно, послужить людям чем-то другим, они как бы получают новое неожиданное испытание.

Осудить проще, чем понять. Но сформулировать, что точно бездетные семьи хотят, им не всегда удается.

Роман ГЕТМАНОВ,

акушер-гинеколог родильного дома при ГКБ № 70 в комментарии журналу Нескучный сад:

Даже без редукции при современных методиках ЭКО часто происходит убийство эмбрионов на первой стадии, когда они еще не в матке, а в «пробирке». Ситуация, когда женщина придет и скажет — возьмите у меня две яйцеклетки, оплодотворите только их и подсадите, чтобы мне избежать не только редукции, но и «лишних» эмбрионов, вряд ли возможна — какой врач возьмется это делать, если вероятность наступления беременности в таком случае практически равна нулю?

Что же касается того, как ЭКО сказывается на родившихся таким методом детях, то в медицине одним из главных методов проверки любой методики или лекарства является катамнез, т.е. сводка информации о больном, собираемая в течении определенного времени, позволяющая проследить судьбу пациента после применения лечения. Потому что главный критерий применения любой методики устанавливает время.

Первый ребенок, зачатый с помощью ЭКО, родился в 1978 году. И мне всегда было любопытно, какие результаты мы можем видеть за эти 30 лет? То, что по телевизору демонстрируют детишек, рожденных методом ЭКО, меня не убеждает — должна быть официальная статистика по всем детям «из пробирки», а не выборочная реклама. Необходимы данные о том, какие семьи создают ЭКО-дети, чем они болеют или, наоборот, не болеют, каких они рожают детей и т.п. Я тщательно пытался в течении длительного времени найти именно медицинскую, а не просто популярную литературу по этому вопросу. И обнаружил, что никакой медицинской статистики по детям, зачатым методом ЭКО, не опубликовано. Для меня это признак того, что здесь не все благополучно. Нет уверенности, что после ЭКО рождаются совершенно обычные дети. И еще я хотел бы сказать всем сторонникам ЭКО, чтобы они хорошо понимали, что ЭКО — это очень большие деньги. Плати, и получишь, был бы спрос, а предложение будет. ЭКО — это бизнес.

Часто проблема бесплодия — духовная проблема. Бывает, когда у женщины собираешь анамнез и задаешь вопрос о количестве половых партнеров, то многие из них смотрят с удивлением и говорят — а я не помню, сколько их у меня было… И это типичная ситуация сегодня.

Я не хочу говорить про всех, но очень многие случаи бесплодия, с которыми мы сталкиваемся, нажиты самими женщинами. Например, непроходимость труб, при которой многие прибегают к ЭКО, возникает, как правило — а по этому поводу как раз существует официальная статистика — если у женщины за жизнь было более пяти половых партнеров. За этим почти всегда следуют хронические воспалительные заболевания придатков и непроходимость труб. Это, повторюсь, не обязательно характерно для каждой женщины, это средняя статистика. А еще многие из бесплодных женщин неоднократно делали аборты. А потом они говорят — мы страдаем без детей, сделайте нам ЭКО.

Законы духовной жизни существуют независимо от того, принимаем мы их или нет. А многие женщины не хотят слышать про эти законы. И когда священник говорит: опомнитесь, нельзя хотеть детей любой ценой, то кто-то, вместо того, чтобы задуматься о своей жизни, обижается и говорит — священник нас не понимает, он всего это не проходил, он не представляет, как мы хотим сейчас ребенка… Но они думают о себе, а не о ребенке. Можно очень сильно чего-то добиваться и хотеть, только что потом?

Вице-президент РАМН, главный педиатр Минздравсоцразвития РФ Александр Баранов считает, что российское правительство делает ошибку, оказывая на государственном уровне финансовую поддержку технологии экстракорпорального оплодотворения.

«Сейчас мы столкнулись с неожиданными явлениями: появилось очень много детей «из пробирки». Даже на уровне правительства акушеры пролоббировали финансовую поддержку искусственного оплодотворения, якобы за счет этого можно решить демографическую проблему в России. Ничего подобного», – заявил А.Баранов в понедельник на пресс-конференции в «Интерфакса» в Томске.

По данным главного педиатра России, 75% детей, рожденных в результате ЭКО, являются инвалидами. «Я выступал в Думе и прямо сказал: если вы увеличиваете финансирование на эту технологию, вы сразу закладывайте деньги и на увеличение детей-инвалидов», – сказал А.Баранов.

По его словам, только в России государство выделило деньги на внедрение данной технологии. «Везде идет коммерческое осуществление (ЭКО – «ИФ»)», – подчеркнул он. «Более того, Всемирная организация здравоохранения не рекомендует для внедрения эту технологию. Мы, конечно, не имеем права запретить, но я считаю, что государство делает ошибку, оказывая поддержку этой технологии. Надо быть честным. Если мы знаем про то, чем это грозит, мы обязаны информировать», – сказал А.Баранов, добавив, что вред при ЭКО наносится и здоровью женщин. «Они находятся на колоссальных дозах гормонов. И матери, как правило, в возрасте», – отметил вице-президент РАМН.

Иеромонах Димитрий (Першин):

Поэтапная классификация негативных последствий ЭКО позволяет получить следующую схему (мы пропускаем те этапы лечения, которые не содержат негативных последствий ЭКО):

Негативные последствия для женщины.

— На этапе переноса эмбриона в полость матки, диагностики и ведения беременности и родоразрешения:

1. Многоплодная беременность. По данным исследователей, «индукция суперовуляции увеличила количество многоплодных беременностей более чем в 10 раз»

Чаще всего эта индуцированная многоплодная беременность «протекает на фоне медикаментозной коррекции, хронической бактериально-вирусной инфекции, аутоиммунных нарушений, нарушений в системе гемостаза. Другие исследователи подчеркивают, что беременность у этих пациенток осложняется преждевременными родами, внутриутробной задержкой развития плодов, гестозом, гестационным сахарным диабетом».

2. Редукция эмбрионов при многоплодной беременности. Уничтожение созданных с таким трудом человеческих жизней производится, исходя либо из евгенического принципа селективной выбраковки человеческих эмбрионов «с подтвержденными структурными, хромосомными или генетическими аномалиями», либо из соображений удобства «для выполнения манипуляции». После редукции «всего лишь половина (51%) пациенток донашивали беременность до 38 недель и более. Помимо негативных последствий для материнского здоровья редукция эмбрионов влечет за собой нравственные мучения матери, допустившей уничтожение своего ребенка.

Таким образом, ЭКО не приносит пользы здоровью женщин, а вероятность осложнений достаточно велика. Вот почему здесь возникает вопрос соотношения цели и средства: не слишком ли большую цену платят женщины за право получить своего ребенка? Нам могут возразить: но ведь и при обычном зачатии женщина идет на риск, вынашивая беременность. Это было бы так, если бы в случае ЭКО мы заранее не знали, насколько возрастает этот риск. И, кроме того, в случае ЭКО этим рискам женщин подвергают врачи.

Негативные последствия для ребенка.

— аномалии и патологии

Резко возрастает вероятность аномалий и патологий внутриутробного развития. Ученые из американских Центров по контролю и профилактике заболеваний (CDC) под руководством Дженниты Рифхьюз (Jennita Reefhuis) сравнили распространенность 30 наиболее частых врожденных дефектов у детей, зачатых естественным путем, и у детей, появившихся на свет с помощью искусственного оплодотворения (ЭКО или ИКСИ). Выяснилось, что дети, зачатые «в пробирке» в 2,4 раза чаще рождались с заячьей губой. Дефекты межпредсердной или межжелудочковой перегородки сердца отмечались у них в 2,1 раза чаще, чем у детей, зачатых естественным путем. Кроме того, у таких детей чаще возникали пороки развития желудочно-кишечного тракта: атрезия пищевода – в 4,5 раза чаще, атрезия прямой кишки – в 3,7 раза чаще.

Таким образом, абсолютный риск возникновения пороков развития у ребенка, зачатого с помощью ЭКО, выше, чем при обычном течении беременности. Следовательно, люди, которые планируют прибегнуть к ЭКО, должны быть осведомлены обо всех потенциальных рисках этого метода..

– уничтожение человеческой жизни на эмбриональной стадии развития

1. Уничтожение «избыточных» эмбрионов. В большинстве случаев существующие технологии ЭКО предполагают оплодотворение нескольких эмбрионов, большая часть которых подвергается криоконсервации.

2. Гибель при криоконсервации. При технологии криоконсервации погибает 20% эмбрионов, а последующая частота наступления беременности и рождения живых детей составляет 28% и 22% случаев соответственно (английская клиника Bourn Hall)22. Выделяют два основных типа физического стресса, которому подвергаются человеческие эмбрионы в процессе заморозки:

– прямое влияние понижения температуры;

– физические изменения, связанные с образованием льда23.

3. Уничтожение эмбрионов с генетическими аномалиями, обусловленное результатами пренатальной и предымплантационной диагностики.

4. Уничтожение эмбрионов в случае их редукции при многоплодной беременности.

– проблема самоидентичности

Технология ЭКО позволяет вовлечь в процесс создания новой жизни до 5 человек: двое заказчиков, двое доноров и суррогатная мать. При этом учитывается стремление «заказчиков» получить ребенка, но не учитывается право самого ребенка быть ребенком своих родителей, быть ими зачатым и выношенным. В том случае, если ребенок узнаёт об истории своего появления на свет, возможны тяжелые переживания и депрессии, связанные с кризисом самоидентичности. Чьих родителей он ребенок — биологических, социальных или суррогатной матери? У таких детей часто возникает желание найти тех, чьи гены они восприняли и чья любовь хранила их под сердцем во время их внутриутробного развития. Поскольку эта информация относится к области врачебной тайны, данная ситуация может обернуться для детей «из пробирки» серьезными нравственными и душевными страданиями. Кто дал нам право обрекать их на эти страдания?

— проблема «детей загробного мира»

Технология криоконсервации эмбрионов порождает еще одну очень сложную и трудноразрешимую проблему — проблему эмбрионов, которые имплантируются «после смерти отца-донора (в случае гомологичного оплодотворения) или после того, как заказчики, как это не раз случалось, погибали в результате несчастного случая, возможно, уже оставив большое наследство будущему ребенку»24. В результате появляются так называемые «дети загробного мира», что происходит тогда, когда донор-отец умирает еще до имплантации или эмбрионы становятся «сиротами» еще до своей имплантации в матку, или же тогда, когда вдова выражает желание родить ребенка от семени умершего супруга после того, как его сперма была специально взята у него во время терминальной болезни25.

2.4. Негативные последствия для человеческой популяции

– генетический груз

Как мы видели выше, технология ЭКО увеличивает риск рождения детей с теми или иными генетическими аберрациями. В случае массового применения ЭКО возрастает генетическая нагрузка на человечество в целом.

– риск близкородственных связей

Одним из негативных последствий ЭКО является проблема генетической анонимности детей, появившихся в его результате использования донорских клеток и особенно спермы. Поскольку с помощью эякуляции только одного мужчины можно оплодотворить множество яйцеклеток, имплантируя полученные таким образом эмбрионы различным женщинам, и поскольку «отцовство» донора должно оставаться неизвестным, то теоретически возможно получение своеобразной популяции единокровных братьев и сестер, которые не будут подозревать о своем родстве. В этом случае возможно заключение браков между единокровными родственниками, что не только имеет юридические последствия, но и напрямую затрагивает здравоохранение: кровнородственные браки увеличивают вероятность генетических заболеваний.

Тем самым, здесь речь идет уже об отдаленных негативных последствиях ЭКО для людей, ни в коей мере неповинных в своих страданиях, что опять же вновь актуализирует вопрос о соблюдении принципа «не навреди».

Таким образом, мы вынуждены констатировать:

1) К сожалению, ВРТ ЭКО является зоной риска для пациентов, прибегающих к ней;

2) Современная медицина не располагает такими методами ЭКО, которые позволяли бы полностью исключить все его негативные последствия для здоровья человека, тем самым, проводя ЭКО, врач сознательно подвергает здоровье обратившихся к нему пациентов вышеперечисленным рискам;

3) Так как проведение процедуры ЭКО не диктуется медицинской необходимостью, в случае причинения вреда врач несет за это нравственную ответственность.

Несоблюдение в случае ЭКО принципа «не навреди» ставит под вопрос нравственную вменяемость этого направления ВРТ, что, в свою очередь, ставит перед медициной задачу, во-первых, минимизировать как медицинские риски, так и нравственные страдания, причиняемые ЭКО, а во-вторых, со всей строгостью осуществлять процедуру информированного согласия.

Откуда берутся дети? Социологи утверждают — из головы

Размышления бездетной – Честно говоря, я никогда не боялась, что в браке у меня не будет детей…

ЭКО – неоправданный риск? Главный педиатр России о последствиях “зачатия в пробирке”

Семейная проблема –Молодой женский голос попросил о встрече. – Вы нас венчали, батюшка. Три года назад. Помните?

Бездетный брак. Часть 1. Цель брака – спасение

Бездетный брак. Часть 2. Бездетность – дар Божий

Чудеса святой блаженной Ксении

Святая из нашего города

Мы поехали к святой блаженной Ксении…

Акафист святой блаженной Ксении Петербургской mp3

Оплодотворение искусственным путем

В древние времена многие религии считали, что бесплодие женщины это наказание либо ей, либо ее семье за греховные деяния. В современном мире продолжают существовать культуры, в которых позором семьи является женщина, не способная стать матерью. Сейчас, конечно же почти никто не обращает внимание на эти предрассудки. Но невозможность зачать малыша, делает несчастными многие семейные пары, иногда даже разрушает брак.

Испробовав все возможные методы лечения от бесплодия, муж и жена решаются на оплодотворение вне женского тела. Невозможность зачать ребенка естественным путем вызывает отчаяние, а ЭКО дает надежду стать матерью и отцом.

Конечно, никто не гарантирует на сто процентов успех данного предприятия с первого раза. Нередко пары делают попытки до пяти раз, дожидаясь долгожданной беременности. Для многих процедура ЭКО – слишком дорогое удовольствие, да и ее не назовешь безобидной для женского здоровья.

Но, не обращая внимания на отрицательные моменты, мужчины и женщины готовы изыскивать средства, преодолевать разочарования, подвергать определенным рискам свое здоровье, лишь бы достичь желаемого результата.

Что думает церковь об искусственном оплодотворении?

Популярность оплодотворения искусственным способом набирает обороты. Причиной этого является репродуктивная патология с невозможностью иметь детей, распространяющаяся невероятно быстро. Статистические данные указывают следующее, что из семи супружеских пар одна сталкивается с данной ситуацией.

Разрешает ли церковь православным христианам обращаться за помощью к медикам, чтобы зачать малыша таким образом? Если зачатие вне женского тела делает счастливыми огромное количество пар, тогда почему церковь, мягко говоря, не приветствует такой способ рождения детей? В Основах социальной концепции православной церкви прописаны два метода воспроизводства потомства:

  • Искусственное оплодотворение.
  • Экстракорпоральное оплодотворение.

С нравственной стороны первый способ, как считает церковь, допустим. Второй – нет. Заминка состоит в следующем. Термин «искусственное» не конкретизирован. Здесь имеется в виду любая возможность зачатия неестественным путем. А ЭКО обозначает конкретно обозначенную методику оплодотворения не естественным способом. Такая некорректная терминология вызывает массу споров и мнений.

Пастыри истолковывают написанное в концепции субъективно, чем ставят под угрозу человеческие судьбы. Церковь допускает оплодотворение яйцеклетки искусственным путем, когда половые гаметы мужчины подсаживаются катетером непосредственно в матку. Это так называемая искусственная инсеминация. Она, по мнению церкви, не кардинально отличается от природного зачатия, не ломает целостность брака и происходит в рамках семейных взаимоотношений.

Судьба человеческих эмбрионов

Постоянной величиной, не зависящей от времени, социального происхождения, расовой и религиозной принадлежности, является цена жизни человека. Человеческое начало идет с момента его зачатия. Со стороны моральных норм положение эмбриона стоит на другой ступеньке, чем любая другая ткань, орган или часть человеческого тела.

Зародыш не может быть составляющим элементом женского тела. Это отдельный, целостный организм в самом начале своего человеческого развития. Судьба эмбрионов один из главных вопросов, поднимаемых в процессе ЭКО. Вот два из них:

  • Проблема ликвидации «ненужных, лишних» эмбрионов (в случаях, когда супруги не хотят иметь сразу нескольких детей).
  • Криоконсервация зародышей (оставшиеся, неиспользованные эмбрионы сохраняются в жидком азоте).

О присутствии нравственных сложностей у докторов и тех, кто обратился к ЭКО, свидетельствует ряд вопросов, возникающих между сторонами: хранить ли далее «материал», когда будет возобновлено внедрение замороженных зигот, не возражает ли пара против пожертвования зародышей для исследовательских мероприятий и на усыновление другим людям, может быть нужно утилизировать эмбрион? Весь этот перечень вопросов далеко небезупречен с точки зрения нравственности.

Получается, что человек на самой первой стадии развития становится экспериментальным объектом. А Православная Церковь неразделима в утверждении, что душа человека появляется в момент его зачатия. Отсюда и негативное отношение религии к экстракорпоральному оплодотворению.

Что еще отрицает церковь?

Недопустимым, с точки зрения церкви, является донорство гамет. Такие манипуляции, допуская вмешательство других лиц, попирают единство личности и неповторимость брачного союза. Помимо этого, донорская практика, заведомо предрасполагает мужчину и женщину к безответственному отношению к чаду, родившемуся не «плоть от плоти».

Казалось бы, то, что должно было объединить мужа жену, наоборот ставит под угрозу их взаимоотношения. Это связано с тем, что у родившегося ребенка существуют биологические родители. Что касается ребенка, то его рождение от донора, лишает права расти с настоящими, биологическими отцом и матерью. Вынашивание другой женщиной оплодотворенной яйцеклетки, так называемое «суррогатное материнство», является по церковным законам антиморальным и не естественным.

Данная методика ломает духовную и эмоциональную связь младенца с матерью в период его вынашивания. Происходит психологическое травмирование и женщины, и малыша. Малышу передаются душевные волнения чужой женщины — «суррогатной матери». Поэтому, в момент его передачи истинным родителям, ребенок переживает колоссальный стресс.

Эти методики рождения детей нравственно неприемлемы в православии. Если один из супругов не способен к воспроизводству потомства, а методы медицины для лечения бесплодие не дают положительных результатов, им необходимо смириться и принять данный факт как определенное жизненное дарование. Так говорят пастыри. К их рекомендациям относится возможность семьи усыновить ребенка по их обоюдной договоренности.

Дети ЭКО

Священнослужители, рассуждающие категорично и нежелающие признавать прогрессивные медицинские методики, иногда принимают доходящие до абсурда решения. Имеется в виду отказ крестить детей, родившихся при помощи ЭКО. Во внимание не берутся даже обстоятельства, из-за которых мужчина и женщина решились на этот шаг.

Родителям таких деток не стоит паниковать и отчаиваться. Выход очень прост, нужно обратиться в другой храм. Дело в том, что святой отец не имеет права отказывать в таинстве крещения по причине его осуждения поступков взрослых людей. Как говорится в Библии, каждый человек лично несет ответственность за свои деяния. Дети не могут отвечать за поступки родителей, а родители не могут быть наказаны за детей. Церковь правомочна требовать от отца и матери покаяния до того, как состоится крещение ребенка ЭКО.

Малыши, рожденные таким способом, в обязательном порядке принимаются в церковное лоно. Их не только крестят, но и соборуют, разрешают причащаться и исповедоваться. По-большому счету, ребенок ЭКО точно такой же, как и его сверстники. По мнению священнослужителей, эти дети вместе с родителями должны посещать храм как можно чаще.

Церковные рекомендации

Каждый человек должен понимать, что бесплодие имеет свою первопричину, как и любое другое заболевание. Жизненный уклад и мышление являются определяющими этой проблемы. Вполне логично, что для того, чтобы пройти этот «экзамен» нужно ввести в свою жизнь неотемлемые составляющие.

  • Исцелить не только душу, но и тело помогает исповедь и причастие христовых таинств.
  • При любых недугах помогает церковное таинство соборование.
  • Парам, состоящим в гражданском союзе, рекомендуется заключить брак на небесах, то есть повенчаться.
  • «Бесчадие», советует церковь, нужно лечить и традиционными и народными способами.
  • Также чудодейственной силой обладают молитвы. Достичь желаемого результата помогают молитвы, идущие от души, чистосердечные, с определенными эмоциями и страстностью. Особенно ценится молитва от бесплодия, читаемая в храме с коленопреклонением.

Хорошо, когда дома есть образ от бесчадия: Икона Моденская, Милостливая, Федоровская и Грузинская икона Божьей Матери. Женщинам, пришедшим в храм нужно знать где расположена икона, помогающая от бесплодия, ставить перед ней свечи и читать молитвы. К таким иконам относят: «Взыграние младенца», Богородица «Млекопитательница», «Нечаянная радость», «Целительница», икона Серафимо-Дивеевская.

Нужно обращаться к своему ангелу-хранителю, который есть у каждого человека. Просить у него помощи и поддержки. Помочь в попытках зачать малыша должны и святые. Это праведные Анна Пророчица, Матрона Московская, Ксения Перербуржская, святой мученик Ипатий, отрок Иоанн Киево-Печерский. Но, в самую первую очередь, церковь советует обращаться к Богу. Именно Бог дает человеку жизнь.

Отношение других религий к ЭКО

В Исламе отношение к экстракорпоральному оплодотворению, в целом, положительное, при условии соблюдения некоторых условий:

  • Нельзя использовать донорские клетки.
  • ЭКО должно проводиться исключительно в семьях с официально узаконенными отношениями.
  • Запрещено уничтожать эмбрионы, которым больше трех месяцев.

Согласно Шариату, продление рода — это благословенье свыше, поэтому приветствуется лечение бесплодия. Грехом считается нежелание иметь детей парами, способными решить проблему с деторождением.

Буддизм является одним из самых демократичных в вопросе экстракорпорального зачатия. Здесь приветствуется рождение детей. Зачатых любым способом. Пары, родившие или усыновившие ребенка, получают свыше благословение. По будистским законам нужно любыми путями спасать эмбрионы, тем самым продлевая род человеческий.

Иудеи, согласно семейным заповедям, обязаны рожать сыновей и дочерей. Каким способом произошло зачатие для них не имеет никакого значения. Также не принципиально и то, кто выносил малыша.

Однако существуют определенные ограничения при выборе суррогатной матери. Женщина перед проведением процедуры должна побеседовать с раввином и получить божье благословение. Помимо этого государство Израиль возмещает все расходы по оплодотворению искусственным способом.

Подводим итоги

Проанализировав разные аспекты экстракорпорального оплодотворения, можно подвести следующие итоги. Православная Церковь допускает использование данного способа для зачатия ребенка. Исключением являются несколько абсолютно неприемлемых моментов:

  • Выращивание и умерщвление «лишних» зародышей.
  • Вынашивание младенца суррогатной матерью.
  • Донорство гамет (третье лицо в браке).

Но процедура ЭКО возможна и без вышеперечисленных действий. Таким образом не возникает нравственных противоречий. Если муж и жена решили прибегнуть к искусственному оплодотворению, они должны не отступить от следующих правил:

  1. Использовать только свои половые клетки (никакие другие лица не должны принимать в этом участие).
  2. Имплантировать все полученные эмбрионы исключительно биологической матери.
  3. Не замораживать и не утилизировать зародыши. Все они должны имплантироваться. Для этого нужно создавать не более трех зигот.

Стоит отметить, что в случае с эмбрионами, криоконсервация не допустимав. А замораживание половых клеток считается абсолютно нормальной процедурой. А как же быть с «лишними» зародышами, которых родители оставили на заморозку и в последствие их не имплантировали? По мнению священников, эти эмбрионы можно отдать для усыновления парам, у которых не может быть собственных детей.

Имеется в виду не суррогатное материнство, а усыновление будущего малыша выносившей его матерью. Зародыш приобретает статус усыновленного. В то же время мать, вынашивающая плод, и ее муж могут насладиться всеми радостями, которые несут беременность и роды.

Из всего изложенного можно сделать следующий вывод: если дополнительные репродуктивные методики способны оказать помощь бездетной семье, обоснованным и уместным будет использовать такую возможность. Высокий уровень проводимых процедур вполне способен предотвратить развитие «лишних» эмбрионов, а также их усыновление. Поэтому обратиться к этим процедурам, при условии соблюдения критериев этики и нравственности, не будет считаться грехом и может быть вполне оправдано.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *