Православие и НЛП

Отвечает иеромонах Иов (Гумеров):

Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) направлено на манипуляцию не только сознанием, но и внутренним миром человека. Чаще всего для этого применяется гипноз. Основатели НЛП Ричард Бендлер и Джон Гриндер пишут в книге «Наведение транса»: «Если вы применяете к группе людей одно и то же гипнотическое наведение, то лишь некоторые из них перейдут в транс. Так поступают традиционные гипнотизеры. Но мы будем изучать нетрадиционный гипноз. Мы будем изучать так называемый эриксоновский гипноз, следуя Милтону Г.Эриксону. Эриксоновский гипноз означает развитие навыков гипнотизера до такой степени, чтобы вы смогли ввести человека в транс в ходе разговора, где даже не упоминается слово «гипноз». Уже давно я узнал, что важно не столько то, что вы говорите, а то, как вы это говорите. Если вы пытаетесь убедить кого-нибудь сознательно, одержав над ним верх, то это вызывает у него реакцию сопротивления, направленную против вас. Есть люди, не сопротивляющиеся, когда над ними берут верх, и они переходят в транс. Но ни сопротивление, ни сотрудничество ничего не доказывают, кроме того, что люди способны реагировать. Каждый живой человек может реагировать. Вопрос только, каким образом и на что. Когда вы занимаетесь гипнозом, ваша задача – заметить, на что человек реагирует естественно». К чему это приводит, можно узнать из другой книги тех же авторов: «На нашем последнем семинаре мы занимались стратегиями. Одну женщину мы запрограммировали так, что она забыла свое имя. Один мужчина тогда сказал: «Нет такого способа, с помощью которого меня можно было бы заставить забыть собственное имя!» Я спросил: «Как вас звать?» И он ответил: «Я не знаю!» Я ответил: «Поздравляю ваше подсознание, даже если у вас его нет». Меня забавляет, что гипноз нынче так систематически игнорируется. Я думаю, что это происходит потому, что сознание, которое использует этот метод, не доверяет ему. Но в каждой форме терапии, которые мне доводилось изучать, есть переживание транса» (Вводный курс НЛП тренинга). Представители НЛП и не скрывают, что «в определенном смысле – это навыки неограниченной власти над человеком, власти над состоянием и настроением, мышлением и поведением окружающих вас людей» (Р.Бендлер. Создание убеждений).

С точки зрения православной духовности это запрещено. Находясь в состоянии гипноза, человек практически полностью теряет контроль над собой: как телом, так и сознанием. Наиболее высокая внушаемость возникает на самой глубокой фазе гипнотического транса (так называемая парадоксальная фаза), когда слабые факторы (например, слово) действуют сильнее, чем сильные (острая боль). Человеку в таком состоянии могут быть внушены чувства и мысли, противные его убеждениям (в том числе моральным и религиозным). В состоянии гипнотического транса человек становится доступным демоническому воздействию.

Слово гипноз (греч. hypnos – сон) было введено английским врачом Джеймсом Брейдом (1795-1860) в 1843 году. Этим понятием обозначается состояние, внешне похожее на сон или полусон, вызываемое внушением. Оно сопровождается подчинением воли спящего воле усыпляющего. Древнейшие памятники письменности свидетельствуют, что уже древние шумеры и египтяне использовали гипноз в целях магического воздействия. Несомненно, что многие оккультные феномены колдунов, шаманов, заклинателей во все века были основаны на применении гипноза. Понятие гипноз часто встречается и у современных оккультистов.

Священное Писание всякое оккультное воздействие на человека строжайше запрещает. Деятельность волшебников, ворожей, вопрошателей мертвых, вызывателей духов, гадателей, обаятелей названа в Библии мерзостью (Втор.18:10-11). Гипнотическим оккультизмом, по-видимому, занимались обаятели (Иер.50:36; Дан.2:27; 4:4 и др.). Словом обаятель в Синодальном тексте переведено еврейское слово chabar. У этого слова несколько значений: связывать, заклинать, объединять. Гипнотизер именно связывает волю человека и манипулирует им. Святые отцы настраивают нас на духовное трезвение. Умолим Бога, чтоб Он даровал нам чистоту и смиренномудрие, плодом которых бывает духовное рассуждение, с верностию отличающее добро от зла! (Святитель Игнатий Брянчанинов. Слово о чувственном и о духовном видении духов. Заключение).

Перед современным человеком, живущим со слабой психикой в потоке стрессовых событий, раскрывается ряд методик, обещающих быстро и без усилий справиться с его проблемами: психическими, психологическими и даже физическими заболеваниями. Нередко врачи и психологи предлагают пациенту лечиться с помощью гипноза. Как относиться к таким предложениям, какие могут ожидать последствия лечения гипнозом? Об этом рассуждают священники и врачи.

Иерей Григорий Григорьев о гипнозе

Ответ на вопрос о гипнозе в эфире телеканала «Союз» в программе «Беседы с батюшкой» от 2 января 2014 года.

Священник Григорий Григорьев — заслуженный врач Российской Федерации, доктор медицинских наук, профессор, врач-психотерапевт, нарколог.

— Насчет гипноза хочу сказать, что я никогда им не занимался. Обвинения в мой адрес от непонимания, что такое гипноз: в него могут входить лишь около двадцати процентов людей, остальные ему не поддаются. Это практика, которая принималась сто лет назад, но от нее постепенно отошли.

Протоиерей Григорий Дьяченко, цензор Священного Синода, профессор дореволюционной Киевской духовной академии, писал в своей книге «Из области таинственного»: не следует гипноз воспринимать как нечто таинственное, это форма привлечения внимания, физиологическое свойство живых объектов. Например, когда водитель долго едет по дороге и смотрит на огоньки впереди идущей машины, он впадает в подобное состояние. Наступает такая гипнотическая фаза, и это явление свойственно всем живым организмам. Но мы в своей работе никогда ничего подобного не делали и не использовали. Настоящий гипноз – когда у человека отключается сознание. Причем человеку нельзя внушить того, чего он не хочет.

Протоиерей Григорий Дьяченко говорит в своей книге о том, что для того, чтобы внушение перешло в самовнушение, необходимо, чтобы оно соответствовало уровню сознания.

В психологии вообще есть четыре метода воздействия на человека. Первый – вдохновение, когда кто-то кого-то вдохновляет, второй – подражание, третий – убеждение, четвертый – внушение. Внушение – способность без критики воспринимать информацию. Для внушения необходимо, чтобы реализовались первые три формы.

Гипнозом я никогда не занимался не потому, что это плохо, а потому, что это неэффективно. В моем институте работал один из крупнейших гипнологов Буль Павел Игнатьевич, который занимался лечением гипнозом бронхиальной астмы у детей и гипертонической болезни у взрослых. Гипнозом он снимал у детей страх перед барокамерой, которая была им необходима.

Профессор Буль в шестидесятые годы участвовал с группой студентов в телепередаче, в ходе которой он предложил телезрителям проверить себя на гипнабильность. После того, как ряд телезрителей долго оставался под воздействием данной профессором команды («ваши руки склеились»), и ему пришлось лично ездить по домам, чтобы снять это воздействие с гипнабильных телезрителей, было принято решение о недопустимости подобных воздействий на телеаудиторию и запрете на подобные передачи.

Кашпировскому, появившемуся на телеэкранах в тяжелую эпоху, когда разваливался Советский Союз, надо было отвлечь людей. Он знал о существовании этого запрета и нарушил его. Кашпировский начал заниматься тем, чем не стал бы заниматься ни один уважающий себя врач. Но это не значит, что он никому не помог. Дело в том, что если люди во что-то верят, то включается система самовнушения, и они лечат себя сами, приписывая это, например, Кашпировскому. Но то, что происходило тогда вокруг этих передач, было похоже на безумие и было совершенно недопустимо.

В то время против этой «телевизионной психотерапии» активно выступали и профессор Буль, и профессор Лебедев Владимир Иванович, и Юрий Горный. На телевидении города Норильска они провели эксперимент с целью разоблачения и запрещения «телевизионной психотерапии», и этого удалось достичь.

Как это было? Они приехали на норильское телевидение, привезли сделанную ими из папье-маше уродливую голову и сказали, что якобы это слепок головы известного профессора Зомби, живущего в горах Тибета и обладающего столь сильным биополем, что с ним невозможно общаться лично, но заряженный им слепок головы и запись голоса могут исцелять самые различные болезни. Тогда их попросили провести оздоровительный сеанс для жителей Норильска. Телезрителям было заявлено, что в результате сеанса они не только исцелятся от многих болезней, но также если поставят у экранов сломанные бытовые приборы, те снова начнут работать. Сеанс начался, и началось огромное самовнушение людей от воздействия этой грубо слепленной головы несуществующего профессора и звука его голоса, который на самом деле был записью невнятных речей трех представителей мусульманских народов.

Если посадить любого человека перед многомиллионной телевизионной аудиторией, то наступает эффект массового потенцированного воздействия друг на друга, индукции. Особенно сильно это воздействует на людей с различными психическими недугами, и это может быть очень опасно.

Собственно, Кашпировский показал нам, что такое средства массовой информации. Подобные эксперименты повышают количество самовнушаемых людей в обществе, что является крайне неблагоприятной ситуацией. То, что делал Кашпировский – это не гипноз, это расшатывание внутренней системы психологической защиты. В гипнозе такого вреда не причинишь. Здесь же человеком начинают манипулировать, и тот начинает верить в какого-то врача, который подменяет собой Бога. Это нарушение первой заповеди «Не сотвори себе кумира». Оценивать личные качества Анатолия Ивановича Кашпировского мы не имеем права, может быть, он давно покаялся, причащается, ведь Господь прощает человеку все грехи.

Артем пишет: «Здравствуйте, отец Григорий! Пожалуйста, ответьте на волнующий меня вопрос: может ли психолог, который является православным христианином, использовать в своей работе гипноз? Меня зовут Артем, поступил в вуз на психолога, также изучал гипноз. Искал информацию в интернете. Священнослужители в своих интервью не одобряют этот метод, кроме отца Димитрия Смирнова. Хочу узнать Ваше мнение, так как Вы священник и психотерапевт.

Понимаю, что некоторые гипнотические техники могут быть духовно опасны, например, мысленное обращение в трансе к “мудрому существу” за советом. Но может быть гипноз при внимательной избирательной работе с ним психолога допустим? Меня беспокоит, не причиню ли я вреда самому себе, используя гипноз в работе с людьми, и не наврежу ли людям самим фактом использования гипноза? Очень жду Вашего ответа!»

– Дорогой Артем, для изучения этой проблемы, интересующей Вас и других людей, я Вам рекомендую ознакомиться с двухтомником протоиерея Григория Дьяченко «Из области таинственного». Протоиерей Григорий Дьяченко до революции был цензором Священного Синода, профессором Киевской духовной академии. В своей книге он говорит, что гипноз не следует воспринимать как добро или зло, он является физиологическим свойством живых существ. Практически мы знаем гипноз, когда факиры, маги, цирковые актеры берут, например, курицу и резко изменяют ее состояние. Берут за лапы и кладут ее на бок, и она впадает в гипнотический сон.

Собственно говоря, hypnos – это сон. Когда мы едем в темное время по дороге и смотрим на огоньки идущей впереди машины, мы входим в некое дремотное состояние. Вот это, собственно говоря, прообраз гипноза. В современной медицинской практике, в работе с людьми гипноз практически не применяется вследствие своей малой эффективности. Невозможно в состоянии гипноза повлиять на личность человека. Вот обращение к мистическому существу, как Вы пишете, это уже не гипноз, это оккультные науки – конечно, такое абсолютно недопустимо. Но если Вы будете молиться Ангелу Хранителю, читать православные молитвы, то, естественно, это Вам не повредит.

Святые отцы говорили о том, что духовный мир скрыт от нас Вселюбящим и Всеблагим Господом нашим Иисусом Христом «семью замками и семью печатями». Человеку туда не следует залезать, потому что, по словам преподобного Серафима Саровского, «самый малый бес одним когтем землю проткнуть может». Вот поэтому не следует туда заглядывать. Воля человека актуальна в видимом мире, а мире духовном воля человека будет или под Божиим щитом, или под вражьим. Поэтому со своей волей в духовный мир не следует идти. Мы сразу встретимся в этом мире с темными силами, поэтому, конечно, Господь нас оградил.

Гипноз может расслабить человека, снять такие моносимптомы, как спазм, боль – это скорее психосоматика, чем психология. Я не думаю, что в Вашей практике психолога гипноз Вам серьезно понадобится, но, по крайней мере, Вы имеете представление об этом в процессе обучения. А в широкой практике Вам его применять не придется. Я не думаю, что Вам надо его использовать. Ознакомились с ним – кто предупрежден, тот вооружен.

Психиатр Д.А. Авдеев о гипнозе

К великому сожалению, гипноз широко используется официальной медициной, врачами-психотерапевтами. Есть среди последних те, которые применяют гипноз по религиозному невежеству. Иные – считают себя атеистами. Есть и сознательные служители злу.

Православию чужды методы, насильственно воздействующие на личность. Адепты применения гипнотических трансов говорят об открытии особых психосоматических каналов во время использования гипноза, о влиянии на психику человека, минуя критику («без тормозов»), о раскрытии резервных возможностей организма, о потрясающих терапевтических эффектах.

Как специалист, я с уверенностью заявляю, что никаких исключительных эффектов нет. А если и бывает какая-то «польза» от гипноза, то неизвестно, как она еще аукнется в будущем… Точнее, известно, и даже с определенностью. Об этом гипнологи, в лучшем случае, и не помышляют.

Гипноз – это насилие над душой человека. К примеру, в 3-ей стадии гипноза сомнамбул (загипнотизированный) во всем беспрекословно подчиняется своему «гуру»: может видеть, слышать, ощущать несуществующие предметы, людей (галлюцинации); может не чувствовать боли; обнажать потаенные мысли, чувства, желания. Кстати, есть так называемый эффект постгипнотического внушения. Это когда указания гипнолога выполняются спустя определенное время после проведения сеанса.

Насколько оправдано лишать человека критики и рассудка, даже на короткое время, даже с благой, казалось бы, целью? Оправдания этому нет. Человек – величайшая тайна, и нам грешным просто не дано знать и видеть, что испытывает душа в гипнотическом состоянии, что происходит в глубине человеческого духа. Ни один святой не прибегал к тому, чтобы исцелять человека в измененном состоянии сознания. Кротко и смиренно угодники Божии являли дар целительства людям, который стяжали от Господа за святость жизни.

Следует сказать, что гипноз со временем приобретает роль наркотика. Одни и те же люди ходят от гипнотизера к гипнотизеру, стремятся чаще испытывать «необыкновенные» состояния. Как жаль этих людей! И как преступно поступают те, которые приводят их к подобной зависимости.

В последние годы в специальной литературе появилось много публикаций, свидетельствующих о дезорганизации психической деятельности человека после частого применения к нему глубокого гипноза.

Оптинские старцы о гипнозе

«Ужасное дело этот гипноз. Было время, когда люди страшились этого деяния, бегали от него, а теперь им увлекаются… извлекают из него пользу» (преподобный Нектарий).

«И ведь вся беда в том, что это знание входит в нашу жизнь под прикрытием как будто могущего дать человечеству огромную пользу» (он же).

«Гипноз – злая, нехристианская сила» (преподобный Варсонофий).

«Если же вы, оставив Бога, прибегнете к магнетизму — противоестественному средству, – то я уже ничего не могу вам сказать» (преподобный Макарий).

Влияние гипноза на детей

Приведу лишь один пример. Профессор В. Лебедев сообщает: «Обследовано 2015 школьников, 93% были вовлечены в сеансы Кашпировского. Во время сеансов отмечаются навязчивые движения, истерические реакции, галлюцинаторные феномены и другие психические нарушения. У 42% был отмечен гипнотический сон, после сеансов у 7% детей выявлены различные формы психической дезадаптации. Четко наметилась тенденция повышения внушаемости и рост истерических реакций. В результате телесеансов некоторые дети впадали в состояние каталепсии при виде только фотографии Кашпировского».

Аутогенная тренировка (как вид самогипноза)

С позиции православной духовности занятия аутотренингом недушеполезны. Автор этого метода психотерапии немецкий ученый и практик Иоганн Шульц. В тридцатых годах нашего столетия доктор Шульц на основе своих впечатлений от пребывания в Индии и знакомства с йогой, синтезировал нечто подобное для европейцев и предложил свой метод для профилактики и лечения большого спектра заболеваний, а также с целью психической саморегуляции душевного состояния. Характеризуя суть аутогенной тренировки, следует сказать, что она не способствует сокровенной работе по внутреннему очищению, борьбе с пороками и страстями. Убаюкивающее саморасслабление – скорее уход от действительности, иллюзия благополучия. О смирении и трезвении, как основе душевного мира, не упоминается. Важно помнить, что метод имеет йоговские (читай буддийские) корни.

Все сказанное относилось к первой ступени аутогенной тренировки. А далее, когда человек обучается релаксации, ему предлагается освоить приемы, связанные с искусственным вызыванием каких-то образов или картин. Основа второй ступени – чувственное воображение. Святые отцы предостерегают нас от разного рода чувственности, мечтательности, фантазирований. Таким образом, метод аутогенной тренировки надо отложить за ненадобностью и в виду опасности повредить своей душе.

Трансовые состояния

В настоящее время в психотерапии огромное количество техник, использующих трансовые (сходные с гипнотическим) состояния. К примеру существует (о ужас!) так называемая реинкарнационная психотерапия. Ее потребители, находясь в трансе, вспоминают свои «прежние жизни» (они пишут эти слова без кавычек) и пытаются найти в них причины своих проблем. Активно развивается так называемая трансперсональная психотерапия. Если не вдаваться в подробности и сказать просто и ясно, то это будет выглядеть так: сначала поклонники такой психопрактики входят в транс, а потом общаются с бесами.

Экстрасенсы и иные оккультные «целители» используют в своей практике особые состояния сознания. Более того, считают их непременным условием для успешного результата. Отец Анатолий (Берестов) и академик нейрофизиолог С. В. Крапивин, исследовав работу мозга людей, находившихся в состоянии медитации (гипноза, самогипноза) пришли к такому выводу: «Полагают, что состояние медитации благотворно сказывается на здоровье человека, поскольку при этом снижаются ритм дыхания, частота сердечных сокращений, уровень лактата плазмы крови, происходит миорелаксация. Считается даже, что такое необычное состояние есть лучший отдых. Однако при подробном рассмотрении электроэнцефалограмм ясно, что это никакой не отдых, а совсем особое и странное состояние мозга — опасная мобилизация всех мозговых ресурсов, всех физиологических сил мозга».

Так вот, через это особое состояние сознания, когда «ворота» души раскрыты, гипнотизер или оккультист становится проводником темных сил и служит сатане. Вот почему Православная Церковь определяет гипноз как «сознательное служение злу», называет его явлением «разрушающим дух человека». Подчеркивается, что в гипнозе используются темные силы духовного мира (Журнал Московской Патриархии, №12, 1989).

Доклад прозвучал на расширенном заседании Общества православных врачей Санкт-Петербурга, посвященном вопросам православной психотерапии, психологии, церковного душепопечения и проблеме оккультного поражения человека.

Учебный центр подготовки руководителей, г. Санкт-Петербург

Взгляд православного психолога на НЛП

(тезисы доклада)

1. В настоящее время загадочное НЛП, благодаря искусственно подогреваемому адептами интересу, стало одним из модных направлений Практической психологии. С одной стороны, имеется название, которое «научно», загадочно, непонятно и одновременно притягательно, множество книг и семинаров, а с другой, звонкие, внешне эффектные обещания приобщить человека без психологического образования к тайнам эффективного взаимодействия и влияния, управления своим и чужим состояниями и поведением.

Следует учитывать, что само словосочетание NLP (нейро лингвистическое программирование) является скорее рекламным лейблом, соблазном для одних и вызовом для других, который используют авторы для привлечения интереса, а не. единым методологическим, а тем более, научно-обоснованным подходом.

2. Необходимость анализа НЛП с позиций психологии обусловлена наличием противоречивых мнений и оценок данного направления практической психологии в православной литературе. Кроме того, учитывая то, что интерес к НЛП искусственно подогревается стараниям адептов, необходим трезвый научный анализ возможностей, ограничений и опасностей данного подхода в работе профессионального психолога и других специалистов.

Частные методики и технические приемы, собранные и описанные в книгах по НЛП, невозможно игнорировать хотя бы потому, что они были открыты и известны, а главное успешно применялись практически задолго до появления НЛП. В то же время, православному психологу и психотерапевту необходимо критически осознавать уровень и пределы компетентности НЛП в тримерии Тело-Душа-Дух. Последнее положение распространяется на любой психологический или психотерапевтический подход.

3. Анализ литературных источников показывает, что НЛП опирается, хотя и весьма некритично, на эклектически собранные теории и концепции секулярного научного знания. К научному знанию, в том или ином виде используемому в НЛП, относятся следующие исследования и концепции:

— взаимосвязанность движений глазных мышц и порождаемого зрительного образа (Ч.Белл, 1842); 72

— ведущей сенсорной системы (А.Бине, Ж.Шарко, 1880-90гг);

— сенсорной структурности психики (Э.Титчинер, 1910);

— сенсорно-двигательного обусловливания поведения (И.Павлов, 1923, Скиннер, 1931);

— лингвистической относительности (Э.Сепир, 1934);

— нейролингвистической теории семантики (А.Кожибски, 1933,1941);

— трансформационной грамматики (Н.Хомский, 1960-80гг);

— конгруэнтности личности и коммуникации (К.Роджерс, 1951, В.Сатир, 1960-70гг);

— бессознательной коммуникации и недирективного гипноза (М.Эриксон, 1930-50гг);

— принцип ТОТЕ (Миллер, Галантер, Прибрам, 1960) и др.

Приведенные концепции породили конкретные прикладные

техники, которые с различной степенью эффективности используются в практической психологии и в психотерапии. Вместе с тем, сопоставление перечня данных концепций, различной полноты объяснения и достоверности, с содержанием книг по НЛП показывает, что в научном плане НЛП не имеет собственных оригинальных концепций и разработок.

4. Новизной обладает только название подхода: нейро- лингвистическое программирование. Однако, оно также не выдерживает научной критики. Сам по себе термин «нейро» имеет прежде всего рекламный характер и говорит о претензии на позитивную науку, в отличии от запутанной психологии. Тем не менее, в отличие от нейрохирургии или нейрофармакологии, техники используемые в НЛП оказывают воздействие не на нервные клетки, а на сферу речевого сознания и бессознательного, а также на органы чувств. Претензия на то, что НЛП способно использовать нейронную локализацию высших психических функций, также не обоснована, поскольку функции и динамика явлений сознания и бессознательного, структура речевого и внеречевого поведения, т.е. все то, о чем пишется в книжках по НЛП, описываются, как знает любой психолог, в терминах психических процессов, и, вместе с тем, никак не могут быть описаны в терминах нейрофизиологии.

5. Термин «программирование» появился как отголосок теории программированного обучения Скиннера, мода на которое в педагогике быстро прошла, вследствие более низкого эффекта, чем ожидалось. Зато появилась мода на компьютеры, и авторы НЛП. вовсю принялись эксплуатировать компьютерные аналогии и метафоры, уподобя мозг компьютеру и сведя все проблемы практической психологии к тому, чтобы заменить «плохие» программы на «хорошие» плюс найти подходящий язык для написания таких программ. С позиции психологии это означает попытку проигнорировать модальность познавательных, волевых, эмоциональных процессов, а также уровневые характеристики психического, т.е. специфическое отличие абстрактного мышления от сенсорно-образного уровня. Проблема личностного смысла в НЛП также перестает существовать, поскольку наличие или отсутствие смыслового и ценностного отношения у человека с позиций НЛП определяется не содержанием его мыслей, чувств и других переживаний, а всего лишь хорошо подобранной структурой (программой), которая в нужной последовательности запускает необходимые образные и лингвистические компоненты.

6. Принципы НЛП, противоречащие православию следующие:

• Нет ни истинных, ни ложных «картин мира»; внутренняя «картина мира» человека зависит от языка описания который он использует, следовательно, для изменения «картины мира» нужно изменить язык, на котором она описывается, т.е. назвать вещи другими именами, именно так действует «отец лжи».

• Необходимо доверие творческим ресурсам безсознательного, поскольку бессознательное лучше сознания знает, что нужно человеку, однако известно, что страсти укоренены именно в сфере бессознательного.

• Нет естественно коммуникации, каждая коммуникация преследует свою цель воздействия одного на другого, следовательно манипулятивна; однако Церковь – это общение равных во Христе.

7. Проблема истинного мировоззрения для авторов и практиков НЛП отсутствует, она сведена у них к индивидуальной «картине мира», правильность которй определяется лишь тем, насколько этот субъективный опыт помогает человеку достичь утилитарного успеха в жизни. Таким образом, одним людям полезно строить отношения с Богом (вопрос в том, какой Бог истинный, вообще игнорируется), а другим – использовать восточную философию, теософские и оккультные практики. Для авторов НЛП и тот, и другой опыт является полезным, все зависит от контекста использования. Такая мировоззренческая всеядность прослеживается и в литературе НЛП, где в одном контексте могут употребляться имена Иисуса Христа, Карла Маркса и Карлоса Кастанеды. В целом по духу и направленности авторы НЛП мыслят в духе теософского учения и призывают к практическому овладению возможностями и способностями, пока еще скрытыми в природе каждого человека. Для того, чтобы снять барьеры критического мышления, авторы, как правило, на протяжении всех своих книг, а практики в процессе семинаров призывают раскрепоститься, довериться творческим бессознательным ресурсам. Для этого в процесс семинаров используются медитации, методики М.Эриксона, музыкальный фон и другие приемы, вызывающие измененные состояния сознания.

8. В НЛП собрано и систематизировано в структурном плане множество полезных лингвистических образцов эффективной коммуникации. Однако игнорирование смыслового контекста использования данных образцов и отсутствие ориентира на истинное мировоззрение может приводить к ценностным искажения, т.е. ко лжи. Например, один и тот же образец использования словосочетания «даже если» взамен «но», в разных контекстах способен привести не к опровержению настроения уныния, а к ошибке, если игнорировать ценностный аспект. Ср. «Сегодня светит солнце, даже если завтра пойдет дождь» и «Сегодня наслаждаемся жизнью, даже если завтра наступит смерть». «Сегодня светит солнце, но завтра опять пойдет дождь» и «Сегодня светит солнце, даже если завтра опять пойдет дождь».

Другие приемы также имеют свое правильно место и время использования, и в зависимости от искренности говорящего и его сердечного намерения могут быть направлены как к истине, так и ко лжи. Ниже приведены два примера лингвистических образцов.

Скрытая просьба (команда): «Я не заметил, смогли ли Вы записать наш телефон?» «Хотелось бы знать, что Вы скажете об этой книге, после того, как прочитаете ее». «Я не знаю, когда у Вас возникнет желание прийти к нам». Чтобы получить желаемый результат, необходимо выделить подчеркнутую часть тоном голоса, взглядом, прикосновением или заранее сформированным «якорем».

Использование предварительных предложений: Вы придете к нам снова на этой или на следующей неделе?», т.е. выбор переносится с альтернативы «прийти» или «не прийти» на различные варианты прихода.

«Осознаете ли Вы, что эти факты реальны?», т.о. сознательное внимание сосредотачивается на первой части вопроса, в то время как бессознательно принимается постулат о реальности фактов.

«Интересно, Вы очень смутитесь, если я спрошу, пойдете ли Вы на наше собрание?, т.о. предварительный вопрос снимает нагрузку со значимого вопроса. Предварительный вопрос желательно формулировать таким образом, чтобы создавался положительный фон для ответа на основной вопрос. «Не могли бы мы поговорить, прежде чем Вы поймете мою правоту?», т.о. идет связка между началом беседы и ее результатом.

Среди других форм управления диалогом также используется метафоризация, причинно-следственное связывание, переформирование смысла и контекста, формирование авторитетности и многие другие частные приемы. Как уже указывалось, эффективность речевых техник в огромной степени обусловлена искусностью и выразительностью использования параллельно с речью несловесной (мимической, интонационной, жестовой и т.д.) коммуникации.

9. Следуя гипотезе лингвистической относительности, авторы НЛП также утверждают, что обмен глубинными смыслами в коммуникации возможен только тогда, когда используются слова, описывающие конкретно-чувственную предметность, т.е. существительные, обозначающие вещи, которые можно «положить в машину» а также глаголы, отражающие действия, которые можно воспринять органами чувств. Таким образом, в предлагаемой коммуникативной модели разговор, о добре, истине, красоте, вере, духовности и других категориях идеального познания не имеет прагматического смысла. Категории Духовного также в НЛП подходе имеют только относительный, но никак не абсолютный смысл.

10. В противоречии с практикой успешного общения людей, имеющих общие духовные ценности, т.е. строящих разговор через призму разделяемого мировоззрения, НЛП утверждает, что эффективная коммуникация должна удовлетворять следующим условиям:

• Участники должны иметь объем общих знаний и чувствований;

• Обсуждаемая ситуация должна быть одной и той же для участников;

• Передаваемая информация должна соответствовать реально (а не идеально) существующим влияниям;

• В передаваемой информации сохраняются те же причинно-следственные связи, что и в объекте описания;

• В обмене информацией не должно присутствовать отклонение от темы;

• Участники должны следовать понятным друг для друга правилам воздействия;

• Передаваемая информация должна сопровождаться ее оценкой говорящим и пояснением мотива передачи этой информации.

Безусловно, данные условия делают коммуникацию эффективной в деловой и внеличностной сфере и не случайно опытные руководители стремятся по максимуму соблюдать их, корректируя высказывания подчиненного вопросами. Например, в ответ на высказывание «Меня всегда преследуют неудачи» со стороны руководителя могут последовать вопросы в зависимости от того как нужно повернуть беседу: «Что у Вас не получается?», «В чем проявляются ошибки?», «Что в неудачном исходе зависит от Вас?», «Всегда ли Вы все делаете неудачно?», «Каким образом это происходит?», «Как конкретно неудачи могут Вас преследовать?».

Однако, в близкой межличностной ситуации разговора подобные вопросы могут восприниматься как ненужные, нетактичные, навязчивые и т.д., поскольку предполагается, что собеседник и так понимает, о чем идет речь. Еще более сложная ситуация создается вокруг высказывания: «Меня мучает совесть». С одной стороны, совесть – идеальное понятие и как явление переживается сверхчувственно. С другой стороны, попытка описать это состояние через чувственную специфику, например: «По поводу чего Вы так мучаетесь?», «Как Вы это переживаете?» и т.п. дает немного, поскольку понять данное состояние (диалог с совестью) можно лишь сверхчувственно (трансцендентно), т.е. имея опыт аналогичного переживания. Самое главное, собеседники должны одинаково воспринимать ценность диалога с совестью, а это возможно лишь в сфере единого вероисповедания.

11. В противоречии с православным подходом, апеллирующему к сознанию, т.е. логосу человека, в НЛП наиболее эффектной моделью психотерапевтической коммуникации признается модель, служащая для наведения измененных состояний сознания. Это так называемая милтон-модель (по имени Милтона Эриксона, который ее использовал для наведения транса). Согласно данной модели, при неточной коммуникации бессознательное воспринимающего субъекта создает для себя свои собственные смыслы, компенсируя несоблюдение условий точности. Например, в высказывании «Гипнотизирование гипнотизеров может быть модным трюком» могут быть представлены несколько смыслов: 1) гипноз в исполнении гипнотизеров является трюкачеством; 2) попытка продемонстрировать гипноз на гипнотизере является трюкачеством; 3) использование гипноза на гипнотизерах позволяет продемонстрировать неожиданный трюк. Приемы милтон-модели могут быть использованя для наведения транса различной степени глубины, например: «Не знаю, сознательно или бессознательно, но постепенно у Вас возникает желание откликнуться на то, что говорится, и медленно закрыть глаза в тот момент, когда я закончу говорить». В силу неопределенности высказывания возникает дезориентация сознания в смысле фразы, что способствует наведению транса.

Таким образом, психотерапевт устраняется от того, чтобы оформлять ценностные смыслы своего пациента, главное для него, чтобы у пациента пришло внутреннее ощущение решения проблемы, а в ценностном контексте каких заповедей – это значения не имеет. «Сон разума рождает чудовищ».

12. С точки зрения христианской антропологии, предлагаемый НЛП подход, хотя и способен расширить коммуникативные умения человека, но явно не отражает все его призвание в данной сфере. Как познание не ограниченно чувственной сферой , но включает с себя оперирование рациональными и идеальными понятиями, так и межличностный обмен информацией использует не только чувственные образы и представления, но и включает в себя элементы интеллектуального и сверхчувственного характера, например, абстрактные понятия: субъект, отношение, сознание, вера, Бог. А именно эти понятия используются, чтобы один человек мог передать духовные смыслы другому.

13. НЛП предлагает методы воздействия, которые из области психотерапии могут быть распространены на педагогику, рекламу и продажу, политику и псевдорелигиозную практику, что и вызывает волну популярности у одних и критику у других. Критикуется манипулятивный характер техник НЛП, поскольку эти техники могут влиять незаметно для сознания человека.

Вопрос о манипулятивности НЛП требует особого комментария. Если рассматривать коммуникацию (общение) как средство воздействия на познавательную, эмоциональную, волевую сферу другого человека, то вопрос о манипулятивности различных речевых и неречевых техник, казалось бы, снимается. Человеческая речь обладает определенной структурой именно для того, чтобы быть способной эффективно передавать смысл, выражать чувство и оказывать воздействие. Вопрос развитости структуры речи – это вопрос образованности, а овладение паттернами языка позволяет восполнить пробел в образовании. Другими словами, подготовленный и обученный человек сможет более эффективно влиять на сознание и подсознание другого человека. Таким образом, в субъект-объектной схеме коммуникации, когда другой человек – лишь объект для моего воздействия (манипуляции), различия между коммуникацией и манипуляцией исчезают. А именно такую схему используют СМИ, политическая и торговая реклама, методы активной продажи, авторитарная педагогика, тоталитарные секты и т.п.

14. Иной характер имеет коммуникация, осуществляемая по субъект-объектной схеме когда участники чувствую свою равноценность в отношении друг друга. В таких отношениях имеет место не воздействие одного человека на другого (других), а взаимодействие двух и более людей друг с другом. В русском языке таким отношениям соответствует слово «общение», т.е. обмен чувствами и мыслями друг с другом для создания общности . Общение предполагает искреннее высказывание чувств, мнений, оценок, мыслей для того, чтобы смысл моего понимания каких-либо вещей и явлений стал понятен другому, и наоборот.

15. Но согласно НЛП именно такая форма речевого взаимодействия (общение) является неосуществимой. Абсолютизирую гипотезу лингвистической относительности Э.Сэпира и теорию структуры языка Э.Хомского, семантики Кожибского авторы НЛП считают, что язык не способен передать глубинный смысл высказывания. По их мнению, люди вкладывают в одни и те же слова и предложения индивидуальный смысл, который недоступен подлинному пониманию для другого. Зато восприятию, анализу и использованию доступна структура речевого высказывания. Отсюда НЛП предлагает два практических вывода для психотерапевтической или иных форм коммуникации:

1. Слушая другого, следует воспринимать не смысл, который всеравно у каждого свой, а структуру речевого высказывания.

2. Используя речь, следует также в первую очередь выстраивать структуру для воздействия на другого, оставляя смыслу фоновую функцию.

Такая форма речевого воздействия с полным основанием может быть признана манипулятивной, ибо ни о каком общении или обмене партнеры не заботятся. Эта форма предлагается НЛП для использования в психотерапии, а также в других областях деятельности.

16. С точки зрения православной антропологии главной ценностью общения является обмен личностными смыслами, которые облекаются в речевую структуру, играющую важную, но вспомогательную роль. Однако и субъект-субъектное общение будет несовершенным, а то и искаженным до тех пор, пока в отношении двух личностей не будет включена Высшая Личность – Бог. Опосредованность человеческих отношений Личностью Творца защищает общение, с одной стороны, от самодостаточности (гордости, самости) общающихся личностей, а с другой – от превращения одной из личностей (или обоих одновременно) в объект манипуляции.

17. Целью развития человека в НЛП провозглашается расширение творческих возможностей, овладение универсальной способностью «учиться, учиться, учиться» для достижения успеха в любой деятельности и любой социально-культурной среде, ни прирастая при этом сердцем ни к одной из них. Призрачная врзможность такого человекобожия во многом определяет популярность НЛП, как впрочем популярность и других психотехнологий, в среде атеистического мировоззрения.

18. Подводя итоги данного краткого анализа, можно сделать следующие выводы:

1. Мировоззренческая направленность НЛП носит характер агностической всеядности, вплоть до включения элементов оккультного знания. Поэтому православному психологу и психотерапевту следует воздержаться от апелляции к НЛП подходу.

2. Теория и концепции используемые в НЛП носят, в основном, гипотетический характер и не могут рассматриваться в качестве окончательно научно доказанных.

3. Рассматриваемые внутри православного мировоззренческого контекста, практические методы, приемы и образцы, собранные в литературе по НЛП, за исключением направленных на использование бессознательного, могут быть использованы православным психотерапевтом, психологом и педагогом для повышения квалификации в сфере общения. Адекватность использования конкретного приема должна быть обусловлена ценностным контекстом.

4. Использование психотехник НЛП в ситуациях психотерапевтического, педагогического или иного взаимодействия, вне системы единых мировоззренческих ценностей придает общению манипулятивный характер.

Материал предоставлен Обществом православных врачей Санкт-Петербурга

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *