Православие и эволюция

О происхождении от обезьяны

Но разве библейский рассказ о сотворении человека и научное представление о биологической эволюции не противоречат друг другу?

В христианской среде существуют разные мнения о том, как следует понимать рассказ о сотворении в первой главе книги Бытия, и как относиться к теории эволюции. Это нормально, Церковь — не КПСС. В православной вере существуют догматы — то есть те вероисповедные положения, которые обязательны для всех православных христиан, в которых все православные христиане по определению согласны. Отказ признавать догматы автоматически выводит человека за пределы Церкви. Однако внутри пространства, огражденного догматами, происходит весьма интенсивная интеллектуальная жизнь — высказываются различные точки зрения, ведутся дискуссии, вы можете столкнуться с совершенно разными позициями по тем или иным недогматическим вопросам.

Здесь я не ставлю перед собой задачи утверждать или опровергать эволюционную теорию как таковую. Я выступаю в качестве христианского апологета, а не популяризатора науки, и собираюсь ответить на другой вопрос — противоречит ли в принципе христианская вера в творение биологической теории эволюции. И ответ на этот вопрос — нет, в принципе не противоречит.

Православный христианин и выдающийся эволюционный биолог, один из создателей синтетической теории эволюции, Феодосий Добжанский, писал в своем эссе, посвященном эволюции: «Я креационист и эволюционист…. Приходит ли эволюционная доктрина в столкновение с религиозной верой? Нет. Рассматривать священное Писание как школьный учебник по астрономии, биологии, геологии или антропологии — грубая ошибка. Воображаемый (и неразрешимый) конфликт возникает только тогда, когда символы Священного Писания истолковываются в том смысле, который в них никогда не вкладывался»

Но что же все таки произошло на самом деле — человек эволюционировал из обезьяны или сотворен Богом?

Сама постановка вопроса впадает в ту же ошибку, о которой мы говорили. Это как спрашивать: «Машина едет потому, что в двигателе происходят такие-то химические реакции или потому, что Иван Иванович решил отвезти свою семью на дачу?» Это смешение двух типов вопросов — «как именно развивается тот или иной процесс» и «по чьей воле и с какой целью он так развивается».

Само противопоставление «сотворен – эволюционировал», «природные процессы – вмешательство Бога» бессмысленно в мире, каждый квант которого создан и поддерживается в бытии Творцом. Не существует никаких независимых от Бога «естественных процессов». Для священнописателей Бог несомненно присутствует в явлениях природы – привычных, повторяющихся из года в год, в нашем представлении вполне «естественных»: «Ты произращаешь траву для скота, и зелень на пользу человека, чтобы произвести из земли пищу, и вино, которое веселит сердце человека, и елей, от которого блистает лице его, и хлеб, который укрепляет сердце человека» (Пс 103:14,15) Вся вселенная, каждый ее атом, каждая капля дождя пронизаны творящим присутствием Создателя. В поразительном 138 псалме говорится:

«Не сокрыты были от Тебя кости мои, когда я созидаем был в тайне, образуем был во глубине утробы. Зародыш мой видели очи Твои; в Твоей книге записаны все дни, для меня назначенные, когда ни одного из них еще не было» (Пс 138:15,16).

Беременность – естественный процесс, но, если мы принимаем свидетельство псалмопевца, он был одновременно и актом Божьего творения. Это так и в отношении происхождения видов – эволюция не противостоит творению, она является творением. Глядя, как симфония мироздания достигает своей кульминации в появлении человека, мы можем воскликнуть вместе с богодухновенным автором псалма: «Славлю Тебя, потому что я дивно устроен. Дивны дела Твои, и душа моя вполне сознает это» (Пс 138:14)

Еще раз отмечу, что не оцениваю здесь саму по себе биологическую теорию эволюции — я не биолог и не специалист в этой области. Есть биологи и специалисты, которые ее принимают, оставаясь при этом вполне традиционными христианами — например, я могут обратить ваше внимание на книгу очень известного американского генетика Френсиса Коллинза, который сейчас возглавляет Национальный Институт Здоровья, «Доказательства Бога». Коллинз подробно объясняет, почему, как христианин, он верит в сотворение, и как биолог — в эволюцию.

Но при этом нам стоит еще раз отметить, что происхождение человека, как существа, наделенного сознанием, мышлением, свободной волей, стремлением к пониманию и смыслу – т.е. душой, не может быть полностью объяснено в рамках теории эволюции – и какой либо научной теории вообще. Ископаемые останки, исследования ДНК и другие методы науки, могут пролить некоторый свет на творение человеческого тела, но в принципе не могут сказать нам о том, как свет разума, совести и веры явился в наших предках. Здесь мы оказываемся перед лицом фундаментального отличия человека от других живых существ, которое является свидетельством удивительного акта Божественного творения.

Но разве теория эволюции не является атеистической?

Как говорится в «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви»: «…с одной стороны, в естествознании нет теорий атеистических и религиозных, но есть теории более или менее истинные. С другой – религия не занимается вопросами устройства материи».

Не бывает «атеистических» или «религиозных» научных теорий — по крайней мере, до тех пор пока они остаются научными.

Другое дело, что нам стоит обозначить разницу между «эволюцией» как биологической теорией — которая и должна оцениваться по научным критериям, и «эволюционизмом» как мировоззрением, которое выходит уже очень далеко за рамки собственно науки. «Эволюционизм» – это мировоззрение, которое выражает, например, французский ученый (и атеист) Жак Моно: «Чистая случайность, абсолютно свободная, но слепая лежит у самых корней величественного здания эволюции, и в результате человек, наконец, знает, что он одинок в бесчувственных глубинах вселенной… Жизнь вообще и человек в частности — явление уникальное, единственное творение необъятной Вселенной, возникшее вопреки планам природы… Человек должен наконец пробудиться от тысячелетнего сна, и, пробудившись, он окажется в полном одиночестве, в абсолютной изоляции. Лишь тогда он наконец осознает, что, подобно цыгану, живет на краю чуждого ему мира. Мира, глухого к его музыке, безразличного к его чаяниям, равно как и к его страданиям или преступлениям… Человек наконец сознает свое одиночество в равнодушной бескрайности Вселенной, из которой он возник по воле случая».

Утверждения, содержащиеся в этом отрывке, могут зачаровывать своей мрачной поэтичностью, но они не имеют отношения собственно к науке. Наука характеризуется своим методом. Этот метод включает в себя сбор данных, путем повторяющихся наблюдений и воспроизводимых экспериментов, выдвижение гипотез, которые могли бы объяснить эти данные, а потом верификацию (подтверждение) или фальсификацию (опровержение) этих гипотез. К области естественных наук относятся утверждения, которые можно подтвердить (позитивный критерий) или опровергнуть (негативный критерий Карла Поппера) при помощи наблюдений и экспериментов. Научны ли заявления, что «слепая случайность лежит у самых корней величественного здания эволюции», «человек возник по воле случая» и тому подобные? Не существует экспериментов — или наблюдений — которые могли бы подтвердить или опровергнуть эти тезисы. То, что воинствующие атеисты выдают за науку, на самом деле — философия, которая не может быть подтверждена научно. Разумеется, эта философия неприемлема для христианина; но и с точки зрения добросовестного ученого она представляет собой злоупотребление понятием «науки». Идеологизация — это не грех науки; это грех против науки. В ХХ веке самые людоедские идеологии — и коммунизм, и расизм, и социал-дарвинизм — апеллировали к теории эволюции, и настороженность верующих людей тут вполне объяснима. Однако порочные люди способны извратить и использовать все что угодно в своих порочных целях. Составлять мнение о научной теории по безбожным идеологиям, которые объявляют ее «своей» было бы неверно.

Утверждения метафизического характера мы можем и должны отвергнуть – тем более, что наука их никак не доказывает и доказать в рамках своего метода не может. А вот в том, что касается собственно биологии, – было бы ошибкой думать, что наша вера стоит или падает в зависимости от успеха той или другой научной теории.

Отвечает священник Афанасий Гумеров, насельник Сретенского монастыря:

Сейчас существуют две космогонии: библейская и эволюционная. Последняя зародилась тогда, когда в Европе началось массовое отпадение от христианской веры. Новое безрелигиозное мировоззрение проявляло себя в различных формах. Одной из них стал эволюционизм, который является не наукой, а материалистической идеологией, принявшей наукообразную форму.

Наука строится на твердых основаниях. Посылки должны быть доказаны, а выводы обоснованы. О построениях эволюционистов это сказать невозможно. Фундамент эволюционизма составляет идея, что материя из первоначального неупорядоченного состояния путем поступательного развития приобрела современный уровень организованности. Возникает неизбежный для любого ученого вопрос: кто задал эту строгую направленность к совершенствованию на столь долгое время? Ни один эволюционист на это ответить не может. Следовательно, в самом начале построения эволюционной концепции вводится ненаучное допущение. Наука не только не знает такого закона, но утверждает прямо противоположное этому. Второе начало термодинамики доказывает невозможность эволюции. Открыт этот фундаментальный закон был в первой половине 19 века. Научная разработка его принадлежит франц. математику Н.Л.С.Карно (1824), нем. физику Р.Клаузиусу (1850) и англ. физику У.Томсону (Кельвину) (1851). Формулировки, данные этими учеными, считаются эквивалентными. Суть второго начала термодинамики в следующем: в замкнутой системе энтропия может только возрастать или оставаться постоянной. Иначе говоря, любая изолированная система (а вне материи эволюционисты ничего не признают) имеет тенденцию к деградации, потому что в ней постепенно возрастает энтропия. Закон этот является универсальным. Он применяется в биологии, физике, химии, геологии и др. науках. Все изучаемые нами изменения происходят в сторону возрастания энтропии, т.е. деградации, ухудшения, упадка. Уважаемый Тарас! Если Вы признаете эволюционизм наукой, то должны отменить втрое начало термодинамики, потому что утверждения их противоположны. Больше того, второе начало термодинамики доказывает, что когда-то существовал совершенный порядок (в научных терминах — оптималь­ное состояние системы), а нынешнее состояние мира есть результат возрастания энтропии, т.е. постепенной деградации. Таким образом, мир в его сегодняшнем виде должен иметь начало. Это полностью соответствует библейскому учению.

Против эволюционизма давно выдвигается телеологический (от греч. слова телеос – цель) аргумент. Суть его состоит в следующем: поpядок во всей Вселенной и ее малейших частей является делом Великого Констpуктоpа. Уильям Пейли (1743-1805), в «Естественном богословии» (1802) формулирует его так: «если бы Вы нашли в чистом поле часы, то исходя из очевидной сложности их констpукции, Вы пpишли бы к неизбежному выводу о существовании часовщика». Современный ученый, специалист по молекулярной биологии Майкл Дентон утверждает: «Пейли был не просто прав, заявив, что существует аналогия между живым организмом и машиной; он оказался провидцем, догадавшись, что техническая мысль, реализованная в живых системах, значительно превосходит все достижения человека». Каждая клетка человеческого тела содержит информации больше, чем во всех тридцати томах Энциклопедии Британика. По мнению известного физика, лауpеата Нобелевской пpемиии Фpеда Хойла (умер 22 августа 2001 года; ввел термин «большой взрыв»), веpоятность возникновения спиpальной молекулы ДНК из смеси уже готовых нуклеотидов и сахаpов столь же близка к нулю, как и веpоятность того, что пpомчавшийся над свалкой мусоpа уpаган, пpиведет к возникновению новенького автомобиля.

Учеными с помощью математического аппарата теории вероятностей доказана невозможность эволюции. Какова вероятность случайного зарождения одной живой клетки из неживых элементов? Видный ученый Марсель Голей на основе математических расчетов оценивает вероятность случайного построения частиц в самопроизводящую систему, если даже взять 30 миллиардов лет, как 1:10 в 450 степени. Такая степень вероятностей математиками приравнивается к нулю. Исследования и других ученых-математиков также опровергли эволюцио: Harold V. Morowitz, «Biological Self-Replicating Systems,» Progress in Theoretical Biology, Ed. F. M. Snell New York, 1967, pp. 35 ff.; Frank В. Salisbury, «Doubts about the Modern Synthetic Theory of Evolution,» American Biology Teacher, (September, 1971), p. 336; James E. Coppedge, Evolution: Possible or Impossible, Grand Rapids, Zondervan, 1973, pp. 95-115.

Первые эволюционные концепции возникли в середине 18 века: Кант и Лаплас в противовес библейскому учению о сотворении мира предложили эволюционную гипотезу происхождения солнечной системы. Кстати, сейчас совершенно отброшенной современной наукой. В конце 18 века – нач.19 века Ж.Б. Ламарк сделал первую попытку объяснить путем эволюции происхождение растительного мира. Заметим, что построения эти основаны на ложной идее наследования индивидуальных изменений. Генетика это опровергла. Тогда же с эволюционными идеями выступил Эразм Дарвин. Позже его внук – Чарльз. «Происхождение видов» появилось в 1859 году. Немало людей тогда соблазнилось. С появлением генетики эволюционизму был нанесен смертельный удар. Хотя гениальный труд монаха августинского монастыря святого Томаша в Брюнне (ныне город Брно) Грегора Менделя «Опыты над растительными гибридами» вышел в 1866 г., только в начале 20 века закон наследственности вновь был открыт. Именно законы, открытые генетикой, выбили из фундамента эволюционной концепции один из краеугольных камней — тезис о передаче по наследству благоприобретенных признаков. Эта наука показала, что вид обладает надежным внутренним механизмом, дающим ему удивительную устойчивость. Говорить об эволюции вида стало научно некорректно. Только четверть века спустя сторонники эволюции попытались спасти свою «религию», выдвинув идею мутационной эволюции. Но эта схема на самом деле явилась аргументом против них. Научные исследования показали, что повреждения генома постоянно контролируются и исправляются специальным механизмом, ибо в организме имеется большое количество ферментов, каждый со своими функциями. Их согласованные и последовательные действия устраняют от 99 до 99,9 % мутаций, по оценкам самих же эволюционистов. Но самое главное в том, что по статистике значительное большинство мутаций, если они происходят, ведет не к усовершенствованию, а к деградации. Экспериментально обнаружено, что большинство мутаций (обычно 70-80 %) в случае фенотипического проявления настолько нарушают строение и физиологию организма, что губят его – т. н. летальная мутация. Остальные в той или иной мере снижают жизнеспособность организма. И лишь ничтожная доля: от 0,1 до 0,01 % может в какой-то степени повысить адаптивные свойства организма.

Современный специалист микробиолог Майкл Дентон приводит из той области, в которой он работает, много свидетельств, доказывающих полную научную необоснованность построений эволюционистов. Он показал, что гомологические структуры не представлены ни гомологическими генами, ни эмбриональным развитием. В книге «Эволюция: кризис теории» М. Дентон пишет: «Сейчас твердо установлено, что картина разнообразия на молекулярном уровне образует высокоорганизованную иерархическую систему. На молекулярном уровне каждый класс уникален, изолирован от других и не связан промежуточными звеньями. Таким образом, молекулы, подобно окаменелостям, не подтверждают наличия мифических «промежуточных звеньев», которые ищут и все никак не могут найти биологи-эволюционисты. Опять-таки, единственные отношения, определяемые с помощью современных методов, — горизонтальные. На молекулярном уровне ни один организм не может быть назван «предковым», «примитивным» или «продвинутым» по отношению к родственным организмам. Природа словно подтверждает неэволюционную круговую модель, выдвинутую выдающимися учеными — специалистами в сравнительной анатомии — в XIX веке.» (Michael Denton. Evolution — A Theory In Crisis»; Burnett Books, 1985, с. 290).

Эволюционизм принципиально расходится также с системной методологией. Возьмем человеческий глаз. Он представляет собой сложнейшую, тонко упорядоченную, систему. Если изъять хоть один элемент, он потеряет системные свойства и не сможет выполнять свои функции. Глаз не мог возникнуть в процессе эволюции. Человека, птицу, лягушку эволюционисты располагают в определенной последовательности на оси прогресса. Однако глаз каждого из этих видов представляют собой различные системы. Их отличает не степень совершенства, а различный системно-конструктивный принцип.

Эволюционисты свободно без достаточного научного обоснования вводят сроки в миллионы и миллиарды лет. Для их концептуальных построений время является жизненно необходимым. Оно у них заменяет роль творца. Довод этот не научный. Время — это длительность, и никакой творческой силой не обладает. Аргумент этот психологического характера. Читателю внушается, что за миллионы и миллиарды лет все возможно: даже из бактерии может постепенно образоваться человек. Существующие методы датировки крайне ненадежны. Кандидат геолого-минералогических наук А. В. Лаломов приводит примеры радиоуглеродной датировки объектов, чей возраст заранее точно известен. Результаты были парадоксальными. Возраст панциря живых моллюсков определен в 2000 лет, современных лав Новой Зеландии в 1–3.5 млн. лет, дацитов лавового купола вулкана Сан-Хелен (извержение 1986 года) в 0,34–2,8 млн. лет, четвертичных базальтов плато Колорадо 117–2600 млн. лет. По общепринятой практике, неудобные данные отбрасываются под благовидным предлогом либо без оного. Так, только после получения очевидно завышенного возраста четвертичных лав в 117 млн. лет была обоснована непригодность применения К-Ar метода для датирования по оливину. Другие радиоизотопные методы также небезукоризненны, как с теоретической, так и практической точек зрения.

В заключении приведу мнение современного ученого, доктора физико-математических наук, профессора Геннадия Анатольевича Калябина: «Эпоха Просвещения (которую точнее надо было бы именовать периодом духовного затемнения), самым «блестящим» представителем которой считают Вольтера, паразитируя на происходившем в то время расцвете естественных наук и промышленном использовании научных открытий, выдвинула и распространила среди высших слоев общества ложную идею о самодостаточности человеческого разума и опыта для полного объяснения всех природных явлений. Возникло множество материалистических лжетеорий: в физике — редукционизм, то есть сведение поведения сложных систем к свойствам их более простых частей, в астрономии — гипотезы о возникновении Солнечной системы, в геологии — совершенно произвольное датирование пластов в горных породах, в биологии — концепция эволюции (ламаркизм и дарвинизм), в науках о человеке и обществе — социализм и фрейдизм. Эти «теории», а на самом деле мифы XIX столетия, продолжают в измененном виде преподноситься как научно обоснованные» (Наука как подтверждение библейского учения о творении, Самара, 2001, с.26-27).

Эволюция

(16 голосов: 5.0 из 5)

  • Православный взгляд на эволюцию иером. Серафим (Роуз)
  • Учёные – о теории эволюции
  • Камни и кости Карл Виланд
  • Новомученики российские и Дарвин Юрий Максимов
  • Правда о «православном» эволюционизме свящ. Георгий Максимов
  • Православное учение о сотворении и теория эволюции прот. К. Буфеев
  • Недостающий элемент жизни прот. К. Константинов
  • Что ответить дарвинисту. Том I * Том II к.б.н. Илья Рухленко
  • Феномен Адама Павел Волков
  • Ахиллесовы пяты эволюции
  • Сайты: biolar.ru * origins.org.ua * creationist.in.ua

Эволю́ция (от лат. evolutio — развёртывание) — термин теории естественного происхождения Земли, человека и всех форм жизни, исходящей из последовательного отрицания или игнорирования сверхприродного разумного плана мироздания. В контексте теории эволюции развивается тезис о непрерывном самосовершенствовании природой самой себя, вводится учение о поступательном развитии форм жизни от низших к высшим.

Следует различать «эволюцию» как биологическую научную теорию и «эволюционизм» как мировоззрение.

В рамках биологической теории эволюции также необходимо определиться с понятиями: макро- (межвидовая эволюция: из мухи может получиться слон) и микроэволюция (изменения на внутривидовом уровне). Если первое — чрезмерное обобщение отдельных явлений, то второе — заложенный Творцом биологический механизм адаптации, выживаемости живых существ в мире после грехопадения.

Для трезвой оценки эволюционизма следует разделить вопросы и аргументы на научные и богословские.

Научная несостоятельность эволюционизма

а. Эволюционизм основан на ложном переносе бесспорных микроэволюционных процессов на фантастические макроэволюционные. Это род софизма.
То, что эволюционная теория научно объясняет внутривидовые биологические процессы, не делает истинными теории абиогенеза (теорию возникновения живого из неживого) и антропогенеза (теорию происхождения человека от животных).

б. Сотни миллионов и миллиарды лет жизни биологических объектов на нашей планете, которые принципиальны для теории эволюции, — это теория. Используемые эволюционистами принципы актуализма (униформизма) — аксиомы, положения, принимаемые без доказательств. Они голословно утверждают, что геологические процессы, которые мы можем наблюдать в настоящее время, являются такими же, какими они были в отдалённые по времени геологические эпохи.

в. Способность наименее противоречиво объяснить нынешнее состояние животного мира вовсе не означает истинность такого описания. Предположим, что некая система функционирует определённым образом. Не зная целей и задач этой системы, исключая из системы Творца, не имея возможность наблюдать за ней (имея лишь фрагменты её жизнедеятельности), какие закономерности её развития возможно вывести? Лишь те, которые в большей степени будут соответствовать мировоззрению исследователя.

Богословская несостоятельность эволюционизма

а. Эволюционизм сталкивается с вопросом о наличии разумного целеполагания в безличной природной жизни, поскольку безличная природа лишена сознания и присущего ему разумного плана, следовательно, не может направлять процесс развития в сторону совершенствования всех форм жизни.

б. Следует учитывать, что учёные исследуют мир падший, искалеченный грехопадением. Для эволюционной теории смерть и болезнь — естественные элементы развития, а не результат грехопадения. Отрицая грехопадение, придётся отрицать и искупление, и Боговоплощение, и необходимость христианского подвига. Всё это можно назвать богословием падшего человека. Трагичной иллюстрацией духа макроэволюционизма явился перенос его Гитлером в социальную плоскость.

в. Основной фактор эволюционной теории — естественный отбор. Центральной идеей существования живых существ ставится эгоизм; получается, что мир изначально зол. Как же применить к этому оценку Творцом такого мира: И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма (Быт.1:31)? Очевидно, что в Эдеме не было естественного отбора, «естественного» лишь для падшего мира, не будет его и в Царствии Божием.

Принципы дискуссии со сторонниками эволюционизма

а. Следует учитывать, что эволюционная теория не остановилась на Дарвине, он лишь дал мощный толчок её развитию. Кризис дарвиновской теории привёл к возникновению новых идей: скачкообразной эволюции (пунктуализма), постепенного изменения (градуализма), катастрофизма… В настоящее время главенствует синтетическая теория эволюции.

б. Настойчиво требуйте у оппонентов объяснять отстаиваемые ими идеи в общедоступной форме, без отсылок к авторитетам и научным трудам. Простота обнажает нелепость некоторых искусственных обобщений.

в. Имейте в виду, что книги и научные работы — это далеко не всегда доказательства, а лишь возможные теории. Поэтому будьте внимательны к высказываниям «Некто убедительно доказал, что…». Доказал возможность, но не обязательно истинность.

г. Не используйте непроверенные аргументы. Например, эту вырванную из контекста цитату Дарвина: «В высшей степени абсурдным, откровенно говоря, может показаться предположение, что путем естественного отбора мог образоваться глаз…» (Дарвин, 1872)

д. Не смешивайте аргумент и доказательство. Такие понятия, как антропный принцип, кембрийский взрыв, 2-й закон термодинамики, Кошмар Дженкина, межвидовый барьер в той или иной степени уже адаптированы эволюционистами к своей теории.

е. Наиболее распространённые преувеличения эволюционистов состоят в:
— переносе результатов лабораторных экспериментов со строго заданными условиями на реальный мир;
— переносе явлений растительного мира на животный (если что-то возможно в растительном мире, то это же подразумевается возможным и в мире животном);
— распространении результатов экспериментов и наблюдений над микроорганизмами на всю живую природу.

ж. Будьте готовы к тому, что ваши оппоненты будут вести полемику высокомерно и агрессивно. Это обычное проявление гордости ума, к которому относятся квазирелигиозные теории самовозникновения и саморазвития жизни.

з. Ссылки на «теорию заговора» учёных-эволюционистов выглядят наивными, но отрицать общий духовный корень этой теории было бы столь же наивно.

***

См. КОСМОГОНИЯ, КРЕАЦИОНИЗМ, ДНИ ТВОРЕНИЯ, АНТРОПНЫЙ ПРИНЦИП

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *