Почему ушаков святой

Канонизация Ушакова

Икона Праведного Воина Феодора Ушакова

Канонизация адмирала российского флота Федора Ушакова в лике местночтимых святых Саранской епархии Русской Православной Церкви (РПЦ) состоялась 4-5 августа в Рождество-Богородичном Санаксарском монастыре.

Всенощного бдения, на котором впервые прозвучали песнопения и молитвословия, прославляющие праведного воина Феодора. Утром 5 августа Божественную литургию с чином прославления адмирала совершили митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл (Гундяев), архиепископ Тамбовский и Мичуринский Евгений (Ждан), архиепископ Симбирский и Мелекесский Прокл, архиепископ Саранский и Мордовский Варсонофий, епископ Пензенский и Кузнецкий Филарет и епископ Балтийский Серафим. Оба богослужения совершались на площади во дворе монастыря возле сооруженного по этому случаю открытого алтаря. Акционерное общество «Связьинформ» обеспечивало трансляцию богослужений на прилегающую к монастырю территорию с помощью специальной техники.

На торжество прославления святого Феодора в монастырь прибыли, по оценкам правоохранительных органов, от 5 до 7 тысяч паломников из разных регионов страны. Среди почетных гостей на торжественных богослужениях присутствовали начальник главного штаба Военно-морского флота России адмирал Виктор Кравченко, командующий Балтийским флотом вице-адмирал Владимир Валуев, командующий Черноморским флотом адмирал Владимир Комоедов, заместитель командующего Северным флотом вице-адмирал Владимир Доброскойченко, бывший главнокомандующий Военно-морским флотом СССР адмирал Владимир Чернавин и другие высокопоставленные офицеры Военно-морского флота (ВМФ), а также заместитель министра обороны Украины, командующий военно-морскими силами адмирал Михаил Ежель, директор Федерального ядерного центра в Сарове Радий Илькаев, губернатор Ульяновской области генерал Владимир Шаманов и глава республики Мордовия Николай Меркушкин.

Во время Всенощного бдения многотысячный крестный ход направился ко гробнице праведного воина Феодора в Воскресенском храме, где временно пребывали его останки. В начале шествия члены Союза Православных Хоругвеносцев (Москва) торжественно пронесли стяги с образами Спасителя, Божией Матери, Св. Царя-Мученика Николая, Преп. Иосифа Волоцкого и др. Русских святых. На одной из хоругвей находилось изображение воина-мученика Евгения Родионова, попавшего в чеченский плен в 1996 году, но не пожелавшего отречься от православной веры и обезглавленного боевиками. Как заявил на пресс-конференции по окончании торжеств митрополит Кирилл, это был «действительно необычный крестный ход». Оркестр военно-морского флота встретил гроб с мощами праведного Феодора военными маршами. Гроб несли адмиралы флотов, в том числе командующий военно-морскими силами Украины Михаил Ежель; в почетном карауле процессию сопровождали матросы с карабинами и кадеты из Рязани и Темникова. Шествие возглавляли офицеры флота с андреевскими флагами.

Возле ворот монастыря крестный ход остановился у стелы адмиралу Ушакову. Здесь митрополит Кирилл и глава республики Мордовия Николай Меркушкин поздравили верующих с «обретением нового покровителя» мордовской земли и военных моряков. Взвод моряков Северного флота дал салют из карабинов, а оркестр исполнил государственный гимн России на музыку Александрова. «Как непобедим был великий воин адмирал Ушаков силой молитвы и предстательством пред Богом в битвах с врагом видимым, так и мы вместе с ним будем теперь непобедимы в невидимой брани за величие, достоинство и процветание нашего Отечества», — сказал митрополит Кирилл.

«Православный народ обрел еще одного святого, духовного заступника и покровителя в делах праведных и честных, — отметил в своей речи Николай Меркушкин. — Имя адмирала Федора Ушакова всегда было дорого сердцу русского человека. Славные победы в морских сражениях укрепили мощь российского государства, заставили говорить о русском народе, как о чудо-богатырях, непобедимых не только на суше, но и на море. Благодарная память о ратных деяниях человека, явившего образец служения воинскому долгу и подлинного патриотизма, пронесена народом через века. Не случайно орден и медаль Ушакова, учрежденные в годы Великой отечественной войны, стали одними из самых почетных символом славы, доблести и чести военных моряков».

На территорию монастыря гроб с мощами адмирала внесли архиереи, которые установили его на открытом алтаре. Архиепископ Варсонофий зачитал Деяние о канонизации праведного воина Феодора Ушакова, а затем освятил икону святого и благословил ею народ. По окончании Всенощного бдения к мощам были допущены паломники, которые поклонялись им всю ночь.

«Благодаря Богу, как неизменно любил говорить праведник, адмирал Ушаков не только не потерпел ни одного поражения в баталиях с превосходящими силами неприятеля, но не потерял ни одного корабля, не один из его служителей в плен вражеский взят не был, — говорится в Деянии о канонизации св. Феодора. — Сила его христианского духа проявилась не только славными победами, но и великим милосердием, которому удивлялся даже побежденный неприятель. В те времена, когда дворянство были как правило чуждо народной вере, милосердие адмирала Ушакова покрывало всех. «Не отчаивайтесь, сии грозные бури обратятся к славе России» — этот его призыв дорог и сегодня каждому, кто неравнодушен к судьбе Отечества. Адмирал Федор Ушаков не был женат, всего себя без остатка посвятил служению Отечеству и ближним. Никогда не принимал монашеских обетов, но дух его был поистине монашеским. Поэтому Господь упокоил его в стенах святой обители, воссозданной трудами родного дяди, преподобного старца Феодора Санаксарского. Угодники Божии, ревностно потрудившиеся каждый на своем поприще, они теперь молитвенно предстоят пред Господом ходатаями о родном Отечестве».

По завершении Божественной литургии митрополит Кирилл поблагодарил архиепископа Варсонофия за «подвижнический труд» по прославлению флотоводца и вручил ему панагию в виде орденского Креста, которым некогда был награжден адмирал. Также он выразил благодарность «главе православной Мордовии» Николаю Меркушкину. «Имеются в виду не только ваши усилия по подготовке торжеств, — пояснил митрополит Кирилл, обращаясь к главе республики. — Прославление никогда не состоялось бы, если бы в Мордовии за эти трудные годы под вашим руководством со всей силой не проявился наш национальный православный дух». Митрополит Кирилл вручил главе республики икону Спасителя.

Председатель Отдела внешних церковных связей Московского патриархата (ОВЦС МП) также передал вице-адмиралу Владимиру Доброскойченко хоругвь с образом праведного воина Феодора Ушакова как благословение Церкви Военно-морскому флоту России.

Николай Меркушкин в своей ответной речи поблагодарил митрополита Кирилла за внимание, которое тот «всегда проявляет к народу Мордовии», посещая все общественно значимые события, происходящие в республике, и вручил ему на память о торжествах панагию и Крест. «Образ великого флотоводца источает свет веры и торжество высокой духовности, нравственной чистоты, — сказал глава республики. — Сегодня, когда обновляются все стороны нашей жизни, особенно важно наличие такого духовного стержня, надежной опоры в делах и помыслах. Улучшить окружающий нас мир, не заботясь о чистоте мира внутреннего, невозможно. И в этом мы находим глубокое созвучие общественных и христианских идеалов, общность позиций Церкви и государства, прилагающих совместные усилия по сохранению и приумножению национальных культурных и духовных ценностей. Да укрепим молитвами, обращенными к святому праведному воину Федору, веру в высокое предназначение творить добро и в лучшее будущее, которого все мы с вами достойны».

Праздник Санаксарской обители воистину стал знаменательным событием для флотов России и Украины, отмечается в пресс-релизе, распространенном Службой коммуникации ОВЦС МП. В сонме святых русской земли «появился ходатай о «сущих в мори далече», моряках, охраняющих водные рубежи нашей Родины, достойных преемниках и учениках гениального флотоводца святого праведного Феодора».

Останки св. Феодора были впервые обнаружены в 1944 году государственной комиссией, созданной специально для их поисков. Комиссия нашла могилу адмирала Ушакова у стены соборного храма Санаксарского монастыря. Останки флотоводца оказались нетленными, что было зафиксировано в соответствующем документе комиссии. После возвращения в 1991 году Санаксарского монастыря Русской Православной Церкви, по словам его наместника архимандрита Варнавы, почитание святого праведника год от года возрастало. На его могиле постоянно служились панихиды, в обитель приезжали многочисленные паломники.

Для паломников, прибывших на канонизацию св. Феодора, рядом с монастырем был разбит палаточный городок, работали полевые кухни Министерства РФ по чрезвычайным ситуациям. Патриарх Московский и всея Руси Алексий II направил участникам торжеств свое приветствие.

День памяти праведного Феодора будет отмечаться в Саранской епархии в день его кончины — 15 октября и в день прославления — 5 августа (по новому стилю)

Праведный Феодор Адмирал, житие

“Все батареи, которые овладены будут, поднимать на них флаги, кои означать будут нашу победу. Не теряя времени, стараться овладеть всем островом. Как скоро благополучный ветер настанет, тотчас я снимусь с якорей и со всем флотом буду спешить исполнить, как означено.”
В 1659 году за рекой Мокшей недалеко от старинного города Темникова, был основан Санаксарский мужской монастырь. В нашем веке эта обитель стала местом прославления в лике святых праведного воина – адмирала российского флота – Федора Ушакова. Тысячи километров отделяют Санаксарскую обитель от берегов Черного моря, где служил русский флотоводец Федор Ушаков. Почему же именно сюда, в Санаксары, после оставления своего ратного поприща, удалился прославленный адмирал?

Ушаковы – не богатый, но древний дворянский род. Федор Ушаков детство провел в родовом имении в сельце Бурнаково романовского Уезда Ярославской провинции, в семье благочестивых и глубоковерующих родителей. Дядя будущего флотоводца Ушакова, Иван Игнатьевич, который был старше племянника на 27 лет, имел необычайно большое влияние на юношу.

По обычаю того времени, детей родовитых дворян, определяли в гвардию. В молодости, Иван Ушаков служил в лейпгвардии в преображенском полку, но в 30 лет оставил воинскую службу. В Александро-Невской лавре принял постриг и был наречен в монашестве Федором. Когда племянника зачислили в морской кадетский корпус, в Санкт-Петербурге, отец Федор восстанавливал в Тамбовской Губернии монастырь В Санаксаре.

Незримая связь, духовная, молитвенная с этой обителью, в течение всей жизни сопровождала адмирала. Хранила в опасных походах, поддерживала в казалось бы безвыходных обстоятельствах. Два Федора – монах и моряк, были воинами Христовыми, оба делали одно дело. Дядя Ушакова восстанавливал монастырь, был твердым и строгим настоятелем, служил Богу и молился за отечество.

Адмирал Федор Ушаков совершал славные подвиги во славу России. Молитвенное общение родного дяди – преподобного Федора Санаксарского и Адмирала Ушакова никогда не прерывалось. Человек праведной жизни, Ушаков и на воинском поприще служил Богу. И свидетельство тому – блистательные победы Российского Флота. Историки разводят руками – “Так не бывает!” Факт действительно небывалый во всей военной истории. Во время своего воинского служения, адмирал не проиграл ни одного сражения. Еще один удивительный пример из жизни флотоводца – иногда, деньги на содержание Черноморского флота, доставлялись несвоевременно, в таких случаях Ушаков выдавал из собственных денег по несколько тысяч в контору севастопольского порта, чтобы не останавливать производства работ.

Он чрезвычайно дорожил казенным интересом, утверждая, что в собственных деньгах, должно быть щедрым, а в казенных – скупым. И правило это доказывал на деле.
Выйдя в отставку в 1810 году, Федор Ушаков, уехал жить в деревню Алексеевку Темниковского Уезда, рядом с Санаксарским Монастырем.

О последних годах жизни адмирала, сохранились свидетельства очевидца – настоятеля обители, иеромонаха Нафанаила. Он писал, что Ушаков благоговейно выстаивал длительные службы в монастыре. Была у него и своя келья. Адмирал жертвовал значительные суммы обители, устроил Богадельню в Темникове. В сердце его всегда была молитва. Во время Отечественной войны 1812 года, он утешал:

“Не отчаивайтесь! Сии грозные бури обратятся к славе России. Вера, любовь к отечеству, и приверженность к престолу, восторжествуют.”

Похоронен Федор Ушаков был, по его желанию, возле дяди – первоначальника обители, иеромонаха Федора Санаксарского.

Православная церковь дважды отмечает дни памяти Федора Ушкова: 15 октября, в день его кончины, и 5 августа, когда воин был причислен к лику святых. В эти дни совершается праздничная литургия, и все желающие могут почтить память великого воина и угодника Божиего.

В чем помогает икона Федора Ушакова

Покровитель моряков и всех защитников отечества, Федор Феодорович Ушаков является примером пламенного служения Богу и Русскому народу. Его духовная сила, чистая вера, помогли ему справиться со многими трудностями и смертельными опасностями. Святой образ Адмирала Федора Ушакова учит нас непоколибимой вере, призывает творить дела веры и любви, уповать на Божию помощь и Его безграничную милость.

Перед иконой Федора Ушакова молятся:

— Об укреплении веры
— О здравии офицеров и солдат, оберегающих наше мирное существование. Матери молятся о сыновьях несущих службу в вооруженных силах, о их благополучном возвращении домой. О предании им мужества и терпения в их нелегкой службе. О доблести и самоотверженности на полях сражений.
— О моряках.
— О победе над врагами.
— О защите слабых, невинных, угнетаемых.
— Об облегчении в телесных и духовных немощах.
Святой Феодор услышит нашу искреннюю молитву и находясь перед престолом Божиим, донесет Ему наши прошения и мы получим благопотребное душам нашим.

Праведный воин ФЕОДОР УШАКОВ (†1817)

Фёдор Фёдорович Ушако́в — выдающийся русский флотоводец, адмирал (1799), командующий Черноморским флотом. Русской православной церковью причислен к лику святых как праведный воин Феодор Ушаков. Уроженец Ярославской губернии, Фёдор Фёдорович Ушаков остался в истории Российской империи блистательным флотоводцем, преданным слугой своей отчизне и праведным христианином. Память об этом удивительном человеке до сих пор живет в Отечестве. Его именем названы награды, великолепные морские суда, а также снят интересный фильм о такой удивительной жизни адмирала. В честь Фёдора Ушакова назван астероид, а Православная церковь канонизировала его как святого покровителя военно-морским силам.

Детство и юность

Фёдор Ушаков родился (13) 24 февраля 1745 года в селе Бурнаково (ныне Рыбинский район Ярославской области) в обедневшей дворянской семье. Отец гениального адмирала был уволен со службы из лейб-гвардии в чине сержанта Преображенского полка и к флоту отношения не имел. Замечательным родственником Ушакова был его дядя Фёдор Санаксарский, с которым его часто путают. Однако в действительности это совершенно разные личности. Адмиралу Ушакову от своего дяди досталась безграничная вера в Бога, а также способность смиренно переносить все жизненные перемены, даже не самые удачные. Семья Ушаковых отличалась строгим соблюдением православных обычаев, а самого Фёдора Фёдоровича характеризовали кротким и скромным человеком.

Детство и юность провел Ушаков в отцовской деревне Бурнаково и начальное образование получил при храме Богоявления-на-Острову. Условия его воспитания отличались особой строгостью и скромностью быта, так как семья придерживалась высоких нравственных принципов и была совсем небогата. Кроме Фёдора Фёдоровича, в семье росли еще три брата: Семен, Гаврила и Иван. Ежедневная молитва и регулярные посты остались навсегда в жизни адмирала. Однако, несмотря на кроткий нрав и скромность, Фёдор Фёдорович отличался храбростью и уже в годы юности ходил со старостой в лес на охоту, в том числе и на медведя.

Как только мальчику исполнилось 16 лет, он был направлен в Морской Шляхетский корпус кадетов, где отличился успехами в области истории и военных наук. Фёдор Фёдорович окончил петербургский корпус четвертым по успеваемости. В 1763 году Ушаков становится гардемарином, а год спустя капралом. В 1766 году Фёдор окончил морской кадетский корпус и пошёл служить на Балтику мичманом.

Начало военной карьеры

С 1767 направляется в свое первое морское путешествие на судне с названием «Наргин». Знакомство с открытым морем по пути из Кронштадта в Архангельск стало началом блестящей военной карьеры Ушакова. Огибая Скандинавию, юный еще и неопытный Фёдор Ушаков получал самые ценные знания и постигал науку мореплавания. Гибкий, острый ум и хорошая память позволили ему стать одним из лучших на судне и заслужить уважение товарищей.

В 1768 Ушаков служил под командованием капитана Грейга на судне «Три Иерарха» и после плавания по Финскому заливу был направлен под начало Сенявина в Азовский флот. Именно под командованием Сенявина Фёдор Фёдорович впервые смог практиковаться в маневрировании и стрельбе. В основном, задачей Азовской флотилии было охрана водных просторов и прибрежной зоны с целью недопущения высадки десанта противника. В 1769 году Ушаков получил звание лейтенанта.

После того как русско-турецкая война была окончена, Российская Империя получила возможность развернуть свой флот на Черном море. Впервые Ушаков стал капитаном судов парусного «Гектора» и затем бота под названием «Курьер», который находился в крейсерстве в Чёрном море вдоль южного берега Крыма. Каждая новая должность позволяла будущему адмиралу накапливать бесценный опыт, который так пригодился ему в будущем. Ходил Ушаков и на усовершенствованном судне «Морея», а также на 16-пушечном корабле «Модон», на котором участвовал в отражении высадившихся в Балаклаве турок. С 1775 года командовал фрегатом, находясь в звании капитан-лейтенанта. Участвовал в походе на Средиземное море с целью проводки фрегатов в Чёрное море. Каждое новое судно становилось очередным этапом оттачивания мастерства молодого командира, а задания выполнялись на самом высоком уровне.

В 1780 году перед молодым еще Ушаковым открывается перспектива успешной светской карьеры и предоставляется возможность приблизиться к милостям императорского двора. Его назначают капитаном императорской яхты.

Однако такое назначение было воспринято Фёдором Фёдоровичем без особого энтузиазма, и вскоре добился перевода на линейный корабль «Виктор» в эскадру Сухотина. В составе эскадры участвовал в военных операциях на Средиземном море. При прохождении службы в эскадре Сухотина Фёдор Фёдорович получает дополнительный опыт и заслуживает уважение командиров за свою отвагу и любовь подчиненных.

Нужно сказать, что на протяжении всей службы во флоте империи Ушаков не изменил своего образа жизни и строго придерживался православных канонов. Это был заботливый, но справедливый и суровый командир. Отличало будущего адмирала то, что себя он никогда не жалел, а подчиненных берег и не бросал в необдуманные предприятия. Каждое действие, связанное с риском для людей, было взвешенно и просчитано до мелочей.

Внес Фёдор Фёдорович и свой весомый вклад в строительство неприступного Севастополя. По свидетельствам его современников, Ушаков настолько самоотверженно включился в работы, что порой при недостатке средств передавал собственное жалование и накопления на оплату тех или иных работ. По прибытии в крепость Екатерина Великая отметила Ушакова среди особо отличившихся офицеров.

Русско-турецкая война 1787—1791 гг.

Однако решительный взлет по карьерной лестнице начался с момента вступления в войну с Турцией в 1787 году. В начале русско-турецкой войны 1787-1792 гг. Ушакова назначают командиром линейного корабля «Святой Павел» и авангарда Черноморского флота.

Бой у острова Фидониси (1788г.)

14 июля 1788 года в бою у острова Змеиный (иначе называют Фидониси), благодаря находчивым действиям 4-х фрегатов под командованием Ушакова, турецкие корабли, превосходящие русские силы в несколько раз (турецкая эскадра состояла из 15 линейных кораблей, из них пять 80-пушечных), потерпели сокрушительное поражение и были вынужден спасаться бегством.

Тактика талантливого капитана бригадирского ранга была достаточно проста: не дать сомкнуть кольцо вокруг русских кораблей; навязать бой турецкому флагману, назначенному руководить всем ходом атаки. Умение разгадать намерения неприятеля лишь по некоторым признакам построения и маневрам, мгновенно принять грамотное решение, а также удивительная отвага и отказ от стандартных приемов и методов стали особой чертой, выделявшей Ушакова из ряда других офицеров. Несмотря на то, что бой у Фидониси не оказал значительного влияния на ход кампании, это была первая победа флота, победа над значительно превосходящими силами противника, имевшая большое психологическое значение.

Однако блистательные действия подающего надежды Ушакова стали основанием для конфликта с командующим Войновичем. Карьеру Фёдора Фёдоровича спасло своевременное вмешательство Потемкина. В его обращении к императрице указывалось на полную неспособность Войновича организовать успешные действия Черноморского флота, и в то же время акцентировалось внимание на заслугах многообещающего Ушакова. Потемкин высказал свое восхищение остротой ума и способностями Фёдора Фёдоровича, сравнив его с неудачливым Войновичем. Результат не заставил себя долго ждать, уже в 1789 ему присвоено звание контр-адмирала.

Личные отношения Потемкина и Ушакова складывались очень хорошо. Двое талантливых и преданных России командиров понимали и уважали друг друга. Фёдор Фёдорович в силу своего деятельного характера не мог терпеть различного рода бюрократических проволочек и административной рутины, поэтому был освобожден от ее исполнения приказом Потемкина.

Керченское морское сражение (1790г.)

После поражения у Фидониси турецким командирам было поручено взять реванш. Корабли Ушак-паши, а именно так прозвали Ушакова турки, было приказано разбить. Однако серия столкновений, с набиравшим силу русским флотом, показала превосходство Ушакова. Даже превосходящий противник не мог выстоять против молниеносных и нестандартных решений главнокомандующего. Преимущество контр-адмирала заключалось в отказе от привычных и стереотипных действий и ходов. Турки не могли предугадать замыслов Фёдора Фёдоровича и неизбежно терпели поражение. Имя Ушак-паши гремело уже не только в пределах России, турецкие командиры его откровенно боялись. Даже превосходство в огнестрельном оружии не могло спасти неприятеля от разгрома, так как Ушаков умело вел бой на очень близких дистанциях и использовал всю возможную артиллерию и орудия.

Морской бой в Керченском проливе 8 июля 1790

8 июля 1790 года между русской эскадрой под командованием контр-адмирала Ушакова и более сильным и оснащенным турецким флотом капудан-паши Гуссейна состоялось сражение у Керченского пролива. В ходе боя русская эскадра во главе с флагманским 80-пушечным кораблём Ушакова «Рождество Христово» вновь одержала победу над турками, которая не позволила Османской империи высадить свои войска в Крыму. Назвать боем данное столкновение можно весьма условно, поскольку при обнаружении сил Ушакова, турки спешно и неорганизованно начали отступать. Фёдору Фёдоровичу оставалось лишь перейти в наступление и громить корабли неприятеля.

Сражение у мыса Калиакрия (1791г)

Сражение у мыса Калиакрия 31 июля 1791

Сражение у мыса Калиакрия произошло 31 июля 1791 г. Соотношение сторон было 2:1 в пользу турок. Флагманский корабль Ушакова «Рождество Христово», став передовым, вступил в бой с четырьмя кораблями, не давая им развить атаку. Одновременно в бой вступили подошедшие на помощь корабли «Иоанн Предтече», «Александр Невский» и «Фёдор Стратилат», которые «дружно» атаковали турецкий флот, осуществляя мощное огневое поражение противника. Как и в предыдущем сражении тактика Ушакова носила активный наступательный характер. В результате исходное невыгодное тактическое положение Черноморского флота становилось выгодным для атаки. Неожиданное появление русского флота привело противника «в замешательство». Турецкие корабли были настолько стеснены, что стреляли друг в друга. Вскоре сопротивление турок было сломлено и они, обратились в бегство.

После блестящей победы русских у мыса Калиакрия был заключен мир на выгодных для Российской Империи условиях, а удачливому полководцу присвоено звание вице-адмирала.

Главнокомандующий

В 1798 году, после смерти императрицы, императором Павлом I Ушаков был назначен на должность главнокомандующего Средиземноморским флотом. Здесь Фёдору Фёдоровичу, ставшему едва ли ни мировой знаменитостью, было поручено содействие антифранцузской коалиции. Бывшие противники стали союзниками. Турецкое правительство поручило своим командирам не только подчиняться талантливому полководцу, но и старательно учиться у него.

Удача не покинула Ушакова и в Средиземноморье. В течение короткого времени русские силы совместно с турецким флотом освободили Ионические острова от французского присутствия. В ходе действий проявились не только полководческие способности вице-адмирала, но и дипломатический талант. Например, неприступную крепость Корфу помогли взять главнокомандующему местные жители, к которым он обратился накануне приступа. В 1799 флотилия успешно занимала города на итальянском побережье, в то время как Суворов одерживал блестящие победы на суше.

Благодаря Суворову и Ушакову авторитет российских военных сил взлетел на недосягаемую высоту. В 1799 Фёдору Фёдоровичу, наконец, было присвоено звание адмирала. Однако уже в 1800 русские корабли были отозваны в Севастополь, в связи с ухудшением отношений между союзниками.

Последние годы

С приходом к власти Александра I значение флота упало, так как новый император не считал его значимым для страны в тот период времени. Заслуги Ушакова не были оценены императором по достоинству, и в 1807 году Александр I отправил его в отставку. Фёдор Фёдорович достойно принял этот факт.

Во все время его службы вера в Бога и высокие нравственные принципы руководили поведением адмирала. Привитые с юности кротость, скромность и самопожертвование, в совокупности с преданностью Отечеству и государю, позволили Ушакову принять такой поворот судьбы спокойно. Еще в 1804 году он написал отчет о своей службе на благо Родины, в котором было сказано, что за весь период его командования неприятель не смог потопить ни один из вверенных ему кораблей, а также взять пленных. Блестящая карьера удивительного человека была окончена.

Огромное количество орденов, наград, званий, памятных подарков – все это имелось у знаменитого полководца. Несмотря на возможность остаться в светском обществе, где его уважали и ценили все без исключения, а молодые юноши попросту преклонялись перед ним, Ушаков предпочел уединиться в своей деревне.

Его жизнь в преклонном возрасте была более похожа на монашескую. Фёдор Фёдорович никогда не был женат, и все свои сбережения тратил на благотворительность. Большие взносы он делал на благо церкви, участвовал в судьбе несчастных и обездоленных, взял на попечение осиротевших племянников. Грозный адмирал российского флота жил в скромности и даже можно сказать в бедности, так как считал это достойным настоящего христианина. Он много молился и подолгу жил в монастыре, простаивая часами в церкви на богослужениях.

Во время Отечественной войны 1812 года Ушаков был избран начальником ополчения Тамбовской губернии, но из-за болезни отказался от должности. Тем не менее, праведный и самоотверженный, адмирал организовал госпиталь для раненых, а также пожертвовал крупные суммы, как на ополчение, так и на другие нужды.

Фёдор Фёдорович Ушаков умер 2 (15) октября 1817 года в своём имении в деревне Алексеевка (ныне Республика Мордовия). Похоронен в Санаксарском монастыре близ города Темникова. Отпевали Фёдора Фёдоровича в Спасо-Преображенской церкви города Темникова. Когда гроб с телом усопшего адмирала при большом стечении народа был вынесен на руках из города, его хотели положить на подводу, но народ продолжал нести его до самой Санаксарской обители.

Могила Ушакова в Санаксарском монастыре

В послереволюционные годы Санаксарский монастырь закрыли. Часовню, выстроенную над могилой адмирала, разрушили. В годы Великой Отечественной войны был учрежден орден его имени и возник вопрос о месте погребения адмирала. Была создана государственная комиссия, которая произвела вскрытие могилы адмирала на территории монастыря у стены соборного храма. Останки оказались нетленны, что было зафиксировано в соответствующем документе комиссии. По мнению Священного синода, данный факт является доказательством святости человека.

Могила адмирала была восстановлена и вместе с остатками монастырского комплекса взята под охрану государства.

Темников. Санаксарский монастырь

В 2001 году православная церковь канонизировала Ушакова и причислила его к праведникам, чего он, безусловно, заслужил.

Память совершается (по юлианскому календарю) 23 мая (Собор Ростовских святых), 23 июля и 2 октября.

Материал подготовил Сергей Шуляк

для Храма Живоначальной Троицы на Воробьевых горах

Молитва праведному воину Феодору Ушакову
О, преславный защитниче земли русския и веры православныя усердный поборниче, непобедиме воине Феодоре! Никая благодарственная словеса, ниже изящная витийства довлеют, во еже прославити праведное и дивное твое житие, понеже из млада крепкую веру во Христа и любовь ко Отечеству стяжав, благоплодное прозябение честных родителей явился еси. Сего бо ради, Божию дару тезоименит, стране своей в скорбная времена браней противу иноплеменных показался еси. Ибо, праведным воеводам подражая, не числом и умением токмо, но паче верою враги побеждал еси, силу благочестия истиннаго показуя. Темже любовию к тебе распаляеми, воспеваем многия добродетели твоя: велию любовь ко Господу и ближним, зане тех ради живот полагал еси: чистоту ангелоподобную, яко вся воздержанием удивил еси: нестяжание истинное, ибо благая и красная мира сего презрел еси. Ей, преблаженне Феодоре, угодниче Божий и благоверный болярине царей православных, призри на убогое моление наше, из греховнаго плена к тебе возносимое. Приклони на милость Господа нашего Иисуса Христа, да не воздаст по делом нашим, но обаче дарует грехов оставление, избавит от злых, находящих на ны и подаст властем нашим о народе усердное попечение, воинству мужество в рате, народу благочестие трезвенное. И сподобит нас достигнути безмятежнаго пристанища во Царствии Небеснем, идеже со всеми святыми прославляти будем всесвятое имя Отца и Сына и Святаго Духа во веки веков. Аминь.

Тропарь праведному воину Феодору Ушакову, глас 1
Державе Российстей архистратиг непобедимый явился еси, агаринскую злобу нивочтоже вменив и разорив: не славы мирския, ниже в богатства взыскуя, но Богу и ближнему послужил еси, моли, святе Феодоре, воинству нашему даровати на враги одоление, отечеству во благочестии непоколебиму пребыти, и сыновом Российским спастися.

Кондак праведному воину Феодору Ушакову, глас 2
Архистратиже Российский, служителю народа Божияго, нищих и угнетенных свободителю, нечестивых наказателю, полезное нам проси и велию милость, яко споборник наш праведне болярине Феодоре.

Святой праведный воин ФЕДОР УШАКОВ

За что Церковь причислила к лику святых адмирала Ушакова?

В 2001 году Феодор Ушаков был причислен Русской Православной Церковью к лику местночтимых святых Саранской и Мордовской епархии, а в 2004 году — к лику общечтимых святых. Церковь причислила его к лику святых не за заслуги перед Отечеством. За военные заслуги дают военные награды. К лику святых причисляют только за святость. И сама канонизация есть свидетельство Церкви земной о том, что данный святой предстал перед престолом Божиим в Церкви Небесной и получил дерзновение молиться за весь мир.

Святость с духовной стороны — это благодать Святого Духа, а с нравственной стороны, т.е. то, благодаря чему человек получает эту благодать, святость — это любовь к Богу и ближним. Господь сказал, что любовь является смыслом всей духовной жизни, а апостол Павел сказал, что любовь есть совокупность совершенства. Все остальные добродетели являются лишь средством для этой главной цели. Одним из показателей любви к Богу является молитвенность и любовь к церковной службе. Когда Ушаков был начальником города Севастополь, то несмотря на свою занятость, он не пропускал ни одной службы ни утром, ни вечером, т.е. часов 5–6 в день он молился только в храме. А когда он во время Великого поста жил в Санаксарском монастыре, он выстаивал все службы, которые по тогдашнему уставу длились около 12 часов. Не имея искренней любви к Богу, человек такой образ жизни вести не сможет.

Но самым главным показателем любви к Богу является любовь к ближним. В те времена, когда дворянство и высшие слои общества были, как правило, чужды народу, Феодор Ушаков с такой искренне отеческой заботой относился к матросам, что они называли его «батюшкой Феодором». Русский посол в Турции писал о нем: «добрый наш Феодор Феодорович». Когда он жил в Алексеевке, к нему приходили за милостыней крестьяне даже с других областей, причём они знали, что батюшка Феодор поможет не только материально, но и духовно, утешит словом. Когда он почил, его, как мирянина, отпевали в Темникове и приготовили подводу, чтобы везти гроб с его телом в монастырь, но люди не захотели класть гроб на подводу, а на руках несли его до монастыря.

Но самым главным признаком любви к людям является любовь к врагам. Адмирал Ушаков явил пример исполнения этой заповеди. Во время сражения у о. Тендра корабль, на котором был Ушаков, подбил турецкий флагманский корабль. Тот загорелся. Турки выбежали на палубу, спустили флаг, подняли руки — они сдаются. И Ушаков приказал спустись все шлюпки со своего корабля, отправить к горящему турецкому и снять с него всех турок, кого смогут. Это при том, что ещё бой шёл, и противник превосходил по численности в два раза. Не имея искренней христианской любви к врагам, человек на такой подвиг не пойдёт.

Когда адмирал Ушаков одержал победу над французами, он не только спас жизнь пленным французам от турок, которые их убивали, но и сохранил им честь. Он оставил французским офицерам личное холодное оружие, из захваченной французской казны выдал пленным французам жалование, которое им полагалось за время войны, т.е. заплатил им зарплату за то время, которое они против него воевали, и отпустил их домой в свои семьи. В истории мировых войн больше никогда не было такого проявления христианского милосердия к врагам. Церковь причислила адмирала Ушакова к лику святых за его любовь к Богу и ближним. Он стал примером гармоничного сочетания христианской любви и исполнением служебного долга.

Кафедральный собор в честь Феодора Ушакова построен рядом с собором в честь апостола Иоанна Богослова. Для городов России это очень редкий случай, чтобы рядом были построены два храма. Но это тоже не случайно. Апостол Иоанн Богослов является символом любви к Богу и людям. Церковь называет его апостолом любви. То, что собор в честь адмирала Ушакова построен рядом с Иоанно-Богословским собором, указывает, что Феодор Ушаков был исполнителем заповеди о любви к Богу и ближним, символом которой является апостол Иоанн.

«Жизнь – Родине, душа – Богу» – эти слова как нельзя более полно характеризуют житие и деяния адмирала Российского флота Ф.Ф. Ушакова.
В 1810 году знаменитый флотоводец переезжает в деревню Алексеевка неподалеку от Сана́ксарского монастыря, где ведет углубленную духовную жизнь, сопровождающуюся широкой благотворительной деятельностью и помощью обездоленным.
Будучи племянником знаменитого санаксарского старца Феодора, адмирал Ушаков был частым богомольцем в Санаксарском монастыре, подолгу оставался в нем, неукоснительно посещая все монастырские богослужения. С началом Отечественной войны 1812 года Ф.Ф. Ушаков совместно с темниковским протоиереем Асинкритом Ивановым устраивает госпиталь, жертвует средства на содержание 1-го Тамбовского пехотного полка.

Адмирал Ф. Ушаков скончался 2 (15 октября нов. ст.) 1817 года. По его желанию погребение состоялось в Санаксарском монастыре «подле сродника его из дворян, первоначальника обители сия иеромонаха Феодора».

4-5 августа 2001 года в Санаксарском Рождества Богородицы монастыре Саранской епархии состоялись торжества, посвященные канонизации святого праведного воина Феодора (Ушакова), адмирала Российского флота. Впервые в истории христианства в лике святых прославлен флотоводец, мощи которого будут покоиться в соборе Рождества Богородицы в раке, имеющей форму корабля.

Рождество-Богородичный Сана́ксарский мужской монастырь Саранской епархии, основанный в 1659 году, расположен в тихом, красивом местечке Мордовии, на берегу озера.

Источник Непобедимый адмирал Ушаков

УШАКОВ ФЕДОР ФЕДОРОВИЧ

Прав. адмирал Федор Ушаков. Портрет из Темниковскго музея, нач. XIX в.

Ушаков Федор Федорович (1745 — 1817), адмирал, святой праведный

Память 23 июля, 2 октября, в Соборах Воронежских, Ростово-Ярославских, Тамбовских и Херсонских (Укр.) святых, 14 октября (греч.)

Родился 13 февраля 1745 года в сельце Бурнаково Романовского уезда Ярославской губернии. Происходил из небогатого древнего дворянского рода. Родители его — Федор Игнатьевич и Прасковья Никитична были людьми благочестивыми и глубоко верующими, главным условием воспитания детей они считали развитие в них религиозных чувств и высокой нравственности. Этому же способствовал и пример родного дяди – монаха Феодора, подвизавшегося в Санаксарском монастыре в далекой Мордовии.

В феврале 1761 года 16-летний Ушаков был зачислен в Морской кадетский корпус в Санкт-Петербурге. Через пять лет учеба была завершена — молодой мичман принял присягу и получил назначение на Балтийский флот, затем был переведен на юг, в Азовскую флотилию.

В январе 1769 года, в числе полуторатысячи офицеров был откомандирован на Дон. Там под командованием адмирала А. Н. Синявина предстояло возрождать созданную Петром I Азовскую флотилию. Верфи флотилии находились в Павловске, Икореце и Таврове, а материальная база была размещена в крепости святителя Димитрия Ростовского. Командуя прамом №5 Федор Ушаков обеспечивал поставку леса и других материалов для флотилии по Дону. 30 июля 1769 года в крепости свт. Димитрия Ростовского был произведен в лейтенанты . В течении последовавшей Турецкой войны командовал разными судами в Азовском море и участвовал в защите берегов Крыма.

В 1787 году с 2 фрегатами крейсировал в Черном море по случаю вновь начавшейся войны с Турцией. Вскоре произошла и первая генеральная баталия. Турецкий флот насчитывал 17 линейных кораблей и 8 фрегатов; в русской же эскадре, авангардом которой командовал капитан бригадирского ранга Федор Ушаков, было всего 2 линейных корабля и 10 фрегатов. И все же малочисленный русский флот впервые в открытом бою одержал победу над значительно превосходящими силами противника. Этому в большой степени способствовали личная храбрость, искусное владение тактикой и выдающиеся личные качества капитана Федора Ушакова, принявшего на себя руководство боем.

За первый год русско-турецкой войны молодой Черноморский флот одержал решительную победу, приведя Оттоманскую Порту «в чрезвычайный страх и ужас». 45-летний Федор Ушаков, получив чин контр-адмирала, в начале 1790 года был назначен командующим Черноморским флотом. Князь Потемкин-Таврический писал императрице: «Благодаря Бога, и флот и флотилия наши сильней уже турецких. Есть во флоте Севастопольском контр-адмирал Ушаков. Отлично знающ, предприимчив и охотник к службе. Он мой будет помощник».

Через полгода недалеко от Керченского пролива произошло очередное сражение, в котором эскадра Ушакова вновь одержала блистательную победу над вдвое превосходящими силами турок. Потемкин докладывал Екатерине: «Бой был жесток и для нас славен тем паче, что… контр-адмирал Ушаков атаковал неприятеля вдвое себя сильнее… разбил сильно и гнал до самой ночи… Контр-адмирал Ушаков отличных достоинств. Я уверен, что из него выйдет великий морской предводитель».

Турки жаждали реванша: к утру 28 августа турецкий флот стоял на якоре между Гаджибеем (впоследствии Одессой) и островом Тендра. Сюда же со стороны Севастополя вышла русская эскадра. Завидев русские корабли, турки, несмотря на превосходство в силе, стали спешно рубить канаты и в беспорядке отходить к Дунаю. Всю мощь бортовой артиллерии Ушаков обрушил на передовую часть турецкого флота. Флагманский корабль «Рождество Христово» вел бой с тремя кораблями противника, а затем и с флагманом турецкого флота — 74-пушечной «Капуданией». И опять удача сопутствовала русским — взрыв «Капудании» стал завершающим звеном в победе при Тендре.

Через четыре года русско-турецкая война завершилась четвертой блистательной победой контр-адмирала Ушакова у мыса Калиакрия, за которую ему был пожалован орден святого Александра Невского. Один из сильнейших по тем временам турецкий флот был полностью уничтожен, и 29 декабря 1791 года в Яссах турки подписали мирный договор. Российское государство «твердою ногою встало на завоеванных им берегах Черного моря».

Еще в начале войны Федор Ушаков принял руководство над портом и городом Севастополем. Теперь, в мирное время, он организовал здесь ремонт боевых кораблей, строительство разных мелких судов, по его распоряжениям и при неустанном личном участии на берегах бухт строились пристани, перестраивалась небольшая соборная церковь святителя Николая — покровителя мореплавателей. Эти и другие работы часто оплачивал он сам из своего жалованья. Теперь прославленный контр-адмирал, который «к вере отцов своих оказывал чрезвычайную приверженность», имел возможность регулярно посещать церковные службы. Сохранилось свидетельство о его жизни в Севастополе, когда он «каждый день слушал заутреню, обедню, вечерню и перед молитвами никогда не занимался рассматриванием дел военно-судных».

В начале 1793 года контр-адмирала Ушакова призвали в Санкт-Петербург — Екатерина II пожелала видеть героя, стяжавшего громкую славу Отечеству, и «встретила в нем человека прямодушного, скромного, мало знакомого с требованиями светской жизни». За заслуги перед престолом и Отечеством императрица поднесла ему в дар золотой складень-крест с мощами святых угодников и пожаловала чин вице-адмирала.

В 1796 году на Российский престол вступил император Павел I. В то время революционная Франция «обратилась к завоеванию и порабощению соседних держав». Вице-адмирал Ушаков получил приказ привести в боевую готовность Черноморский флот, а в начале августа 1798 года — высочайшее повеление «тотчас следовать и содействовать с турецким флотом противу зловредных намерений Франции». Взяв курс на Константинополь, российская эскадра скоро приблизилась к Босфору. Командующим объединенными силами был назначен вице-адмирал Ушаков.

Так началась его знаменитая Средиземноморская кампания, в которой он показал себя не только как великий флотоводец, но и как мудрый государственный деятель, милосердный христианин и благодетель освобожденных им народов.

Первой задачей было взятие Ионических островов, расположенных вдоль юго-западного побережья Греции, главный из которых — Корфу, имея и без того мощнейшие в Европе бастионы, был еще значительно укреплен французами и считался неприступным.

Командующий поступил премудро: он обратился с письменным воззванием к жителям островов — православным грекам, призывая их содействовать в «низвержении несносного ига» безбожников-французов. Ответом была повсеместная вооруженная помощь населения. Как ни сопротивлялись французы, наш десант решительными действиями освободил острова Цериго, Занте и Кефалонию… 18 февраля 1799 года, в 7 часов пополуночи начался штурм и Корфу — на следующий день крепость пала.

Командующий сошел на берег, «торжественно встреченный народом, не знавшим границ своей радости и восторга, и отправился в церковь для принесения Господу Богу благодарственного молебствия… А 27 марта, в первый день Святой Пасхи, адмирал назначил большое торжество, пригласивши духовенство сделать вынос мощей угодника Божиего Спиридона Тримифунтского. Народ собрался со всех деревень и с ближних островов».

За победу при Корфу император Павел I произвел Федора Ушакова в полные адмиралы. Это была последняя награда, полученная им от своих государей.

Как полномочный представитель России, адмирал Ушаков создал на Ионических островах такую форму правления, которая обеспечила всему народу «мир, тишину и спокойствие». Так образовалась Республика Семи Соединенных Островов — первое греческое национальное государство нового времени.

В то же время в Северной Италии русские под предводительством славного Александра Суворова громили «непобедимую» армию французов. Суворов просил адмирала Ушакова оказывать ему всемерную поддержку с юга. И два великих сына России, находясь в теснейшем взаимодействии, били французских республиканцев на суше и на море. Русские моряки и десантники взяли город Бари, где отслужили благодарственный молебен у мощей святителя Николая Чудотворца, затем Неаполь и 30 сентября 1799 года вошли в Рим.

Неаполитанский министр Мишуру восторженно писал адмиралу Ушакову:

«За 20 дней небольшой русский отряд возвратил моему государству две трети королевства. Конечно, не было другого примера подобного события: одни лишь русские войска могли совершить такое чудо. Какая храбрость! Какая дисциплина! Какие кроткие, любезные нравы! Здесь боготворят их, и память о русских останется в нашем отечестве на вечные времена».

На очереди была Мальта, но на исходе 1799 года адмирал Федор Ушаков получил приказ императора Павла I о возвращении вверенной ему эскадры в Севастополь.

Жители Республики Семи Соединенных Островов прощались с адмиралом Ушаковым и его моряками, не скрывая слез. Сенат острова Корфу назвал его «освободителем и отцом своим». На золотом, осыпанном алмазами мече, поднесенном ему на прощанье, было написано: «Остров Корфу — адмиралу Ушакову». Столь же памятные и дорогие награды были и от других островов…

26 октября 1800 года эскадра адмирала Феодора Ушакова вошла в Севастопольскую бухту.

В ночь на 11 марта 1801 года император Павел I был убит заговорщиками, на Российский престол взошел его сын Александр I. Политика России резко изменилась. И вскоре адмирал Федор Ушаков был переведен в Санкт-Петербург — при дворе возобладало мнение о ненужности большого флота для «сухопутной» России. В 1802 году он был назначен главным командиром Балтийского учебного флота и начальником флотских команд в Санкт-Петербурге.

Св. Феодор Ушаков, адмирал. Худ. Петр Бажанов, 1912 г.

В 1804 году Федор Федорович составил подробнейшую записку о своем служении Российскому флоту, в которой как бы подытоживал свою деятельность: «Благодарение Богу, при всех означенных боях с неприятелем и во всю бытность оного флота под моим начальством на море, сохранением Всевысочайшей благости ни одно судно из оного не потеряно и пленными ни один человек из наших служителей неприятелю не достался.»

За весь свой боевой путь он не проиграл ни одного сражения, снискав у современников прозвание «Суворова на море».

19 декабря 1806 года легендарный адмирал подал императору прошение об отставке: «Душевные чувства и скорбь моя, истощившие крепость сил, здоровья, Богу известны — да будет воля Его святая. Все случившееся со мною приемлю с глубочайшим благоговением.»

Отойдя от служебных дел, некоторое время он жил в Санкт-Петербурге, а в 1810 году переехал в деревню Алексеевку Темниковского уезда, вблизи Санаксарского Рождество-Богородичного монастыря. По свидетельству тогдашнего настоятеля монастыря иеромонаха Нафанаила,

«адмирал Ушаков, сосед и знаменитый благотворитель Санаксарской обители… вел жизнь уединенную… по воскресным и праздничным дням приезжал для богомолья в монастырь к службам… В Великий пост живал в монастыре, в келлии… по целой седмице и всякую продолжительную службу с братией в церкви выстаивал… По временам жертвовал… обители значительные благотворения; также бедным и нищим творил всегдашние милостивые подаяния и вспоможения.»

Во время отечественной войны 1812 года был избран начальником ополчения Тамбовской губернии. Поблагодарив за оказанное доверие, адмирал отказался от этой чести по слабости здоровья. Вместе с тем на свои средства он устроил госпиталь для раненых, внес две тысячи рублей на формирование 1-го Тамбовского пехотного полка. Все, что имел, отдавал он «на вспомоществование ближним, страждущим от разорения злобствующего врага.»

Остаток своих дней адмирал провел «крайне воздержанно и окончил жизнь свою как следует истинному христианину и верному сыну святой Церкви 1817 года октября 2-го дня и погребен по желанию его в монастыре подле сродника его из дворян, первоначальника обители сия иеромонаха Феодора по фамилии Ушакова же.»

Бюст адмирала Федора Ушакова. Реконструкия М. М. Герасимова

Почитание

В связи с учреждением ордена Ушакова были предприняты поиски его захоронения. 18 августа 1944 года по распоряжению Народного Комиссара Военно-Морского флота могила Ушакова в Санаксарском монастыре была вскрыта. Работами по вскрытию руководил антрополог М. М. Герасимов. При раскопках был найден адмиральский погон и золотое шитье мундира. Изучение честных останков показало, что известный живописный портрет Ушакова работы Бажанова не соответствует его истинному внешнему облику. Герасимов, применив свой метод восстановления мягких тканей на основе черепа, создал более близкий к подлиннику образ праведного флотоводца.

Св. прав. адмирал Феодор Ушаков

В декабре 2000 года патриарх Московский и всея Руси Алексий II благословил прославить адмирала Российского флота Феодора Ушакова в лике праведных местночтимых святых Саранской епархии. Накануне празднования третьей годовщины его прославления был обнаружен прижизненный портрет святого адмирала, находившийся в Темниковском музее имени Ф. Ф. Ушакова. Этот портрет неизвестного происхождения достался после революции как экспроприированная вещь Александре Порфирьевне Васильевой, которая в 1947 году, познакомившись с работой Герасимова, признала сходство и подарила портрет музею.

6 октября 2004 года Архиерейский Собор Русской Православной Церкви определил причислить праведного Феодора Ушакова к лику общецерковных святых. 6 августа 2006 года патриархом Алексием с сонмом архиереев в Саранске был освящен первый в мире храм, посвященный святому моряку — кафедральный собор, ставший самым большим православным храмом в Мордовии.

В Греции отношение к Феодору Ушакову неоднозначное, о чем рассказал в своем интервью митр. Афанасий (Киккотис):

— Наверное, св. прав. воина Феодора Ушакова, освободителя о. Корфу и других Ионических островов? — Вы знаете, отношение к адмиралу Феодору Ушакову сложное. Эта историческая фигура служит искушением для многих греков. Дело в том, что он освободил греков из-под власти католиков, а потом, в результате территориальных уступок в ходе войны, эти острова были переданы туркам. — Но адмирал Ушаков был человек военный и не имел к этой политике никакого отношения! — Да. Но именно это выносят греки со школьных уроков истории. Потом, эти события происходили не так давно, чуть более двухсот лет назад, и у людей еще жива историческая память. Они помнят рассказы своих прабабушек о том, что при католическом владычестве жилось неплохо. Особенно знатному сословию. Им давали княжеские титулы, они были богаты и образованы, учились в Венеции и Риме. После прихода турок вся местная элита покинула Ионические острова, перебралась в Италию. Под турецким гнетом остались одни простолюдины. Поэтому к св. прав. воину Феодору в Греции относятся не так, как в России. И это, по-человечески, можно понять…

Молитвы

Тропарь

Державе Российстей архистратиг непобедимый явился еси, агарянскую злобу нивочтоже вменив и разорив: ни славы мирския, ниже богатства взыскуя, но Богу и ближнему послужил еси. Моли, святе Феодоре, воинству нашему даровати на враги одоление, Отечеству во благочестии непоколебиму пребыти и сыновом Российским спастися.

Молитва

О, преславный защитниче земли русския и веры православныя усердный поборниче, непобедиме воине Феодоре!

Никая благодарственная словеса, ниже изящная витийства довлеют, во еже прославити праведное и дивное твое житие, понеже из млада крепкую веру во Христа и любовь ко Отечеству стяжав, благоплодное прозябение честных родителей явился еси. Сего бо ради, Божию дару тезоименит, стране своей в скорбная времена браней противу иноплеменных показался еси. Ибо, праведным воеводам подражая, не числом и умением токмо, но паче верою враги побеждал еси, силу благочестия истиннаго показуя. Темже любовию к тебе распаляеми, воспеваем многия добродетели твоя: велию любовь ко Господу и ближним, зане тех ради живот полагал еси: чистоту ангелоподобную, яко вся воздержанием удивил еси: нестяжание истинное, ибо благая и красная мiра сего презрел еси. Ей, преблаженне Феодоре, угодниче Божий и благоверный болярине царей православных, призри на убогое моление наше, из греховнаго плена к тебе возносимое. Приклони на милость Господа нашего Иисуса Христа, да не воздаст по делом нашим, но обаче дарует грехов оставление, избавит от злых, находящих на ны и подаст властем нашим о народе усердное попечение, воинству мужество в рате, народу благочестие трезвенное. И сподобит нас достигнути безмятежнаго пристанища во Царствии Небеснем, идеже со всеми святыми прославляти будем всесвятое имя Отца и Сына и Святаго Духа во веки веков. Аминь.

Федор Ушаков

Федор Федорович Ушаков — великий русский флотоводец. За время командования флотом не потерял ни одного корабля, ни один моряк под его началом не попал в плен. Адмирал Ушаков был морским деятелем, принесшим славу молодому тогда Черноморскому флоту. Турки с почтением называли его «Ушак-паша».

Ушаков родился 13 (24) февраля 1745 года (или, по другим данным, 1744 года). Окончил Морской кадетский корпус, служил на Балтийском флоте, в составе Донской (Азовской) флотилии участвовал в Русско-турецкой войне 1768–1774 годов. Был назначен командиром 16-пушечного корабля «Модон», одного из самых крупных в Азовской флотилии. С 1775 года Ушаков командовал фрегатом. В 1780 году он был назначен командиром императорской яхты, но вскоре отказался от придворной карьеры. И в 1780–1782 годах командовал линейным кораблем «Виктор», который охранял в Средиземном море русские торговые суда от пиратских действий английского флота. С 1783 года на Черноморском флоте наблюдал за постройкой кораблей в Херсоне, участвовал в строительстве главной базы в Севастополе. В начале Русско-турецкой войны 1787–1791 годов Ф.Ф. Ушаков командовал линейным кораблем «Святой Павел».

В бою у острова Фидониси (1788), командуя авангардом эскадры, Ушаков нанес поражение превосходящим силам турок и в 1789 году был произведен в контр-адмиралы. В марте 1790 года светлейший князь Потемкин-Таврический назначил его командиром Черноморского флота. С этого момента началось подлинное боевое становление этого флота, стали закладываться его славные боевые традиции.

Командуя Черноморским флотом, Ушаков одержал блестящие победы над турецким флотом в керченском морском сражении, у острова Тендра (1790) и у мыса Калиакрия (1791), прибегнув к созданной им новой маневренной тактике, принципиально отличавшейся от принятой в то время линейной тактики. Ее основными чертами были применение единых походно-боевых порядков, решительное сближение с противником на короткую дистанцию без перестроения боевого порядка, сосредоточение основных усилий против флагманских кораблей противника, выделение резерва («эскадры кайзер-флага»), сочетание прицельного артиллерийского огня и маневра, преследование противника до полного его уничтожения или взятия в плен. Придавая большое значение морской и огневой выучке личного состава, Ушаков был сторонником суворовских принципов воспитания подчиненных.

В 1793 году Федор Федорович Ушаков был произведен в вице-адмиралы. Во время Средиземноморского похода 1798–1800 годов он снова проявил себя как крупный флотоводец, искусный политик и дипломат, особенно при создании греческой Республики Семи Островов под протекторатом России и Турции. Ушаков продемонстрировал образцы организации взаимодействия армии и флота при овладении Ионическими островами и особенно острова Корфу, при освобождении от французов Италии, во время блокады Анконы и Генуи, при овладении Неаполем и Римом. В 1800 году эскадра Ушакова вернулась в Севастополь.

Заслуги Ушакова не были оценены Александром I, который назначил его на второстепенную должность главного командира Балтийского гребного флота и начальником флотских команд в Петербурге. В 1807 году Ушаков ушел в отставку и уехал в свое имение на Тамбовщину. На послание императора, пожелавшего узнать об истинных причинах его увольнения со службы, адмирал ответил: «Душевные чувства и скорбь моя, истощившие крепость сил, здоровья, Богу известны — да будет воля Его святая. Все случившееся со мною приемлю с глубочайшим благословением». Во время Отечественной войны 1812 года Ушаков был избран начальником ополчения Тамбовской губернии, но из-за болезни отказался от должности. Умер в своем имении и похоронен в Синаксарском монастыре близ города Темникова.

Именем Ушакова названы бухта в юго-восточной части Баренцева моря и мыс на северном побережье Охотского моря. Имя Ушакова носили боевые корабли русского и советского ВМФ. 3 марта 1944 года Президиум Верховного Совета СССР учредил военный орден Ушакова двух степеней (орден I степени вручен 47 раз, II степени — 194 раза) и медаль. В 2004 году он причислен к лику святых как праведный воин Феодор Ушаков.

«Житие Ф. В. Ушакова»: жанровые традиции жития, исповеди, воспитательного романа

Уже само слово «житие», вынесенное в заглавие произведения, свидетельствует о цели, которой Радищев хотел достичь жизнеописанием друга своей юности. Житие – дидактический жанр древнерусской литературы, посвященный подвижнической жизни святого, обладал изначальной учительной и проповеднической установкой. Житие должно было воспитывать душу на благом примере святой и безгрешной жизни, или учить добродетели, показывая путь духовного совершенствования, ведущий человека от греха к святости.

Герой Радищева Ф. В. Ушаков, друг юности писателя и его соученик по Лейпцигскому университету, в традиционные житийные рамки явно не укладывался: обыкновенный русский юноша, умерший в очень ранней молодости от венерической болезни, с традиционным обликом христианского святого никак не совмещается. Но для Радищева образ и биография его друга были заряжены необыкновенной силой дидактического воздействия. Дружба с Ф. В. Ушаковым, как считал сам писатель, определила его жизненную позицию и образ мыслей. Поэтому, в субъективной радищевской системе нравственных координат, частная жизнь обыкновенного человека обрела смысл универсально значимого примера и урока; биография уподобилась житию. Более того: воссоздание образа умершего друга юности послужило Радищеву своеобразным инструментом самоанализа: воскрешая память того, кто подал «некогда нам пример мужества» и создавая образ «учителя моего по крайней мере в твердости», Радищев тем самым вернулся к истокам формирования собственного характера и образа мыслей: «‹…› хочу отверзти последние излучины моего сердца. Ибо нередко в изображениях умершего найдешь черты в живых еще сущего» (205).

Все эпизоды короткой биографии Ф. В. Ушакова, изложенные в «Житии…»: отказ от перспективы быстрой и блестящей карьеры ради возможности получить образование в Лейпциге, несомненное лидерство в группе русских студентов, страстная жажда знаний и широта интересов, стойкое мужество перед лицом смерти – все это Радищев склонен истолковывать как проявления одного и того же свойства характера своего героя: «твердость мыслей и вольное оных изречение» (210) и «упорное прилежание к учению» (226) объединяются синонимичными эпитетами как нравственная и интеллектуальная формы выражения жизненной позиции «мужа тверда». Характерно, что при общем интеллектуализме образа Ф. В. Ушакова (все его описанные в «Житии…» занятия относятся к области умственной деятельности и жизни) Радищев склонен считать их проявлениями жизни души и сердца: «ибо в душе своей более предуспеть мог, нежели в разуме, скончав жизнь свою тогда, ‹…› когда разум, хотя собрав посредством чувств много понятий, не имел еще довольно времени устроить их в порядок ‹…›» (205). Этот неразделимый сплав сердца и разума, эмоционального и интеллектуального начал определяет характерный для агиографии и проповеднической риторики патетический тон жизнеописания, более всего очевидный в зачине «Жития…», посвящении A. M. Кутузову, другу и соученику Радищева и Ушакова: «Не с удовольствием ли, мой друг, повторю я, воспомянешь о времени возрождения нашей дружбы, о блаженном сем союзе душ ‹…›. Не возрадуешься ли, если узришь паки подавшего некогда нам пример мужества ‹…›. Воспомяни, о мой друг!» (204-205).

Эта высокая эмоциональная нота, с которой начинается повествование об уроках ушедшей молодости, задает уровень восприятия центрального композиционного эпизода «Жития…», истории конфликта русских студентов с их куратором, майором Бокумом, который, собственно, и стал для Радищева своеобразной лабораторной моделью для исследования проблемы «самодержавства» на уровне быта и факта частной человеческой жизни.

Майор Бокум, в обязанности которого входила организация быта русских студентов в Лейпциге, и в распоряжении которого находились деньги, отпущенные правительством на их содержание, сразу повел себя как мелкий бытовой тиран. И эта бытовая ситуация, по прошествии времени, дала Радищеву повод для далеко идущих аналогий:

Имея власть в руке своей и деньги, забыл гофмейстер наш умеренность и, подобно правителям народов, возомнил, что он не для нас с нами; что власть, ему данная над нами, и определенные деньги не на нашу были пользу, но на его. Власть свою хотел он употребить на приведение нас к молчанию о его поступках (215).

Очевидно, что радищевская мысль развивается одновременно на двух уровнях: частного быта и идеологического обобщения; при этом частный быт является своеобразной реальной моделью типологической ситуации власти. В мельчайшей ячейке социума – группе людей, связанных иерархическими отношениями «начальник – подчиненный», Радищев видит актуальность тех же законов, которые действуют на самом высоком уровне социальной структуры, в государстве монархического типа, определяемом отношениями «властитель – подданные». Все этапы развития конфликта Радищев рассматривает под углом зрения этой аналогии, постоянно отождествляя позицию Бокума с позицией самовластного деспота, а положение студентов – с положением угнетенного народа:

‹…› делали ему весьма краткие представления гораздо кротче, нежели когда-либо парижский парламент делывал французскому королю ‹…› Бокум отвергал их толи-ко же самовластно, как и король французский, говоря своему народу «В том состоит наше удовольствие» (216).

Подобно как в обществах, где удручение начинает превышать пределы терпения и возникает отчаяние, так и в нашем обществе начинались сходбища, частые советования и все, что при заговорах бывает ‹…› (217).

И, конечно же, не случайна историческая аналогия с французской внутриполитической ситуацией: год публикации «Жития…» – 1789 – год начала Великой французской революции. Объективный ход европейской истории подтвердил справедливость априорного теоретического вывода, сделанного Радищевым из анализа частной бытовой ситуации: бунт неизбежно рождается из самой тяжести угнетения: «Человек много может сносить неприятностей, удручений и оскорблений. ‹…› Не доводи его токмо до крайности. Но сего-то притеснители частные и общие, по счастию человечества, не разумеют ‹…›» (215).

Бунт студентов спровоцировала пощечина, которую Бокум дал одному из них в ответ на просьбу затопить печь в его комнате. Студенты, бывшие все дворянами, решили, что обиженный должен требовать удовлетворения – то есть вызвать Бокума на поединок, а если он откажется, то вернуть ему пощечину. В результате студент Бокума «ударил и повторил удар» (220). Студенты были заключены под стражу, произошло судебное разбирательство, им грозило исключение из университета, но все кончилось благополучно «по повелению нашего министра» (224): он помирил студентов с куратором, и все осталось как было: «он рачил о своем кармане, а мы жили на воле и не видали его месяца по два» (224).

До этого момента повествования Радищев последовательно выстраивает аналогию между частной бытовой ситуацией и закономерностями жизни общества в целом. Исход конфликта студентов с куратором оставлен без сравнения с соответствующей социальной ситуацией, без комментариев и без вывода автора. Разумеется, аналогией бунта студентов на макроуровне социальной структуры является бунт угнетенных подданных, но Радищев вряд ли мог написать об этом открытым текстом в тот год, когда началась Великая французская революция. Что же касается комментариев и вывода, то основания для попытки их реконструкции дает образная система «Жития…», которое при всей светскости своего содержания генетически и ассоциативно восходит к жанру, ориентированному на сакральный мирообраз.

Центральный эпизод «Жития…» – эпизод с пощечиной, которую обиженный вернул обидчику вдвойне, ассоциативно соотносим с двумя этическими системами: кодексом дворянской чести, в котором пощечина является символом оскорбления, смываемого только кровью, и христианским моральным кодексом непротивления злу насилием, где пощечина является своеобразной метафорой зла вообще.

В тексте Радищева кодекс дворянской чести прямо отождествлен с библейской ветхозаветной моралью, требующей на обиду отвечать равной обидой: формула «око за око» (Исход. 21;24) обозначает естественную жажду мщения, нетерпимую, однако, в гражданском обществе: «От сего рождается мщение, или древний закон «око за око»; закон, ‹…› загражденный и умеряемый законом гражданским» (219). Это отождествление может быть интерпретировано как своеобразная подсказка и фигура умолчания: если в гражданском обществе нетерпима ветхозаветная мораль, то, вероятно, действенной должна являться евангельская. Не введенная Радищевым в открытый текст эпизода цитата из Нагорной проповеди Христа прочно укоренена в его ассоциативном подтексте и неизбежно рождается в сфере рецепции: «Не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую» (Матф. 5;39).

В свете евангельской метафоры, которая в своем идеально-переносном смысле означает этический запрет на умножение суммы социального зла местью и насилием, обнаруживается достаточно неожиданный для общепризнанного «первого русского революционера» поворот социальной мысли. Показать неизбежность бунта и проанализировать социальные условия его возникновения – это еще не значит призвать к нему и увидеть в нем единственный путь избавления от тирании. Общие очертания мысли Радищева о том, какие результаты может принести социальный ответ насилием на насилие, с достаточной степенью достоверности могут быть реконструированы из описанной им лабораторной частной модели общественной закономерности.

На уровне частной бытовой ситуации, которая осуществилась по законам ветхозаветной морали, бунт студентов против куратора закончился на редкость безрезультатно: Бокум не утратил своей фактической власти, не понес наказания, условия жизни студентов не стали лучше. Единственным итогом происшествия стали три пощечины: в результате мести сумма зла возросла ровно втрое.

Европейская история к моменту создания «Жития…» еще не подтвердила справедливости радищевских выводов своим объективным ходом – Великая французская революция только началась. Но память о Пугачевском бунте, залившем Россию кровью дворян и крестьян и ничего не изменившем в социальной структуре русского самодержавия, а, напротив, спровоцировавшем ужесточение социально-политического угнетения, была еще достаточно свежа. Таким образом, текст «Жития…», последовательно развивающий аналогию между законами социальных отношений на бытовом микроуровне и общественном макроуровне, дает достаточно оснований для предположения о том, что радищевское мнение о продуктивности социального насилия – революции – не могло быть принципиально отличным от его мнения о продуктивности насилия бытового, хотя на последнем шаге анализа писатель и отказался от второго плана аналогии.

Однако подобное умозаключение отнюдь не означает того, что Радищев отказывается от борьбы с социальным насилием вообще. Напротив, «Житие Федора Васильевича Ушакова» неоспоримо свидетельствует о том, что писатель вплотную приблизился к осознанию ненасильственного и притом абсолютно эффективного пути борьбы с тиранией и вот-вот обнаружит силу, способную результативно противостоять всей машине государственного угнетения.

Общее направление публицистической мысли Радищева символически зафиксировано в движении жанровой структуры его публицистически-художественной прозы. От примечания к историко-политическому трактату через эпистолярный жанр к агиографии-автобиографии радищевские тексты все больше и больше приобретают характер частного документа отдельно взятой человеческой жизни. Постепенная конкретизация идеологического пафоса Радищева от уровня конфликтных абстрактных понятий («самодержавство» – «человеческое естество») до исторического (Петр I – русский народ) и бытового (Бокум – студенты) уровней проявления общей закономерности неизбежно приводит писателя к мысли о том, что равносильным противником тирании, истребляющей «вольность частную», является естественный носитель этой вольности – один отдельно взятый свободный частный человек. Именно эта мысль намечается в заключительных строках «Жития…», своеобразном реквиеме герою:

Он был, и его не стало. Из миллионов единый исторгнутый неприметен в обращении миров ‹…› Но то скажу справедливо, что всяк, кто знал Федора Васильевича жалел о безвременной его кончине, тот, кто провидит в темноту будущего и уразумеет, что бы он мог быть в обществе, тот чрез многие веки потужит о нем (235).

В «Житии Федора Васильевича Ушакова» история становления свободного самосознающего человека раскрыта на примере жизненного опыта автора, повествующего о «вожде моея юности» (233), научившем его чувствовать, мыслить и жить. В «Путешествии из Петербурга в Москву» (1790) эта же самая история будет воспроизведена в обратном соотношении: автор станет ведущим, герой и читатель – ведомыми, но смысл ее от этого не меняется. В обоих произведениях освобождение в мысли и духе предстает необходимым условием и законом грядущего социального освобождения, и тесная концептуальная близость «Жития…» и «Путешествия…» подчеркнута фактом посвящения этих текстов одному и тому же человеку – другу Радищева A. M. Кутузову.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

19 февраля/4 марта — день преставления преподобного Феодора Санаксарского, оставившего гвардейскую службу и блестящую карьеру ради монашеского подвига. Преподобный Феодор — один из носителей традиции старчества, из числа его учеников вышло несколько настоятелей, вдохнувших новую иноческую жизнь в известные русские обители. Племянник преподобного — святой адмирал Феодор Ушаков — был погребен рядом со старцем.

Преподобный Феодор Санаксарский родился в 1718 году в сельце Бурнаково Романовского уезда Ярославской губернии, в родовом имении благочестивых дворян Игнатия и Ирины Ушаковых, и при святом крещении был наречен Иоанном. Когда Иоанну было шесть лет, у него умерла мать. Вскоре отец женился второй раз. Его новая супруга Параскева воспитала отрока Иоанна в вере и благочестии.

Когда Иоанн достиг совершеннолетия, его родители, как люди состоятельные, определили юношу на воинскую службу в гвардейский Преображенский полк в Санкт-Петербурге, где за особое усердие Иоанна вскоре произвели в сержанты. Живя в столице, среди раздольного быта и увеселений, обычных тогда в гвардии, молодой Иоанн Ушаков легко мог бы со временем потерять свои природные благочестивые наклонности, ибо, по слову Апостола, «худые сообщества развращают добрые нравы» (1 Кор. 15, 33), но Господь сподобил его прийти к покаянию.

В самый разгар шумного собрания один из товарищей Иоанна, здоровый и веселый юноша, внезапно упал замертво. Увидев умершего без покаяния товарища, Иоанн внезапно осознал всю непрочность того, что люди называют счастьем. Тотчас же решился юноша оставить все – воинский чин, друзей, родителей – и тайно бежать в пустыню, желая послужить Богу. Наскоро собравшись, он покинул столицу.

За городом Ушаков отпустил слугу и карету, а сам переоделся в нищенскую одежду и отправился пешком в поморские леса, решив провести остаток жизни в тишине и уединении. После нескольких дней пути привыкший к роскошной жизни юноша устал. Мысли о родном доме не давали покоя. В это время мимо пронеслась роскошная карета. Кучер огрел Иоанна кнутом, приняв его за нерасторопного нищего, не успевшего вовремя отскочить. Юноша узнал герб на дверке. Это была карета его дяди. Горькие и страшные минуты пережил вчерашний дворянин. Его мучило унижение, которое довелось пережить. Какой-то кучер посмел ударить грязным кнутом его – офицера и дворянина! Но, помолившись Господу, Иоанн сказал себе так: » Не для того одел ты нищенские лохмотья, чтобы вспоминать о своей родовитости. Сам Господь позволил мучителям Себя бичевать, хотя был чист и безгрешен. Неужели же тебя, грешного, не за что было ударить? Успокойся, и ступай далее с миром».

Неуклонно преодолевая борения и соблазны, Иоанн, едва переступивший порог двадцатилетия, достиг лесов на берегах Двины. Углубившись в лесные дебри, молодой подвижник нашел в чаще опустевшую келию и жил в ней один более трех лет, одному лишь Богу работая в сокрушении сердца, подвизаясь в посте, молитве и терпении скорбей. Пищу, самую скудную, и все немногое, необходимое для жизни, ему приносили боголюбивые жители окрестных селений.

Вскоре местное начальство начало притеснять Иоанна, подозревая в нем раскольника; он же терпеливо сносил все оскорбления и даже побои. Спасаясь от расправы, Иоанн вынужден был спешно перейти из своей уединенной келии в Площанскую пустынь Орловской губернии. Спустя некоторое время посланная по Высочайшему повелению сыскная команда взяла Иоанна, как не имеющего документов, и после допроса он был доставлен в Санкт-Петербург к Императрице Елизавете Петровне.

По Петербургу быстро пронеслась весть, что сержант Ушаков сыскан. За прошедшие шесть лет Иоанн сильно изменился, и трудно было в этом изможденном постом человеке узнать блестящего гвардейца. Но особенно поражала всех лежащая на преподобном печать глубокого смирения и послушания воле Божией. После доклада Иоанна провели к Императрице. В беседе с ней Иоанн отклонил предложение вновь поступить на службу и проявил такую решимость быть монахом, что Императрица оставила его для принятия монашеского пострига в Александро-Невском монастыре Санкт-Петербурга и в дальнейшем, интересуясь его жизнью, была к нему по-матерински милостива и внимательна.

13 августа 1748 года, в присутствии Императрицы, тридцатилетний Иоанн Ушаков был пострижен в монахи с именем Феодор. Совершил постриг начальствовавший тогда в обители Высокопреосвященнейший Феодосий. Внимая своему спасению, Феодор неисходно подвизался в обители, любя безмолвие, неустанно упражняясь в посте и молитве. Жители Петербурга, посещая его в обители, удивлялись, видя настоящее его строгое монашеское житие, и склоняли свои души к покаянию, а со временем стали обращаться к нему за советом.

Преподобный, сокрушая себя прилежной молитвой и прося у Бога просветить его разум, поучал всех, приходящих к нему в различных духовных недугах, наставлениями врачуя и утешая. Но случилось так, что жившие в обители ученые монахи из зависти, а затем и ненависти, начали жаловаться Высокопреосвященнейшему, что простой монах привлекает к себе народ, беспокоит обитель и производит соблазн; настолько возросла зависть к отцу Феодору за собранное им духовное братство, что уже и к смерти он готовился, но, не желая мстить, все терпел великодушно, молясь за своих обидчиков.

Претерпев таким образом девять лет и видя себя источником гнева, сильной злобы и соблазна, преподобный Феодор решился уехать из обители и поселился с учениками в Саровской пустыни. Прожив там два года, отец Феодор, видя растущее число своих учеников, счел неудобным руководить ими, так как и сам был лишь послушник саровский. Наученный горьким опытом и из благоразумной осторожности, старец просил отцов саровских дать ему обедневшую Санаксарскую обитель, находящуюся в трех верстах от уездного города Темникова, на левом берегу реки Мокши. Получив согласие и благословение от своего старца, строителя Саровского, благосердого отца Ефрема, преподобный в 1759 году переселился в Санаксарскую пустынь со всеми учениками своими, положив начало доброму подвигу о Господе.

13 декабря 1762 года отец Феодор, много трудившийся ради восстановления обители, был рукоположен в иеромонаха и стал в Санаксаре настоятелем. Настоятельство его было твердым и строгим. В церкви он требовал раздельного неспешного чтения — так, чтобы и простым людям было понятно. В общем на богослужения посвящалось в пустыни в сутки часов девять, а в воскресные и полиелейные дни — десять и более того; при всенощном же бдении до двенадцати, но при внятном чтении молящиеся чувствовали в себе особую силу и усердие и не скучали от долготы службы.

Старец завел в обители самую первую и прочную основу иночества: личное руководительство братии и полное откровение помыслов. На монастырские послушания — покос, рыбную ловлю — выходили все, во главе с настоятелем. Никому из братий старец не давал предпочтения перед другими: был ли кто его постриженник или пришлый — все встречали в нем одинаковую к себе заботу, и из числа учеников старца впоследствии вышло несколько настоятелей, вдохнувших новую иноческую жизнь в упадавшие монастыри. Избегая поводов тщеславия, он не постился более, чем было установлено, и, присутствуя всегда при братской трапезе, питался наравне со всеми, только беря всего понемногу.

В 1764 году, когда по случаю учреждения монастырских штатов Санаксарская обитель подлежала упразднению, ходатайством отца Феодора перед бывшими сослуживцами фаворитами императрицы братьями Орловыми она была оставлена в числе действующих; 10 августа 1764 года преподобный стал ее начальником, а 7 марта 1765 года Высочайшим указом велено было Санаксару именоваться монастырем.

К такому настоятелю и мудрому учителю стремились жаждущие спасения и доброй подвижнической жизни. Среди них и темниковский воевода Неелов пожелал иметь старца Феодора своим духовным отцом. Воевода обещал старцу полное послушание и в течение трех лет действительно исполнял свое обещание, но потом стал нарушать посты, делать притеснения городским жителям и крестьянам. Народ умолял преподобного о заступничестве. Старец отправился к воеводе и обличил его. Неелов не только не раскаялся, но еще и оклеветал настоятеля Санаксарской пустыни и представил обвинительный протокол губернатору в Воронеж.

Допрашивали преподобного в Воронеже, по пути туда он смог встретиться в Задонском монастыре со святителем Тихоном, пребывавшем на покое. Три дня шла их теплая беседа, после чего святитель с любовью провожал отца Феодора через весь двор монастыря, благословляя его в нелегкий путь.

Спустя некоторое время преподобный был лишен настоятельского и иеромонашеского звания и отправлен простым монахом в Соловецкий монастырь под неустанное наблюдение. Девять лет прожил отец Феодор в заключении Соловецкого монастыря, испытывая тяжелейшие телесные испытания голодом и холодом. Большую поддержку оказывала его братия из Санаксарской обители и все его ученики, непрестанно молясь за него и ожидая его молитвенной помощи.

В конце концов, благодаря заступничеству одного из своих учеников отца Феофана Соколова, по прошению митрополита Санкт-Петербургского Гавриила и указанию Екатерины II отца Феодора освободили, и он смог вернуться в любимую Санаксарскую обитель, где продолжил свои подвиги во имя Господа.

19 февраля 1791 г. отец Феодор по-христиански тихо отошел ко Господу после недолгой болезни. Его тело находилось в келье, в тепле, но не издавало никакого неприятного запаха до самого погребения.

На его могиле была установлена каменная плита со словами: «Здесь погребен 73-летний старец иеромонах Феодор, по фамилии Ушаков, возобновитель Санаксарского монастыря, который пострижен в Александро-Невской Лавре, продолжал монашеское житие 45 лет; со всеми видами истинного христианина и доброго монаха 19 февраля 1791 года скончался».
Адмирал Федор Ушаков, любимый племянник отца Феодора, после выхода в отставку, также принял решение о проживании вблизи Санаксарской обители и позже был захоронен по соседству со своим родственником. Оба они ныне прославлены в лике святых Русской Православной Церкви.

4 марта (3 марта в високосные годы), в день кончины, празднуется память преподобного Феодора Санаксарского. Также 4 мая празднуется день обретения его святых мощей.

О старце Феодоре Санаксарском

Из «Записок о. Феофана, архимандрита Кирилло — Новоезерского монастыря»

«Скажу вам, каким мы делали свое начало (т.е. первые опыты в монашеской жизни): мы искали, где бы жестокая жизнь была, подольше службу выбирали — в Саровой пустыни; нет, еще слабо! пошли к о. Феодору в Санаксар.

Оби­тель без ограды, забором огорожена, церковь маленькая, волоковые окошки, внутри и стены не отесаны, и свечей то не было; с лучиной читали в церкви. И платье-то какое носили! балахоны! Один смурый кафтан был для одного, который для покупок выезжал. Начало-то недостаточное и трудное! В лаптях ходили; одни были мелко плетены, а другие — крупно; так и лежали: одна кучка маленькие, другие — крупные. Ноги обвертывали онучами из самых толстых изгребней, а босиком не ходили.

Придут к о. Феодору: «что, благословите взять ступни»,—и велит самому вы­брать из маленьких, и выберут; отец Феодор позовет. «поди-ка сюда», и возьмет у него. Случилось это и с о. Игнатием: и у него отбирал частые ступни и бранивал за то, что на лапти прельстился; а Игнатий был из придворных. Начнут (братья) говорить: «живи, живи, а и в этом-то утешенья не сделают! В каких-нибудь ступнях!» Услышит это о. Феодор, призовет: «что вы там?»—»Да вот, батюшка, какое смущение, и в этом-то утешения не сделаете». Начнет представлять: «что вы из эдакой безделицы теряете спасение!»

Да, мы жили у старцев духовных. Я с Макарием в одной келье жил; ему больше всех искушения было от о. Феодора. О. Феодор нарочно искушал братий, и тем, которые любили разбирать платье, давал балахоны худо сшитые, с долгою спиною, или и заплатами. Один из таких балахонов о. Феодор и дает о. Макарию,—тот смущается, придет к о.Феодору, показывает, как на нем сидит балахон, какая спина несоразмерная. О. Феодор начнет увещевать: «зачем пришел в монастырь? да есть ли разум? Что вы, чем занимаетесь? Лишаетесь милости Божией! Что вы, занимаетесь чем?—тряпками! А надобно заниматься, душу-то свою очистить, чтобы ни к чему временному не пристра­ститься!» А после и привыкли. А чтобы при себе что-нибудь иметь — ничего уж не было! Огня в келье никогда не бывало. А послушание было такое, что я сам и полы мыл, и щепки собирал, и ложки мыл, и пищу варил; сами караулили по ночам, походим, да поклонов не­сколько земных и положим—помолимся. А всенощная про­должалась в Санаксаре 7 часов. Когда закладывали в Санаксаре церковь, где алтарю-то надобно быть, вдруг прилетел рой пчел; о. Феодор велел о. Герасиму огрести в улей, и с того времени все пчелы в монастыре.

Смущались некоторые, что о. Феодор двумя монастырями управлял: своим и женским Алексеевским, который он завел. Ходили к знаменитому схимнику Досифею в Киев, говорили, что о. Феодор два монастыря—мужской и женский—имеет под своим управлением. «Вы слабости какие в нем заметили?»—»Нет, он строгой жизни». — «Недостатки что ли какие есть?»—»Нет, никаких».—»За кого вы его почитаете?» — «За святого». —»Что, он грамоте знает? «—»Ученый» . — «Что вы сомневаетесь! не сомневайтесь! Умная голова не только два стада, и десять может пасти!» Так и успокоились.

А отец-то Игнатий раза два к преосвященному при мне уже бегал, и когда был поставлен иеродиаконом, то с вечера примочил волосы, заплел да после и расчесал, надел парчовой стихарь, а в лаптях! Как сталь на амвон, о. Феодор его подозвал; «ты, говорит, павлин, хвост-то распустил, посмотри на ноги-то; поди, сними-ка стихарь-то!» Тот оскорбился и убежал ночью в преосвя­щенному Иерониму жаловаться, что пристыдил, посрамил меня, а преосвященный и прислал его к о. Феодору, чтобы на поклоны поставить.

О. Феодор никого из братий не удерживал в мона­стыре силою, и говорил: «у меня ворота отворены для всех, кто хочет выходите»; а уж не терпел слева «не хочу», и слышать не мог. Однажды о. Феодор, по окончании трапезы, остановил всю брагою, и сказал: «ну, отбирайтесь: кто хочет в пустыню—на одну сторону, кто со мною—на другую!» Поотобрались; кто пожелал в пустыню, со всеми последовал худой конец, потому что оставили послушание, а были все такие молитвенники, пост­ники!

Святые и праведные Божьи служителя, как правило, относятся к священству или монашеству, как Николай Угодник или Александр Свирский, они с детства были посвящены Богу, как Матронушка Московская. Все праведники отличаются в основном подвигом нищенского существования, максимальным отказом от всех благ общества. Пребывание в постах, голоде и холоде — привычная жизнь для святых, о которых слышали и кому поклоняются православные верующие.

В чем же христианский подвиг красивого моряка, дворянина по происхождению, увешенного орденами адмирала, посвятившего жизнь служению Родине? За что воин был причислен после смерти к лику святых?

Детские годы и близкие родственники

Житие праведного святого моряка Федора Ушакова — пример полного доверия Богу как в личной жизни, так и в военных действиях. Мало кто из полководцев и адмиралов может гордиться тем, что во время их службы не было проиграно ни одно сражение, не потерян ни один корабль и среди его подчиненных нет ни одного попавшего в плен.

Адмирал Российского флота Феодор Ушаков

24 февраля по новому стилю 1745 года в деревне Бурнаково, которая находилась в Ярославском крае, родился мальчик Федор, будущий святой моряк, праведник России.

Его родителями были небогатые дворяне, ведущие благочестивый образ жизни, Федор и Прасковья Ушаковы, отличающиеся глубокой верой во Всевышнего Бога.

Высокая мораль и религиозные качества были почитаемы в этой семье, примером тому служил на то время родной дядя, а в будущем святой Феодор Санаксарский.

Храм Богоявления-на-Острову стал свидетелем крещения новорожденного Федора. В церковной школе при монастырском храме через несколько лет мальчик Ушаков постигал основы грамоты и счета, после чего 16-летний юноша был зачислен в Морской корпуса Санкт-Петербурга кадетом.

Быстро пролетели года учебы, и флот принял нового молодого мичмана.

Участие в военных действиях

В 1787 году российский флот под командованием капитана бригадного ранга Ушакова, имея всего 2 корабля против 17 турецких кораблей, принял бой и победил во много раз превосходившего противника.

Важно! Флотоводческий талант Федора Ушакова основывался, по словам капитана, не только на храбрости, искусном ведении боя, личных качествах, но и на Божьей помощи, к которой всегда взывал будущий святой воин.

В возрасте 45 лет Федор Федорович, контр-адмирал и командующий Черноморским флотом, отмечен князем Потемкиным в письме императрице Екатерине ІІ, как отличный воин:

  • знающий свое дело;
  • предприимчивый;
  • храбрый;
  • усердный в службе.

    Император Павел І присвоил Федору Ушакову чин адмирала за боевые заслуги

Турецкое командование не могло смириться с постоянным поражением при наличии флота, дважды превосходящем по силе русскую флотилию.

Жаждущие реванша турецкие адмиралы в конце августа того же года вывели флот недалеко от нынешней Одессы, но дух страха уже охватил турецких моряков, которые бросились уходить только при виде русской флотилии. Сам командующий был на флагмане «Рождество Христово», который после сражения с тремя кораблями противника провел победоносную атаку турецкого флагмана «Капудания», чем и поставил точку победы в этом морском бою.

Победой при Тендре командующий Черноморским флотом считал дарованной Богом. В своем приказе святой воин выразил благодарность Творцу и призвал всех свободных от вахт моряков принять участие в богослужении в храме Николая Чудотворца, который был перестроен на личные средства командующего, после устроить салют, для этого задействовать 51 пушку.

Благодаря вере в Божью поддержку и умелому руководству контр-адмирала Федора Ушакова 29 декабря 1791 года между Россией и Турцией был подписан мирный договор, которому предшествовала четвертая победа около мыса Калиакрия.

Интересно! По свидетельству историков прославленный моряк после победы ежедневно присутствовал на всех храмовых службах, рассмотрение военных дел начинал только после молитвы.

В 1793 году праведный воин Ушаков получил чин вице-адмирала и крест со святыми мощами Божьих угодников.

В знаменитой Средиземноморской кампании, начавшейся в 1798 году, России и Турции против Франции в полной мере проявились не только качества великого флотоводца, но и государственного деятеля, милосердного христианина и благодетеля освобожденных народов.

После каждой победы командующий воздавал хвалу Богу в благодарственных молебнах.

Так победа при Корфу ознаменовалась большим торжеством, отмечавшимся в день Святой Пасхи выносом мощей святого Спиридона Тримифунтского.

Адмиральство

Император Павел І, взошедший на престол после смерти Екатерины, присвоил Федору Ушакову чин адмирала и полномочного представителя России в будущей республике Семи Соединенных Островов, впоследствии ставших Грецией.

Житийная икона святого воина Феодора Ушакова

Правление мудрого представителя сопровождалось миром, тишиной и спокойствием. Поддерживая военные сухопутные действия русских под руководством Суворова, моряки одержали победу над французами в Бари, после чего был отслужен молебен у мощей Николая Спасителя.

После освобождения Мальты по приказу императора черноморская эскадрилья вернулась в Севастополь.

Шел 1800 год, а через год в результате переворота на престол Российской империи взошел Александр І, изменивший судьбу морского флота России.

После перевода командиром Балтийского флота Федор Федорович жил в Петербурге, его дом был известен всем нуждающимся. Некоторые получали помощь в виде еды и одежды, другие уходили с нужным советом, осиротевшие племянники постоянно находились под опекой любящего дяди.

Политика императора, подписавшего договор с французами, болью отозвалась в сердце адмирала, и он в конце 1806 года получил положительный ответ на поданное прошение об отставке.

«Душевные чувства и скорбь моя, истощившие крепость сил, здоровья, Богу известны — да будет воля Его святая. Все случившееся со мною приемлю с глубочайшим благоговением».

Канонизация

Революционные действия пронеслись смерчем и над Санаксарским монастырем, разрушив часовню, установленную над мощами адмирала.

В годы Второй мировой войны в память о героических подвигах великого командира был учрежден орден имени Ушакова и принято решение о восстановлении памятника над его могилой. По найденным останкам была проведена идентификация тела и установлен новый памятник.

В 2001 году, 5 августа адмирал Ушаков, праведный воин был канонизирован как местночтимый святой, а в 2004 году, 6 октября причислен к лику праведных.

На заметку! Мощи канонизированного адмирала в 2016 году были перенесены в город моряков Севастополь.

Трижды в году православные верующие чтят дни памяти святого моряка, покровителя ВМФ России:

  • 5 августа — канонизация или прославления;
  • 15 октября — преставление верного сына Церкви;
  • 5 июня — Собор Ростовских Святых.

Житие святого праведного воина Феодора Ушакова

Александр Радищев – русский литератор-революционер, по выражению Екатерины II, «бунтовщик хуже Пугачева», – писатель глубокий и смелый. За книгу «Путешествие из Петербурга в Москву» Радищева посадили в Петропавловскую крепость. Суд приговорил его к смертной казни, которую императрица заменила лишением чинов и дворянства и ссылкой в сибирский острог. Эта книга – редчайший по силе просветительский трактат, написанный в виде путевых очерков, где и точные наблюдения путешественника, и вдохновенные лирические отступления увлекают читателя к сопереживанию и соразмышлению: что есть Россия, что для нее благо и что зло.

В книгу вошли наиболее значительные произведения А.Н.Радищева: «Житие Федора Васильевича Ушакова», «Дневник одной недели», «Бова» и другие.

Александр Николаевич Радищев

Часть первая Житие Федора Васильевича Ушакова

Часть вторая Размышлении

Разыскание следующих вопросов:

О любви

Письмы, касающиеся до первой книги Гельвециева сочинения «О разуме»

Александр Николаевич Радищев

Житие Федора Васильевича Ушакова с приобщением некоторых его сочинений

Часть первая Житие Федора Васильевича Ушакова

Алексею Михайловичу Кутузову

Не без удовольствия, думаю, любезнейший мой друг, воспоминаешь иногда о днях юности своея; о времени, когда все страсти, пробуждаяся в первый раз, производили в новой душе не стройное хотя волнение, но дни блаженнейшие всея жизни соделывали. Беззаботный дух и разум неопытностию не претили в веселии распростираться чувствам, чуждым скорбного еще нервов содрогания. Да и самая печаль, грусть и отчаяние скользили, так сказать, на юном сердце, не проницая начальную его твердость, когда нередко наиплачевнейший день скончавался веселия исступлением. Отвлеки мысленно невинную часто порочность из деяний юности, найдешь, что после первых восторгов веселия подобных в жизни своей не чувствовал. Первое веселие назвать можно вершиною блаженства, и потому только, что оно первое; последующее уже есть повторение, и нечаянности приятность его не живит. Не с удовольствием ли, мой друг, повторю я, воспомянешь о времени возрождения нашей дружбы, о блаженном сем союзе душ, составляющем ныне мое утешение во дни скорби, и надеяние мое для дней успокоения. Не возрадуешься ли, если узришь паки подавшего некогда нам пример мужества, узришь учителя моего по крайней мере в твердости. Воспомяни, о мой друг! Федора Васильевича, сгораема внутренним огнем, кончину свою слышавшего из уст нельстивого своего врача и к тебе, мой друг, к тебе прибегающего на скончание своего мучения… Воспомяни сию картину и скажи, что делалось тогда в душе твоей. Пиющий Сократ отраву пред друзьями своими наилучшее преподал им учение, какого во всем житии своем не возмог.

Таковые размышления побудили меня описать житие сотоварища нашего Федора Васильевича Ушакова. Я ищу в том собственного моего удовольствия; а тебе, любезнейшему моему другу, хочу отверзти последние излучины моего сердца. Ибо нередко в изображениях умершего найдешь черты в живых еще сущего.

Первые годы жизни Федора Васильевича мало мне известны; и хотя бы охотно и с удовольствием их я начертал, находя в первейших детских и отроческих деяниях начальное образование души его, находя в пятилетнем Ушакове семена твердости, душу его возвышавшей в возмужалых летах, но лучше признаюсь в неведении моем, нежели поставлю что-либо гадательное вместо истины, и единственного да не отыму побуждения ко чтению сего повествования во истине.

Но не гадательным предположением назвать можно, если скажу, что воспитанием своим в Сухопутном кадетском корпусе положил он основательное образование прекрасныя своея души. Ибо в душе своей более предуспеть мог, нежели в разуме, скончав жизнь свою тогда, когда юношескою крепостию мозга представления, воображения и мысли, проницая друг друга, первые полагают украшения верховного нашего члена, главы; когда разум, хотя собрав посредством чувств много понятий, не имел еще довольно времени устроить их в порядок, дабы и последнее возбуждало первое, преходя все между стоящее.

Успехи Федора Васильевича в науках побудили тогда тайного советника Теплова взять его к себе в должность секретаря, с чином титулярного советника. По издании Рижского торгового устава, при составлении которого он много трудился, получил он чин коллежского асессора. Люди, ослепляющиеся внешностию и чтущие в человеке чин, а не человека, завидуя ему и предуказуя его возвышение, обучалися уже его почитать заранее; но сколь не равных с ними он сам о себе был мыслей, доказал то самым делом.

Императрица Екатерина, между многими учреждениями на пользу государства, восхотела, чтобы между людьми, в делах судебных или судопроизводных обращающимися, было некоторое число судей, имеющих понятие, каким образом отличившиеся законоположением своим народы оное сообразовали с деяниями граждан на суде. На сей конец определила послать в Лейпцигской университет двенадцать юношей для обучения юриспруденции и другим к оной относящимся наукам. Будучи извещен о сем благом намерении императрицы, Федор Васильевич прибегнул просьбою к начальнику своему, да участвует в приобретении знаний, сотовариществуя юношам, избранным для отправления в Лейпцигской университет.

Узнав о его предприятии, многие из его друзей увещевали его, да останется при своем месте, и да не предпочтет неверную стезю к почестям, ученость, покровительству своего начальника, и да не подроет тем основания своего возвышения. В делах житейских, говорили они ему, все зависит от расчета и уловки. Кто в них следует единому рассудку и добродетели, тот небрежет о себе. Благоразумие, а иногда один расторопный поступок далее возводят стяжающего почестей, нежели все добродетели и дарования совокупно. Положим, что государь истинное достоинство только награждает и пристрастен не бывает николи; но если бы возможно было ему, хотя одному, быть беспристрастному в своем государстве, все другие начальствующие в его образе таковы не будут; ибо если он возможет чужд быть родству, приязни, дружбе, любви, хотя потому, что равного себе не имеет, то кого найдешь ему подобного. Сверх же того, он малого токмо числа отечеству, или ему служащих, сам по себе знает истинные заслуги, о всех других судит по слуху, награждает того, кого назначают вельможи, казнит нередко того, кто им не нравится. Из нескольких миллионов ему подвластных едва единое сто служат ему; все другие (источая кровавые слезы, признаться в том должно), – все другие служат вельможам. Доказательства для сего не нужны. Скажу только одно: посмотри на поступающих в чины; кто чин, или место, или награждение какого бы рода ни было получит, обязанным себя, да и справедливо, почитает благодарить за то вельможей. Одного благодарит за то, что его рекомендовал государю, другого за то, что не был ему противен, третьего, чтобы вперед не говорил о нем худо. Государь нередко бывает в сем случае не что иное, как корабль, направляемый тем ветром, который других превозмогает. Итак, оставь пустую мысль и тщетное намерение быть известным государю, в низком состоянии следуй начатому пути и предуспеешь.

Положим, что ты пребыванием своим в училище приобретешь знания превосходнейшие, что достоин будешь управлять не токмо важным отделением, но достоин будешь венца; неужели думаешь, что тебя государь поставит на первую по себе степень? Тщетная мечта юного воображения! По возвращении твоем имя твое будет забыто. Вместо того, что ты известен ныне чрез твоего начальника, о тебе тогда и не воспомянут, ибо не удостоит тебя государь, может быть, воззрения, отвлеченный от того или правления заботою, или надменностию сана своего, или завистию вельможей, которые, осаждая непрестанно престол царский, претят проникнуть до него достоинству. А если истекает на него награждение, то уделяют его всегда в виде милости, а не должным за заслуги воздаянием. – Ты поместишься в число таких людей, кои не токмо не равны будут тебе в познаниях, но и душевными качествами иногда ниже скотов почесться могут; гнушаться их будешь, но ежедневно с ними обращаться должен. Окрест себя узришь нередко согбенные разумы и души и самую мерзость. Возненавиден будешь ими; поженут тебя, да оставишь ристание им свободно. А если тогда начальник твой будет таковых же качеств, как и раболепствующие ему, берегись, гибель твоя неизбежна.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *