Пение в церковном хоре

Содержание

Желание петь — блажь или призвание?

Желание петь на клиросе испытывают многие. Стоит ли воспринимать тягу к церковному пению как призвание? Нужно ли реализовывать свое желание? Возможно ли это? Принесет ли это пользу Церкви? Об одном таком опыте — рассказ от первого лица в нашей сегодняшней рубрике.

Изначально я очень сильно сомневалась в том, что мне стоит воплощать в жизнь свое желание петь в церковном хоре. Однако обстоятельства складывались таким образом, что не встать на клирос означало бы непослушание настоятелю храма, который я посещала. А на это я решиться не могла.

Окраинный храм, небольшой женский коллектив. Почти у всех была основная работа, и на клирос многие приходили при наличии свободного от нее времени. Священники и тому были рады — с певчими было не густо. Многие из нас послушно пели стихиры, тропари и нотные песнопения, на которые указывал регент, но самостоятельно в уставе не разбирались и без регента службу спеть не могли. Однажды пришла я пораньше, время начала Литургии неумолимо приближалось, а регент и другие певчие опаздывали. Священник выглянул из алтаря и, увидев одного певчего, удовлетворенно кивнул: ему и невдомек, что этот певчий — дуб-дерево и в одиночку даже «Господи, помилуй» в нужном месте не споет. Когда я поняла, что батюшка может начать службу, не дожидаясь прихода опаздывающего регента, — сбежала с клироса сломя голову. Стыдно, конечно, но это лучше, нежели претерпеть позор потом, во время службы. После второго такого происшествия я начала задумываться о том, что со своим образованием в этой области надо что-то делать.

Оказалось, что учиться церковному пению в Саратове человеку, занятому на основной работе с 8 до 17 часов, особо и негде. Но мне несказанно повезло…

Спасите наши уши!

Однажды мне поступило предложение петь в храме во имя святого праведного Лазаря Четверодневного, что на Ново-Елшанском кладбище. Желающих быть там певчими не было: и добраться сложно, и прихожан особо нет в связи с удаленностью от города. И как-то все сходилось на мне: живу недалеко, в Жасминном, есть свой автомобиль, желание подтянуть свой уровень в области церковного пения и возможность сделать это, не травмируя слух прихожан.

Несколько вечеров перед первой Литургией, которую мне предстояло спеть самостоятельно, со мной позанималась регент Никольского храма. Она упорядочила в моей голове знания и навыки, и я стала понимать ход службы, а также вполне сносно пропевала основные песнопения. Больше времени на занятия не было — приближались выходные и мое первое «одиночное плавание».

Как только началась служба, меня парализовал страх. Отчего?! Ход Литургии я выучила, священника знала давно, свечница — добрая знакомая, а алтарник — тот вообще живет со мной по соседству. Больше в храме никого не было, кроме Сил бесплотных. «Вот в них все и дело!» — это я потом прочувствовала душой. Впоследствии трепет перед службой возникал всегда, даже когда я уже была уверена в своих силах. Я поняла, что богослужение — самое важное, что происходит на земле. А человек, участвующий в нем, несет колоссальную ответственность за качество и каждую секунду этого таинственного действа.

На той, первой, Литургии я читала и пела как в тумане, от страха совершенно ничего не соображая. Подошел черед чтения Апостола. На ватных ногах я вышла к центральному аналою и на возглас священника из алтаря: «Премудрость!» зачем-то вместо фразы «К Галатам послания святаго апостола Павла чтение» торжественно изрекла: «Вонмем!». Единственное, на что в тот момент хватило моего парализованного страхом ума, — понять, что сморозила я что-то не то… Повисла звенящая тишина. Мне эта минута тишины показалась вечностью, я покачивалась на ватных ногах, борясь с желанием упасть в спасительный обморок. Священник меня из ступора вывел, ситуацию исправил, я прочла послание к Галатам и с горем пополам допела-таки Литургию.

На всенощном бдении, которое сложнее Литургии, я первое время тоже выкидывала фортели. Бедные батюшки, которые служили в Лазаревском храме посменно! Все они понимали, что деваться от меня некуда. Певчих, умеющих самостоятельно, в одиночку пропеть всю службу, в городе тогда можно было пересчитать по пальцам…

И вот буквально за несколько последних лет ситуация в нашем городе переменилась. Я даже немного завидую тем, кто учится петь сейчас, потому что перед этими людьми открыты большие возможности получить глубокие знания, и ничьи уши от их ученических ошибок не пострадают!

Любители-отличники

Любительские хоровые коллективы сейчас есть практически во всех саратовских храмах, а в некоторых помимо любительских взрослых хоров существуют и детские.

Я пообщалась с регентами любительских церковных хоров, интересуясь у них, можно ли научиться церковному пению, не имея музыкального образования. Есть ли шансы научиться красиво петь, если ваш голос не услаждает слух собеседника? Возможно ли это, если вы немилосердно фальшивите, а петь очень хочется?

— Было бы желание, — говорит Ирина Катарьян, регент Ильинского храма поселка ВСО города Саратова. — Я никого не отсеиваю. Слух можно выработать, голос поставить. Все зависит от трудолюбия человека, и нередко приходится замечать, как люди с меньшими вокальными данными оставляют позади тех, кому дарован хороший слух и голос. Наши любители сейчас уже поют Литургию по субботам. Я считаю, что практика очень важна и именно применение знаний на богослужениях ускоряет обучение.

— С любительским хором очень приятно работать, — рассказывает Мария Никитина, преподаватель церковного пения в певческой школе Петропавловского храма Саратова. — Они как дети-отличники: их важное качество — усердие.

— В певческой школе Петропавловского храма преподается чинопоследование богослужения (устав), церковнославянский язык, вокал и непосредственно пение, — рассказывает регент любительского хора Виктория Усова. — Любители поют на вечернем богослужении по пятницам и на Литургии по субботам. В праздники выезжают на богослужения в села, где нет певчих. Сейчас у нас обучается 30 человек.

Наталья Федотова занимается с любительским хором храма во имя святителя Митрофана Воронежского.

— Хор существует с июля 2015 года, — рассказывает Наталья. — Учим пока Литургию (обиход) и тропарные гласы. Результаты уже есть. Конечно, приходится много времени тратить на обучение новичков нотной грамоте, потому что основная масса учеников музыкального образования не имеет, но это преодолимое препятствие.

В бывшем здании семинарии по адресу Радищева, 24 работают курсы церковного пения, организованные миссионерским отделом Саратовской епархии. Обучение проходит также по нескольким направлениям — от постановки дыхания и голоса до изучения чинопоследования Божественной литургии, всенощного бдения, молебна и панихиды.

Зачем это нужно?

Много в России вымерших сел-призраков. А где-то в глубинке жизнь еще теплится. Например, в старинном русском селе Синодское Воскресенского района Саратовской области численность населения когда-то достигала 2500 человек. В центре села стоял каменный, с колокольней и престолом во имя Святой Живоначальной Троицы красавец храм. В советские годы он был разрушен, а Синодское, как и многие другие российские села, пришло в упадок. И вот в 2015 году общине было передано здание бывшей сельской конторы для совершения богослужений.

Воскресное утро, к храму тянутся немногочисленные прихожане, и каждый несет с собой или везет на санках по небольшому полену — в храме установлена дровяная печка. По большим праздникам в Синодское приезжает служить командированный из Саратова священник, а по выходным из Саратова прибывают миссионеры — Надежда Анатольевна Попова и Олег Федорович Злобнов. Приезжают, потому что это нужно верующим жителям Синодского. Олег посещает курсы миссионерского отдела епархии, Надежда ходит на курсы церковного пения. В Синодском они служат обедницу мирским чином и читают часы. Надежда поет, Олег Федорович после службы объясняет прихожанам суть главы Евангелия и Апостола, которые читались в этот день.

Прихожан мало, всё больше старушки.

— Конечно, печально видеть, что в храме только немощные бабушки, — говорит Надежда. — Но согревает мысль, что первыми всегда приходят старушки, а за ними начинает подтягиваться и молодежь. И верится, что если возрождается церковь, возродится и село.

— Священников не хватает, организовать регулярные богослужения в отдаленных селах не представляется пока возможным, поэтому цель наших курсов — подготовить людей, которые могли бы послужить Церкви на клиросе, — говорит руководитель миссионерского отдела Саратовской епархии священник Дионисий Каменщиков. — Тогда жители глубинки смогут молиться в церкви не только в большие праздники, но и каждые выходные. Мы понимаем, что таких людей вряд ли будет много, потому что это настоящее подвижничество — каждые выходные отправляться в дальнее село, несмотря на погоду, самочувствие, настроение. Это настоящее жертвенное служение, и людей, на него способных, единицы. Но мы таких людей ищем.

Наверно, когда есть желание послужить Церкви, Богу и людям, и для этого предоставляются все возможности, нужно хвататься за них, чтобы спустя годы не пришлось испытывать горечь за потраченное зря данное Богом время и закопанные таланты.

Газета «Православная вера» № 02 (550)

Школы и курсы церковного пения

Для любого начинания важно желание и дальнейшие действия. Освоить церковное хоровое пение помогут, возникшие совсем недавно хоровые курсы при храмах, программа которых построена с самых азов:

  • распевки;
  • несложные произведения;
  • изучение истории храмового пения;
  • церковные гласы.

Обучение пению на клиросе сводится к несложным произведениям, состоящим из двух партий, и проходит бесплатно.

Кроме курсов, существуют целые школы церковного хорового пения. В больших городах, например, Москве, Санкт- Петербурге, их можно найти при каждом храме.

В школах обучение длится от года до трёх лет. Для желающих пройти обучение унисонному певческому искусству в Москве открыта Школа византийского хорового пения. Её адрес легко можно найти в интернете.

В школу церковного хорового пения принимают как детей, так и взрослых. Начинается обучение с:

  • нотной грамоты;
  • сольфеджио и вокала;
  • богословия;
  • текстов церковных песнопений.

Но не везде можно найти такие школы. В крайнем случае можно найти храм и связаться с регентом.

Обучение церковному пению

Вам необходимо:

  1. Научиться беглому чтению церковно-славянской литературы. Для этого нужно ежедневно читать книги и молитвослов, которые написаны церковно-славянским языком и практиковаться в его понимании и проговаривании. Этими книгам являются Часослов, Минея и Октоих. Именно они изданы на языке, считающимся основным – церковно-славянском.
  2. Следует заниматься изучением нотной грамоты и сольфеджио.
  3. Не нужно самостоятельно изучать осмогласие, потому что в храмах напевы разнятся. Лучше сразу разучить напев храма, в котором хотите нести певческое послушание.
  4. В хоре ориентируйтесь на опытных певчих.
  5. При пении с хором стремитесь к точному попаданию в нужную ноту, следите за направлением звука, произношением, дыханием и громкостью.

Обучение церковному пению необходимо продолжать самостоятельно:

  1. Для этого нужно взять ноты и разучивать песнопения в сопровождении музыкального инструмента, припевая вместо слогов названия нот, прослеживая их длительности.
  2. Музыкальную партию нужно взять для сопрано, а вокальную воспроизводить для альта.
  3. Полезны также индивидуальные занятия с педагогом, который подскажет направление обучения.
  4. Следует добиваться светлого, умиротворяющего и величественного пения.
  5. Не стоит увлекаться красивой гармонией, эффектами или сложными партиями. В хоровом церковном пении слова первичны.
  6. Старание и упорный труд помогут через год довольно прилично исполнять произведения на клиросе.

Обучение пению на клиросе

Клирос – место в храме, где находятся певчие. Исторически церковное пение сводилось к одноголосью и монотонности. Их исполнение не отличалось сложностью. Современный клирос – это многоголосный хор, который имитирует пение ангелов. В больших храмах он имеет правую и левую часть, в одной поют любители, в другой профессиональные исполнители. Клирос располагается на возвышении перед алтарём.

Чтобы начинать обучение пению на клиросе необходимо:

  • иметь музыкальный слух;
  • красивый по тембру голос;
  • желательно иметь музыкальное образование.

Если музыкального образования нет, то нужно начинать с самостоятельного изучения нотной грамоты. Пение на клиросе предполагает быстрое чтение нот с листа. Многократное повторение и упорство позволят овладеть этим навыком.

Подготовке к богослужению нужно уделять на неделе около пяти часов. Во время репетиций происходит спевка с другими певчими, определение положения в хоре, которое зависит от высоты голоса.

Хоровое исполнение на клиросе должно оказывать сильное воздействие на слушателей. Чтобы достигнуть подобного результата нужен большой труд. Он заключается в регулярных репетициях, изучениях и нюансировках репертуара, распевания.

Виды богослужебного пения:

  • Знаменное или крюковое пение, в котором хор исполняет одногласие. Этот вид древнего церковного распева предшествовал современной нотной записи музыкальных произведений. Он записывается специальными значками «знамёнами» или «крюками».
  • Партесное пение, где включается много голосов.
  • Обиход, в который входят несложные повседневные богослужебные песнопения.

Школа церковного пения осмогласие

«Осмогласия» или «восьмигласия» является основным фондом церковной музыки, в котором каждый глас соответствует определённому дню недели.

Начинается каждый глас в воскресный день, прододжается до субботы и сообщает седмице благодатное настроение воскресного дня. Этот глас имеет господствующее положение в богослужении во время всей седмицы.

  • Первый – Пасхальный, звучит светозарно, величественно, взмывает в Небо стремительно и легко, настраивая душу на возвышенную волну духовной радости и Божественного величия. Воскресный праздник Святой Пасхи составлен в первом и пятом гласе.
  • Второй – Великой Субботы. В нём отражается переходное состояние от временной жизни к вечной. Он нежный, располагающий к любви, состраданию, отражает тонкие переживания души.
  • Третий – является размышлением о тайне Горнего мира. Он отличается плавностью и степенностью, но все же является твёрдым и мужественным. Песнопения третьего гласа содержат небесную радость, хвалу и свет. В воскресном тропаре третьего гласа изображается Воскресение Христово в виде источника всеобщей радости.
  • Четвёртый – быстрый и торжественный, возбуждающий радость. Глас светлого торжества. Он отличается торжественностью, но не триумфом первого гласа. Четвёртый глас имеет оттенок покаянности и напоминает о греховности человеческого существа.
  • Пятый – служит завершением и углублённым распевом первого гласа. В его песнопениях слышен призыв поклонения и приветствие: «Радуйся!». Для него характерна радостная печаль.
  • Шестой – служит продолжением второго гласа. Мелодия его печальная, передаёт скорбь, и небесное утешение. Если второй глас является гласом исхода, то шестой – глас погребения. На него положены каноны утреней службы в Великий Четверг, Великую Пятницу и Великую Субботу. Большинство песнопений преподобным отцам и святителям поются на шестой глас.
  • Седьмой – плагальный третьему гласу. Количество музыкальных строк и песнопений в нём отличается скудностью. У греков он именовался «тяжёлым». Характер его – мужественный. Тексты и мелодия просты и величественны, но за простотой спрятана глубокая, великая и непостижимая суть. Песнопения седьмого гласа говорят о веке наступающем, ещё неведомом и об Иерусалиме Небесном.
  • Восьмой глас – плагальный к четвёртому. Он отражает полноту совершенства высоты Небесного над земным. Мелодия Восьмого гласа печальная и умилительная.

Основные песнопения осьмигласия можно найти в нотном двухтомнике «Октоих», старинной церковной книге. В ней находятся нотные обозначения основных песнопений восьми гласов, которые используются в обиходе.

Роль пения в воскресном Богослужении

Воскресное богослужение является основной функцией Церкви. Регулярная посещаемость и организация богослужения в воскресный день – это тот труд, к исполнению которого призвана Церковь.

Великим благословением является воскресное богослужение, переоценить значение этого действия невозможно. Оно является актом поклонения Святому Началу – Богу.

Недавно на одном из регентско-певческих форумов в интернете прочитала: певчие, мол, церковная «элита»: ни дисциплины, ни молитвы, масса высокомерия и самомнения. Хотела было возмутиться, но… передумала. Потому что, к великому моему сожалению, определенная толика правды в этой филиппике присутствует. Моя цель заключается не в том, чтобы напугать желающего петь в церковном хоре — хочется, чтобы новичок, пусть и в общих чертах, но представлял, что его ждет и к чему надо быть готовым.

Когда у человека, пришедшего в церковь, заканчивается новоначальный период, он понимает, что быть христианином — дело совсем непростое. Намного быстрее певчий-новичок понимает, что Богу петь трудно. Хорошо, когда певчий «вырастает» из детского хора — основные премудрости ему уже известны, да и сам процесс вхождения в хор протекает безболезненно. Беда в том, что такой «переход» совершают единицы. Да и не каждому храму под силу воспитывать детский хор.

Обычно на клирос попадают двумя путями (не берем во внимание профессиональных певцов). В храме уже есть большой, сильный хор или даже два — «правый» и «левый» (именуемый также любительским, учебным или будничным). Прихожанин (или чаще прихожанка), исправно поющий вместе со всеми «Верую» и «Отче наш», наконец набирается храбрости, подходит к регенту и робко спрашивает: «А можно мне в хор… попробовать?». Второй вариант — в храме вообще некому петь, кроме матушки-регента, которая во время общенародного пения чутко прислушивается и наконец подходит к потенциальному певчему: «Говорят, вы три класса музыкальной школы окончили когда-то? Может, попробуете на клиросе петь?».

Человек начинает пробовать. Чаще всего на первой же спевке или службе выясняется, что он ничего не знает и не умеет. А если и умеет, то как-то не так. Пока загибал пальцы, чтобы не перепутать гласовые колена, оказалось, что пропел стихиру или тропарь, не поняв, о чем там речь. Пока следил за нотами, ектения кончилась, а помолиться так и не успел. Да и вообще служба пролетела, как одна минута, оставив физическое ощущение выполненных погрузочных работ, особенно, если хор маленький и нужно именно петь, а не подпевать. А как же «едиными усты Бога славить»? Когда молился в храме, все несколько по-иному представлялось… Вот и первое искушение новичка.

Хорошо, если человеку сразу кто-нибудь объяснит, что молитва на клиросе творится больше делом, чем словом. Благолепное пение, побуждающее к молитве предстоящих,— само по себе молитва. А то ведь не редкость певчие, которые одновременно сугубую ектению поют и помянник читают. И то, и другое получается плохо…

Бывает, что плохо спели, регент замечание сделал, и сразу — уныние и «никакая-я-не-певчая!». Хорошо спели — хочется себя похвалить: «Надо же, как у меня хорошо получается!». Мне духовник в любом случае советовал Господа благодарить. Хорошо получилось — «Слава Богу!». Плохо — все равно «Слава Богу!»… На многих клиросах есть икона покровителя певчих — преподобного Романа Сладкопевца. А я бы посоветовала еще и житие его в моменты уныния перечитывать. И думать: «А действительно ли мне хочется Богу петь, как святой Роман того желал, или я просто свое тщеславие тешу?».

Дисциплина на клиросе — притча во языцех. Особенно в больших «праздничных» хорах, где часто поют невоцерковленные профессиональные певцы. Без опозданий, разговоров и препирательств с регентом мало где обходится. Далеко не каждого регента хватает и на музыкальную часть, и на воспитательную. Да и не каждый решится «воспитывать» нерадивую приму: обидится и уйдет, ищи потом другого при небольшой зарплате…

О зарплате — разговор особый. Левые хоры обычно поют во славу Божию. Им, с какой-то стороны, проще. Хотя и здесь есть опасность впасть в прелесть: «Вот они, корыстолюбцы, за деньги поют, а я — бессребреник». У «корыстолюбцев» из правого хора своя забота: ставка маленькая и служб по графику меньше, чем хотелось бы. Ставка действительно маленькая везде, кроме больших соборов в крупных городах. Как-то я дала объявление: «Требуются певчие», указала нашу обычную ставку. Получила совет: за такие деньги ищите бабушку или дедушку из прихожан.

Кстати, тема оплаты труда — одна из животрепещущих. Ясно одно: прожить на зарплату регента или певчего нереально. Однако настоящих подвижников пения Господь милостью Своей не оставляет. Но бывает, человек думает: «Настоящий певчий разбрасываться не должен, мне нужно семью кормить, стало быть, лучше вообще петь не буду, чем халтурить». Обычно такие «бывшие певчие» в душе понимают, что не правы, но на тех, кто клирос совмещает с другой работой (а таких большинство), страшно злятся.

Впрочем, мне кажется, «бывших певчих» вообще нет. Есть люди, которые пришли на клирос подработать или получить удовольствие от процесса пения и красивой музыки — как в хоровой кружок. Настоящие певчие не приходят — их приводит Господь, и порой самыми удивительными путями. Как сказала одна моя знакомая, настоящий певчий по своей воле с клироса не уйдет. Будет переживать неудачи, молиться, учиться, но без клироса не сможет.

Православное Церковное Пение слушать онлайн

  • Прослушать 02:24

    Неизвестен

    Душа(Православное церковное пение)

  • Прослушать 07:01

    Православное церковное пение

    Православное пение

  • Прослушать 05:04

    Херувимская песнь Богородице

    Ты еси Лоза Истинная (гимн Деметре I, Православное церковное пение)

  • Прослушать 07:40

    Тувинское горловое пение

    И болгарский церковный хор

  • Прослушать 07:37

    Хуун Хуур Туу и православный Болгарский церковный хор Angelife

    горловое пение

  • Прослушать 01:07

    Дивна Любоевич

    Достойно есть. (византийский напев XV в) Дивна Любоевич | Православный Саров

  • Прослушать 07:40

    Тувинское пение

    Хуун Хуур Туу и церковный хор

  • Прослушать 02:43

    Сербские братя

    Церковное пение!

  • Прослушать 03:37

    Православное византийское

    Песнопение

  • Прослушать 02:22

    Православное Пение

    Во Царствии Твоем

  • Прослушать 07:01

    Православное Церковное Пение

    Господи, Сил Дай…

  • Прослушать 03:15

    Церковный хор

    Отче наш

  • Прослушать 00:52

    Православный хор

    Церковное пение

  • Прослушать 01:42

    Хор ф-та церковного пения Православного Свято-Тихоновского гум. ун-та

    Светилен на праздник Покрова Пресвятой Богородицы. Трубачев.

  • Прослушать 15:59

    Церковное православное пение

    С нами Бог.. и вроде поют Начальник мира, поклоняйтесь ему

  • Прослушать 01:52

    Православное Церковное Пение

    О Тебе Радуется

  • Прослушать 01:53

    Необыкновенное пение

    Тело Христово

  • Прослушать 03:14

    Православное

    Неопалимая купина

  • Прослушать 05:22

    Православный церковный хор

    Православное пение

  • Прослушать 05:27

    Церковный хор

    Господи Сил с нами буди

  • Прослушать 05:43

    Сестры

    Слава БОГУ за всё.

  • Прослушать 02:01

    Отче наш

    отче наш

  • Прослушать 02:01

    Православная молитва

    Отче наш (церковное пение)

  • Прослушать 01:54

    Хор Спасо-Преображенского монастыря Великой Метеоры. Византийское церковное православное пение.

    1-й антифон на Божественной Литургии в день праздника Преображения Господня (с канонархом)

  • Прослушать 02:30

    церковный хор

    Святый Боже

  • Прослушать 01:44

    Хор факультета Церковного пения и православной педагогики при Царицынском Православном Университете

    Третьяков. «Стихира русским святым»

  • Прослушать 03:07

    Хор Спасо-Преображенского монастыря Великой Метеоры. Византийское церковное православное пение.

    2-й антифон на Божественной Литургии в день праздника Преображения Господня (с канонархом)

  • Прослушать 01:11

    Хор Спасо-Преображенского монастыря Великой Метеоры. Византийское церковное православное пение.

    3-й антифон на Божественной Литургии в день праздника Преображения Господня (с канонархом)

  • Прослушать 03:24

    Александр Васильевич Александров

    Гимн Союза Советских Социалистических Республик (1944-1956) (Патриарший хор, пение под аккомпанемент церковного органа к 500-летию автокефалии Русской Православной Церкви, запись 1948 года, слова Маршака и Г.А.Эль-Регистана)

  • Прослушать 06:11

    Хуун Хуур Туу

    песня о «смысле жизни «

  • Прослушать 03:01

    Сретение

    Тебе поем

  • Прослушать 05:40

    Мужской хор

    Херувимская песнь староболгарского распева

  • Прослушать 02:18

    Абхазские песнопения

    Тело Христово

  • Прослушать 03:37

    Ãð

    греческое церковное пение

  • Прослушать 01:04

    Хор

    Царю Небесный

  • Прослушать 01:15

    «Markell’s Voices» choral

    Byzantine Chant: Angel seeing

  • Прослушать 04:39

    Воздвижение

    Приидите вси языцы

  • Прослушать 03:09

    Дивна Любоевич

    Херувимская песнь

  • Прослушать 02:34

    Молитва

    Иисусова молитва

  • Прослушать 03:32

    хор

    Конь

  • Прослушать 01:02

    Воскресение Христово видевше

    Воскресение Христово видевше

  • Прослушать 06:20

    Сирийская

    Музыка

  • Прослушать 02:43

    Валаам

    Душе моя, душе моя что спиши…

«Я пою в церковном хоре» — как часто приходилось мне произносить эти слова. Но значение их для меня самой с годами качественно менялось, наполняясь новыми впечатлениями и оттенками смысла, обрастая конкретными деталями. Для верующего человека всё, что он делает в Церкви,— служение. Приносит ли мое служение достойные плоды? Научаюсь ли я правильно пользоваться его духовными дарами? Ведь не случайно же Господь поставил меня на это место… А умею ли я по-настоящему ценить этот Божий подарок?

Предложение петь в храме, полученное почти семь лет назад, действительно стало для меня подарком. Я тогда только начала воцерковляться, и мне хотелось постоянно что-то узнавать о Православии, углубляться в него, хотелось поскорее стать частью всей этой величественной красоты, открывавшейся мне. Мечтала ли я петь в церкви? Конечно, мечтала, но как-то шепотом, как о несбыточном: «Может быть, когда-нибудь?.. Как это было бы хорошо!». И вдруг, всего через четыре или пять месяцев с момента моего сознательного вступления в Церковь меня зовут: приходи, научим.

Храм, куда меня пригласили, маленький, мало известен саратовцам, располагается на территории областной больницы в Смирновском ущелье. Освящен в честь иконы Божией Матери «В скорбех и печалех Утешение». Службы здесь проходят по воскресным дням и по особым праздникам. Идеальные условия, чтобы попробовать себя на новом поприще. Одновременно с этим, однако, я испросила благословения петь иногда на клиросе храма в честь Покрова Божией Матери, прихожанкой которого в то время была. Именно для того, чтобы научиться — ведь там настоящий, профессиональный хор.

Певчие, пришедшие на клирос, как и я, «из народа», сталкиваются с несколько большим количеством трудностей, чем их профессиональные коллеги. Основная проблема — отсутствие навыка «чтения» музыки, когда ты не просто воспроизводишь заученную мелодию, а именно читаешь незнакомый или малознакомый музыкальный текст. Поешь ноты, попадая с одной на другую в любых комбинациях, как будто складываешь буквы в слова. Оказалось, что знать музыкальную грамоту для этого ничтожно мало.

Но трудности меня совершенно не пугали. Ничем не обоснованная уверенность в своих силах и огромное желание петь в храме помогли мне. «Дорогу осилит идущий!» — таков был мой настрой.

Мне, конечно, несказанно повезло с тем коллективом, в который я попала. Подавляющее большинство певчих Покровского храма были профессиональными музыкантами и просто хорошими людьми. Старшие коллеги с огромным терпением относились к моим профессиональным недостаткам и помогали их искоренять. Мне посчастливилось работать с несколькими регентами, и каждый из них дал мне что-то свое для понимания церковного хорового пения. Основные профессиональные навыки я получила под руководством Натальи Серовой. Благодаря ей я усвоила главное — нужно быть предельно внимательной к так называемым мелочам. Точнее, понимать, что мелочей в нашем деле просто нет. Дисциплинированное пение исключительно по руке регента, четкая артикуляция, чувство ансамбля, умение слушать партнеров, умение держать партию — вот важнейшие уроки первых лет. В это же время я пыталась освоить и правильное формирование и подачу звука. Но основные сдвиги в этом направлении произошли благодаря уже другому регенту — Татьяне Михайловне Нечкиной. Она смогла найти самые точные и понятные для меня слова, чтобы мое пение приблизилось к требуемым нормам. Последний регент, с которым я работала,— Михаил Толчин. С ним у меня была возможность хорошо попрактиковаться в чтении незнакомого музыкального текста и почти избавиться от страха перед этим.

Сейчас я уже не пою в Покровском храме, но остаюсь певчей больничного храма в честь иконы Божией Матери «В скорбех и печалех Утешение». С регентом и моей духовной сестрой Ольгой Еремчук мы поем чаще всего вдвоем, что, конечно, существенно отражается на подборе репертуара. Дуэт не в силах полноценно передать красоту православных песнопений. Но мы делаем все для того, чтобы реализовать опыт, полученный в Покровском храме. Ведь в церкви петь плохо недопустимо. Мы не имеем права своими запинками, ошибками или небрежностью помешать тончайшему и важнейшему процессу — беседе души с Богом, стоянию человека пред Лицом Божиим.

С самого начала, как только я встала на клирос, у меня возникло ощущение, будто я на службе впервые. Надо было заново учиться сосредоточенности на молитве, запоминать последовательность богослужения, заучивать уже, казалось, давно знакомые слова песнопений. Но как по-новому при этом открывалось для меня и богослужение, и само Православие! Только на клиросе я узнала, что существует суточный богослужебный круг, а также недельный и годовой, узнала принципы их построения и взаимодействия, узнала, какие существуют типы служб, их особенности. А богослужебные тексты — это безграничный источник познания веры. Это неизмеримые по своей красоте и глубине слова, в которые вложено столько святости и любви к Богу, что иногда страшно их произносить: душа замирает! И замечательнее всего то, что изучение богослужебного устава, наблюдение за тем, как строится служба именно в этот день недели, в это число месяца, в этот год, никогда не может наскучить. Это связано с самим принципом действия устава, с его подвижностью.

Мы стоим близко к алтарю и иногда слышим слова молитв, которые произносит там священник. Тогда происходящее в храме и уже, казалось, давно познанное обретает для нас еще большую глубину. Помню, однажды услышала, как после причащения прихожан батюшка произнес, погружая в Чашу вынутые из просфор частички: «Омый, Господи, грехи всех поминавшихся здесь Кровию Твоею честною…». Это меня так поразило! То есть о тех людях, имена которых мы пишем в обеденных записках о здравии и упокоении, священник сначала молится на проскомидии, а потом просит смыть их грехи Кровью Христовой. Сердце содрогнулось — так живо откликнулась в нем Крестная смерть Спасителя. Смерть Бога за каждого человека, который был и только еще будет на земле…

Теперь я понимаю, почему церковную службу называют живым богословием. В центре всего — жертва Христова, совершаемая здесь и сейчас. А вокруг этого центра действуют, сплетаясь между собой, прошлое (в виде библейских образов и воспоминаний подвигов святых угодников), настоящее (сам факт совершения богослужения) и будущее (заключенное в значении Таинства Евхаристии для человека). Соприкосновение с этой тайной делает, кажется, невозможным равнодушное пребывание на службе.

Но, к сожалению, у людей, работающих в храме, бывает страшное искушение — привыкание к святыне. И непонятно, как можно избежать этого и как с этим бороться. В какой-то момент я стала замечать, что, ежедневно бывая на службе, я всё меньше времени и возможности нахожу во время нее для молитвы, а всё больше занята посторонними мыслями. Сердце становилось всё безучастней. Появилась угроза того, что пение в церкви станет просто работой, пусть и любимой. Заметить в себе подобное настроение для христианина — катастрофа. И что можно в этом случае предпринять? Я попыталась взять себя в руки и старалась сохранять внимание максимально к каждому слову на службе. Господь сразу приходит на помощь даже самому скудному нашему труду. И на самом деле, после некоторых усилий через навалившуюся эмоциональную глухоту вдруг пробивается ясность. Обычно таким отрезвляющим действием обладает подготовка к Причастию. Каноны и молитвы, входящие в подготовительное молитвенное правило, прогоняют туман из мыслей и сердца, пробуждают душу: «Да буду дом Твой, причащением священных Таин, живущаго Тя имея в себе со Отцем и Духом…». Только вдуматься! Буквально каждое слово Последования ко Святому Причащению способно оживить закоснелые чувства.

Другое дело, что опасность привыкания к святыне никуда не исчезает и вряд ли исчезнет. Научиться бы только угадывать в себе это состояние души, чтобы побеждать его еще в зародыше…

Только оказавшись на клиросе, я почувствовала, что нахожусь практически в алтаре. К нотам и богослужебным книгам прикасалась почти как к святыням. Сейчас, конечно, отношение к многократно перелистанным, прочитанным и спетым октоиху, минеям, нотным сборникам иное. Это, скорее, хорошо знакомое и любимое орудие, которое берешь уверенной, но трепетной рукой. Зато я все чаще начинаю задумываться о том счастье, которое мне выпало. В своей жизни каждый может послужить Господу своей молитвой, вниманием и помощью ближнему, и это уже очень ответственно. А труждающимся в храме предоставлен как бы дополнительный шанс. И когда осознаешь, что ты являешься частью того инструмента, или, лучше сказать, организма, с помощью которого Церковь служит Богу, то радость и ликование приходят на сердце, а вместе с ними и покаяние.

Инна Стромилова
Журнал «Православие и современность» № 12 (28) за 2009 г.

Как попасть в Православный хор простому человеку?

Очень многие православные активисты, уже долгое время ходящие в церковь, мечтают стать певчими и петь на клиросе. Это послушание во все времена считалось одним из самых почетных в православной церкви, ведь певчий участвует в создании таинства церковного богослужения, своим голосом возносит хвалу Самому Богу. Между тем, в каждом храме уже есть, как правило, свой сложившийся коллектив православного хора, укомплектованный всеми необходимыми голосами, да еще и «запасные игроки» на случай различных форс-мажорных обстоятельств есть, поэтому попасть туда бывает очень непросто.

Но отчаиваться все равно не стоит: в православных хорах, как и в любом коллективе, присутствует понятие текучки, поэтому в любом случае, даже если надежды немного, стоит подойти к регенту и оповестить его о своем желании – возможно, уже через несколько месяцев он пригласит Вас на освободившееся по какой-то причине место. Абсолютно положительной чертой православного пения является то, что на многие клиросы берут людей, имеющих весьма слабое представление о церковном пении – по словам регентов, их намного проще обучить петь в церковном хоре, чем тех, кто уже имеет светское вокально-музыкальное образование.

Требования к православному активисту, желающему петь на клиросе

Следует сразу отметить, что православные хоры бывают разных уровней, возглавляются людьми с разными характерами и видением, соответственно, и требования к претенденту на место в хоре могут выдвигаться совершенно различные. На один клирос могут взять «с нуля», а на другом потребуют опыт и будут придирчиво прослушивать. Безусловно, на первое место выходит наличие слуха и умение хоть как-то попадать в ноты. Однако, не нужно думать, что у выпускников Гнесинки шансов больше: то, что человек прекрасно владеет эстрадным или джазовым вокалом, вовсе не означает, что ему покорится и духовное пение, не считая уже того, что пение в хоре значительно отличается от пения соло. Но, в любом случае, даже если Вы прошли прослушивание, знайте, что самое сложное только начинается. Вам придется в максимально короткое время выучить наизусть огромное количество текстов православных песен и песнопений, изучить церковный богослужебный устав, ознакомиться с разными стилями церковного пения. Но самое сложное в православном хоре – это научиться своим голосом создавать молитвенное настроение у прихожан храма.

Тексты православных песен и песнопений — как научиться церковному пению?

Певчие, уже имеющие определенный опыт пения в православном хоре, советуют хороший и проверенный способ самоподготовки для тех, кто твердо решил испробовать на себе клиросное послушание: скачать музыку и тексты православных песен, богослужений и распеваться дома самостоятельно, ну и, конечно, изучать теорию: историю церковного пения, гласы, стили (человек, отличающий партесное пение от знаменного распева, уже имеет преимущества перед остальными). Кроме того, они говорят о том, что не стоит обольщаться по поводу высокой духовности и «не пыльности» этого послушания: часто в православный хор берут людей, далеких от церкви, просто за редкий тембр или другие вокальные достоинства. Но даже если на клиросе все сугубо верующие, это не означает, что здесь, как и в любом коллективе, нет склок, зависти, недовольства друг другом. Кроме того, сама по себе эта работа тяжела физически: приходится стоять на ногах и работать связками по несколько часов подряд, а что уже говорить о ночных службах на Пасху и Рождество?

Прибавить к этому частые спевки – и становится понятно, что православный активист, стремящийся на клирос, должен располагать немалым количеством свободного времени. И, прежде чем проситься в тот или иной православный хор, нужно уточнить финансовую сторону вопроса: во многих храмах работа певчих базируется на общественных началах и не оплачивается.

С тегами: молитва религия христианство

Как научиться петь на клиросе.

Для начала, разберем, что же такое клирос. С древнегреческого – клирос переводится, как — жребий, владение. Это места, расположенные в православном храме, на которых во время богослужения находятся певчие и чтецы. Вдоль иконостаса с двух сторон идет возвышение, которое называется солея. По краям солеи, расположены клиросы для чтецов и хоров. Основным на «Клиросе» являются ноты богослужебных песнопений.

Для того, чтобы учиться петь на клиросе, недостаточно знания молитвословия, вокально музыкальных навыков или же нотной грамоты. Необходимо выучить не только гласы церковных песнопений, но и понимать суть церковной службы.

Гласы – это православное песнопение, состоящее из восьми ладов, можно сказать «стандарт» для исполнения.

Существуют гласы нескольких типов: тропарь; стихира; прокимен.

И для каждого из них установлены разные напевы, чтобы пение было грамотным, в соответствии с произношением текстов и их музыкальным оформлением. И если вы поставили себе цель – учиться петь на клиросе, нужно знать не только гласы по счёту, но и их типы.

Учиться петь на клиросе непросто, необходимо каждый день заниматься длительными распевами. Слушая тот или иной напев гласа, петь про себя, а потом уже начинать учить свою партию. Можно использовать видео или аудио уроки, далее, уже без включенного аудио или видео материала начинать петь, читая ноты, правильно воспроизводя звуки.

Так же можно договорится об индивидуальных занятиях с опытным преподавателем, который объяснит ошибки и подскажет пути их исправления.

Для начала, используйте:

  • литературу, написанную на церковнославянском языке (Псалтырь (книга псалмов), Библия, молитвенник)
  • ноты песнопений (желательно сразу разучивать напев того храма, где вы собираетесь петь на клиросе).
  • диктофон, на который можно записать свое исполнение или общее звучание хора, позже можно воспроизвести запись, отрепетировать, и исправить возникающие огрехи.
  • компьютер, воспользуйтесь интернетом, где вы найдете множество материалов от том, как научиться петь на клиросе.

Главное желание учиться петь на клиросе, и вы можете использовать свои навыки и умения в любом православном храме.

Как попасть в церковный хор?

Анастасия Смирнова 7 2 года назад Студент педагогического вуза, Культуролог, занимаюсь церковным пением.

Часто требуют, чтобы ты был воцерковленным. Ведь главная цель церковного хора — прославление Господа. По опыту знаю, что люди, не живущие церковной жизнью часто уходят из хора, не пробыв и месяца. Им тяжело.

Если ты действительно определился, что ты хочешь петь в церковном хоре и жить без этого не можешь, тогда следуй к своему духовному отцу и настоятелю храма и бери благословение на то, чтобы петь в храме. Дали? Молодец, первый шаг сделан. Потом иди к регенту хора. Не всегда берут новичков, ты должен это понимать. Если ты знаешь ноты — это ничего не значит. Ты должен держать свою партию, должен чувствовать гармонию, как минимум разучить пару обиходных песнопений для тренировки. Еще по опыту могу сказать, что важно знать стихирные и тропарные гласы. Это тебе очень поможет.

Если регент согласился тебя прослушать — ОТЛИЧНО. Обычно дают пропеть какое-нибудь легкое произведение, либо спеть на слух гамму. А дальше все зависит от согласия регента. Не обижайся, если первые полгода ты будешь тихо мяукать свою партию за спинами солистов, все через это проходят, потом ты наберешься опыта и будешь радовать прихожан своим красивым голосом 🙂

Работа у певчего трудная и обычно не оплачивается. Часто многие думают, что хор поет только раз в неделю — на воскресной литургии утром. Но это не так. Церковный хор может петь ежедневно утром и вечером + венчания, панихиды, отпевания и проч.

Удачи!

Теперь, собственно, как это делается

1. Подходите к церковной кассе (где продаются свечи) и спрашиваете —
«как зовут настоятеля этого храма и когда он служит»? Настоятель — это собственно, начальник прихода, его «директор», и именно он координатор всех процессов в отдельно взятой церкви. Без настоятеля ничего не делается и вам общения с ним не миновать. Узнав, когда настоятель служит, Вы просто просите его на пару слов. Обычно после службы.
2. Итак, вы подходите к настоятелю и говорите «Здравствуйте, меня зовут так-то и так-то… Я хочу петь в церковном хоре. У меня есть/нет (нужное подчеркнуть) музыкальное образование, есть/нет (нужное подчеркнуть) опыт пения на клиросе, готов/не готов (нужное подчеркнуть) работать бесплатно».
Настоятель очень быстро взвесит ваши шансы, и если они ненулевые (если вы мужчина — шансы слегка возрастают, так как мужиков на клиросе традиционно не хватает), то он даст контакты регента — «директора» хора.
И направит вас для беседы уже с ним. Если же настоятель явно вас отшивает (видно, что приводит аргументы, по которым вы петь не можете), тогда спросите его «есть ли при церкви школа церковного пения, куда вы готовы ходить». Если есть — спросите, как туда попасть. Если нету — вежливо попрощайтесь и извинитесь за отнятое время.
3. На этой фазе предполагается, что настоятель вас все-таки не «отшил» и направил к регенту. Расслабляться рано. Регент часто просто «за настоятеля» грамотно отшивает, вдобавок регент уже профессионал в пении (и уж точно он про себя думает именно так), поэтому к беседе добавится ваше естественное волнение (если, конечно, вы не пели до этого 15 лет по разным клиросам).
Итак, подходите к регенту и вам придется повторить уже ему все то, что вы сказали настоятелю, после чего вы можете предложить регенту прямо сейчас спеть с ним вдвоем что-нибудь простенькое (чтобы регент мог оценить приятность/скрипучесть вашего голоса).
Обычно уверенность в таких вопросах работает в плюс. Если у регента есть хоть какой-то интерес к новым певчим, он уделит вам время. Если у регента интереса нет (его все устраивает в текущем составе) — что ж, попробуйте его спросить про то, есть ли школа церковного пения в городе. Если да — попросите координаты и попрощайтесь. Если нет — просто попрощайтесь. Вы пока не можете устроиться на клирос. Собственно, это тяжелая работа и вашу потерю (ну или упущенные возможности, как уж вам больше нравится) нельзя назвать трагичной.
4. Предположим, регент все-таки согласился вас принять на испытательный срок. И назначил вам время, когда прийти уже на общую спевку (проще говоря, репетицию), в которой участвуют уже все работающие на клиросе люди. От вас теперь требуется не сжечь себе нервы и не испугать уже работающих хористов. Есть несколько советов.

  • Не используйте много церковных слов/выражений на спевке и вообще в общении. Певчие, как правило, начинают про такого человека думать так «ой, пришел мега-православный, который подослан настоятелем, чтобы шпионить за нами, он будет нам портить пение, но будет на хорошем счету у настоятеля». Будьте сами собой, не ведите себя слишком раскованно, но и пугливой мышкой быть не надо (иначе сделают вывод, что от вас толку, как от дохлой мухи, все таки исполнение музыкальных произведений требует некоторой доли исполнительской храбрости).
  • Оденьтесь добротно и хорошо. Бедно одеваться не в плюс вам просто потому, что певчие тут же начнут думать «вы любой ценой хотите пробиться в левый хор и отнять службы у уже работающих певчих». Вы этого пока не знаете, но у певчих все службы лимитированы и за каждую идет драка (потому что настоятель не разрешает всем выходить по желанию, есть лимит на кол-во человек на будничной «левой» службе). Покажите, что вы на все готовы на праздничных службах по выходным, но вы человек работающий и деньги у вас есть (даже если это приукрашенная реальность)
  • Настройтесь на то, что хорошее расположение вам будет первое время оказывать только регент. Певчие очень боятся разрушить хрупкий мирок, который у них складывается за время их работы — это и баланс рабочей нагрузки, и распределение авторитета в коллективе, и поэтому никто не будет «ставить на темную лошадку». К Вам будут относиться с холодной вежливостью, а в особо запущенных случаях — с холодной НЕвежливостью )) Если хотите петь по настоящему — вам придется это все перенести.
  • Само собой, не опаздывайте. Придите пораньше, осмотритесь. Предложите взять домой ноты, чтобы их изучить (это, конечно, если вы не читаете с листа как компьютер, но такое встречается очень редко, во всяком случае в провинции). Если вы какие-то ноты домой взяли, докажите что дома их смотрели. Берите не много. Два-три произведения, но потом покажите, что стали петь их лучше (иными словами, продемонстрируйте прогресс).

В целом, на этой стадии все уже зависит от реальной пользы, которую вы можете принести. Если от вас есть толк и ваш характер не вызывает ужас вас, скорее всего, оставят. Кстати, есть такой секрет — если хотите, чтобы вас точно оставили, предложите читать на клиросе — псалтырь или часы. Начните с того, что выучите текст этих молитв назубок, чтобы в любое время дня и ночи могли отчеканить эти тексты как робот. Певчие ненавидят читать (потому что от этого портится голос), и любому чтецу обычно рады как глотку фанты в жару. И готовность «все читать» на фазе новичка очень и очень помогает смягчить стальной блеск в глазах старых и опытных певчих ))
Ну и помните. Если Господь захочет вас видеть на клиросе — вы будете на клиросе. Это проверено.
Певчий будет петь на небесном клиросе…

История

Самым древним жанром христианской богослужебной музыки является псалом, заимствованный первыми христианами у иудеев. Псалмы Давида в Ветхозаветные времена пелись не только в качестве обязательной части богослужений в единственном на земле Иерусалимском храме, но и в многочисленных синагогах в разных городах, и даже в домашних молитвах. Сам Иисус Христос часто пел псалмы со своими учениками:

И, воспев, пошли на гору Елеонскую.
(Мф. 26:30)
И, воспев, пошли на гору Елеонскую.
(Мк. 14:26)

Переведённые с еврейского языка на греческий язык и на латынь, псалмы остались в основе христианского богослужения. Исполнялись они в один голос — в унисон, как это было принято у иудеев, но без инструментального сопровождения.

Однако, уже апостол Павел авторитетно свидетельствует об активном участии христиан в сочинении различных Новозаветных молитв и песнопений:

Когда вы сходитесь, и у каждого из вас есть псалом, есть поучение, есть язык, есть откровение, есть истолкование, — все сие да будет к назиданию. Если кто говорит на языке, двое, или много трое, и то порознь, а один изъясняй.

По данным византийского историка V века Сократа Схоластика, уже в I веке епископом Антиохийским Игнатием Богоносцем в христианское богослужение введено особое антифонное пение. В след за этим выработалась особая (псалмодическая) манера исполнения псалмов, — медлительная речитация, не допускающая выражения эмоций. Вместе с текстами псалмов эту манеру исполнения унаследовала и Литургия.

Ещё в античных временах в музыке древних греков установился и закрепился Пифагоров строй, благодаря чему появились — натуральные (Церковные тоны) диатонические лады (ладовые звукоряды, гармонии), присущие традиционной народной и религиозной музыке. Некоторые из них легли в основу особых церковных напевов — гласов:

  1. дорийский,
  2. фригийский,
  3. лидийский,
  4. миксолидийский.

Позже появились ещё 4 — производные (косвенные, побочные — лат. toni plagales):

  1. иподорийский, начинающийся с ноты «ля», и имеющий доминанту на 6-й ступени,
  2. ипофригийский, начинающийся с «си», с доминантой на 7-й ступени,
  3. иполидийский, — с «фа», с доминантой на 6-й ступени,
  4. ипомиксолидийский, — с «ре», с доминантой на 7-й ступени.

Так получилось восемь гласов — Осмогласие. Впервые эти гласы предложил епископ Амвросий Медиоланский, но ввёл в общецерковную практику — Григорий Двоеслов папа Римский. Каждому песнопению подбирается какой-либо один из этих восьми гласов, чья мелодия в наилучшей степени соответствует количеству слогов в каждой отдельной смысловой фразе и последовательной ритмике ударных и безударных слогов старогреческого оригинала богослужебного текста. В исключительных случаях создаются специальные мелодии различных подобнов и самогласнов.

Каждый глас имеет несколько вариантов торжественности и сложности, в зависимости от степени важности момента богослужения:

  • стихирный (для стихир),
  • седальный (для седальнов),
  • тропарный (для тропарей),
  • кондакарный (для кондаков),
  • ирмосной (для ирмосов),
  • эксапостиларный (для ексапостилариев),
  • и другие.

Преподобный Роман Сладкопевец в VI веке обогатил церковную музыку кондаками. В VII веке благодаря преподобному Андрею архиепископу Критскому, в церковную музыку, как особый музыкальный жанр, прочно вошёл канон (песнопение), а в VIII веке преподобный Иоанн Дамаскин окончательно закрепил музыкальную систему осмогласия (Октоих).

При переводе церковных песнопений с греческого языка на латинский, сирийский, грузинский, армянский, арабский, церковнославянский или на любой другой язык, стихотворная метрика изначального текста полностью утрачивается. Кроме того, у многих народов Востока существуют музыкальные интервалы, меньшие полутона (четвертитон, трететон, шестинатон, микротон и т.д), что существенно меняет всю мелодию церковной музыки.

Папа Григорий I

В Западной Европе в VIII—IX веках сложился стиль богослужебного пения, названный «григорианским» в честь папы Григория I, поскольку традиция приписывала ему авторство большей части песнопений римской литургии. Одноголосное григорианское пение (или григорианский хорал) предусматривало разные, но строго определённые степени распева для различных частей литургии — от речитации до мелодически развитых и напевных построений. При этом в целом манера исполнения оставалась строгой, сдержанной, с плавными переходами, постепенными подъёмами и нисхождениями. Распев строго подчинялся тексту, который и определял его ритмику; при этом в хоре церковном присутствовали исключительно мужские голоса. В григорианском пении различаются два типа исполнения: антифонное — чередование двух хоров и респонсорное — пение солиста чередуется с небольшими репликами хора.

Основу как римско-католического, так и православного богослужения составляли библейские тексты; постепенно к ним добавлялись новые части, специально сочинённые, однако имена авторов этих текстов нам по большей части неизвестны: либо история их не сохранила, либо авторство оспаривается (как, например, папы Григория I). Таким же анонимным изначально было и музыкальное оформление, которое вырабатывалось в процессе отбора, переработки и унификации. Григорианское пение развивалось и усложнялось вместе с текстом литургии, и уже в IX веке на его основе складывались ранние формы церковного многоголосия — 2-голосный органум. В дальнейшем своём развитии многоголосие вытеснило григорианский хорал.

К XII веку органум развился в трёх- и четырёх-голосный дискант, а затем и в более сложные формы; на их основе, в свою очередь, в XIII—XIV веках развивались крупные формы хоровой церковной музыки — месса (разраставшаяся постепенно) и мотет.

Начиная с XI века в Западной и Центральной Европе медленно (поначалу это дорогостоящее новшество могли позволить себе только церкви крупнейших городов), но неуклонно распространялся орган; с ним в церковь пришло инструментальное сопровождение, строго регламентированное, как и всё в тогдашнем римско-католическом богослужении: звучание органа придавало торжественность определённым частям богослужения.

Православная церковь не приняла «органное гудение»; здесь единственным инструментом по-прежнему оставался человеческий голос. В католической же церкви на протяжении веков орган оставался единственным допущенным инструментом, значительно позже появились струнные, и уже в XVII веке, в эпоху барокко, в церковный обиход вошло чисто инструментальное произведение для струнных — sonata da chiesa (церковная соната), разновидность трио-сонаты.

После оккупации Юго-Западной Руси Литвой, а затем — католической Польшей и венграми, в русском православном пении были заимствованы техника и стиль западноевропейской партесной музыки. В Русском государстве, и особенно в Российской империи, уже с XVII века укоренялась мода на всё европейское, в том числе и в церковном пении. Поэтому распространённые мелодии (чаще всего Киевских напевов в четыре голоса), звучащие в храмах современной Русской православной церкви, не имеют ничего общего с древнерусскими знаменными и, тем более, с византийскими распевами.

Музыка в католическом богослужении

Начиная с X века в монодические хоралы начали проникать тропы — вставки гимнографических (то есть свободно сочинённых) текстов, и секвенции. Тридентский собор в середине XVI века положил этому конец, запретив тропы и все секвенции, кроме четырёх: Victimae paschali (Пасхальной жертве), Veni Sancte Spiritus (Приди, Дух Святой), Lauda Sion (Хвали, Сион) и Dies irae (День гнева) Томмазо да Челано, ставшей основной частью канонической заупокойной мессы (реквиема). Позже была канонизирована и Stabat Mater францисканца Якопоне да Тоди.

Тем не менее отгородиться от мира церкви не удавалось — на рубеже XVI—XVII веков крупнейшие соборы уже располагали собственными инструментальными капеллами (которые могли выступать и вне церкви), что отражалось и на эволюции традиционных жанров церковной музыки.

Мотет

Основная статья: Мотет

Мотет, родившийся во Франции в XIII веке, не является сугубо церковным жанром: мотеты с самого начала сочинялись и на светские тексты, с использованием светских мелодий в качестве cantus firmus. Но сложность этого жанра хоровой музыки, в котором одна мелодия полифонически соединялась с одной, двумя, а то и тремя другими и при этом каждый голос пел свой текст, затрудняла восприятие текста. В результате за пределами церкви мотет превратился в род «учёной» музыки, на которой композиторы оттачивали и демонстрировали своё мастерство. В церкви же мотет постепенно упростился — в XV—XVI веках Жоскен Депре, Орландо Лассо, Джованни Габриели и Палестрина уже писали однотекстовые мотеты, строго вокальные, без инструментального сопровождения, хоровые сочинения, официально одобренные католической церковью.

Месса

Основные статьи: Месса (музыкальное произведение), Реквием Джованни Пьерлуиджи да Палестрина

Самые ранние из известных нам авторских месс относятся к середине XIV века и принадлежат французу Гильому де Машо — многоголосные хоровые сочинения (точнее, обработки ординария) «Месса Нотр-Дам» и «Турнейская месса». Выдающимся образцом нидерландской школы XV века считается месса Mi-Mi Йоханнеса Окегема; ему же принадлежит и самый ранний из дошедших до нас реквиемов.

Многоголосные обработки григорианских напевов мессы создавались на рубеже XV—XVI веков и в Германии, при капелле императора Максимилиана I, в первую очередь Xенриком Изаком и его учеником Людвигом Зенфлем.

В эпоху Возрождения исполнение католической мессы постепенно эволюционировало от хора исключительно a cappella к чередованию хора и органа в манере alternatum (когда каждый стих сначала поёт хор, затем повторяет орган) и, наконец, уже в XVII веке, а где-то и раньше — к хору в сопровождении струнных инструментов. Сонаты для различных составов инструментов в отдельных разделах службы могли заменять хоровые части. Так, известная Sonata sopra Sancta Maria Клаудио Монтеверди предназначалась для исполнения во время вечерней службы.

Однако распространившиеся к середине XVI века усложнённое полифоническое пение и сольные органные музицирования во время богослужения вызвали реакцию со стороны церковного руководства: тот же Тридентский собор постановил очистить григорианский хоральный репертуар от более поздних наслоений и потребовал от композиторов большего внимания к слову. Образцом «посттридентской» католической культуры специалисты считают творчество Палестрины, писавшего строгие хоровые сочинения a cappella с прозрачной полифонией.

Духовный концерт

Вместе с тем в Венеции в середине XVI века родилось новое направление в церковной музыке — концертное, представлявшее собою «состязание» противопоставленных друг другу двух и более хоров. Зарождение этого направления связывают с именем Адриана Вилларта, писавшего многоголосные обработки псалмов и библейских песней (особенно магнификатов). Позже появились многохорные мотеты К. де Pope, К. Меруло, Андреа и Джованни Габриели, с богатым инструментальным сопровождением. C конца XVI века вплоть до середины XVIII в католической церкви шла борьба между традиционной «римской» школой (в этом стиле продолжали работать, в частности, Алессандро Скарлатти и отчасти Ф. Дуранте) — и новым направлением, stile moderno (ars nova, seconda prattica), стремившимся к усилению интрументального начала, с одной стороны, и, под влиянием нарождающегося оперного искусства (одним из ранних представителей этого направления был Клаудио Монтеверди), к усложнению вокала — с другой. Представители этого направления включали в мессу чисто инструментальные, нередко светского происхождения, композиции для органа или струнных ансамблей, вводили сольное ариозно-речитативное пение и т. д., — то есть уходили всё дальше от собственно церковной музыки. И в этой борьбе традиционному направлению в конце концов пришлось уступить.

Музыка в протестантском богослужении

Значительно большая по сравнению с католической открытость протестантской церкви миру и менее строгое отношение к обрядовой стороне церковной жизни отразились и на её музыкальной культуре; взаимопроникновение и взаимовлияние церковной и светской культуры, так или иначе существовавшее во все времена, в протестантизме выражено намного сильнее; наконец, и сама церковь, отказавшись от принципиального противопоставления духовного мирскому, не только проводила богослужения, но и устраивала концерты для прихожан, что в практику католической церкви вошло лишь несколькими веками позже. «Богоугодность» музыки, исполнявшейся в этих концертах, не обязывала её быть сугубо церковной.

Иоганн Себастьян Бах — кантор церкви Св. Фомы

Вместе с латинским языком протестантская церковь отказалась и от многих обрядов церкви католической и, соответственно, от связанных с ними жанров церковной музыки. С другой стороны, и сам Мартин Лютер, и его последователи слагали для церковного обихода свои песни — на родном языке.

Лютеране в Германии, а позже и пуритане в Англии изгнали из своего обихода орган, как атрибут папистской церкви; в Германии к тому же Тридцатилетняя война повлекла за собой обнищание страны и упадок музыкальной культуры; месса исполнялась исключительно a cappella. Но во второй половине XVII века орган в лютеранскую церковь вернулся, и с этого времени она значительно больше — по сравнению с католической — уделяла внимания собственно музыке, предоставляя больше прав сопровождающим инструментам, в первую очередь органу. Забота об органном сопровождении мессы или хорала лежала на органисте или канторе, которые могли как сами писать музыку, так и использовать чужие сочинения, в том числе придворного композитора Михаэля Преториуса.

Протестантская месса

Из шести частей католического ординария протестантская церковь сохранила только первые две части — Kyrie eleison (Господи, помилуй) и Gloria (Слава). При этом функция органа не сводилась к простому сопровождению хора: органные прелюдии предваряли и завершали службу; прелюдии, а также фантазии, ричеркары, токкаты могли исполняться и по ходу богослужения, — то, с чем боролась римско-католическая церковь, свободно развивалось в церкви протестантской.

Протестантский хорал

Основная статья: Протестантский хорал

Сократив мессу католическую, Мартин Лютер ввёл в богослужение так называемую «немецкую мессу»; в своём труде «Deutsche Messe» (1526) даже рекомендовал небольшим городам ограничиться «немецкой мессой», состоявшей исключительно из немецких песнопений, позже названной протестантским хоралом.

В этой части богослужения, по замыслу Лютера, община должна была хором исполнять песни и гимны религиозного характера; соответственно, и музыкальное оформление текстов, представлявших собою в одних случаях оригинальные сочинения, в других — переведённые на немецкий язык тексты из католического богослужения, должно быть несложным, доступным непрофессиональным исполнителям, — что побудило протестантскую церковь вернуться к традициям одноголосного григорианского пения.

В протестантском хорале соединилось несколько традиций: помимо григорианского хорала — традиции старых форм немецкой духовной песни, Leise (выросли из восклицаний Kyrie eleison) и Rufe (где краткие строфы запева чередуютя с протяжёнными строфами рефрена), а также песен XV века в стиле миннезингеров и ранних мейстерзингеров. Как и в мессе, здесь важная роль отводилась органу: прелюдирование на хоральные темы предваряло эту часть службы, и по ходу её могли исполняться различные пьесы, нередко импровизационные и, в противовес самому хоралу — полифонические.

Когда речь идёт о протестантском богослужении, не всегда легко сказать, что здесь является собственно церковной музыкой, а что — музыкой, допущенной в церковь благодаря её открытости: не в церкви родились как жанры токката, ричеркар, прелюдия и фантазия, и исполнялись они не только во время служб, но и в концертах; и даже для песнопений «немецкой мессы» Лютер нередко выбирал мелодии популярных в то время светских песен. Так или иначе, музыку для обихода лютеранской церкви писали крупнейшие немецкие композиторы XVII—XVIII веков, от Михаэля Преториуса и Генриха Шютца до И. С. Баха.

В англиканской церкви после её отделения от Рима в 1534 году месса ещё долгое время исполнялась на латыни, соответственно, продолжали развиваться и традиционные жанры — месса и мотет; немало сочинений в этих жанрах создано Уильямом Бёрдом. Однако уже в 30-х годах XVI века Т. Стернхолд и Дж. Хопкинс перевели на английский язык псалмы и вместе с другими композиторами сочинили для них новые мелодии. На рубеже XVI—XVII веков были созданы и многоголосные обработки псалмов. В Англии появился и оригинальный жанр церковной музыки — антем, песнопение, в котором сольные партии чередуются с хоровыми, исполняемое в сопровождении органа или струнных инструментов. Сочинения в этом жанре оставили Томас Морли, Уильям Бёрд, О. Гиббонс, Генри Пёрселл, Г. Ф. Гендель.

В эпоху Просвещения многие традиции протестантской церкви были забыты; после смерти И. С. Баха в жанре кантаты значительных произведений было создано не много, оратории на религиозные сюжеты с конца XVIII писали для концертного зала, а не для церкви. Однако в конце XIX века в Германии образовался целый ряд обществ для изучения и пропаганды старой протестантской музыки (известнейший представитель этого движения — Альберт Швейцер), и в XX веке уже многие немецкие композиторы писали протестантскую музыку: К. Томас, И. Н. Давид, Х. Дистлер, Э. Пеппинг, И. Дрислер, X. В. Циммерман…

Музыка евангельских христиан

У истоков музыки евангельских христиан стоял баптистский пастор Бенджамин Кич. Около 1673 года он заставил прихожан своей церкви в Саутуарке по окончании причастия петь гимн (ссылаясь на Мк. 14:26). Новая практика вызвала споры — в то время пение текстов, не взятых полностью из Библии, считалось «проявлением папизма» и рассматривалась как форма заученной «фиксированной молитвы», поэтому часть прихожан покидала церковь перед началом пения. Несмотря на угрозы отлучения от церкви, Кич продолжил музыкальное служение — в 1679 году он ввёл пение одного гимна «в дни общественного благодарения», а в 1697 году выпустил сборник из 37 гимнов, сочинённых для исполнения во время причастия.

Новый этап развития евангельской музыки связан с именем Чарльза Уэсли, родного брата Джона Уэсли. Чарльз написал 6,5 тысяч гимнов, воплощая в них свой христианский опыт — покаяние, прощение, освящение. К трём текстам Чарльза мелодию написал Г. Ф. Гендель. Гимны Чарльза исполнялись в общинах методистов всем собранием, иногда мужчины и женщины пели по очереди.

Традиции братьев Уэсли были продолжены «сладким певцом методизма» — Айрой Дэвидом Сэнки (1840—1908), сопровождавшим служения американского евангелиста Дуайта Муди. Сэнки удачно использовал популярные музыкальные стили как средство евангельской проповеди. Реклама служения этих двух проповедников гласила: «Муди будет проповедовать Евангелие, Сэнки будет петь Евангелие». В это же время генерал Армии Спасения Уильям Бут ввёл подражания и заимствования из «мирской» музыки. Своим критикам он отвечал: «Мирская музыка, говорите вы? Принадлежит дьяволу? Что же, если бы даже было и так, я бы отнял её у него…»

В начале XX века музыкальное служение евангельских церквей Америки находилось под значительным влиянием со стороны госпел. В это же время наметилась тенденция к созданию более профессиональной музыки. Для участия в церковных богослужениях образовывались постоянные (зачастую семейные) музыкальные группы. С ростом религиозного вещания на радио и телевидении, подобные коллективы зазвучали за пределами церкви. Во второй половине XX века это привело к созданию современной христианской музыки, как отдельного жанра поп-музыки.

Поклонение в церкви «Хиллсонг»

В России создание музыкально-певческого служения евангельских христиан связано с именем И. С. Проханова. Проханов написал 624 песни и ещё 413 перевёл из английского, немецкого, латышского, финского, эстонского. В 1902 году им был издан сборник Гусли. О концепции евангельской музыки в России Проханов писал:

Православная церковная музыка была прекрасной, но печальной… Музыка Евангельского христианского движения не могла быть печальной… я решил сделать все, чтобы Евангельская музыка была способна выражать высшую радость, которая существует на Земле, радость, источник которой есть небо.

В 1970-х годах в рядах «Движения Иисуса» (состоящего из обращённых в христианство хиппи) развивается новый стиль — «хвалы и поклонения» (worship). Первоначально стиль использовался в церквах харизматического движения, однако впоследствии проник и в другие протестантские деноминации.

Музыка в православном богослужении

Православное богослужение, в отличие от католического, является исключительно вокальным — инструментальное сопровождение не допускаются. Важнейшими жанрами православной богослужебной музыки, помимо общих для всех христианских конфессий псалмов и антифонов, являются тропарь, стихира, канон (песнопение), ектения, кондак, величание, евхаристические песнопения «Иже херувимы», «Милость мира» и др.

В полностью сформировавшемся православном богослужении пение сопровождает все его части — литургию (обедню), вечерню и утреню (в канун больших праздников — всенощное бдение) и т. д., чины крещения, венчания, погребения, а также требы — молебны, панихиды и др. Ещё в Византии для разных жанров и различных частей богослужения сложились разные манеры пения — распевы.

Распевы

Самой простой манерой исполнения была псалмодия — чтение нараспев (литургический речитатив); псалмодия предназначалась для чтения Евангелия, Апостола и Пророчеств.

Самым сложным было кондакарное пение — широкий распев, украшенный мелодическими вставками. В Византии он применялся для самых торжественных песнопений службы — кондаков (значительных по объёму гимнов, в которых строфы, исполняемые солистом, перемежались хоровыми рефренами) и киноников. Это виртуозное пение культивировалось и в Киевской Руси — для исполнения киноников, стихов из псалмов и припевов к ним. Но усложнённость кондакарного пения в конце концов стала причиной его исчезновения — уже к XIV веку.

Кондакарное пение иногда рассматривают как разновидность знаменного распева, который господствовал в русском православном богослужении с XI по XVII век. В зависимости от характера песнопения и его места в службе применялись три разновидности распева: малый знаменный, отличавшийся простотой мелодики, построенный на чередовании музыкальных строк, от 2-4 до 9 и более. Центральное место в богослужении занимал собственно знаменный, или столповой, распев, который складывался из попевок; в песнопении различные попевки соединялись, образуя единую линию мелодического развития. Выбор попевок и их последовательность определяли индивидуальную форму песнопения. Большой знаменный распев отличался богатством и развитостью мелодики, использовался обычно при исполнении праздничных стихир.

Все эти распевы были одноголосными; в середине XVII века к ним добавились новые одноголосные распевы — киевский, болгарский и греческий. Однако уже в XVI веке на Руси зарождались ранние формы многоголосного пения, а в XVII веке распространилось так называемое партесное многоголосие, которое очень скоро вытеснило знаменное пение.

Сложное партесное пение, в котором количество голосов обычно колебалось от 3 до 12, но могло достигать и 48-ми (в частности, в партесных концертах XVIII века), способствовало дальнейшему развитию не только церковной музыкальной культуры, но и светской. Появились многоголосные обработки знаменного распева, а затем и новый жанр — партесный концерт a cappella.

Русский духовный концерт

Духовный концерт, представлявший собою «состязание» двух и более противопоставленных друг другу хоров, пришёл с Запада, непосредственно — из католической Польши, в 30-х годах XVII века сначала в Малороссию, а после воссоединения с Россией, и уже в традициях русского партесного пения развивался усилиями целого ряда композиторов. Это прежде всего Василий Титов, автор многочисленных концертов и служб; сохранились также концерты Фёдора Редрикова, Николая Бавыкина, Николая Калашникова.

В отличие от западноевропейского, русский духовный концерт, в соответствии с традициями богослужения, не предполагал инструментальное сопровождение. Классические образцы сочинений этого жанра во второй половине XVIII века создали Максим Березовский и Дмитрий Бортнянский: это крупное по масштабам хоровое сочинение с контрастными приёмами изложения, с сопоставлением 3-х или 4-х разнохарактерных частей.

Примечания

  1. Житие Священномученика Игнатия Богоносца.
  2. Успенский H. Д. Псалмы // Музыкальная энциклопедия (под ред. Ю. В. Келдыша). — М.: Советская энциклопедия, 1978. — Т. 4.
  3. на западе счет гласов другой: к за каждым основным следует его побочный, а впоследствии к ним прибавлен 9-й, представляющий смесь 2-го и 8-го – лат. tonus peregrinus sive irregularis
  4. Профессор Михаил Николаевич Скабалланович «Толковый Типикон»: VI-VIII века: Осмогласие.
  5. 1 2 Григорианское пение // Музыкальная энциклопедия (под ред. Ю. В. Келдыша). — М.: Советская энциклопедия, 1974. — Т. 2.
  6. 1 2 3 4 5 Бакеева Н. Орган. — М.: «Музыка», 1977.
  7. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 Баранова Т. Б., Владышевская Т. Ф. Церковная музыка // Музыкальная энциклопедия (под ред. Ю. В. Келдыша). — М.: Советская энциклопедия, 1982. — Т. 6.
  8. Мотет // Музыкальная энциклопедия (под ред. Ю. В. Келдыша). — М.: Советская энциклопедия, 1976. — Т. 3.
  9. Левик Б. В. Реквием // Музыкальная энциклопедия (под ред. Ю. В. Келдыша). — М.: Советская энциклопедия, 1978. — Т. 4.
  10. Раабен Л. H. Концерт (произведение) // Музыкальная энциклопедия (под ред. Ю. В. Келдыша). — М.: Советская энциклопедия, 1974. — Т. 2.
  11. А. Швейцер. Глава 8. Бах в Лейпциге // Иоганн Себастьян Бах. — М., 1965.
  12. Кризис традиционного богослужения (евангельской церкви) № 17
  13. Попов В. Евангелист Дуайт Муди. «Вера и жизнь», № 3 (1988). Дата обращения 11 апреля 2013. Архивировано 18 апреля 2013 года.
  14. Эндру Уилсон-Диксон. История христианской музыки. — Санкт-Петербург: Мирт, 2001. — С. 210. — ISBN 5-88869-097-X.
  15. J. Gordon Melton. Encyclopedia of Protestantism. — New York: Facts On File, Inc., 2005. — С. 283. — ISBN 0-8160-5456-8.
  16. Жарнасек И. Оптимизм веры: жизнь и деятельность Ивана Степановича Проханова. Межцерковный диалог. Беларусь христианская. Дата обращения 11 апреля 2013. Архивировано 18 апреля 2013 года.
  17. Проханов И. С. В котле России, 1869-1933. Изложение главных фактов движения евангельских христиан в России
  18. О проекте | Знаменное пение. znamennoe.ru. Дата обращения 26 октября 2016.
  19. Соловьёв Н. Ф. Киевский распев // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

> Литература

  • Покровский А. М. Азбука крюкового пения. Объяснение главнейших начертаний древнего русского безлинейного нотописания. — М.: Синод. тип., 1901. — 43 с.: нот.

Характерные черты церковного пения

Во-первых, церковная музыка вокальна — это означает, что из православной службы исключены музыкальные инструменты — элемент, который вносит в музыку мирской дух и вызывает парение ума молящегося. “Те, кто празднуют, должны праздновать духовно…” — говорит святитель Григорий Богослов. Использование инструментов указывает на духовное младенчество.

Во время молитвы Церковь в качестве жертвы приносит вино и хлеб, и усиливает свою молитву посредством человеческого голоса. Святой Григорий Богослов пишет: “Выше всех музыкальных инструментов песнопение, которое соединяет всякую душу с божественным Смыслом…”. Святой поясняет, что музыкальные инструменты становятся между человеком и Богом и препятствуют соединению души с Ним.

Церковные песнопения, прежде всего, в Греко-православном предании, являются монофоничными. Когда поют многие, все произносят одно и то же, голос исходит как бы из одних уст. Церковь не приняла многоголосие, которое первым ввел католицизм. Это было сделано Ею, для того, чтобы избежать рассеяния и смятения, как самих певчих, так и душ, внимающих пению, и чтобы выразить единство Церкви во Христе.

Церковная музыка антифонна — то есть состоит из двух хоров — правого и левого. Или, в случае необходимости, из двух певчих на правом и левом клиросе. Святой Игнатий Богоносец, епископ Антиохийский, видел в видении ангелов, которые славили Святую Троицу антифонными песнями.

Церковное пение является частью Предания. Это значит, что в нем нет места самовольным произведениям, основанным на мгновенном вдохновении. Церковная музыка была создана с великим вниманием Святыми Отцами так, чтобы она помогала душам христиан приблизиться к Богу.

Обучение хоровому пению для взрослых и детей

Хоровое пение — это самый активный, доступный вид занятий музыкой. Огромное количество произведений для хоров разных стилей и направлений, взаимодействие с коллективом, умение слушать, слышать и подстраиваться — вот что делает участие в хоровом коллективе совершенно особым занятием.

Что входит в курс хорового пения:

Наша школа прекрасно подходит для тех, кто ищет студию, в которой можно петь в хоре в Санкт-Петербурге. Коллектив смешанный — поют в нем мужчины и женщины разных возрастов. Репертуар — эстрадно-джазовый.

Хор в школе «Виртуозы» – это:

  • вокальные ансамбли, сформированные с учетом музыкальных вкусов, вокальной подготовки и возраста участников;
  • эстрадно-джазовый репертуар;
  • руководитель — сильный джазовый вокалист и опытный педагог;
  • выступления с инструментальными ансамблями А. Станкова;
  • масса позитива и творчества

Достаточно записаться на первое занятие. Прослушивание – это не экзамен, не стоит волноваться! Человек с рождения наделяется уникальным голосом, все голоса имеют такую характеристику, как диапазон, которая позволяет объединять людей со схожими возможностями в одну хоровую партию. Для пения в хоре нужно определить, какой у певца голос. После прослушивания руководитель определяет, в какой партии (пение многоголосное!) будет петь новый хорист и предлагает индивидуальную программу развития.

Занятия проводятся раз в неделю, урок длится один час.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *