О ветхом завете

Структура Пятикнижия

Невозможно установить, существовала ли когда либо Тора как единый текст, разделенный на пять книг. Исходя из библейской критики и споров об авторстве Библии все имеющиеся данные научных исследований говорят о том, что она была составлена из текстов, написанных разными авторами в разное время. Первое традиционное упоминание деления Торы на пять книг относится к Иерусалимскому Талмуду (около III века н. э.). Во всяком случае, помимо чисто технических соображений (например, уменьшение размеров свитков, для более удобного чтения), подобное деление обусловлено структурой самого текста.

  1. Книга Бытие повествует о Сотворении мира и образовании евреев в качестве семьи;
  2. Книга Исход имеет пролог и эпилог, отделяющие её от других книг, и рассказывает об Исходе из Египта, Даровании Торы на горе Синай и строительстве Скинии — то есть оформлении сынов Израиля в качестве еврейского народа;
  3. Книга Левит посвящена в основном священническому законодательству и храмовой службе;
  4. Книги Чисел повествует о скитаниях евреев по пустыне после Исхода из Египта;
  5. Второзаконие представляет собой предсмертную речь Моисея, в которой он повторяет содержание других книг.

Книги Пятикнижия

Иврит Транскрипция Перевод Русский Ц.-слав. Латынь Древнегреческий
בְּרֵאשִׁית Бе-решит В начале Бытие Бытїѐ Genesis Γένεσις
שְׁמוֹת Шемот Имена Исход Исхо́дъ Exodus Ἔξοδος
וַיִּקְרָא Ва-икра И воззвал Левит Левíтъ Leviticus Λευιτικόν
בְּמִדְבַּר Бе-мидбар В пустыне Числа Чи́сла Numeri Ἀριθμοί
דְּבָרִים Дварим Слова Второзаконие Второзако́нїе Deuteronomium Δευτερονόμιον

Названия книг Пятикнижия

Русские названия книг Пятикнижия происходят от греческих названий, в то время как в оригинале книги названы по первым значимым словам, соответственно: Бе-решит («В начале»), Шемот («Имена»), Ва-икра («И воззвал»), Бе-мидбар («В пустыне»), Дварим («Слова»). Такой способ называния практикуется с древнейших времён, и потому можно предположить, что это — изначальные названия книг Пятикнижия. Однако существовали и другие названия.

  • Книга Бытия называется в Талмуде также «а-Сефер а-яшар» (букв. «Прямая книга»), в честь праотцов, которые были «прямыми» (то есть честными с людьми и преданными Богу).
  • Книга Исход иногда называется «а-Сефер а-шени» («Вторая книга»), поскольку следует за книгой Бытия.
  • Книга Левит также называется «Торат а-коханим» («Священнический устав»), так как законы священнослужителей и храмовой службы занимают в ней центральное место.
  • Книга Чисел называется «Хумаш а-пкудим» (букв. «Пятина исчисленных»), из-за подсчётов числа евреев, которые проводились в пустыне.
  • Наконец, Второзаконие называется также «Мишне Тора» (букв. «Повторный закон»), поскольку представляет собой повторение всех предыдущих книг.

Содержание книг Пятикнижия

  • Бе-решит (Книга Бытие) — первая книга Торы, Ветхого Завета и всей Библии. В книге Бытие описывается Сотворение мира и всего живого, а также сотворение первых людей — Адама и Евы (Хавы), первый грех (грехопадение), изгнание из Эдемского сада (см. также Адам и Ева). История Каина и Авеля (hевеля). Далее в хронологическом порядке следует описание поколений до Ноя (Ноаха). Описание Всемирного потопа. Жизнь патриархов (праотцов и праматерей будущего еврейского народа) — Авраама, его сына Исаака (Ицхака) и Иакова (Яакова). Творец даёт им обещание благословить их потомство на вечные времена, а также даровать им землю Ханаана (Кнаана) «…так долго, как долго существуют небеса над землёй». В конце книги описываются все Двенадцать колен Израиля, жизнь Иосифа в Египте и завершается переселением семьи Иакова в Египет и смертью Иакова.
  • Шемот (Книга Исход) — история Исхода народа Израиля из Египта под руководством Моисея (Моше). В книге описаны духовный путь Моисея, Десять казней египетских и сам Исход. Далее следует описание Дарования Торы еврейскому народу на горе Синай. Моисей получает от Творца Скрижали Завета с Десятью речениями (заповедями). Во время пребывания Моисея на горе Синай сыны Израиля создали Золотого тельца, вследствие чего, первые скрижали были разбиты. После того, как весь народ раскаялся в содеянном, Всевышним было даровано народу прощение, и Моисей снова поднимается на гору Синай для получения новых скрижалей. Вторые Скрижали Завета были получены в день 10 тишрея, который получил название Йом-Кипур (то есть «День Искупления»). Также в книге подробно описано устройство Скинии Завета.
  • Ва-йикра (Книга Левит) — посвящена в основном священническому законодательству и храмовой службе. Далее следуют законы духовной чистоты и нечистоты, в том числе законы Кашрута, Йом-Кипура (Судного дня) и др..
  • Бе-мидбар (Книга Чисел) — посвящена сорокалетнему странствованию евреев по пустыне до вступления в Землю Израиля: от начала второго месяца второго года до одиннадцатого месяца сорокового года. Далее сыны Израиля выходят из пустыни и направляются в обход царств Моава и Эдома в Землю Обетованную. Затем описывается противостояние Израиля Балаку — правителю Моава — и пророку Валааму (Биль’аму), грехопадение колена Шимона. Одержав победу, евреи направляются к царствам Ога и Сихона (Трансиорданские царства). После победы над ними израильтяне наконец подходят к границам Ханаана (Кнаана).
  • Дварим (Второзаконие) — заключительная книга Пятикнижия. Основная её часть — это наставления и пророчества сынам Израиля на все последующие поколения. Моисей подошёл к самому Иордану и мог видеть всю Страну Израиля, однако, как и предсказал Господь, Моисею не было суждено вступить в неё. Книга и всё Пятикнижие завершается смертью Моисея.

Деление книг Пятикнижия

  • Нумерация стихов и деление книг на главы имеет нееврейское происхождение. Их источник — средневековая рукописная традиция Вульгаты. Деление книг Пятикнижия на главы ввёл в XIII веке архиепископ Кентерберийский Стефан Лэнгтон. Древнейшая рукопись, содержащая деление Лэнгтона, — Парижская рукопись Вульгаты XIII века. Из Вульгаты такое деление перешло в рукописи и издания Танаха. Деление Септуагинты, которому следует русский синодальный перевод, имеет ряд отличий от Вульгаты в делении текста на главы и нумерации стихов.
  • Согласно еврейской традиции, Пятикнижие (подобно остальным книгам Библии) делится на «параграфы» — «паршиёт» (ивр. ‏פרשיות‏‎). Паршия может быть открытой (птуха) или закрытой (стума), в зависимости от начала следующей паршии: если паршия (в свитке Торы) начинается на той же строке, на которой закончилась предыдущая паршия — она называется «паршия стума», если на следующей строке — «птуха». Принято рассматривать открытые паршии в качестве основного деления текста, в то время как закрытые отмечают вторичное деление. В свитках Мёртвого моря также используется метод деления текста на открытые и закрытые паршии (хотя они и отличаются от деления Масоры). Для того чтобы свести все свитки Торы к одному образцу, Маймонид (XIII век) в своём труде Мишнэ Тора приводит полный список всех паршиёт Пятикнижия, взяв за основу знаменитый кодекс Танаха «Кетер Арам Цова» (известный как «Алеппский кодекс»). Согласно этой версии, Пятикнижие содержит 669 паршиёт: 290 открытых и 379 закрытых. В современных изданиях выделение разделов в Торе обычно производится в соответствии с системой, намеченной Маймонидом. Деление текста на стихи обозначается масоретским подстрочным знаком силлук. Понятие стиха (пасук) как подразделения внутри раздела известно из Талмуда.
  • Другое еврейское деление текста Пятикнижия — деление на парашот (ивр. ‏פרשות‏‎). Пятикнижие поделено на 54 (53) раздела — парашот, которые читаются в синагогах в рамках годичного цикла. Подобная система использовалась, главным образом, в Вавилоне, откуда распространилась на все еврейские общины. В Земле Израиля было принято иное деление — на 154 или 167 секций, называемых седарим, в соответствии с трёхлетним циклом синагогального чтения.

Происхождение Пятикнижия

Согласно традиционному взгляду, Пятикнижие, то есть собственно Тора в узком смысле, представляет собой единый документ Божественного откровения, с начала и до конца записанного самим Моисеем. Исключением являются последние восемь стихов Второзакония (где рассказывается о смерти Моисея), относительно которых существуют два мнения: первое — и эти стихи также были продиктованы Богом и записаны Моисеем; второе — они были дописаны Иисусом Навином (Иехошуа бин Нуном).

В Чис. 12:6—8 указывается, что способ, каким Бог общался с Моисеем, отличен от того, каким все другие пророки получали Его откровение: других пророков в эти мгновения покидали реальные человеческие чувства, и только Моисею откровение было дано, когда он находился в полном сознании, «устами к устам… и явно, а не в гаданиях…»; более того, «и говорил Господь с Моисеем лицом к лицу, как бы говорил кто с другом своим».

По мнению исследователей (в основном такая точка зрения восходит к немецким библеистам девятнадцатого столетия), Второзаконие отождествляется с «Книгой Торы», найденной в Иерусалимском храме в 622 году до н. э. в царствование Иосии (Иошияху), что описано в 4Цар. 22; четыре другие книги Пятикнижия были канонизированы во времена Ездры (Эзры) и Неемии (Нехемии). «Книга Торы (Моисеевой)», введённая Эзрой в дополнение к Второзаконию, по-видимому, включала также тексты, известные нам из книги Левит и книги Чисел. В то же время многие исследователи не разделяют эту точку зрения.

Традиционный иудаизм отвергает историко-критический подход к Пятикнижию и научно-филологический анализ текста. Масоретский текст принимается как единственная авторитетная и авторизованная версия Пятикнижия (хотя и допускается, что в этот текст могли вкрасться незначительные описки). Об установлении законоучителями господствующего чтения рассказывает мидраш: «в Храме были найдены три свитка; в одном из них было написано так: , а в двух других — так: ; законоучители отвергли чтение первого свитка и приняли чтение двух других, и, в конце концов, единый согласный текст был передан в храмовые архивы». Особая коллегия, состоявшая на храмовом содержании, периодически проверяла текст. С великим прилежанием и любовью к своему делу последующие поколения переписчиков заботились о точном воспроизведении оригинала. Во избежание возможных ошибок при копировании текста были разработаны подробные правила для переписчика (Софрим). Исследование библейских текстов, обнаруженных среди свитков Мёртвого моря, которые на тысячу лет старше стандартного масоретского текста, установленного в X веке Аароном Бен-Ашером, подтвердило его аккуратность и показало неправомерность многочисленных «поправок», предложенных за последние два века.

Учёные-библеисты рассматривают Пятикнижие как результат ряда редакций с использованием различных литературных источников. Использование литературных источников в процессе создания современного текста Пятикнижия наиболее наглядно в Чис. 21:14—15, где приводится цитата из «свитка войн Яхве», а также в Быт. 5, которая приводит «свиток генеалогии Адама».

Другие признаки составной структуры Пятикнижия с точки зрения библейской критики включают в себя следующие.

  • Повторения. В рассказах Пятикнижия имеется около 25 случаев, когда история рассказывается в двух и более версиях, например, Быт. 12:10—20, 20:1-18, также 26:6-11. Часто различные версии рассказа противоречат друг другу в деталях. Примерно в 50 случаях закон даётся в двух и более версиях, причём одна из версий расширяет или пересматривает другую, например, Лев. 11:1—47 и Втор. 14:3—20.
  • Терминология. В различных частях Пятикнижия последовательно используются разные термины для некоторых названий, имён и общих понятий, причём если история повторяется дважды, то в первом варианте используется один набор терминов, а во втором варианте — другой набор.
  • Связность повествования. Части текста, выделенные по повторениям и терминологии, часто представляют собой более связное повествование, чем в исходном тексте Пятикнижия.
  • Теологическая концепция. Части Пятикнижия, выделенные с помощью повторений и различной терминологии, также обладают различными теологическими концепциями. Эти различия касаются концепции Бога, отношений между Богом и людьми, а также свободы воли и этических идеалов.

Наиболее известной теорией происхождения Пятикнижия является Документальная гипотеза, выдвинутая немецкими учёными в XIX веке и предполагающая 4 источника-документа, объединённых в результате трёх редакций. Древние эпические источники Яхвист и Элохист, записанные в период Царств, были объединены после падения Северного царства. Впоследствии к полученному документу был добавлен третий документ — книга Второзаконие. Последним был добавлен Священнический (Жреческий) кодекс, в результате этого добавления текст Пятикнижия приобрёл современную форму. Последнюю редакцию относят к периоду после Вавилонского плена.

Существуют и более радикальные гипотезы происхождения Пятикнижия. Например, представители так называемой школы библейского минимализма (англ. Biblical minimalism) утверждают, что тексты Библии написаны в эллинистический период. Одним из их аргументов является тот факт, что археологические раскопки не подтверждают фактов, изложенных в книгах Ездры и Неемии, на которых базируются многие выводы Документальной теории. Например, согласно Библии, Неемия восстановил Иерусалим и отстроил городскую стену, что произошло приблизительно в V в. до н. э. Однако по данным раскопок, Иерусалим в персидский период представлял собой крошечную деревушку размером 150*250 метров с населением не больше 400 человек, без всяких укреплений, а городская стена, приписываемая Неемии, построена только во II в. до н. э. Кроме того, нет никаких внебиблейских упоминаний о Ездре и Неемии. На этом основании минималисты делают вывод, что Ездра и Неемия являются вымышленными персонажами, а книги, названные их именами, написаны столетиями позже.

Самаритянское Пятикнижие

Самаритяне используют свой вариант древнееврейского текста Пятикнижия, который написан палеоеврейским письмом. Большинство исследователей сходятся на том, что самаритянское Пятикнижие существовало уже в III веке до н. э. Первое знакомство европейских исследователей с этим Пятикнижием относится к 1616 г..

Началась дискуссия исследователей Библии о сравнительных достоинствах самаритянского и масоретских текстов Пятикнижия. Наиболее полный сравнительный анализ осуществил Г. Ф. В. Гезениус в труде «О происхождении самаритянского Пятикнижия» (на латинском языке; 1815 г.). Гезениус доказал, что масоретский текст ближе к оригиналу, чем самаритянский. Последний всегда предпочитает более простые слова там, где первый даёт архаическую или сложную форму. Традиционное произношение, сохраняемое при чтении самаритянами Пятикнижия, обнаруживает близость к языку свитков Мёртвого моря. Наиболее значительное текстуальное отличие самаритянского Пятикнижия от масоретского — вставка после Исх. 20:14 (и Втор. 5:18) длинного отрывка, представляющего собой главным образом стихи (Втор. 27:4) и 11:30. Это, безусловно, сознательное видоизменение текста, которое вместе с рядом других, менее значительных изменений призвано «подтвердить» утверждение самаритян, что гора Гризим близ Шхема — «избранное место», то есть место центрального Храма.

Пятикнижие в христианстве

В христианстве велись дискуссии о том, насколько заповеди Моисея, данные в Пятикнижии, могут быть применимы к христианам. В англоязычной литературе выражение Biblical Law in Christian Context также может относиться к установлениям и этическим правилам, содержащимся в Пятикнижии, в их применении к христианам, в особенности в контексте суперсессионизма (богословской теории, согласно которой отношения между Богом и христианами могут быть описаны как «замещение» или «исполнение» заветов с еврейским народом). В различных христианских конфессиях высказываются различные точки зрения — от полного отрицания какого-либо применения закона Моисея христианами, до частичного их приятия и (в различных протестантских деноминациях, например, у адвентистов седьмого дня и представителей некоторых других направлений христианства, которые утверждают, что христиане должны отмечать в качестве дня отдыха субботу, а не воскресенье — в соответствии с Пятикнижием Моисея) до учения о полном соблюдении христианами постановлений Пятикнижия.

Хотя христианская традиция считает Пятикнижие богодухновенным, в христианской традиции (как и в иудейской) чаще всего отрицается необходимость соблюдения всего Закона Моисея христианами, но для доказательства используются различные аргументы и различные мнения о том, какие из постановлений Моисея всё же могут также относиться к христианам. Наиболее часто исключение делается для Десяти заповедей, а ритуальные, церемониальные и гражданские законы считаются отменёнными. См. также Новый Завет в богословии.

Этот раздел не завершён. Вы поможете проекту, исправив и дополнив его.

> См. также

  • Шестая и седьмая книги Моисея (англ.)русск.

Примечания

  1. Спиноза Б, Богословско-политический трактат.
  2. Friedman R. E. Who Wrote the Bible? (Harper San Francisco) (1987, new preface 1997) ISBN 978-0060630355
  3. Иерусалимский Талмуд, Санхедрин 10:1
  4. 1:1-7; 40:36-38
  5. Талмуд, Авода зара 25а
  6. «Галахот гдолот», «Мишна Брура»
  7. Мишна, Меггила 3:5, Мидраш Шир а-Ширим Раба 5:20
  8. Мишна, Иома 7:1 и др.
  9. Сифрей, Втор. 160; ср. Втор. 17:18; Талмуд, Авода зара 25а
  10. Берейшис > Берейшис > Тора с комментарием Раши (inline) | Еврейская библиотека
  11. Втор. 11:13—21
  12. Шмойс > Шмойс > Тора с комментарием Раши (inline) | Еврейская библиотека
  13. Исх. 1-18
  14. Исх. 19-24
  15. Исх. 25-31; 35-40
  16. Вайикро > Вайикро > Тора с комментарием Раши (inline) | Еврейская библиотека
  17. Лев. 1-10
  18. Лев. 11-15
  19. Лев. 16
  20. Бемидбар > Бемидбар > Тора с комментарием Раши (inline) | Еврейская библиотека
  21. Чис. 1-24
  22. Чис. 22-24; 31:8, 15-16
  23. Чис. 21
  24. Дворим > Дворим > Тора с комментарием Раши (inline) | Еврейская библиотека
  25. Втор. 34
  26. Талмуд, Мегилла 3а
  27. Существует, однако, мнение, что эта система в древности существовала также и в Земле Израиля.
  28. Сегодня это деление взято за основу чтения Торы в некоторых консервативных и реформистских синагогах.
  29. Талмуд, Баба Батра 15а
  30. Чис. 12:8
  31. Исх. 33:11
  32. Нех. 8:1-3
  33. ср. ]13:1-2 с Втор. 24:4 и др.
  34. ср. Нех. 8:14-15, 18б с Лев. 23:39 и след.
  35. ср. ]10:38-39 с Чис. 15:20 и 18:8 и след.
  36. Сифра Втор. 35б
  37. Иерусалимский Талмуд Шкалим 4:3, Вавилонский Талмуд 48а
  38. http://isfn.skytech.co.il/articles/Wall%20of%20Nehemiah,%20JSOT%202008.pdf
  39. Пьетро делла Балле привёз в Европу приобретённую им в Дамаске рукописную копию (первое печатное издание — в составе Парижской многоязычной Библии, 1629-45 гг.)
  40. Jewish Encyclopedia: Gentiles: Gentiles May Not Be Taught the Torah Раввинистический иудаизм считает, что Закон Моисеев дан иудеям и не относится к язычникам, и только Семь заповедей Ноя должны соблюдаться неиудеями. Рабби Эмден в XVIII веке считал, что намерением Иисуса, и в особенности апостола Павла, было обратить язычников к исполнению заповедей Ноя, в то время как иудеи должны были полностью исполнять закон Моисея.

Сдаем полбиблии в музей?

И в самом деле, зачем? Ветхую одежду или мебель обычно ведь не используют, заменяют на новую. Название «ветхий» как будто подсказывает, что и первая часть Библии «обветшала», утратила для нас значение. Так ли это? Дело не только в названии (славянское «ветхий» означает просто «старый, прежний»). Прочитав Новый Завет и перейдя к Ветхому, человек нередко испытывает разочарование: и скучно бывает, и неактуально, но главное — слишком много на его страницах крови. В Новом Завете тоже не всё понятно и не всё интересно, но едва ли что-то настолько отталкивает читателя. Кто-то может подумать, что речь вообще идет о двух разных богах…

Подобную мысль высказывал богослов II века от Р. Х., Маркион из Синопа. Он учил, что существуют два бога: жестокий Творец, о котором повествует Ветхий Завет, и милосердный Бог Любви, явленный в Новом. Между ними нет ничего общего; до Христа люди якобы не знали Бога Любви и поклонялись жестокому Творцу, по ошибке принимая его за высшее божество.

Что интересно, разногласия Маркиона с традиционным христианством на этом не кончались. Чтобы «развести» два Завета, Новый ему пришлось существенно сократить. Маркион оставил всего лишь одно Евангелие и десять апостольских посланий, да и оттуда выкинул все, что касалось телесности Христа, реальности Его земной жизни. Маркион исповедовал характерный для восточных религий дуализм: всякая материя, всякая телесность — зло, и нужно избавиться от нее ради духовного совершенства, поэтому и Христос только выглядел человеком, но был лишь бесплотным духом, слетевшим с небес, чтобы рассказать человечеству об Истинном Боге. Он не рождался и не умирал на земле, страдания на Кресте, после которых Он вознесся на небо, были лишь видимостью. Разумеется, Его ученики многое перепутали и записали неправильно (такую оговорку делает практически каждый, кто желает «отредактировать» Евангелие по своему вкусу).

Это учение было отвергнуто Церковью, его несостоятельность подробно, по пунктам разбирали практически все видные церковные писатели того времени. Действительно, такое «христианство», несовместимо с самыми основами веры Церкви. Зато подходит гностикам и всяким околохристианским сектам, стремящимся использовать Библию в своих целях. Церковь, напротив, провозгласила и подтвердила не раз, что Священное Писание, состоящее из Ветхого и Нового Заветов, для нее нераздельно.

Отбросить Ветхий Завет — это значит отказаться от плоти, от человеческой природы Христа. Дело не только в том, что в Его истории исполняются пророчества и намеки, которыми полон Ветхий Завет, так что в Евангелиях значимым оказывается и место (рождение в Вифлееме), и время событий (распятие перед Пасхой), и даже отдельные детали (римские солдаты не перебили голеней Иисуса, как нельзя было ломать и костей пасхального агнца).

Дело еще и в том, что история спасения для христианина начинается не с Рождества, а с момента грехопадения человека, когда возникает сама потребность в спасении. Ведь сначала нужно понять, от чего вообще нужно спасать человечество, почему оно оказалось отделено от Бога и порабощено смерти. Об этом как раз и говорится в Ветхом Завете. Более того, его «кровавость» во многом объясняется тем, что это — честное и подробное повествование о падшем человечестве, а не святочный рассказ о чем-то милом, но совершенно нереальном. И если мы тоже будем честны, нам придется признать, что именно Ветхий Завет лучше, чем все остальные древние книги сумел эту «кровавость» обуздать и ограничить.

Ни в одной из них человеку не говорили с такой поразительной простотой «не убивай, не кради, не прелюбодействуй». В самом деле, теперь люди, для которых убийство, воровство и прелюбодеяние до сих пор остаются делом доблести и чести, хотя бы стараются замаскировать это свое отношение разными красивыми словами. В недавно вышедшем фильме «Апокалипсис» как раз показано общество, где заповедь «не убий» просто никому не приходит в голову. Не думаю, что мы хотели бы там оказаться. А ведь когда-то так жило всё человечество.

Ступени в небо

Бог готовил человечество к пришествию Христа задолго до того, как оно состоялось. Опыт миссионеров, работавших среди диких племен Океании, показывает: пока не будут усвоены представления о Едином Боге и о данном Им законе, Евангелие проповедовать бесполезно. Можно ли говорить о любви к ближнему с каннибалами, которые ближних любят так, что аж пальчики облизывают?

Впрочем, и без каннибализма в таких племенах случаются чудовищные вещи. Мне лично доводилось беседовать с человеком, проведшим двадцать лет в Папуа-Новой Гвинее. Он рассказывал, что там процветал «культ карго» (от англ. cargo «груз»). Папуасы видели в материальных предметах, привезенных белыми людьми, высшую ценность и понимали проповедь о Христе сквозь призму этого культа. Услышав, к примеру, что последовавший за Христом получит в будущей жизни в сто раз больше, чем он отдал в этой, одно племя выбрало добровольца, распяло его на кресте (!), а в могилу положило инструменты, одежду и прочие припасы, чтобы, когда распятый воскреснет, получить вместо одного топора сразу сотню.

Нет никаких сомнений, что если бы не долгие века «подготовки к Евангелию», как называли этот процесс раннехристианские писатели, никакого другого отношения к проповеди Христа нельзя было бы и ожидать. Конечно, в эту подготовку входила и проповедь языческих мудрецов-философов и учителей, внушавших своим слушателям представления о добре, справедливости и милосердии, но основную роль в ней играл все же Ветхий Завет.

В книге Бытия мы встречаем удивительный образ: Иакову снится лестница, по которой ангелы сходили с неба на землю и поднимались обратно (Быт 28:12). В каком-то смысле Ветхий Завет — та самая лестница, по которой, еще до воплощения Христа, вестники Божьей воли сходили к людям, чтобы те могли оторвать свой взор от земли, потянуться к чему-то высшему.

Мы, в конце концов, просто не поймем в Новом Завете почти ничего, если не обратимся к Ветхому. Главное его событие — крестная жертва Христа. Но что такое жертва? Зачем она нужна? Кто и по какому поводу ее приносит? Всё это можно понять только из Ветхого Завета.

Ведь человечество в самом деле было совсем не таким, как сейчас. Читая не только Ветхий Завет, но и другие тексты того времени, мы видим, что заповедь «не убий» прозвучала в мире, где убивать своих личных врагов и вообще всех, кто тебе не понравился, считалось не просто нормальным, но очень похвальным и «крутым». Поэтому Ветхий Завет — лестница, по которой человечество (прежде всего избранный народ, Израиль) восходило на ту ступень, на которой оно могло принять Евангельскую весть. И главную роль в этом играл Закон.

Закон как детоводитель

Милость и истина встретятся, правда и мир облобызаются — такие слова мы читаем в Псалтири (Пс 84:11). Это неплохое отражение самой сути Ветхого Завета. С древнейших времен его толкователи подчеркивали, что в нем сочетаются два начала: милосердие и справедливость. Они необходимо дополняют друг друга; милосердие без справедливости вырождается в попустительство злу, а справедливость без милосердия — в беспощадную мстительность.

Поэтому Ветхий Завет сначала утверждает Закон, определенные правила поведения и наказание за их нарушение — но провозглашает и милосердие к грешнику, этот Закон нарушающему. Еще в ветхозаветные времена евреи излагали суть Закона предельно кратко: «Люби Бога и своего ближнего, а все остальное — только комментарий». Действительно, одна часть Закона подробно расписывала правила богослужения, а другая — излагала правила, которых люди должны были придерживаться в отношениях друг с другом.

Сами по себе эти правила могут показаться нам — людям современного мира — архаичными и мелочными, но в ту эпоху так никому не казалось. Когда Библию начинали переводить на язык одного африканского племени, его представителей, уже принявших христианство, спросили, с чего начать. Конечно, ожидался ответ «с Евангелия» или, по крайней мере, «с Бытия», но новообращенные заинтересовались в первую очередь Левитом — скучнейшей, с нашей точки зрения, книгой, где перечислялись всевозможные обрядовые установления. Племя привыкло жить в мире, где религиозные предписания (всевозможные табу) играют огромную роль, и новая вера для них означала прежде всего новую систему табу.

Ветхозаветные правила были вовсе не случайны, не бессмысленны. Например, Господь повелел израильтянам совершать обрезание как знак их принадлежности Богу, знак завета, заключенного между Ним и Его народом. И только когда израильтяне привыкли к этому знаку, стали пренебрежительно называть своих соседей «необрезанными», стали возможны слова пророка: Вот, приходят дни, говорит Господь, когда Я посещу всех обрезанных и необрезанных: Египет и Иудею, и Едома и сыновей Аммоновых, и Моава и всех стригущих волосы на висках, обитающих в пустыне; ибо все эти народы необрезаны, а весь дом Израилев с необрезанным сердцем (Иер 9:25-26; на это место сошлется диакон Стефан в Деян 7:51). Что значит «обрезанное сердце»? Конечно, не о кардиохирургии идет речь, а о том, чтобы человек посвятил Богу не часть своего тела, но все мысли и чувства.

А позднее — и слова апостола Павла, отменяющие этот обычай для христиан: Обрезание полезно, если исполняешь закон; а если ты преступник закона, то обрезание твое стало необрезанием. Итак, если необрезанный соблюдает постановления закона, то его необрезание не вменится ли ему в обрезание? (Рим 2:25-26). То есть, если ты поступаешь по воле Божьей, тебе не нужны никакие дополнительные знаки, а если нет — они тебе не помогут. Но если бы апостол Павел обратился так к людям времен Авраама, они услышали бы в них только полное безразличие, наплевательство по отношению к Божьей заповеди. Чтобы стать исключением, сначала надо освоить правило.

Так и избранному народу, чтобы придти к новозаветной свободе, нужно было пройти своеобразную школу Закона, научиться и милости, и истине; не случайно тот же Павел называл Закон детоводителем ко Христу (Гал 3:24-25), то есть сравнивал его с рабом, который отводил ребенка в школу и забирал из нее (по-гречески именно он и назывался «педагог»). Всему самому главному должен был научить Христос, но до Его школы нужно было еще дойти.

Мы выросли из Ветхого Завета?

Но теперь-то, скажет читатель, теперь-то у нас есть Новый Завет, мы в школе, зачем нам «детоводитель»? Пусть он был важен когда-то, но эти времена давно прошли. Однако не забудем, что этот самый раб еще и забирал ребенка из школы и отводил его домой. В самом деле, можем ли мы сказать, что мы полностью выросли из Ветхого Завета, преодолели его?

Это не просто древняя история, но Священная История (так часто и называют Библию), к которой мы постоянно обращаемся в наших молитвах и размышлениях. Некоторые знают, к примеру, что на утрени в православных храмах поется канон, состоящий из восьми или девяти песней. Но все ли помнят, что эти песни, кроме последней, привязаны к Ветхому Завету (песнь израильтян после перехода через море, песнь трех отроков в печи вавилонской и так далее)?

Конечно, ритуальные предписания Ветхого Завета христиане сегодня не соблюдают (в протестантизме, впрочем, есть исключения вроде адвентистов): они не хранят субботы, едят свинину и не приносят жертв. Но все без исключения христиане призваны следовать в своей жизни тем принципам, которые заложены в этих предписаниях: уделять часть своего времени молитве и священному покою, остерегаться всякой нечистоты, наконец, жертвовать Богу и ближнему если не своих баранов, то свои силы, время, средства, дарования.

А что сказать о Законе и нормах морали? Можем ли мы с чистым сердцем утверждать, что превзошли ветхозаветные нормы ? Вовсе нет. Я был бы очень рад, если бы наши чиновники неукоснительно применяли на деле такой замечательный ветхозаветный принцип, как равенство всех и каждого перед законом, независимо от занимаемой должности и влиятельных друзей.

Или возьмем знаменитый принцип око за око, зуб за зуб (Лев 24:20). На первый взгляд, он призывает бесчеловечно калечить преступников, но на самом деле ограничивает возмездие: ты не можешь причинить обидчику большее зло, чем он нанес тебе. Как было бы здорово, если бы в международных отношениях все страны руководствовались этим принципом! Увы, до сих пор за одну угрозу выбить зуб обычно сразу сносят голову — если сил хватит, разумеется. Кстати, еще совсем недавно на площадях цивилизованных стран рвали языки и ноздри, рубили руки — но Ветхий Завет не знает калечащих человека наказаний. Даже бичевание ограничено в нем сорока ударами, чтобы от многих ударов брат твой не был обезображен (Втор 25:3). Вслушаемся: осужденный преступник — это твой брат, достоинство которого ты должен беречь даже при наказании. Мы что, это уже переросли? Еще не доросли, по-моему.

Сам Христос постоянно подчеркивал, что пришел не нарушить, а исполнить Закон. В самом деле, принципиально новое в Новом Завете — весть о чуде боговоплощения, о Христе. А многое из того, что мы обычно относим к Его проповеди, уже прозвучало в Ветхом: и «люби ближнего, как самого себя» (Лев 19:18), и даже обращение к Богу как к Единственному Отцу (Ис 63:16). Просто там эти изречения несколько теряются среди множества подробностей и деталей, а Христос приводит их с особой силой, сжато, выразительно, а главное — подает совершенный пример исполнения этих слов. В столкновениях с книжниками и фарисеями Он отрицает вовсе не Ветхий Завет, а неверное, приземленное его понимание и агрессивное навязывание таких стереотипов всем остальным.

Будьте святы!

Помимо всего прочего, призывы Нового Завета обращены прежде всего к отдельной личности, а Закон Ветхого Завета — к коллективу. «Подставь другую щеку» — это прекрасно и высоко, но это можно исполнить только в отношении себя самого. Государство не вправе подставлять щеки своих сограждан преступникам, оно обязано их наказывать, и в том, как это делать, оно вполне может руководствоваться принципами Ветхого Завета. Именно на нем и основывается множество норм современного права и просто обычаев. Откуда, интересно, взялись наши еженедельные выходные? Никому и в голову не приходило их устраивать, пока не появилась заповедь о субботе.

А для отдельного человека Ветхий Завет — это тот предел, ниже которого нельзя опускаться. Новый Завет ставит очень высокие идеалы, говоря: Итак, будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный (Мф 5:18). По сути, это значит: станьте подобны Богу! Но и в Ветхом было сказано: Будьте святы, потому что Я свят (Лев 11:45).

Обратим внимание на эту разницу. Евангелие подсказывает нам, что нет предела совершенству, Левит дает достаточно высокое, но выполнимое задание. Ведь святость в Ветхом Завете не есть некая очень высокая ступень личной праведности, но скорее обособленность, непричастность мирскому, избранность для Бога. «Будьте Моим народом!», призывает Бог израильтян и подробно объясняет, как этого достичь.

Именно поэтому очень многие места Ветхого Завета не утратили своей актуальности и сегодня. Псалтирь в православном храме звучит чаще Евангелия, ведь все богослужение буквально пронизано цитатами из псалмов. В самом деле, какая еще книга так полно и многообразно передает напряженный диалог человеческой души с Богом?

Евангелие даёт нам абсолютные ценности, но мало говорит о повседневном. Зато книги Премудрости (например, Притчи) дают множество наставлений для практической жизни. Конечно, многое изменилось в нашем быту с тех пор, как эти слова были написаны, но основные принципы, стоящие за ними, непреложны.

Наконец, именно в Ветхом Завете мы встречаем множество живых образов, близких нашему собственному жизненному опыту. Мы возмущаемся несправедливостью мира вместе с Иовом, мы торжествуем вместе с Давидом, мы плачем с Иеремией и вместе с Исайей ожидаем нового неба и новой земли. Нам есть с кого брать пример и в Ветхом Завете.

Маркион был прав в одном: если выбрасывать на помойку Ветхий Завет, то и от Нового мало что останется. Христос окажется бестелесным призраком вне времени и пространства. Нет, ветхозаветные праотцы и пророки — не просто череда фигур из древней истории, но наша собственная история, которая берет свой исток в седой древности, но сбывается здесь и сейчас. Мы в одной с ними Церкви.

Перечень Ветхозаветных Книг

Книги пророка Моисея или Тора (содержащие основы ветхозаветной веры): Бытие, Исход, Левит, Числа и Второзаконие. Исторические книги: книга Иисуса Навина, книга Судей, книга Руфь, книги Царств: 1-я, 2-я, 3-я и 4-я, книги Паралипоменон: 1-я и 2-я, Первая книга Ездры, книга Неемии, Вторая книга Есфирь.

Учительные (назидательного содержания): книга Иова, Псалтырь, книга притч Соломона, книга Екклезиаст, книга Песни Песней.

Пророческие (книги преимущественно пророческого содержания): книга пророка Исайи, книга пророка Иеремии, книга пророка Иезекииля, книга пророка Даниила, Двенадцать книг малых пророков: Осии, Иоиля, Амоса, Авдии, Ионы, Михея, Наума, Аввакума, Софонии, Аггея, Захарии и Малахии.

Кроме этих книг ветхозаветного списка, в Греческой, Русской и некоторых других переводах Библии находятся следующие так именуемые «неканонические» книги. Среди них: книга Товит, Иудифь, Премудрости Соломона, книга Иисуса сына Сирахова, Вторая и Третья книга Ездры, три Маккавейские книги. Как уже было упомянуто, так они называются потому, что они были написаны после того, как был закончен список (канон) священных книг. Некоторые современные издания Библии этих «неканонических» книг не имеют, в русской же Библии они есть. Приведенные выше названия священных книг взяты из греческого перевода 70-ти толковников. В Библии на еврейском языке и в некоторых современных переводах Библии, несколько ветхозаветных книг носят другие названия.

Итак, Библия есть голос Духа Святого, но Божественный голос звучал через человеческих посредников и человеческими средствами. Поэтому Библия есть книга, имеющая и земную свою историю. Она явилась не сразу. Писалась она многими людьми в течение длительного периода на нескольких языках в разных странах.

Православный христианин никогда не может ни в чем, ни в малом, ни в большом «войти в противоречие с Библией», счесть хотя бы одно слово устарелым, потерявшим силу, или фальшивым, как уверяют нас протестантские и другие «критики», враги Божьего слова.

«Небо и земля мимо идут, но слова Божии не мимо идут»

(Мф. 24:35) и

«скорее небо и земля прейдут, нежели одна черта из Закона пропадет»

(Лук. 16:17), как сказал Господь.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Ветхий Завет

Ветхий Завет

Первая книга Моисеева. БЫТИЕ

Первая книга Моисеева. БЫТИЕ

Глава 1

1 В начале сотворил Бог небо и землю.

2 Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою.

3 И сказал Бог: да будет свет. И стал свет.

4 И увидел Бог свет, что он хорош, и отделил Бог свет от тьмы.

5 И назвал Бог свет днем, а тьму ночью. И был вечер, и было утро: день один.

6 И сказал Бог: да будет твердь посреди воды, и да отделяет она воду от воды.

7 И создал Бог твердь, и отделил воду, которая под твердью, от воды, которая над твердью. И стало так.

8 И назвал Бог твердь небом. И был вечер, и было утро: день второй.

9 И сказал Бог: да соберется вода, которая под небом, в одно место, и да явится суша. И стало так.

10 И назвал Бог сушу землею, а собрание вод назвал морями. И увидел Бог, что это хорошо.

11 И сказал Бог: да произрастит земля зелень, траву, сеющую семя дерево плодовитое, приносящее по роду своему плод, в котором семя его на земле. И стало так.

12 И произвела земля зелень, траву, сеющую семя по роду ее, и дерево , приносящее плод, в котором семя его по роду его . И увидел Бог, что это хорошо.

13 И был вечер, и было утро: день третий.

14 И сказал Бог: да будут светила на тверди небесной для отделения дня от ночи, и для знамений, и времен, и дней, и годов;

15 и да будут они светильниками на тверди небесной, чтобы светить на землю. И стало так.

16 И создал Бог два светила великие: светило большее, для управления днем, и светило меньшее, для управления ночью, и звезды;

17 и поставил их Бог на тверди небесной, чтобы светить на землю,

18 и управлять днем и ночью, и отделять свет от тьмы. И увидел Бог, что это хорошо.

19 И был вечер, и было утро: день четвёртый.

20 И сказал Бог: да произведет вода пресмыкающихся, душу живую; и птицы да полетят над землею, по тверди небесной.

21 И сотворил Бог рыб больших и всякую душу животных пресмыкающихся, которых произвела вода, по роду их, и всякую птицу пернатую по роду ее. И увидел Бог, что это хорошо.

22 И благословил их Бог, говоря: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте воды в морях, и птицы да размножаются на земле.

23 И был вечер, и было утро: день пятый.

24 И сказал Бог: да произведет земля душу живую по роду ее, скотов, и гадов, и зверей земных по роду их. И стало так.

25 И создал Бог зверей земных по роду их, и скот по роду его, и всех гадов земных по роду их. И увидел Бог, что это хорошо.

26 И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему по подобию Нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле.

27 И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их.

28 И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими и над птицами небесными, и над всяким животным, пресмыкающимся по земле.

29 И сказал Бог: вот, Я дал вам всякую траву, сеющую семя, какая есть на всей земле, и всякое дерево, у которого плод древесный, сеющий семя; — вам сие будет в пищу;

30 а всем зверям земным, и всем птицам небесным, и всякому пресмыкающемуся по земле, в котором душа живая, дал Я всю зелень травную в пищу. И стало так.

31 И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма. И был вечер, и было утро: день шестой.

Глава 2

1 Так совершены небо и земля и все воинство их.

2 И совершил Бог к седьмому дню дела Свои, которые Он делал, и почил в день седьмый от всех дел Своих, которые делал.

3 И благословил Бог седьмой день, и освятил его, ибо в оный почил от всех дел Своих, которые Бог творил и созидал.

4 Вот происхождение неба и земли, при сотворении их, в то время, когда Господь Бог создал землю и небо,

5 и всякий полевой кустарник, которого еще не было на земле, и всякую полевую траву, которая еще не росла, ибо Господь Бог не посылал дождя на землю, и не было человека для возделывания земли,

6 но пар поднимался с земли и орошал все лице земли.

7 И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою.

8 И насадил Господь Бог рай в Едеме на востоке, и поместил там человека, которого создал.

9 И произрастил Господь Бог из земли всякое дерево, приятное на вид и хорошее для пищи, и дерево жизни посреди рая, и дерево познания добра и зла.

10 Из Едема выходила река для орошения рая; и потом разделялась на четыре реки.

11 Имя одной Фисон: она обтекает всю землю Хавила, ту, где золото;

12 и золото той земли хорошее; там бдолах и камень оникс.

13 Имя второй реки Гихон : она обтекает всю землю Куш.

14 Имя третьей реки Хиддекель : она протекает пред Ассириею. Четвертая река Евфрат.

15 И взял Господь Бог человека, и поселил его в саду Едемском, чтобы возделывать его и хранить его.

16 И заповедал Господь Бог человеку, говоря: от всякого дерева в саду ты будешь есть,

17 а от дерева познания добра и зла не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь.

18 И сказал Господь Бог: не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему.

19 Господь Бог образовал из земли всех животных полевых и всех птиц небесных, и привел к человеку, чтобы видеть, как он назовет их, и чтобы, как наречет человек всякую душу живую, так и было имя ей.

20 И нарек человек имена всем скотам и птицам небесным и всем зверям полевым; но для человека не нашлось помощника, подобного ему.

21 И навел Господь Бог на человека крепкий сон; и, когда он уснул, взял одно из ребр его, и закрыл то место плотию.

22 И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привел ее к человеку.

23 И сказал человек: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа .

24 Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут одна плоть.

25 И были оба наги, Адам и жена его, и не стыдились.

Реферат: Основные сюжеты Ветхого Завета

Введение

Ветхий Завет — первая и древнейшая книга, которая дошла до нас еще с незапямятных времен. Есть сведения, что Ветхий Завет знали еще во II-м тысячелетии до нашей эры. Множество мировых религий вышло из этого священного текста, и каждый человек просто обязан знать его.

Повествование начинается с сотворения мира Богом, когда весь свет был создан Им за 6 дней. А 7-й день был оставлен для молитвы, чтобы помнить, что несмотря на то, что вокруг превыше всего все же стоит Бог. После создания мира Бог сотворил человека по образу и подобию своему, потому что миру чего то не хватало. Следовательно, человек сначала был в полной гармонии с миром. А кто лучше всего вписывается в мир ? — конечно, ребенок. Именно детьми в духовном смысле этого слова были Адам и Ева. Но после вкушения плода они разорвали гармонию между собой и миром, за что и были изгнаны из Рая.

Сквозь всю ткань повествования проглядывает противостояние добра и зла. Божественное повеление выражает добро, искушение воплощает зло. Но что есть зло и что есть добро ? Неизвестные авторы пытаются нам это объяснить в каждом своём слове. И только после того как раз за разом читаешь эти священные слова, сквозь них проскальзывает истина. Истина, что зло неотделимо от добра, как свет и тень, как две стороны одной медали, что человек всегда через зло познаёт добро.

1. Сотворение мира.

Первым и одним из главных сюжетов Библии в целом и Ветхого Завета в частности является сотворение мира и человека. За время изучения Библии было написано немало толкований глав Священной Истории, посвященных этому событию, немало споров и философских теорий строились на них. Это объясняется тем, что первые страницы Библии, простые по форме, чрезвычайно трудны для понимания. История сотворения мира вкратце такова:

Сначала ничего не было, был только один Господь Бог. Бог сотворил весь мир. Бог сотворил видимый мир в шесть дней

Было совсем темно. Была ночь. Бог сказал: «пусть будет свет!» и настал первый день.

На второй день Бог сотворил небо. На третий день вся вода собралась в реки, озера и моря, а земля покрылась горами, лесами и лугами. На четвертый день появились на небе звезды, солнце и месяц. На пятый день в воде стали жить рыбы и всякия твари, а на земле появились всякия птицы. На шестой день появились животные на четырех ногах, и после всех, в шестой же день, Бог сотворил человека. Все Бог творил только Своим — словом; скажет Бог: пусть будет, и все родится по слову Божьему.

Человека Бог сотворил не так. Бог сначала создал из земли тело человека, а потом вдунул в это тело душу. Тело у человека умирает, а душа никогда не умрет. Своей душой человек похож на Бога. Первому человеку Бог дал имя Адам. Адам, по Божьей воле, крепко уснул. Бог вынул у него ребро и создал Адаму жену-Еву.

В восточной стороне Бог велел вырасти большому саду. Сад этот назывался — рай. Всякия деревья росли в раю. Между ними росло особенное дерево-древо жизни . Люди ели плоды с этого дерева и не знали никакой болезни, ни смерти. Бог поселил Адама и Еву в раю. Бог показал любовь к людям, нужно было и им показать чем-нибудь свою любовь к Богу. Бог запретил Адаму и Еве есть плоды с одного дерева. Это дерево росло в середине рая и называлось дерево познания добра и зла.

На первый взгляд кажется, что это древнее повествование не соответствует современным научным представлениям о происхождении мира. Но Библия и не является учебником по естественно-научным дисциплинам, в ней не содержится описания того, как совершалось сотворение мира с физической, научной точки зрения. Ибо Библия научает нас не естественно-научным, а религиозным истинам. И первая из таких истин та, что именно Бог сотворил мир из ничего. Представить подобное человеческому сознанию невероятно трудно, ибо творение из ничего лежит вне пределов нашего опыта. Желая постичь тайну начала бытия физического мира, люди впадали (и до сих пор впадают) в одно из трех заблуждений.

Одно из них не разграничивает Творца и творение. Некоторые из древних философов считали, что Бог и Его творение суть одна субстанция, а мир является эманацией божества. Согласно этим представлениям Бог, подобно жидкости, переполнившей сосуд, излился вовне, образуя физический мир. А потому Творец буквально присутствует Своим естеством в каждой частице творения. Таких философов называли пантеистами.

Другие же считали, что материя всегда существовала наравне с Богом, и Бог просто вылепил мир из этой вечносущей материи. Таких философов, признававших исходное существование двух начал — Божественного и материального, — называли дуалистами.

Третьи вообще отрицали существование Бога и утверждали извечное существование одной только материи. Таковые получили название атеистов.

Ошибки в постижении сущности Божественного творчества объясняются тем, что творчество это осуществлялось вне реальности человеческого опыта. У людей есть опыт творчества посредством науки, техники, искусства, хозяйственной и иной практической деятельности. Однако и наука, и техника, и искусство, и любой другой вид деятельности изначально располагают материалом для творчества, имея дело с объективным началом — окружающим миром. Отталкиваясь от опыта собственного творчества, люди и пытались осмыслить творение Вселенной.

Бог же сотворил мир, Вселенную из ничего — Словом Своим, Своею Всемогущей силой, Божественной волей. Божественное творение не есть однократный акт — оно происходит во времени. В Библии говорится о днях творения. Но речь идет, конечно, не о циклах в 24 часа, не о наших астрономических сутках, ибо, как повествует Библия, светила были созданы только в четвертый день. Речь идет об иных периодах времени. «У Господа, — возвещает нам Слово Божие, — один день, как тысяча лет, и тысяча лет, как один день» (2 Пет. 3. 8). Бог — вне времени. И поэтому нельзя судить о том, как долго совершалось это Божественное творение.

Уже в первых главах книги бытия проявляется великая сила Библии как литературного произведения. То, что поведал Моисей на языке своего времени, человечеству внятно даже до сего дня. Минули тысячелетия, но нет на земле такого народа, который не сумел бы понять эти древние слова. Для современного человека это прекрасные символы, образы, метафоры — замечательный язык древности, образно доносящий до нас сокровенную тайну, религиозную истину о том, что Бог есть Творец мира.

Но древние образы и метафоры не должны быть препятствием к восприятию истины о сотворении Богом мира и человека. При этом мы должны помнить, что цель библейского повествования — не дать научные ответы на вопрос о происхождении мира, но открыть человеку важные религиозные истины и воспитать его в этих истинах.

2. Грехопадение людей и изгнание их из рая.

Следующим важным сюжетом Ветхого Завета является грехопадение и изгнание человека из рая.

Недолго люди прожили в раю. Позавидовал людям диавол и смутил их на грех. Диавол сначала был добрым ангелом, а потом загордился и стал злым. Диавол вселился в змея и спросил Еву: «правда ли будто вам Бог сказал: «Не ешьте плодов ни с одного дерева в раю?» Ева ответила: «Плоды с деревьев нам можно есть; только плодов с дерева, которое растет в середине рая, Бог нам есть не велел, потому что от них мы умрем». Змей сказал: «Нет, вы не умрете. Бог знает, что от тех плодов вы сами станете, как боги,- потому и не велел вам их есть». Забыла Ева заповедь Божию, поверила диаволу: сорвала запретный плод и съела, и Адам сделал то же.

Согрешили люди, и совесть их стала мучить. Вечером Бог явился в раю. Адам и Ева спрятались от Бога, Бог позвал Адама и спросил: «Что ты сделал?» Адам ответил: «Меня смутила жена, которую Ты сам мне дал».

Бог спросил Еву. Ева сказала: «меня змей смутил». Бог проклял змея, Адама и Еву из рая выгнал, а к раю приставил грозного ангела с огненным мечом. С той поры начали люди болеть и умирать. Земля начала родить плохо. Человеку стало трудно добывать себе пищу.

Тяжело было у Адама и Евы на душе, а диавол стал смущать людей на грехи. В утешение людям Бог обещал, что на земле родится Сын Божий и спасет людей.

Рассматривая этот сюжет стоит отдельно остановиться на двух основополагающих моментах: происхождении диавола и сути грехопадения.

До начала человеческой истории грехопадение произошло в мире духовном. Часть разумных и свободных духовных существ, созданных Богом, дурно использовала свою свободу: отдалилась от своего Творца и стала носительницей зла, соделавшись его источником для всей дальнейшей истории Вселенной. Эти духи получили название «темной силы». Сатана, диавол, демоны — вот их имена.

Для того чтобы принудить людей ослушаться Бога, диавол должен был предложить им достаточно убедительную мотивацию, выдвинуть некую очень серьезную причину. И такая причина была найдена. Змий внушает жене: Бог потому запрещает вам вкушать от этого древа, что, вкусив, вы познаете добро и зло и «будете, как боги». То есть стоит лишь вкусить от древа сего — и сделаешься как Бог.

Но вот что удивительно: а не к тому же, собственно, призвал и Господь человека, создавая его по образу и подобию Своему? Ведь мы уже говорили о том, что уподобление творения Творцу есть цель, которую Бог поставил перед человеком. Человек призван развить все свои внутренние силы для того, чтобы уподобиться Богу, стать как Он. На первый взгляд цель одна и та же — и диавол говорит: «Будете, как боги» (Быт. 3. 5), и Бог говорит: «Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф. 5. 48). А между тем разница есть, и принципиальная. Бог призывает человека достичь этой цели через развитие и самосовершенствование. Такое совершенствование требует огромного напряжения сил, жизненного подвига. И Бог помогает человеку на этом пути: подает ему Свою благодать, Свою энергию, делится с ним даром Своей Божественной жизни. Тогда как диавол предлагает путь, не требующий каких-либо усилий со стороны человека и не зависящий от воли Божией. Ибо вкусить от плода, означает прибегнуть к неким силам и средствам, действующим магически, помимо Бога, и не исходящим от Него. При этом подразумевается, что человек уже не будет нуждаться в Боге, ибо сам займет Его место.

Первородный грех — это отречение человека от Бога, непослушание Богу, то есть сознательный отказ от исполнения того плана, который Господь имеет о мире и человеке, отказ от Богом определенного порядка жизни, преступление Божия закона.

3. Киан и Авель.

Библия излагает историю с религиозной точки зрения. Здесь мы находим религиозную, или, лучше сказать, Священную историю, как она именуется на языке богословия.

Первые страницы этой истории оказались печальными. Вслед за первым отречением от Бога последовало и первое убийство.

У Евы родился сын, и назвала его Ева Каином. Злой человек был Каин. Родился у Евы другой сын, смирный, послушный — Авель. Бог научил Адама приносить за грехи жертвы. Адам сожигал от своих трудов или хлеб, или овец. От Адама научились приносить жертвы и Каин с Авелем.

Один раз они вместе приносили жертвы. Каин приносил хлеб, Авель барашка. Авель усердно молился Богу о прощении своих грехов, а Каин и не думал про них. Авелева молитва дошла до Бога, и радостно стало на душе у Авеля, а каинову жертву Бог не принял. Рассердился Каин. Он позвал Авеля в поле и убил его там. Бог проклял Каина, и не было ему счастья на земле. Совестно стало Каину перед отцом с матерью, и он ушел от них. Горевали Адам с Евой оттого, что Каин убил доброго Авеля. На утешение у них родился третий сын Сиф. Он был такой же добрый и послушный, как и Авель.

В основе этого преступления лежит чувство зависти. «О, зависть, корабль осмоленный, адский, гибельный! — восклицает святитель Иоанн Златоуст. — Твой владелец — диавол, кормчий — змий, а главный гребец — Каин». Сколько несчастных на протяжении истории человечества становились жертвами зависти! Очень часто именно зависть приводила к самым страшным, кровавым конфликтам. Вспомним нашу собственную историю. Почему во время революции брат поднял руку на брата, сосед — на соседа? Не потому ли, что им внушили: если кто-то другой живет лучше тебя, то почему бы тебе не завладеть его добром? Всячески возгреваемое чувство зависти овладело душами людей и привело их к междоусобной брани, к жестокому противостоянию, обернувшемуся гибелью миллионов людей.

Каин был наказан: проклятый Богом, он стал скитальцем на земле. Но уже первые страницы Библии свидетельствуют о том, что злодеянием Каина не ограничиваются преступления рода человеческого.

4. Всемирный потоп.

Прошло больше двух тысяч лет от сотворения мира, и все люди стали злыми. Остался только один праведный человек-Ной со своей семьей. Ной помнил Бога, молился Богу, и Бог сказал Ною: «все люди стали злыми, и Я уничтожу все живое на земле. Построй большой корабль. Возьми в корабль свою семью и разных животных. Тех животных и птиц, которых приносят в жертву, возьми по семи пар, а других по две пары». Ной построил корабль или ковчег. Он сделал все так, как велел ему Бог. Затворился Ной в ковчеге, и полил на землю сильный дождь. Дождь лил сорок дней и сорок ночей. Вода затопила всю землю. Все люди, все животные и птицы утонули. Только ковчег плавал по воде. На седьмом месяце вода стала убывать, и ковчег остановился на высокой горе Арарат. Но из ковчега можно было выйти только через год после начала потопа. Только тогда земля просохла.

Вышел Ной из ковчега и прежде всего принес Богу жертву. Бог благословил Ноя со всей его семьей и сказал, что всемирного потопа больше никогда не будет. Чтобы люди помнили обещание Божее, Бог показал им на радугу в облаках.

Наказание Божие в виде потопа, смывшего грешников с лица земли, есть не что иное, как яркий религиозный символ , свидетельствующий о возможности Бога вмешаться в ход человеческой истории, дабы положить предел прегрешениям.

Потоп является также символом очищения и обновления . По словам святителя Иоанна Златоуста, Господь при помощи потопа очистил вселенную, освободил ее от скверны нечестия и «уничтожил всю закваску прежнего развращения». Тех людей, которые не раскаялись, Бог лишил жизни, дабы они не нагрешили еще больше, дабы не впали в еще худшие беззакония. А тем, кто остался в живых, дал шанс начать новую жизнь. Не случайно библейский потоп в церковной традиции воспринимается как прообраз Таинства крещения. Как в крещении. погружаясь в воду, человек преображается и обновляется, освобождаясь от прежней греховной закваски, так и в водах потопа вселенная обновилась и преобразилась.

5. Вавилонское столпотворение.

Впрочем, люди вскоре забыли о страшном катаклизме. Потоп не научил их тому, как опасен для жизни путь греха, и они снова бросают вызов Богу. В этот раз люди решили построить башню, достающую до неба, с тем чтобы сравняться с Самим Богом. Они решили делать это, опираясь лишь на свои собственные силы, игнорируя Бога, не прибегая к Его помощи. Это событие произошло в древнем Вавилоне, и завершилось оно трагически для людей. Бог, как свидетельствует Библия, смешал языки дерзких строителей и тем самым разрушил их способность работать совместно, продолжая строительство башни.

История строительства Вавилонской башни и смешения языков имеет глубокий религиозный смысл, являясь символом предприятия, совершаемого людьми без согласия и благословения Божия. Такое предприятие обречено на неудачу, а участники его лишаются взаимопонимания и становятся неспособными к сохранению общности и к сотрудничеству. История, включая отечественную, знает множество примеров того, как попытки людей построить очередную Вавилонскую башню завершались истощением ресурсов и распадом общности тех, кто дерзновенно и богохульно участвовал в таком строительстве.

6. Моисей. Ветхозаветная Пасха.

Священная история, как и всякая другая история, имеет своим основанием факты. И в этом смысле можно говорить о буквальном, историческом понимании Библии. В самом деле, Библия ведь повествует о реальных событиях, которые могут быть подтверждены из других, небиблейских источников. С одной стороны, библейское повествование требует прямого понимания и знакомства с историческими фактами. С другой стороны, эта история — Священная, и потому нас в ней в первую очередь интересует религиозный аспект: отношение Бога к людям и отношение избранного народа к Богу.

Целью Ветхого Завета было подготовить людей к принятию Мессии, Спасителя, Избавителя. И поэтому когда в мир пришел Христос, в сознании самовидцев и свидетелей этого события вся предшествующая история как бы наполнилась новым смыслом и содержанием. Первые христиане прочитывали древние страницы Библии другими глазами, нежели фарисеи. В давно минувших событиях они находили ранее недоступный людям символический смысл. Ветхий Завет открывался им как прообраз Нового Завета. Сам Господь неоднократно обращался в своих притчах, проповедях и наставлениях к событиям ветхозаветным, соединяя их с событиями Своего времени, со Своею миссией.

Перелистывая страницы Ветхозаветной истории, мы будем не только знакомиться с историческими фактами, но и пытаться отыскать в них потаенный смысл, свидетельствующий о внутренней устремленности всего корпуса Ветхого Завета к единой духовной цели — ожиданию имеющего прийти в мир Спасителя.

Иаков со своими сыновьями переселяется в Египет, и долгие годы его потомки мирно и спокойно живут в этой стране, ибо малый кочевой народ в лице Иосифа приобрел могущественного и заботливого покровителя. Тем не менее, израильтяне оставались чужеземцами среди египтян. И по прошествии некоторого времени, после смены династии фараонов, местные правители стали усматривать в присутствии израильтян на территории страны скрытую опасность. Тем более что народ израильский возрос не только количественно, но и его удельный вес в жизни Египта постоянно возрастал. И вот наступил момент, когда подозрения и страхи египтян в отношении пришельцев переросли в определенную политику. Фараоны стали угнетать израильский народ, обрекая его на каторжный труд в каменоломнях, на строительстве пирамид и городов. Один из египетских властителей издал жесточайший указ: умерщвлять всех младенцев мужского пола, рождающихся в еврейских семьях, дабы извести племя Авраамово. Но ведь именно с ним и установил Господь свой завет-союз, ведь именно израильтяне должны были хранить веру в единого Бога и подготовить себя и мир к пришествию Спасителя. И потому Господь вновь вмешивается в ход человеческой истории и спасает избранный народ, являя на нем Свою волю.

Однажды в некой еврейской семье родился мальчик, и мать долгое время скрывала его, опасаясь, что младенец будет умерщвлен. Но, когда далее скрывать его уже стало невозможно, она сплела корзинку из тростника, осмолила ее, положила туда своего младенца и пустила корзинку по водам Нила. Невдалеке от того места купалась дочь фараона. Увидев корзину, она повелела выловить ее из воды и, открыв, обнаружила в ней прекрасного младенца. Дочь фараона взяла этого младенца к себе и стала его воспитывать, дав ему имя Моисей, что в переводе означает «взятый из воды» (Исх. 2. 10). Моисей воспитывался при дворе фараона как египетский аристократ, но питала его молоком собственная мать, которая была приглашена в дом дочери фараона в качестве кормилицы, ибо сестра Моисея, увидев, что его извлекла из воды египетская принцесса, во благовремении предложила ей услуги своей матери.

Моисей возрастал в доме фараона, но знал, что принадлежит к израильскому народу. Однажды, когда он уже был взрослым и сильным, произошло событие, имевшее неисчислимые последствия. Увидев, как надсмотрщик избивает одного из его соплеменников, Моисей вступился за беззащитного и умертвил египтянина. И тем самым поставил себя вне общества и вне закона. Единственной возможностью спастись оказался побег. И Моисей уходит из Египта. Он поселяется в Синайской пустыне, и там, на горе Хорив, происходит его встреча с Богом. Моисей слышит глас Божий, он видит удивительный знак: горящий и несгорающий куст, неопалимую купину. Из этого куста до Моисея доносится повеление вернуться в Египет и вывести народ израильский из плена.

Моисей возвращается в Египет и предстает пред очами фараона, прося его отпустить народ. Но фараон не соглашается, ибо не хочет лишиться множества рабов. И тогда Бог наводит казни на Египет. Страна то погружается во тьму солнечного затмения, то ее поражает страшная эпидемия, то она становится добычей насекомых, которые в Библии именуются «песьими мухами» (Исх. 8. 21). Но ни одно из этих испытаний не в силах устрашить фараона. И тогда Бог особым образом наказывает фараона и египтян. Он карает каждого перворожденного младенца в египетских семьях. А чтобы не погибли младенцы израильские, которым надлежало покинуть Египет, Бог повелел, чтобы в каждой еврейской семье был заколот агнец и кровью его окроплены косяки и перекладины дверей в домах. Библия повествует о том, как ангел Божий, воздающий отмщение, прошел по городам и весям Египта, неся смерть первенцам в жилищах, стены которых не были окроплены кровью агнцев.

Эта последняя казнь египетская настолько потрясла фараона, что он отпустил народ израильский. Событие это стало именоваться еврейским словом «Песах», что в переводе означает «прохождение», ибо гнев Божий обошел стороной отмеченные дома. Еврейская Песах, или Пасха, — праздник избавления Израиля из египетского плена.

В символическом смысле еврейская Пасха стала прообразом грядущей Пасхи Христовой. Ведь Иисус, подобно агнцу, проливший за нас Свою невинную кровь, избавил весь род людской от пленения диаволом, от порабощения злом, а Его вольная Крестная жертва стала условием нашего искупления и спасения.

Список использованной литературы:

1. Православный библейский словарь. под. ред. Логачева, — Спанкт-Петрбург, — 1997, — с. 696.

2. Детская Библия. Библейские рассказы в картинках. Борислав Арапович, Вера Маттелмяка, — Российское Библейское общество, Москва, — 1993, — с. 542.

3. Слово Пастыря. Бог и человек. История спасения. Митрополит Кирилл, — электронная версия книги, — http://www.smolenskeparxi.ru/slovo/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *