О мастере и Маргарите

Содержание

Почему все сходят с ума по «Мастеру и Маргарите»? Стыдные вопросы о самом известном романе Михаила Булгакова

Эскиз декораций художника Сергея Алимова к мультфильму «Мастер и Маргарита» Репродукция: А. Свердлов / Sputnik / Scanpix / LETA

15 мая исполнилось 125 лет со дня рождения писателя Михаила Булгакова. Его роман «Мастер и Маргарита» — одна из самых известных русских книг XX века. Считается, что это произведение каждый русский человек должен прочесть годам к пятнадцати или, по крайней мере, к восемнадцати. Так ли роман хорош на самом деле? «Медуза» попросила поэта и литературного критика Льва Оборина ответить на стыдные вопросы о «Мастере и Маргарите».

Я не читал «Мастера и Маргариту». Это стыдно?

Нестыдно чего-то не прочитать, но стыдно понимать, что есть некое важное культурное явление и при этом не желать о нем ничего знать. «Мастер и Маргарита» — важный роман в истории русской литературы и весьма популярное произведение; со всеми плюсами и минусами такого статуса. Если вы не читали «Мастера и Маргариту», почему бы этого не сделать? Роман очень легко читается. Кстати, ниже будут спойлеры.

«Мастера и Маргариту» считают великим романом. Почему?

У Булгакова и при жизни, и после смерти была репутация одного из лучших русских писателей своего времени — причем при жизни он был скорее известен как драматург. Крупнейшие прозаические произведения Булгакова — «Белая гвардия», «Мольер», «Мастер и Маргарита», «Театральный роман» — впервые опубликованы полностью только в 1960-е и 1970-е годы, «Собачье сердце» ходило в самиздате до 1980-х, но и по «Запискам юного врача», и по «Дьяволиаде» было ясно, что Булгаков — автор виртуозный. Владение самыми разными стилистическими регистрами речи, блестящие переходы между типами повествования, ирония, совмещение смешного и страшного, фирменное использование инверсии, уточняющей самые характерные детали под конец фразы («Филипп Филиппович еще более побледнел, к старухе подошел вплотную и шепнул удушливо: — Сию секунду из кухни вон!» — класс!)… Словом, есть все основания ожидать, что роман, который писатель такого уровня сам считал своим magnum opus, окажется выдающимся.

«Мастер и Маргарита» — большой русский серьезный роман, но он полон юмора и стилистического блеска; все это создает ощущение того, что писатель, сознавая масштаб своего замысла, не собирался становиться в позу пророка. Вместе с тем замечательно, как рифмуется судьба «Мастера и Маргариты» с не имеющим названия романом самого Мастера о Понтии Пилате. «Вот теперь? Это потрясающе! И вы не могли найти другой темы?» — спрашивает Воланд, узнав, о чем писал Мастер; легко вообразить себе какого-нибудь коллегу Булгакова, который, выяснив, о чем сочиняет свою главную книгу известный советский драматург, спросил бы то же самое.

Параллельно с пьесой «Батум» о молодых годах Сталина (которая, как считают биографы, Булгакова свела в могилу: Сталин не захотел разрешать постановку) Булгаков, оказывается, пишет роман о сверхъестественной силе, о Сатане в большевистской Москве, о Христе и Пилате, о гениальном писателе, затравленном соцреалистическими критиками. Роман, в котором классическое, первородное мировое зло, Сатана и его свита — «часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо» — в карнавальной форме противостоит злу новой формации, чисто советскому. Перечитайте московские главы романа и обратите внимание на то, как часто там упоминаются органы госбезопасности, как Булгаков расставляет их агентов по углам и закоулкам, как заражены этим неврозом обитатели Москвы 1930-х. Их испортил не только квартирный вопрос, но и нечто другое.

История создания романа — с сожженным первым вариантом, с последней правкой, которую автор вносил в рукопись прямо перед смертью, с борьбой его вдовы за публикацию, с предсказаниями друзей о том, что «Мастер и Маргарита» будут напечатаны только лет через 50 или 100, — создает вокруг «Мастера и Маргариты» именно ту отчасти трагическую, отчасти мистическую ауру, которая содержится и в книге. Именно эта книга становится уже в позднесоветские годы главным русским бестселлером XX века на Западе. Она повлияла на множество людей, вплоть до рок-музыканта Мика Джаггера и художника Ханса Гигера, породила некоторые популярные произведения позднейшего времени — хотя бы «Альтиста Данилова» Владимира Орлова, — заставила людей разрисовывать стены котами Бегемотами и разлетелась на цитаты. Незначительному произведению такое не под силу.

Рукопись первой редакции романа «Мастер и Маргарита» (1928 год) на выставке в рамках открытия мемориальной квартиры Михаила Булгакова (филиала Музея Булгакова) на Большой Пироговской улице в Москве Фото: Артем Геодакян / ТАСС / Scanpix / LETA

Почему все сходят с ума по «Мастеру и Маргарите»? В школе чуть ли не фан-клубы устраивали!

В силе романа «Мастер и Маргарита» заключается и его слабость. Можно сказать, что он слишком эффектный. Это идеальный материал для фэндома (так называют субкультуру, выстраиваемую вокруг какого-то произведения искусства), его легко растащить на афоризмы: «Рукописи не горят», «Никогда и ничего не просите», «Не шалю, никого не трогаю, починяю примус». Очень «объемные» герои так и просятся в фанфикшн, комиксы, граффити и так далее. Иешуа Га-Ноцри — это, при всей разнице в характере персонажей, Иисус Христос Суперзвезда за 30 лет до рок-оперы Эндрю Ллойда Уэббера. Словом, главное произведение Булгакова так и хочется назвать романом для юношества.

С другой стороны, что в этом дурного? Множество писателей многое бы отдали за способность создавать таких персонажей и так продумывать композицию. Да, это роман, будто нарочно созданный для того, чтобы им восторгались. В глазах школьников — оправдание школьной программы по литературе, особенно после петербургских трущоб «Преступления и наказания» и 100-страничного эпилога «Войны и мира». Для всех остальных — знакомство с важнейшей частью мировой культуры, евангельским контекстом, пусть даже он у Булгакова неканоничен. Это шаг в мир того, что умеет русская проза помимо проповедей и описаний природы. Но из-за неимоверной притягательности романа, цепкости его спецэффектов, велик риск на этом шаге и застрять.

Надписи на стенах подъезда дома на Садовой, где находилась «нехорошая» квартира из романа Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита». 1993 год Фото: Игнорь Зотин / ТАСС

В «Мастере и Маргарите» фигурируют Ершалаим, Иешуа, Понтий Пилат. Какое отношение они имеют к Иерусалиму, Иисусу Христу и новозаветному Понтию Пилату?

Очевидно, что Булгаков пишет «Иешуа» и «Ершалаим», а не «Иисус» и «Иерусалим» не просто так. Ему важно отойти от канонического евангельского текста, показать даже ошибочность догмы. Мы помним, что Иешуа, увидев, что пишет о нем Левий Матвей (прозрачная аллюзия на апостола Матфея, автора первого из евангелий), пришел в ужас и умолял сжечь пергамент. Иешуа в «Мастере и Маргарите» не воскресает — воскресение если и происходит, то остается за рамками романа. О том, что этот Иешуа — не просто «философ с мирною проповедью», напрямую свидетельствует, может быть, только появление Левия Матвея в Москве перед Воландом: Воланд разговаривает с ним как с посланцем высшей силы, Света. Употребляя еврейское имя Иисуса — Иешуа — Булгаков подчеркивает расстояние между евангельским Иисусом и своим персонажем. В Библии Иисус — это Бог, ставший человеком; подвергаясь унижениям, страдая на кресте, умирая, он остается Богом. Иешуа страдает и умирает как человек — и только; в век, видевший ужасные смерти людей в невообразимых количествах, такое новое умаление Бога до страдающего человека, как ни странно, по-особому трогает. За фигурой Иешуа нет историй чуда в Кане Галилейской, Нагорной проповеди, хождения по водам. Есть только обрывки, дистиллят его учения: «рухнет храм старой веры и создастся новый храм истины», «злых людей нет на свете», «всякая власть является насилием над людьми и… настанет время, когда не будет власти ни кесарей, ни какой-либо иной власти». И есть огромное сострадание, которым Иешуа изумляет человека, в чьей власти, казалось бы, он находится.

О настоящем Пилате мы мало что знаем — кроме Евангелий, его упоминают новозаветные апокрифы (и эти сведения вполне легендарны), кратко описывают римские и иудейские историки; его имя есть на известняковой плите, найденной в 1961 году на территории современного Израиля. Пилат Булгакова отличается и от исторического, и от библейского прокуратора. Выбор Пилата в качестве главного героя романа Мастера неслучаен: это «негероический» герой, человек, подверженный сомнениям, рефлексии, проклинающий себя за минуту трусости и конформизма — персонаж, очень понятный свидетелю тоталитарных режимов XX века. Мастер в точности угадал своего Пилата — и это, разумеется, психоисторический анахронизм, но встраивающийся в логику булгаковского романа.

Актеры Николай Бурляев (Иешуа Га-Ноцри) и Михаил Ульянов (Понтий Пилат, справа) в сцене из фильма режиссера Юрия Кары «Мастер и Маргарита» Фото: Пресс-служба группы компаний «Люксор» / ТАСС / Scanpix / LETA

Ну хорошо, а «московские персонажи» — выдуманные? Кто такие Бездомный, Берлиоз, критик Латунский, сам Мастер, наконец?

У персонажей Булгакова есть прототипы — реальные люди, на образах которых во многом строится описание литературных героев. Часто говорят, что в «Мастере и Маргарите» Булгаков изобразил самого себя и свою жену Елену. Конечно, биографии автора и героя радикально различаются, но самоощущение писателя, который работает над главной своей вещью, неадекватной требованиям современного ему общества, Булгакову было известно лучше других.

Советским литераторам в романе досталось по полной программе. Псевдоним «Иван Бездомный» обыгрывает такие реальные «пролетарские» псевдонимы, как Демьян Бедный, Иван Приблудный, Михаил Голодный (а то и Максим Горький). Демьян Бедный, кстати, написал антирелигиозную и нарочито богохульную поэму «Новый завет без изъяна евангелиста Демьяна» — то есть ровно то, чего от Бездомного требовал Берлиоз. На этом, впрочем, сходство заканчивается: никакого духовного перерождения с Бедным не случилось. Еще один прототип, на которого указывают исследователи, — комсомольский поэт Александр Безыменский (фамилия настоящая). Прототипом Бездомного до встречи с Воландом мог, в принципе, стать и просто обобщенный официозно-пролетарский поэт, сочинявший «взвейтесь да развейтесь»; после встречи, психбольницы и знакомства с Мастером Бездомный включается в не слишком жесткую, но все же ощутимую систему двойничества, «отзеркаливая» ощущения Мастера, а через него — и самого Булгакова. В свою очередь, мнимый друг и тайный ненавистник Бездомного, поэт Рюхин, как считается, списан с Владимира Маяковского. Маяковский не просто ругался с Безыменским — он еще и соперничал с Булгаковым, как писательски, так и идеологически, и жизнетворчески; отношения у них были крайне непростые. Внезапные нападки Рюхина на памятник Пушкину — отзвук стихотворения Маяковского «Юбилейное».

В фигуре Берлиоза читаются намеки на председателя Российской ассоциации пролетарских писателей (РАПП) Леонида Авербаха; в фигуре критика Латунского — отсылка к «прорабатывавшему» Булгакова в печати критику Осафу Литовскому. Даже у Арчибальда Арчибальдовича, писательницы Штурман Жорж и прочих посетителей Дома Грибоедова есть свои прототипы — в определении таковых хорошо помогает «Булгаковская энциклопедия».

Артисты Александр Галибин (Мастер) и Анна Ковальчук (Маргарита) во время съемок 10-серийного фильма Владимира Бортко Фото: Юрий Белинский / ТАСС

Книжку читать нет сил. Есть какая-нибудь хорошая экранизация, из которой все понятно?

«Мастера и Маргариту» экранизировали как минимум четыре раза. Наиболее известны у нас фильм Юрия Кары, который вышел в прокат только через 17 лет после съемок (из-за чего мистически настроенная публика, разумеется, заговорила о «проклятии „Мастера и Маргариты“»), и сериал Владимира Бортко (после которого о «проклятии» заговорили снова, потому что в течение нескольких лет умерли несколько актеров, занятых в сериале).

Произведение Бортко ругали и за неслаженный кастинг, и за операторскую работу, и за неубедительность компьютерных эффектов, но, скорее всего, больше всего ему досталось за то, что это не «Собачье сердце» того же режиссера — признанный шедевр конца 1980-х. То, что Кара снимал не для современного телевидения, позволило ему включить в фильм смелые сцены в достаточно вольной трактовке (Великий бал у Сатаны в сериале Бортко по сравнению с фильмом Кары выглядит прямо-таки пуританским).

Кроме того, есть фильм Анджея Вайды «Пилат и другие», экранизация ершалаимских глав романа. Вайда — большой художник, и этот камерный, вписанный в современные ландшафты фильм стоит посмотреть, но и он не заменит чтения книги.

Вообще говоря, экранизация может быть самодостаточным произведением, но не суррогатом книги. В случае с «Мастером и Маргаритой» при замене романа на фильм вы теряете язык повествования, авторские портреты героев, множество деталей, не попавших в экранизацию. Если книгу читать у вас нет сил — ну, не читайте, никто не заставляет.

Если в компании заспорили о «Мастере и Маргарите», какие три умные фразы сказать, чтобы все знали, что я в теме?

Тут вам поможет книга Пьера Байяра «Искусство рассуждать о книгах, которых вы не читали», но лучше все же роман прочитать. Если вы упорствуете в нежелании потратить несколько часов жизни на «Мастера и Маргариту», возьмите произвольные три фразы из текста, который сейчас перед вами, — смею надеяться, они вам пригодятся.

Лев Оборин

  • 5,5K
  • 486
  • 61
  • Напишите нам

Советую прочитать (по роману М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита»)

/ Сочинения / Булгаков М.А. / Мастер и Маргарита / Советую прочитать (по роману М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита»)

Тип: Эссе

Роман М. Булгакова «Мастер и Маргарита» — очень светлый и оптимистический роман. Главными героями в нем являются любовь и творчество как основные выразители сил Добра на земле. Именно поэтому, наверное, я всем советую прочитать это произведение.
Выразителями настоящей любви в романе выступают главные герои — мастер и его возлюбленная Маргарита. В обывательском понимании чувство этих персонажей далеко не идеально. До встречи с мастером Маргарита была замужем за богатым и влиятельным человеком – казалось, она никогда и ни в чем не нуждалась. Однако за внешним благополучием скрывалось глубокое несчастье героини, ведь она никогда не любила своего мужа. В богатом доме, среди роскошной обстановки, Маргарита чувствовала себя самой несчастной женщиной на свете: «Она была счастлива? Ни одной минуты!»
Но все изменилось в один миг: «Кто сказал тебе, что нет на свете настоящей, верной, вечной любви? Да отрежут лгуну его гнусный язык!» Совершенно случайно, по воле небес, героиня и мастер встретились на улицах Москвы и не смогли больше расстаться. В один миг они поняли, что созданы друг для друга и всегда любили только друг друга.
Маргарита становится для талантливого художника любимой женщиной («тайной женой»), музой, другом, матерью. Все время, пока он писал свой роман о Понтии Пилате, героиня опекала его, вдохновляла на творчество, придавала силы: «Она сулила славу, она подгоняла его и вот тут-то стала называть мастером». Маргарита говорила, что в романе, созданном мастером, «вся ее жизнь». И это было действительно так, поэтому справедливо сказать, что история о Понтии Пилате – это совместное творение, дитя любви мастера и Маргариты.
Однако идиллическая картина любви и творчества рассыпалась в один миг – тогда, когда мастер вышел из своего уютного подвальчика «в мир», попытался предъявить свое творение обществу, людям.
В «Мастере и Маргарите» очень точно и полно изображена картина советской Москвы 30-ых гг. 20 века. Булгаков создает образ безумного мира, живущего по неестественным законам. Из «нехороших квартир» здесь исчезают люди, везде царит засилье бюрократии, процветают взяточничество, распутство, приспособленчество, доносы и безнравственность в самом широком понимании этого слова.
Но особенно мрачную картину являет собой литературный мир Москвы, куда попадает мастер, пытаясь опубликовать свой роман. Своеобразной моделью этого мира в произведении является МАССОЛИТ. Автор показывает, что ни один из трех тысяч ста одиннадцати членов этой многоуважаемой организации не выполняет свои непосредственные обязанности – не занимается литературным творчеством. Но зато все члены МАССОЛИТа с завидной энергией решают квартирные, продовольственные, дачные и прочие житейские проблемы. Все они — Берлиоз, Латунский, Лаврович, Рюхин – давно и твердо усвоили, что и как следует писать, чтобы обеспечить себе положение в обществе.
Булгаков подчеркивает, что истинное творчество к поделкам этих конъюнктурщиков не имеет никакого отношения. Циничные, прагматичные, равнодушные ко всему, кроме своей карьеры, массолитовцы формируют литературную атмосферу времени. Безусловно, в этом обществе судьба мастера и его творения оказывается предопределенной: герой попадает в клинику Стравинского как душевнобольной. Неприятие романа о Пилате и травля, развернувшаяся против него в литературном мире, рождают в мастере глубокое отчаяние, ведь его лишили главного для художника — свободы творчества. Герой больше не хочет жить в мире, где царят «насилие, плохие стихи и социальный заказ».
И только любовь способна возродить мастера. Его спасает Маргарита, перешедшая ради любимого на сторону темных сил — Воланда и его свиты. Тем самым автор подчеркивает, что Добро бессильно что-либо изменить в той вакханалии, которая творится в Москве. Лишь Князь Тьмы способен как-то повлиять на ситуацию.
С помощью Воланда Маргарита вновь воссоединяется с мастером, чтобы уже никогда не разлучаться. Но, кроме этого, героине, превратившейся в ведьму, удается отомстить обидчикам своего возлюбленного: «Разрушение, которое она производила, доставляло ей жгучее наслаждение, но при этом ей все время казалось, что результаты получаются какие-то мизерные. Поэтому она стала делать что попало».
В финале мастер и Маргарита обретают то, чего всегда так жаждали, – они получают вечный покой и возможность быть вместе: «…слушай и наслаждайся тем, чего тебе не давали в жизни, — тишиной… А прогнать меня ты уже не сумеешь. Беречь твой сон буду я».
Таким образом, роман Булгакова говорит нам о том, что любовь и творчество – вечные ценности в жизни человека – неистребимы. Даже в самых жутких условиях, в самые страшные времена они живы и поддерживают человека, придают смысл его существованию. Роман Булгакова «Мастер и Маргарита» смело можно назвать апологией творчества и идеальной любви в атмосфере отчаяние и мрака. Именно поэтому я всем советую прочитать этот удивительный, мистический, сатирический, поэтический — «вечный» — роман.

Беру!

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

«Мастер и Маргарита»: за Христа или против? Булгаков и вера

Так был ли сам Булгаков богоборцем, атеистом-кощунником?

У Булгакова было церковное детство. Оба его деда были священниками, а отец, Афанасий Иванович Булгаков (1857-1907), — профессором Киевской Духовной Академии, оставившим ряд монографий по сравнительному богословию. Крестный отец Михаила — профессор Киевской духовной академии Н. И. Петров, несмотря на большую разницу в их возрасте, был позже другом своего крестника. Венчал Михаила Афанасьевича святой новомученик протоиерей Александр Глаголев (он, кстати, тоже был богословом и выступал экспертом по делу Бейлиса). Знаменитый богослов протоиерей Сергий Булгаков также находился в родстве с Михаилом Афанасьевичем.

И все же уже через три года после смерти отца (т.е. в 1910 году) его сестра Надежда записывает в своем дневнике: «Миша не говел в этом году. Окончательно, по-видимому, решил для себя вопрос о религии — неверие». Он не носил нательного крестика. Были и увлечения наркотиками. Его первой жене пришлось делать аборт еще до венчания… Не стоит удивляться, что он давал довольно едкие зарисовки из церковно-приходской жизни. Свидетельства о его участии в литургической жизни Церкви мне не попадались.

И все же то, что казалось окончательным 18-летнему подростку в 1910 году, потом менялось.

Как пишет биограф писателя — «тому, кто размышляет над биографией и творчеством Булгакова, всегда надо иметь в виду: что бы ни происходило со старшим сыном доктора богословия в первые годы после смерти отца и в последующие десятилетия — все это воздвигалось на фундаменте, заложенном в детстве: он был уже невынимаем».

Одной из причин разрыва с первой женой (Татьяной Николаевной) было ее откровенно враждебное отношение к религии. Третья же его жена — Елена Сергеевна Булгакова — вспоминала: «Верил ли он? Верил, но, конечно, не по-церковному, а по своему. Во всяком случае, когда болел, верил — за это я могу поручиться».

Рудиментарная церковность в его доме сохранялась: была и Рождественская (а не новогодняя) елка для детей, была и молитва: «31 января 1934. Кончается год. И вот, проходя по нашим комнатам, часто ловлю себя на том, что крещусь и шепчу про себя: Господи! Только бы и дальше так!» (Дневник Е. С. Булгаковой).

И до хулы на Бога и Церковь Булгаков все же никогда не доходил. Ему пробовали заказывать антирелигиозные пьесы — и он отказывался (и это в 1937 году!).

Вот булгаковский дневник: «19 октября 1922. Итак, будем надеяться на Бога и жить. Это единственный и лучший способ… 26 октября 1923. Нездоровье мое затяжное. Оно может помешать мне работать. Вот почему я боюсь его, вот почему я надеюсь на Бога… 27 октября 1923. Помоги мне, Господи». «Каждое утро воссылаю моленья о том, чтобы этот надстроенный дом простоял как можно дольше — качество постройки несколько смущает». «В конце жизни пришлось пережить еще одно разочарование — во врачах-терапевтах… А больше всего да поможет нас всем больным Бог!».

«Помоги, Господи, кончить роман», — так был надписан Булгаковым один из черновых набросков к главам романа в 1931 году.

Есть и личное признание Булгаковым после-смертия. С. Ермолинский передал слова Булгакова, сказанные ему в 1940 году: «Мне мерещится иногда, что смерть — продолжение жизни. Мы только не можем себе представить, как это происходит… Я ведь не о загробном говорю, я не церковник и не теософ, упаси Боже. Но я тебя спрашиваю: что же с тобой будет после смерти, если жизнь не удалась тебе? Дурак Ницше… (Он сокрушенно вздохнул). Нет, я кажется, окончательно плох, если заговорил о таких заумных вещах. Это я-то?..».

Михаил Булгаков в стихах своего брата Николая отмечает строки, в которых выражается православное верование во «встречного ангела» — «ангела смерти»:

Войдешь без слов, мой гость случайный. Как зачарованный вопьюсь Глазами в лик необычайный. Скажу — готов и не боюсь.

Комментарий Михаила Афанасьевича: «Скажу — готов и не боюсь. Верно и сильно».

Так что Булгаков, пожалуй, не был повинен в том грехе, который вызывал наибольшее отвращение у Данте: «Я утверждаю, что из всех видов человеческого скотства, самое глупое, самое подлое и самое вредное верить, что после этой жизни не будет другой» (Данте. Пир 2,8).

Но более, чем скупые записи дневников, в том, что у Булгакова был опыт искренней молитвы, убеждают его книги.

Вспомним последние строки «Белой гвардии»: «Перед Русаковым лежала тяжелая книга в желтом кожаном переплете. Глаза шли по строкам медленно и торжественно. «И увидал я мертвых и великих, стоящих перед богом и книги раскрыты были, и иная книга раскрыта, которая есть книга жизни; и судимы были мертвые по написанному в книгах сообразно с делами своими. Тогда отдало море мертвых, бывших в нем, и смерть и ад отдали мертвых, которые были в них, и судим был каждый по делам своим… И кто не был записан в книге жизни, тот был брошен в озеро огненное… И увидел я новое небо и новую землю, ибо прежнее небо и прежняя земля миновали и моря уже нет». По мере того как он читал потрясающую книгу, ум его становился как сверкающий меч, углубляющийся в тьму. Болезни и страдания казались ему неважными, несущественными. Недуг отпадал, как короста с забытой в лесу отсохшей ветви. Он видел синюю, бездонную мглу веков, коридор тысячелетий. И страха не испытывал, а мудрую покорность и благоговение. Мир становился в душе, и в мире он дошел до слов: «…слезу с очей, и смерти не будет, уже ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее прошло»… Последняя ночь расцвела. Во второй половине ее вся тяжелая синева, занавес Бога, облекающий мир, покрылась звездами. Похоже было, что в неизмеримой высоте за этим синим пологом у царских врат служили всенощную. В алтаре зажигали огоньки, и они проступали на завесе целыми крестами, кустами и квадратами. Над Днепром с грешной и окровавленной и снежной земли поднимался в черную, мрачную высь полночный крест Владимира. Издали казалось, что поперечная перекладина исчезла — слилась с вертикалью, и от этого крест превратился в угрожающий острый меч. Но он не страшен. Все пройдет. Страдания, муки, кровь, голод и мор. Меч исчезнет, а вот звезды останутся, когда и тени наших тел и дел не останется на земле. Нет ни одного человека, который бы этого не знал. Так почему же мы не хотим обратить свой взгляд на них? Почему?».

Кто этот Русаков, последний человек в «Белой гвардии»? Это человек, в жизни которого была покаянная ночь:

«Сифилитик говорил, и губы у него прыгали, как у ребенка.

— Боже мой, боже мой, боже мой… Ужас, ужас, ужас… Ах, этот вечер! Я несчастлив. Ведь был же со мной и Шейер, и вот он здоров, он не заразился, потому что он счастливый человек. Может быть, пойти и убить эту самую Лельку? Но какой смысл? Кто мне объяснит, какой смысл? О, господи, господи… Мне двадцать четыре года, и я мог бы, мог бы… Пройдет пятнадцать лет, может быть, меньше, и вот разные зрачки, гнущиеся ноги, потом безумные идиотские речи, а потом — я гнилой, мокрый труп. Обнаженное до пояса худое тело отражалось в пыльном трюмо, свеча нагорала в высоко поднятой руке, и на груди была видна нежная и тонкая звездная сыпь. Слезы неудержимо текли по щекам больного, и тело его тряслось и колыхалось. — Мне нужно застрелиться. Но у меня на это нет сил, к чему тебе, мой бог, я буду лгать? К чему тебе я буду лгать, мое отражение? Он вынул из ящика маленького дамского письменного стола тонкую книгу, отпечатанную на сквернейшей серой бумаге. На обложке ее было напечатано красными буквами:

ФАНТОМИСТЫ — ФУТУРИСТЫ.

Стихи: М. ШПОЛЯНСКОГО. Б. ФРИДМАНА. В. ШАРКЕВИЧА. И. РУСАКОВА. Москва, 1918

На странице тринадцатой раскрыл бедный больной книгу и увидал знакомые строки:

Ив.Русаков

БОГОВО ЛОГОВО

Раскинут в небе Дымный лог. Как зверь, сосущий лапу, Великий сущий папа Медведь мохнатый Бог. В берлоге Логе Бейте бога. Звук алый Беговой битвы Встречаю матерной молитвой.

— Ах-а-ах, — стиснув зубы, болезненно застонал больной. — Ах, — повторил он в неизбывной муке. Он с искаженным лицом вдруг плюнул на страницу со стихотворением и бросил книгу на пол, потом опустился на колени и, крестясь мелкими дрожащими крестами, кланяясь и касаясь холодным лбом пыльного паркета, стал молиться, возводя глаза к черному безотрадному окну: — Господи, прости меня и помилуй за то, что я написал эти гнусные слова. Но зачем же Ты так жесток? Зачем? Я знаю, что Ты меня наказал. О, как страшно Ты меня наказал! Посмотри, пожалуйста, на мою кожу. Клянусь Тебе всем святым, всем дорогим на свете, памятью мамы-покойницы — я достаточно наказан. Я верю в Тебя! Верю душой, телом, каждой нитью мозга. Верю и прибегаю только к Тебе, потому что нигде на свете нет никого, кто бы мог мне помочь. У меня нет надежды ни на кого, кроме как на Тебя. Прости меня и сделай так, чтобы лекарства мне помогли! Прости меня, что я решил, будто бы Тебя нет: если бы Тебя не было, я был бы сейчас жалкой паршивой собакой без надежды. Но я человек и силен только потому, что Ты существуешь, и во всякую минуту я могу обратиться к тебе с мольбой о помощи. И я верю, что Ты услышишь мои мольбы, простишь меня и вылечишь. Излечи меня, о Господи, забудь о той гнусности, которую я написал в припадке безумия, пьяный, под кокаином. Не дай мне сгнить, и я клянусь, что я вновь стану человеком. Укрепи мои силы, избавь меня от кокаина, избавь от слабости духа и избавь меня от Михаила Семеновича Шполянского!».

Так описать покаянное рыдание мог только человек, которому оно знакомо по личному опыту…

Хрестоматийным стало уже описание молитвы Елены над раненым Алексеем Турбиным в той же «Белой гвардии».

«Из года в год, сколько помнили себя Турбины, лампадки зажигались у них двадцать четвертого декабря в сумерки, а вечером дробящимися, теплыми огнями зажигались в гостиной зеленые еловые ветви. Но теперь коварная огнестрельная рана, хрипящий тиф все сбили и спутали, ускорили жизнь и появление света лампадки. Елена, прикрыв дверь в столовую, подошла к тумбочке у кровати, взяла с нее спички, влезла на стул и зажгла огонек в тяжелой цепной лампаде, висящей перед старой иконой в тяжелом окладе. Когда огонек созрел, затеплился, венчик над смуглым лицом Богоматери превратился в золотой, глаза ее стали приветливыми. Голова, наклоненная набок, глядела на Елену. В двух квадратах окон стоял белый декабрьский, беззвучный день, в углу зыбкий язычок огня устроил предпраздничный вечер, Елена слезла со стула, сбросила с плеч платок и опустилась на колени. Она сдвинула край ковра, освободила себе площадь глянцевитого паркета и, молча, положила первый земной поклон… Елена с колен исподлобья смотрела на зубчатый венец над почерневшим ликом с ясными глазами и, протягивая руки, говорила шепотом: — Слишком много горя сразу посылаешь, мать-заступница. Так в один год и кончаешь семью. За что?.. Мать взяла у нас, мужа у меня нет и не будет, это я понимаю. Теперь уж очень ясно понимаю. А теперь и старшего отнимаешь. За что?.. Как мы будем вдвоем с Николом?.. Посмотри, что делается кругом, ты посмотри… Мать-заступница, неужто ж не сжалишься?.. Может быть, мы люди и плохие, но за что же так карать-то? Она опять поклонилась и жадно коснулась лбом пола, перекрестилась и, вновь простирая руки, стала просить: — На тебя одна надежда, пречистая дева. На тебя. Умели Сына своего, умоли Господа бога, чтоб послал чудо… Шепот Елены стал страстным, она сбивалась в словах, но речь ее была непрерывна, шла потоком. Она все чаще припадала к полу, отмахивала головой, чтоб сбить назад выскочившую на глаза из-под гребенки прядь. День исчез в квадратах окон, исчез и белый сокол, неслышным прошел плещущий гавот в три часа дня, и совершенно неслышным пришел Тот, к Кому через заступничество смуглой девы взывала Елена. Он появился рядом у развороченной гробницы, совершенно воскресший, и благостный, и босой. Грудь Елены очень расширилась, на щеках выступили пятна, глаза наполнились светом, переполнились сухим бесслезным плачем. Она лбом и щекой прижалась к полу, потом, всей душой вытягиваясь, стремилась к огоньку, не чувствуя уже жесткого пола под коленями. Огонек разбух, темное лицо, врезанное в венец, явно оживало, а глаза выманивали у Елены все новые и новые слова. Совершенная тишина молчала за дверями и за окнами, день темнел страшно быстро, и еще раз возникло видение — стеклянный свет небесного купола, какие-то невиданные, красно-желтые песчаные глыбы, масличные деревья, черной вековой тишью и холодом повеял в сердце собор. — Мать-заступница, — бормотала в огне Елена, — упроси его. Вон он. Что же тебе стоит. Пожалей нас. Пожалей. Идут твои дни, твой праздник. Может, что-нибудь доброе сделает он, да и тебя умоляю за грехи. Пусть Сергей не возвращается… Отымаешь, отымай, но этого смертью не карай… Все мы в крови повинны, но ты не карай. Не карай».

Итог его религиозного пути Михаила Булгакова мы уже видели: за три дня до смерти, «6 марта 1940 г. Был очень ласков, целовал много раз и крестил меня и себя — но уже неправильно, руки не слушаются…» .

Таков последний плод его религиозности. Но перед этим, уже во дни последней и мучительной болезни духовная брань у Михаила Афанасьевича была страшная. Он несколько раз просил дать ему револьвер (хотел пойти путем самострельной «эвтаназии»). Он порывался сжечь роман (и реально сжигал весь роман в марте 1930, а отдельные страницы и главы — и позже). «1 октября 1939 г. Разбудил в семь часов — невозможная головная боль. Не верит ни во что. О револьвере. Слова: отказываюсь от романа. Отказываюсь от всего, отказываюсь от зрения, только чтобы не болела так голова». И все же — устоял.

А теперь я предлагаю с духовной (или с мистической — так понятнее светскому читателю) точки зрения посмотреть на эти два эпизода: Булгаков порывается сжечь свой роман и Булгаков все же посылает свой роман в мир. Какой из этих двух его импульсов от лукавого? В одном случае Булгаков порывается покончить с собой, в другом случае он осеняет себя и жену крестным знамением. Может ли первое быть от Бога, а второе — от «воланда»? — Нет. Но тогда получается, что тот дух, что подталкивал Булгакова к самоубийству, он же и требовал уничтожения рукописи «романа о дьяволе». А та Сила, что дала Булгакову возможность совершить последние движения и произнести последние слова, то есть та сила Сила, которая вдохновила его на крестное знамение, она же и дала ему возможность благословить свой роман.

Племянница Михаила Булгакова Е. А Земская свидетельствует о том, что он был ее крестным (в 1926 году). Также Елена Андреевна вспоминает о заочном отпевании Михаила Афанасьевича в церкви на Остоженке (очевидно, это храм св. Илии Обыденного — ближайший действующий храм к тому месту, где был снесен Храм Христа Спасителя). В семейном предании совмещение заочного отпевания с кремацией, на которой настоял сам Булгаков, объясняется тем, что писатель избрал кремацию, чтобы не повредить близким. Показательны слова Е. С. Булгаковой: «многие меня упрекали — как я могла так хоронить верующего человека».

Диакон Андрей Кураев. «Мастер и Маргарита»: за Христа или против?

  • В защиту черновиков
  • Булгаков и вера
  • Булгаков и безверие
  • Шестое и седьмое доказательства бытия Бога
  • Кто автор романа о Пилате?
  • Роман или Евангелие?
  • Путь Пилата: от рукописи к Луне
  • «Рукописи не горят»
  • Свет, тени и софистика
  • Есть ли защита от Воланда?
  • Есть ли положительные персонажи в романе?
  • Скоро ли Пасха?
  • Почему Воланд — иностранец?
  • Об обезьяне Бога
  • Книга Иова — «Фауст» — «Мастер и Маргарита»
  • Обрадует ли вечность с Маргаритой?
  • «Он заслужил покой»
  • Заслужил ли Булгаков памятник?
  • Приложение. За что Канту грозили Соловки?

Как книги М.А. Булгакова демонстрируют его отношение к религии?

Текстология.руЛитератураИнтересные факты литературыБулгаков М.А. и его произведенияКак книги М.А. Булгакова демонстрируют его отношение к религии?

Из книг Булгакова можно сделать вывод о том, что он умел искренне молиться и сам прибегал к молитве. К такому выводу несложно прийти, анализируя, к примеру, последние строки романа «Белая гвардия», в которых Русаков читает книгу в кожаном переплете, и глаза его медленно движутся по строкам, описывающим картины страшного суда.

Это именно тот Русаков, описание покаянной ночи которого столь полно искренними чувствами, что не приходится сомневаться: автору романа самому приходилось испытывать подобные ощущения. Взволнованная, полная муки речь молодого человека, больного сифилисом – а в те годы эта болезнь была приговором – оканчивается искренней молитвой: «Господи, прости меня и помилуй… Я верю в Тебя!».

Есть в «Белой гвардии» и другое описание искренней молитвы, ставшее уже хрестоматийным – Елена молится над раненым Алексеем Турбиным.

Путь Булгакова в религии был тернистым и противоречивым. Однако то, что перед своей смертью он пришел к Богу, не вызывает никаких сомнений. Как пишет его жена, за три дня до смерти он «был очень ласков, целовал много раз и крестил меня и себя». Но к такой умиротворенности Булгаков пришел не сразу. В дни своей мучительной болезни он даже собирался покончить с собой, требуя дать ему револьвер, собирался сжечь свое выстраданное детище, роман «Мастер и Маргарита», который он уже пытался уничтожить в марте 1930 года, почти за десять лет до этого.

Снова из дневников жены (запись относится к октябрю 1939 года): «Не верит ни во что…Слова: отказываюсь от романа. Отказываюсь от всего… только чтобы не болела так голова».

Но даже такое серьезное испытание, как мучительная болезнь, Булгаков выстоял. И может возникнуть вопрос: когда же он был искренним – когда хотел сжечь роман или когда мечтал о его публикации? Как в одном человеке уживается желание покончить с собой, что противоречит основным православным канонам, и стремление перекрестить себя и жену? Какие силы подталкивали писателя к тому, чтобы он уничтожил и себя, и «роман о дьяволе»? А какие силы дали ему все же произнести свои последние слова и благословить свое последнее произведение?

По свидетельству Е.А.Земской, племянницы Михаила Афанасьевича, писатель в 1926 году стал ее крестным. Она же утверждает, что Булгаков был заочно отпет в церкви на Остоженке. Скорее всего, имеется в виду храм Святого Илии Обыденного. Как известно, сам Булгаков настаивал на кремации своего тела. Как совмещается с этим отпевание?

По семейному преданию, писатель просил кремировать его тело, чтобы не повредить членам своей семьи. И его воля была выполнена, хотя, по словам Е.С.Булгаковой, ее поступок многие осуждали: «…меня упрекали – как я могла так хоронить верующего человека!».

Иллюстрация к роману
«Мастер и Маргарита».
Художник Павел Лехович

В этой статье представлена критика о романе «Мастер и Маргарита», а также анализ образов Воланда, Мастера и Маргариты, Понтия Пилата, Берлиоза, Ивана Бездомного и т.д.
В статье использована публикация В. В. Петелина из издания «Собрание сочинений Булгакова в 10 томах», том 9 (Москва, 1999, издательство «Голос»).
Смотрите:
Краткое содержание романа
Все материалы по роману «Мастер и Маргарита»

Критика о романе «Мастер и Маргарита», анализ образов героев

О романе «Мастер и Маргарита»
«…Роман М. Булгакова «Мастер и Маргарита» — сложное и многоплановое произведение. Каждый читатель будет в нем находить «своего» Булгакова…»

«…выявить подлинный творческий замысел М. Булгакова, воплощенный в романе «Мастер и Маргарита», пока ни одному критику не удалось — у каждого критика — «свой» Булгаков, как и у каждого читателя…»
Анализ образа Воланда
«…Роман «Мастер и Маргарита» по своей форме настолько необычен и сложен, что уже самим своим появлением породил споры и разногласия: но самым существенным вопросам. Особенно большие разногласия проявились в трактовке образа Воланда.
Если брать Воланда и его шайку всерьез, как это иногда и делают, то можно прийти к выводу, что Булгаков действительно был склонен к религиозному мистицизму, о чем пишут в зарубежной прессе. На самом деле Булгаков обладал резким, определенно реалистическим мышлением. Но одновременно с этим и в жизни, и в творчестве он обладал и еще одним редкостным качеством таланта: он был мистификатором, фантазером, человеком, которого буквально затапливал «безудержный поток воображения», фантазия его была неистощима…»
«…Булгаков блестяще владеет диалогом, речь его героев индивидуализирована, он виртуозно передает богатство речевой интонации, достигает большого эффекта в портретных зарисовках. В «Мастере и Маргарите» явственно проступает еще одна характерная черта его дарования- способность создавать символические фигуры. Образ Воланда и его «шайка» для Булгакова — лишь символ — поэтическое уподобление.
В Воланде автор изображает какую-то частицу себя, в его мыслях легко угадываются некоторые мысли как самого Булгакова, так и мысли его выдающихся современников, обладавших властью.
Отметим только некоторые черты Воланда. Он часто демонстрирует свое знание человеческой природы, обладает умением исследовать и раскрывать и страсти, как духовные, так и все, что связано с живой человеческой жизнью. Все его познания поразительные по глубине идеи, принесены, конечно, не из потустороннего мира, а извлечены из богатого запаса живых наблюдений над жизнью самого Булгакова. Все, что происходит на страницах, это всего лишь игра, в которую вовлечены и читатели. Но игра весьма своеобразная.
Воланд пришел на землю казнить и миловать, и он знает, кого и за что казнить, кого и за что миловать. Но автор лишь намекает, позволяя угадывать, что Воланд открыто выполняет его собственные затаенные мысли и желания. Поэтому Воланд не приобретает живой характеристики, оставаясь в образах литературной традиционности, как бы живым символом, аллегорией авторской совести и мудрости.
Вот почему во всем этом таинственном и чудесном нет ничего мистического…»
«…В жизни Булгакову приходилось сталкиваться с Берлиозами, Босым, Лиходеевыми, Бездомными, Римскими, Варенухами. В душе его копилась горечь от этих людишек, их живучести, их успешного врастания в «социалистическую» действительность. Последовательно, логично, наступательно ведет борьбу против этой нечисти Булгаков-сатирик, однако беда писателя в том, что он был далек от реальных положительных сил своего времени, которые вели борьбу против тех же самых врагов. Отсюда такая форма его произведения, где карающим мечом становится Воланд и его помощники…»
«…Булгаков в облике Воланда сам расправляется с этой нечистью, не дожидаясь, пока наказание к ним придет в форме милицейского работника. Он был нетерпелив, страстно желал увидеть свою страну богатой, прекрасной и культурной. Вот почему он так ненавидел всяческую нечисть, которая, пользуясь несовершенством госаппарата, бюрократизмом и другими недостатками молодого государства, проникая во все поры, разлагала нестойкие души. Из этого нетерпения возник образ Воланда, в котором воnлощены гуманистические идеалы самого Булгакова. Иначе невозможно понять этот роман…»
Анализ образов Мастера и Маргариты
«…В романе действуют два героя, которые выражают положительную программу Булгакова. Естественно, образы Мастера и Маргариты привлекают особое внимание и читателей, и критиков…»
«…В образах Мастера и Маргариты Булгаков создал русских людей со всеми особенностями их национального характера. Мастер и Маргарита продолжают галерею русских людей, идущих от XIX века. Чтобы понять героев Булгакова, нужно поставить их рядом с пушкинской Татьяной, с тургеневскими женщинами, с героями Достоевского и Толстого, жизнь которых переполнена поисками, сомнениями, свойства и качества которых передают лучшие черты и особенности русского национального характера.
Чистота всего нравственного облика Маргариты, ее верность, преданность, бескорыстие, мужество при исполнении долга — это извечные черты русских женщин, способных и коня на скаку остановить, и разделить вместе со своими любимыми все тяготы и лишения, которые выпадают на их долю.
Мастером на Руси издавна называли человека искусного, незаурядного в своем деле. Булгакову незачем было использовать слово «мастер» в масонском смысле. Мастер в любом деле — самый уважаемый человек на Руси, да и не только на Руси.
Да, в образе Мастера легко угадываются и некоторые портретные черты самого Булгакова, и кое-какие эпизоды его литературной судьбы. Любовь Мастера и Маргариты, «настоящая, верная, вечная», изображена не только как факт личной биографии, но и противостоит во многом тому потоку безнравственных и гнусных историй, которые взахлеб рассказывались некоторыми литераторами, пережившими совсем недавно «эпоху» свободной любви…»
Анализ образа Понтия Пилата
«…Большое значение Булгаков придает образам Понтия Пилата и Иешуа…»
«…В образе Пилата Булгаков показывает раздвоение человека и государственного деятеля: у него настолько плохая должность, что он ничего не может сделать в защиту Иешуа, хотя по-человечески сочувствует ему, делает все возможное, чтобы спасти его. Пилат — трагический герой, а трагический герой не может быть трусом и предателем. Пилату сострадают Мастер и Маргарита, Воланд… Да и профессор Иван Николаевич Понырев оправдывает Понтия Пилата, с удовлетворением видя во сне осуществление его мечты.
В древнем Ершалаиме, в нелепом дворце Ирода Великого, столкнулись три человека в непримиримейшем конфликте. Каждый из них прав. В этом и суть трагического конфликта. Причем Иешуа, Пилат и Каифа в одинаковой степени мотивированно отстаивают свое понимание правды, справедливости, законности, долга, чести…»

«…Пилат щедро одарен различными страстями, капризами, душевной неукротимостью. Мы все время чувствуем, как Пилат захлебывается, тонет в своих страстях…»
«…Слабость человеческой природы проявилась в Пилате, что и привело к трагическим последствиям…»
«…Булгаков изображает конфликт между чувством сострадания и должностными обязанностями Пилата, и этот конфликт трагичен. Чувство сострадания перерастает в мучительное и беспокойное страдание, окрашивая всю последующую жизнь Пилата безысходностью и мраком. Пилат нарушил нравственный закон, защищая закон гражданский, за что и поплатился вечным страданием…»
Анализ образов Берлиоза и Ивана Бездомного
«…Гибель Берлиоза — не шутка сатаны, а жестокое возмездие за развращение девственных душ, одной из которых был Иван Бездомный. Вот почему Мастер, слушая рассказ о смерти Берлиоза, вовсе его не жалеет: «Об одном жалею, что на месте этого Берлиоза не было критика Латунского или литератора Мстислава Лавровича.»..»
Это была критика о романе «Мастер и Маргарита» Булгакова, анализ образов героев.
По материалам статьей В. В. Петелина из издания «М. Булгаков. Собрание сочинений в 10 томах», том 9 (Москва, 1999, издательство «Голос»).
Смотрите: Все материалы по роману «Мастер и Маргарита»

«Мастер и Маргарита»: секретов больше нет

Автор Олег Артюков 31.03.2006 15:38

Бессмертный роман М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита» переживает свое второе рождение. Новое переосмысление мирового шедевра принадлежит Борису Соколову. Его увлекательный детектив «Тайны «Мастера и Маргариты». Расшифрованный Булгаков» вызвал огромный интерес и стремительно растущую популярность среди поклонников Михаила Афанасьевича.

«Мастер и Маргарита»: секретов больше нет

Михаил Булгаков получил всемирную известность, несомненно, благодаря своему роману «Мастер и Маргарита». Мало кто не держал в руках легендарное произведение. Мы знакомимся с ним еще школьниками, но оно привлекает нас так, что просто берет в плен и не отпускает уже никогда.

Правда, многие, противясь его силе, называют роман фантастической бессмыслицей и стремятся побыстрей выбросить его из головы. Но настоящие ценители творчества Михаила Афанасьевича возвращаются к страницам «Мастера и Маргариты» снова и снова. Его герои вошли в нашу жизнь, а слова стали крылатыми.

Знаменитым М.Булгаков стал практически сразу после выхода романа, но всеобщую признательность автор получил только после смерти. Долгое время произведение было запрещено, цензоры постоянно заставляли М.Булгакова вырезать из произведения мало-мальски подозрительные эпизоды.

Впервые сокращенный вариант романа появился в 1967 году в журнале «Москва». В дальнейшем книга претерпела около 8 редакций. Нет строго канонического романа, т.к. он был не завершен автором, окончания же дописывались редакторами.

Но и они вынуждены были над этим текстом поработать – издать все один к одному невозможно. 70-е годы ознаменовались пиком популярности «Мастера и Маргариты», все просто зачитывались этим произведением. Это было вызвано и тем, что советская литература казалась чем-то экзотическим.

В 1967 году впервые знаменитый роман прочел и Борис Соколов. С этого момента он занялся изучением творчества М.Булгакова. В 1981 году он нашел любопытный источник пьесы «Бег», написал по этому поводу статью, которую опубликовал только в 1985 г. И с тех пор стал довольно плотно заниматься исследованием жизненного пути и творчества великого писателя.

Сначала он освоил тему «Булгаков и гражданская война», потом главным образом – «Мастера и Маргариту». Но Б.Соколов занимался всеми произведениями Михаила Афанасьевича в той или иной мере, какие-то даже публиковал.

Например, редакции киносценариев к произведениям Н.В.Гоголя «Ревизор» и «Мертвые души». В 1988 году издательство «Высшая школа» заказало Б.Соколову написать комментарий к роману «Мастер и Маргарита», что послужило толчком к созданию в 1991 году первой его книги «Роман «Мастер и Маргарита»: очерки творческой истории».

Это произведение в скором времени было забыто, а большинство его тиражей – отправлено в Венгрию, где был огромнейший интерес к «Мастеру и Маргарите». Только к концу 70-х годов роман переиздавался 5 раз и был выпущен на двух языках. В том же году Б.Соколов издал краткую биографию М.Булгакова.

В своей новой книге Б.Соколов открывает тайны «Мастера и Маргариты».

Ведь все происходящее в романе М.Булгакова – не сплошной вымысел автора. Это зашифрованный символический роман. В нем Михаил Афанасьевич показывает сложное переплетение реальных прототипов, литературных и исторических источников.

За всю свою жизнь он прочитал около десяти тысяч книг. Все свои знания он воплотил в романе. При его написании Михаил Афанасьевич не мог и представить, что когда-то его загадки будут разгаданы.

Б.Соколов раскрывает, что прототипом Воланда послужил В.И.Ленин. По произведению «Мастер и Маргарита» Воланда искала знаменитая милицейская ищейка Тузбубен.

В булгаковском архиве Б.Соколов обнаружил вырезку из газеты «Правда» от 6-7 ноября 1921 года, где рассказывается, как Ленин и Зиновьев скрывались от временного правительства в Финляндии. В этот момент вся буржуазная пресса писала, что для их поимки привлечена известная милицейская ищейка «Треф». М.А.Булгаков убирает прямые названия и датировки, но всем было понятно, что под этим хотел сказать автор.

Упоминается в романе и о И.В. Сталине, о котором с уважением говорил Воланд: «Он правильно делает свое дело… нам пора покидать Москву». Но в дальнейшем М.Булгаков вырезал этот абзац из романа, посчитав, что он не пройдет цензуру.

«Кто-то сейчас доказывает, что не к Иосифу Сталину были обращены слова Воланда, а к безымянному пилоту-истребителю. Смешно. Но я достаточно изучил М.Булгакова, чтобы не относиться серьезно к подобного рода предположениям», – заявил Борис Соколов на презентации своей книги.

Михаил Булгаков

Следующая тайна, которую раскрывает современный автор, – это структура произведения. Б.Соколов утверждает, что роман строго троичен. На протяжении всей книги присутствует число «три». Прежде всего это существование в романе трех миров: современного московского, древнего иершалаимского, потустороннего вневременного. Но автор не отрицает существование и четвертого мира, мнимого, связанного с второстепенными персонажами.

Главное открытие Б.Соловьева – это открытие внутренней хронологии романа, чему он нашел подтверждение во множестве черновиков М.Булгакова. Доказано вполне убедительно, что действие иершалаимских сцен происходит в течение четырех апрельских дней 29 года нашей эры. А действие московских сцен — с 1-5 мая 1929 года (если по старому стилю, то это апрель). Между ними промежуток ровно 1900 лет.

Независимо от Б.Соколова это же открыла Ольга Солоухина. Она значительно раньше опубликовала свою работу, поэтому автору «Тайн «Мастера и Маргариты» пришлось упоминать ее имя в списке литературы.

В своей книге Б.Соколов достаточно убедительно доказал, что роман «Мастер и Маргарита», воспринимаемый всеми как фантастическая сатира, есть не что иное, как сложное переплетение исторических сюжетов и прототипов.

Алена Куликова

p_balaev

После того, как я выложил свой коротенький рассказ о сюжетной линии этого сатирического романа М.А.Булгакова, мне написали несколько возмущенных «эстетов», обвиняя в некомпетентности и в намерении «диссидента» Булгакова оскорбить званием — советский писатель.
Мотивировка у всех была одна: если Михаил Афанасьевич был советским писателем, то почему «Мастер и Маргарита» при его жизни не был издан?
Еще раз вынужден пояснить: дуракам Булгакова читать категорически противопоказано.
Пока у власти в СССР были люди вменяемые — этот роман и не издавали. Думаю, сам автор и не страдал от этого особенно.
Как только к власти пришли или дураки, или сволочи — сразу напечатали книгу.
И наша «интеллигенция», прочитав её, сделала себе объектами подражания шлюху Маргариту, достойную быть только королевой у отбросов общества, Мастера — корчившего из себя великого мыслителя-писателя за сочинением откровенной лабуды о каком-то Пилате, не меньше, не больше.
И «советское» «творческое» стадо, именуемое богемой, стало верить, что Сатана — классный, гламурный мужик, у которого можно попросить прикольного «покоя» с классной шлюхой в красивом месте.
Только этой богеме в голову не приходило, что «мессир» их поместит не в огромных размеров магазин нижнего белья, где самки богемы будут носиться по залам и целую вечность примерять на себя вместо трусов разноцветные веревки, а самцы, прихлебывая из бездонной бутылки модный виски, будут пялится на этот стриптиз…
Окажутся они все вместе, одной компанией, в одной паучьей банке, где будут жрать друг друга со злобой тарантулов…

>История любви Мастера и Маргариты

Роковая встреча

Любовь между мастером и Маргаритой вспыхнула, как только они увидели друг друга. «Любовь выскочила между нами, как из-под земли выскакивает убийца… и поразила нас сразу обоих!» – так рассказывает Ивану Бездомному мастер в больнице, куда он попадает после неприятия критиками его романа. Он сравнивает нахлынувшие чувства с молнией или острым ножом: «Так поражает молния! Так поражает финский нож!».

Мастер впервые увидел будущую возлюбленную на пустынной улице. Она привлекла его внимание, потому что «несла в руках отвратительные, тревожные желтые цветы». Этим мимозы стали, будто сигналом мастеру, что перед ним его муза, с одиночеством и огнем в глазах.

И мастер, и несчастливая жена богатого, но нелюбимого мужа, Маргарита, были совершенно одинокими в этом мире до своей странной встречи. Как оказывается, писатель ранее был женат, но он не помнит даже имени своей бывшей жены, о которой не хранит в душе, ни воспоминаний, ни тепла. А о Маргарите он помнит все, тональность голоса, то, как она говорила, когда приходила, и что делала в его подвальной комнатушке.

После их первой встречи Маргарита начала приходить каждый день к своему возлюбленному. Она помогала ему в работе над романом, и сама жила этим трудом. Впервые в жизни ее внутренний огонь и вдохновение нашли свою цель и применение, так же и мастера впервые слушали и понимали, ведь говори они с первой встречи так, «как будто расстались вчера».

Завершение романа мастера стало для них испытанием. Но уже рожденной любви суждено было пройти и его, и множество других испытаний, чтобы показать читателю, что настоящее родство душ существует.

Испытание любви

В романе «Мастер и Маргарита» любовь сильнее смерти, сильнее разочарования мастера и гнева Маргариты, сильнее уловок Воланда и осуждения окружающих.

Этой любви суждено пройти пламя творчества и холодный лед критиков, она настолько сильна, что не может обрести покой даже на небесах.

Герои очень разные, мастер – спокоен, задумчив, у него мягкий характер и слабое, ранимое сердце. Маргарита же сильная и резкая, не раз описывая ее, Булгаков использует слово «пламя». Огонь горит в ее глазах и храбром, сильном сердце. Этим огнем она делится с мастером, это пламя она вдыхает в роман и даже желтые цветы в ее руках напоминают огоньки на фоне черного пальто и слякотной весны. Мастер воплощает в себе раздумье, мысль, Маргарита же – действие. Она на все готова ради любимого, и продать свою душу, и стать королевой дьявольского бала.

Сила чувств мастера и Маргариты не только в любви. Они настолько близки духовно, что просто не могут существовать раздельно. До своей встречи они не испытывали счастья, расставшись после – так и не научились бы жить отдельно друг от друга. Поэтому, наверное, Булгаков и принимает решение оборвать жизнь своих героев, взамен дав им вечный покой и уединение.

Письмо Мастеру

Однажды ты вручил мне крест и сказал:
— Неси. Если хочешь. Это только твоё решение.
Красивый (только тяжелый очень), умело сделанный крест. Тобою сделанный! И это решило всё – я готова была нести его сколь угодно долго. Как бы трудно не было. А ты, Мастер-созерцатель, стоял в стороне и смотрел. Я несла, и иногда казалось – упаду, сил нет, руки в крови, спина болит, мне помощь нужна, я не смогу!..
А ты смотрел и будто проверял меня на прочность, подкидывая редкие фразы:
«Руки в крови? Так я могу подуть. Далеко? Ничего. Ты представь себе, что я рядом, (ты же умеешь) и почувствуешь моё дыхание. С твоей-то фантазией, да не смочь… Ну вот видишь, идёшь ведь опять! И крест несёшь.
Устала? Руку дать? Ну, на — помашу тебе рукой, видишь? Да, немного же тебе надо помощи. Вот и хорошо. Я уж лучше со стороны посмотрю.
Э-эй! Ты чего так согнулась? Поддержать тебя надо что ли… А то глядишь и не донесёшь!
— Ты же у меня крепкая…
И точно, приободрилась, понесла! На сколько же тебя хватит, солнышко?
Что? Не солнышко? Ну, это мне решать, как я тебя буду называть. Лучше солнышком. Так хоть имена не перепутаю.
А ты неси, девочка. Ведь это твоё решение. Я предупреждал.
Неси-неси! В руках не можешь – в зубах неси. Трудно? Да ладно, давай, ты можешь! Или нет, ты лучше его туда положи, где душа у тебя была. Есть душа? На месте ещё? Вот незадача… Ну ничего. Я сейчас её вырву. Что? Больно? По-живому? С кровью? Ничего… Тебе же не привыкать. Тем более, подумай, как это приятно – ведь это моя рука! Ну вот и умница, уже даже не плачешь. И крест вместо души положи. Всё ручки отдохнут. Вот, видишь, он ведь словно оттуда. Будто на место лёг! Неси, малыш…».
И я несла. Не думая о том, что на пути есть не только радость. Шла, ища только положительное во всём. Шла, зная одно — у меня есть цель. И когда, остановившись после трудного и долгого пути, я всё-таки поставлю этот крест на землю, я смогу прислониться к нему, почувствовать, что и спина уже не болит, и без помощи я обошлась, и все занозы из рук исчезли. Только в душе счастье жить будет! Счастье оттого, что я не бросила этот крест, даже не смотря на цену, которую мне довелось заплатить за то, чтобы когда-то донести его до места. Ведь правильно говорят, всё всегда заканчивается хорошо, а если закончилось плохо, то это всего лишь значит, что ничего ещё не закончилось!
И ты, Мастер, «полуцарь-полубог», а точнее игрок от Бога, уже не увидишь, как я сяду на свою метлу и, сверкнув зелёными глазами, буду кружиться над крестом, взмывая выше и вновь опускаясь ближе к нему… Но всегда буду с ним рядом.
Маргарита (не по Булгакову).

Ваш браузер не поддерживается

Милый мой Мастер,
Вот уже восемь месяцев, как ты пропал, и нет ни весточки, ни знака – ни малейшей подсказки, где тебя найти. Куда ты ушёл? Почему покинул меня? Почему вдруг решил внезапно исчезнуть?
Мастер… Был ли ты сослан или сам уехал? Хотя, в таких случаях люди дают о себе знать… Может быть, ты разлюбил меня? Нет, невозможно! Ведь мы предназначены друг другу судьбой, и известно это было с самого первого дня. Подумать только: я даже не знаю, жив ли ты! И нет ничего ужаснее, чем не знать: любишь ты человека или мертвеца. Если ты жив – я верю в это, — то счастлив ли ты теперь? Надеюсь, что да, тогда и я буду.
Знаешь, я до сих пор по привычке иногда забредаю в твой двор… Нет, не твой. Он же наш, верно?.. Сердце само ведёт меня туда, где я была счастлива; так мелкая мошка инстинктивно летит на свет. Но лампа погасла, и мошка мечется в темноте в поисках огня. Я такая же – слепая и беспомощная.
Помнишь нашу первую встречу, Мастер? Конечно, помнишь. Помнишь и весну, и улицу, и желтые цветы. Тогда они тебе не понравились, и я их хладнокровно выкинула: они выполнили свою задачу – мы встретились. Не понравились бы, наверное, и сейчас – я точно так же бросила бы их в канаву. Не будь этих цветов, не было бы нас! Не было бы ни счастья, ни любви, ни жизни! Нелепо, что такая мелочь может перевернуть всё с ног на голову!
Я часто мыслями возвращаюсь в ту, последнюю, ночь. Не передать словами, как тогда была я испугана твоим состоянием: представь, каково видеть, как гений уничтожает своё творение, ведь творение само начало медленно губить своего создателя. Ты – Мастер, но не смог этого выдержать… Ах, зачем я не осталась с тобой?! Зачем ушла, когда моя любовь, мой смысл жизни как никогда во мне нуждался?! Я бы отогнала все твои печали, убила бы всех твоих демонов и защитила бы твой гений. Всё, всё было бы по-другому…
Да уж… Я ушла всего на несколько часов, а разлука наша растянулась на многие месяцы… Я хочу развеять всех этих непонимающих, глупых людей: Латунского, Аримана, Лавровича, – я хочу разрушить до основания Массолит, это безнадёжное сборище писак, считающих себя чуть ли не Достоевскими и Лермонтовыми! Да, хочу! И сделаю, обязательно сделаю! Все они, виновные в том, что мы не вместе, поплатятся! Глупцы, не знающие гнева влюблённой женщины!
Я скучаю, Мастер, и с ума схожу от беспокойства. Знай: я не перестану тебя искать! Через неделю или через год, не знаю – но мы обязательно встретимся, слышишь? Я обещаю.

Навеки твоя,
Маргарита

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *