Кто такой порфирий кавсокаливит

Содержание

Старец всегда, независимо от того, насколько серьез­на была телесная болезнь человека, в первую очередь обращал внимание на болезнь его души. Многие из приходящих к отцу Порфирию больных настойчиво просили его помолиться только лишь об избавлении их от телесного недуга. У них не хватало терпения пе­реносить свои немощи. Эти люди полагали, что ес­ли они не поправятся и болезнь примет затяжной ха­рактер, то это поколеблет их веру во Христа и в кон­це концов приведет их и к душевному расстройству. Но, по словам Старца, все было наоборот: грех, не­осознанная ими болезнь души, омрачал их взор, и они не замечали высшего вразумляющего значения их те­лесного недуга, который попустила им любовь Божия. Старец знал, что если он будет молиться только об их телесном здравии, то он им не поможет, потому что в своей основе они так и останутся неисцеленными. Он всегда старался соединить лечение тела с лечени­ем души.

Один христианин, врач-психиатр, выступая на ре­лигиозном собрании, сказал: «Я, будучи психиатром, являюсь врачом не души человека, но его нервной си­стемы. Разъясню подробнее. Душевно больным чело­веком является лишь нераскаянный грешник, пото­му что душа заболевает только тогда, когда человек совершает грехи и не кается. Один лишь Христос яв­ляется врачом душ человеческих. Но по благодати Божией и святые обладают знанием души. Они позна­ют как свою душу, так и души других. Не достигший святости, страстный человек, не обладающий позна­нием ни своей души, ни душ других людей, может ли быть врачом душ? Христос и по благодати Христовой святые Его, которым под силу труднейшее — исцеле­ние души, могут справиться и с куда более „легкой“ задачей и исцелить тело, если его здоровье пойдет на пользу душе.

Телесные немощи служат неизреченному промыслу любви Божией. Здесь уместно вспомнить примитив­ное простонародное мнение, что болезнь — это нака­зание Божие за грехи, а здоровье — награда за добро­детели. Но в действительности может быть совсем на­оборот. Так, весьма многие святые бывают отягчены многими телесными недугами, а многие люди, живу­щие во грехе и далекие от покаяния, никогда не боле­ют. Конечно, никто не отрицает, что разбитая грехов­ными страстями душа является плодородной почвой для развития многих телесных недугов. И наоборот, умиротворенная, преисполненная Божественным умилением душа создает необходимые предпосылки как для своего собственного исцеления, так и для ис­целения тела. Однако в конечном счете здоровье каж­дого человека, которое, как морская волна, то прихо­дит, то уходит, служит педагогическим целям Божиим, скрытым от нас, но открытым святым Его».

Старец не отвергал лекарства, но не отводил им пер­вое место в деле лечения больного. Однажды он спро­сил меня: «Что такое лекарство?» Я ответил: «Некий химический состав, который мы принимаем, чтобы выздороветь». Мой ответ его не удовлетворил. «Ска­жи мне, что такое лекарство? Само это слово тебе ни о чем не говорит?» Я не нашелся, что сказать ему в от­вет. Тогда Старец продолжил: «Лекарство, чадо мое, означает яд». ( В греческом языке слово «лекарство (то фарцако) — производ­ное от слова «яд» — Прим. переводчика). Не думай, что лекарства всегда прино­сят только лишь пользу. Они еще и вредят. Почему мы принимаем лекарства? Потому что болеем. А по­чему мы болеем? Потому что нервничаем. А почему мы нервничаем? Потому что грешим. Но если мы поз­волим Христу вселиться в нашу душу, тогда отбегает грех, отбегает нервозность, отбегает болезнь, и мы вы­брасываем лекарства»

Такое мнение Старца показалось мне необычай­но простым и полезным. Отец Порфирий, подобно духовному «буру», постепенно доходил до самых со­кровенных глубин, выясняя причины наших болез­ней, расстройств, грехов, отсутствия Христа в наших душах. Благодаря ему я стал лучше понимать смысл слов апостола Павла, сказанных о тех, кто принял Христа в свою душу: «Мы отовсюду притесняемы, но не стеснены» (2 Кор. 4, 8).

Во время одной из наших встреч Старец сказал мне: «Когда нас одолевает болезнь, мы, чтобы избе­жать ошибок, должны прислушиваться к рекомен­дациям врачей и вести себя разумно. Но прежде все­го мы должны следовать воле Божией и иметь полное доверие к Его любви». Старец всегда знал, как приве­сти к равновесию и гармонии высокую духовную за­дачу, поставленную перед человеком, и его телесные потребности.

Болезнь — это Божие посещение

Что касается себя самого, то Старец молился только лишь о спасении своей души. И больше ни о чем. Да­же когда он был тяжело болен, когда многочисленные, неизлечимые, мучительные болезни, годами изнуряю­щие его тело, ставили Старца на тонкую грань между жизнью и смертью, даже тогда он не отступал от свое­го правила. Он никогда не молился Богу об исцелении своих собственных недугов. Потому что, как сам отец Порфирий говорил, болезнь — это Божие посещение. И горе тому человеку, которого Бог не посетит. Он те­перь уже потерян для Бога. Здоровый и богатый нахо­дятся далеко от дверей Рая. Как богатому, так и здоро­вому в равной степени угрожает опасность так и не войти внутрь — остаться вне брачного чертога.

Однако то, чего сам Старец никогда не делал для са­мого себя, он просил и ждал от нас, его духовных де­тей. «Молитесь за меня, — говорил он, — потому что я очень грешен и один, будучи отягощен столькими болезнями, не в силах понести все бремя моих без­законий. Просите Бога, чтобы Он призрел на меня и поддержал меня». Однажды я застал Старца тяжело больным. У него не было сил не только меня попри­ветствовать, но даже просто вытереть пот, от сильной боли выступивший у него на лбу. Я был вынужден ска­зать ему:

— Вы, Геронда, совершили такое великое множе­ство чудес. Насколько мне известно, Вы исцеляли не­излечимо больных, даже больных раком. Наконец, Вы имеете такое дерзновение к Богу, какое я не знаю, есть ли у кого другого на земле. Почему Вы, с Вашим дерз­новением, не умолите Бога избавить Вас от этих бо­лезней?

— Этого, дитя мое, я не сделаю никогда!

— Но почему? Вы же не просите у Бога ничего пло­хого?

— Потому что я не хочу принуждать Бога!

Его ответ меня поразил, обезоружил и заставил за­молчать. В эти тяжелые часы я оставался рядом со Старцем и наблюдал, как он боролся с болезнью — молчаливо и с полным спокойствием.

Следует заметить, что во время этого тяжкого испы­тания я не услышал из его уст ни единого слова недо­вольства, негодования, жалобы. Он не говорил о сво­ей болезни, не выражал ни малейшей досады на такое тяжкое испытание, которое попустил ему Богочело­век Иисус. Напротив, бесчисленное число раз я слы­шал, как Старец произносил два своих самых люби­мых слова: «Иисусе мой! Иисусе мой! Иисусе мой!»

Любовь к Старцу, скорбь и боль разрывали мое серд­це. В эти тяжелые часы всем нам было более чем оче­видно, что Старец старается умолить Господа не изба­вить его от боли и болезней, но укрепить, дать ему си­лы их понести. И ему это удалось. Надо отметить, что и всегда в подобных ситуациях Старец поступал точ­но так же, как в этот раз. Его молитва о помощи всег­да бывала услышана.

Вообще, надо сказать, что средством для решения всех проблем у Старца была молитва. Долгая, прилеж­ная молитва, которую он завещал и нам, его духовным чадам.

Болезнь становится настоящим благодеянием

Старец Порфирий считал болезни великим благосло­вением Божиим. Как известно, он сам был очень бо­лезненным человеком. Бог попустил, чтобы блажен­ный Старец был испытан многими недугами. Больше всего отец Порфирий страдал от страшных головных болей, вызывающих обморочные состояния, когда он уже не мог общаться с людьми. Однако неоднократ­но, когда того требовала настоятельная необходи­мость, Старец, даже будучи близок к обмороку от бо­ли, продолжал, по благодати Божией, разговаривать и давать свои советы людям. Он пренебрегал своей болезнью и заботился только лишь о преуспеянии и спасении ближних. Сквозь призму немощей и боли отец Порфирий видел явление Бога в человеке. Ког­да человек страдает, он явственно ощущает свою не­мощь. Он не может найти для себя опору в самом се­бе, потому что сила его покинула. Но он стремится преодолеть эти трудности и вручает себя любви и че­ловеколюбию Божию. Общение с Богом через непре­станную молитву, предание своей жизни в руки про­мысла Божия дают бытию человека настоящую силу, исходящую от Бога и ведущую ко спасению. То есть к единению с Богом и причастию жизни Троичного Божества.

Когда мы спрашивали Старца о том, как он себя чувствует, он нам отвечал. Переживая столь тяжелое испытание, он находил в себе силы, чтобы открыть нам великую истину: «Бог нас любит безмерно и хо­чет, чтобы мы стали для Него своими, чтобы мы пол­ностью предали Ему самих себя». «Весь живот наш Христу Богу предадим». Больному легче предать се­бя в руки Божии, потому что болезнь отнимает у нас уверенность в своих собственных силах. И тогда наш недуг становится для нас настоящим благодеянием. Поэтому Старец и говорил: «Не просите Бога о том, чтобы выздороветь. Он знает, что для вас полезно, и действует по Своей бесконечной любви, которую Он имеет к человеку».

Молитва и болезнь

«Молись не о том, чтобы Бог избавил тебя от раз­личных твоих болезней, — сказал мне однажды Ста­рец, — но о том, чтобы тебе посредством умной мо­литвы, пребывая в терпении, умиротвориться. Это принесет тебе очень большую пользу».

«Не проси Бога облегчить твои страдания от раз­личных болезней, не принуждай Его к этому в своих молитвах. Но с неизменной стойкостью и терпением переноси свои недуги — и увидишь, какую от этого получишь пользу».

>преподобный Порфирий Кавсокаливит

День памяти: 19 ноября (2 декабря) (Конст.)

На пути к подвижничеству

Преподобный Порфирий Кавсокаливит (мирское имя: Евангелос Баирактарис) родился на территории Греции, в провинции Эвиа, близ Аливери, 7 февраля 1906 года.

Родители Евангелоса были простыми крестьянами, бедными, но благочестивыми. С раннего детства они приучали его к вере.

Они, конечно, желали для сына и хорошего светского образования. Однако, в связи с недостаточностью средств, не могли обеспечить ему полноценное обучение. В результате всё его пребывание в школе ограничилось двумя классами.

С детства Евангелос приучался к труду: хлопотал по хозяйству, пас скот, трудился в огороде. В возрасте 8 лет начал работать на шахте, а спустя некоторое время встал за торговый прилавок.

В юности он ознакомился с житием святого Божьего угодника Иоанна Кущника. Евангелос был до того тронут этим проникновенным повествованием, что и сам решил посвятить себя Богу и отправиться на Афон. Он предпринял несколько попыток вступить в новую жизнь, но всякий раз ему препятствовали какие-то обстоятельства.

Святой Горы он смог достичь лишь в возрасте 14 (или 15 лет).

Афон

Когда Евангелос плыл на корабле в сторону Афона, он познакомился с опытным подвижником, иеромонахом Пантелеймоном. Тот, узнав о желании юноши, согласился принять его под свое духовное окормление. Он же помог ему с устройством на Святой Горе: в силу юношеского возраста Евангелосу могли отказать в его просьбе; чтобы этого избежать отец Пантелеймон выдал его за своего племянника.

Пантелеймон дал Евангелосу приют в своей келье на Кавсокаливии, где уже подвизался его брат, отец Иоанникий. Таким образом, по Промыслу Божьему, юный Евангелос обрёл сразу двух духовных наставников.

Скит «Кавсокаливия» состоит из сорока калив (домик в скиту, в котором живет один или несколько монахов) и расположен на южной оконечности Афонского полуострова, на скалах, по направлению к Великой Лавре. Название «Кавсокаливия» (переводится как «поджигатель хижин») утвердилось от имени преподобного Максима Кавсокаливита († 13 янв. 1365), который строил себе хижины на этих скалах. Его любовь к уединению была так велика, что всякий раз, когда рядом с его каливой поселялись другие монахи, он сжигал свой домик, поднимаясь все выше в гору, где строил себе новую хижину.

С благословения отцов и по мере своих собственных сил, подвижник шаг за шагом старался усугублять свои подвиги: много молился; спал мало, причём ложем ему служил твёрдый пол; зимой и летом ходил босиком. Исполняя послушание, колол дрова, занимался резьбой по дереву, носил землю для огородов, собирал улиток.

Пройдя испытание трудностями и искушениями, окрепнув духовно, Евангелос был пострижен в монашество с именем Никита.

Монашеская жизнь

Приняв монашеский постриг, Никита стал служить Богу с ещё большей ревностью и самоотдачей. Он неоднократно испытывал радость живого ощущения Божественного присутствия. Он, казалось, уже и не мог представить себе жизнь вне подвижничества на Святой Горе.

Между тем, хождение босиком в зимний период, сон при открытом окне на холодном полу привели к воспалению лёгких. В свою очередь это заболевание перешло в плеврит. Принимая во внимание серьёзность болезни, старцы повелели ему оставить Афон и отправиться на лечение. Как ни тяжело ему было расстаться с Афоном, он подчинился их воле и перебрался на материк.

Пройдя курс необходимых оздоровительных процедур, Никита вернулся, но вскоре болезнь вновь дала о себе знать. Сознавая, что Афонский климат плохо сказывается на его неокрепшем здоровье, и что усугубление болезни может закончиться скорой смертью, старцы вновь благословили его покинуть Святую Гору, но на этот раз не благословили вернуться.

В возрасте 19 лет Никита оставил полюбившуюся ему землю и переселился в обитель святого Харалампия, располагавшуюся недалеко от его родного села. Здесь он продолжил жить строгой аскетической жизнью, однако пошатнувшееся здоровье не позволяло ему в полной мере практиковать правило особо строгого поста.

Как-то раз монастырь, где подвизался Никита, посетил архиепископ Порфирий, глава Синайской Церкви. Оценив опыт и духовную расположенность молодого монаха, он возвёл его в сан иеродиакона, а на следующий день рукоположил во священника. Причём, Никита получил и новое имя: Порфирий. Это произошло в 1927 году. Отцу Порфирию шёл тогда всего 22-й год.

Священническое служение

Прошло немного времени и Каристский митрополит Пантелеймон, несмотря на молодость иеромонаха Порфирия, определил его, как достойного, на должность монастырского духовника. Это ответственное послушание он исполнял в обители святого Харалампия вплоть до 1940 года.

Весь этот период отец Порфирий принимал множество посетителей со всех окрестностей. Кто-то искал у него наставлений, кто-то нуждался в его молитвах и утешении, кто-то испрашивал благословения на добрые дела.

На этой должности отец Порфирий проявил себя с положительной стороны, как добрый и любящий пастырь, заботливый отец, и в 1938 году его удостоили звания архимандрита.

Во время войны отец Порфирий исполнял послушание при Афинском больничном храме (во имя) преподобного Герасима. Получая более чем скромное жалование, он с радостью делился им со своими родственниками, которые не имели возможности заработка и, таким образом, зависели от него.

Со временем архимандрит Порфирий организовал куриный двор, вязальную мастерскую; стал изготавливать ладан.

Видя, насколько благочестивым пастырем является отец Порфирий, к нему всё чаще стали обращаться и врачи. Иногда они просили молитв за тяжёлых и безнадежных больных. Рассказывают, что порой преподобный Порфирий устанавливал диагноз больного (конечно, не без содействия благодати), а в некоторых случаях проявлял дар исцелений.

Последние годы земной жизни

В 1984 году до старца Порфирия дошла весть о том, что келья святого Георгия, где он начинал путь послушника на Афоне, опустела, так как последний её обитатель переселился в монастырь. Продолжая хранить в своём сердце любовь к Святой Горе, вскоре он отправился на Афон. Прибыв на место и встретившись с руководством Великой Лавры, которой принадлежала освободившаяся келья, он попросил, чтобы если возможно, ту келью предоставили ему.

Получив соответствующее просьбе благословение, он разместил там двух учеников, пообещав, что и сам поселится в ней после того, как количество учеников достигнет пяти. В 1991 году, как и обещал, отец Порфирий перебрался жить в келью.

Незадолго до смерти он пожелал приготовить недалеко от кельи место для своего будущего погребения, что и было исполнено. Затем он составил прощальное письмо, изложив там свои наставления и прося по-христиански простить его, грешного.

В последние часы жизни отец Порфирий исповедался, после чего братия, ученики старца, приступили к чтению канона на исход души.

2 декабря 1991 года старец Порфирий Кавсокаливит, истинный воин Христов, мирно почил о Господе. 3 декабря его тело было с благоговением предано Афонской земле.

Старец Порфирий Кавсокаливит

В издательстве Сретенского монастыря вышла долгожданная книга митрополита Лимасольского Афанасия «Открытое сердце Церкви». Предлагаем вниманию читателей портала Православие.Ru отрывок из этой книги, в котором владыка Афанасий делится своими воспоминаниями об одном из самых известных старцев XX века – преподобном Порфирии Кавсокаливите.

Старец Порфирий (так его звали) упокоился в 1992 году. Быть может, вы слышали об этом великом человеке. Господь удостоил меня знать его лично, и знать достаточно близко. Я много раз бывал у него. И поскольку он был афонским монахом, то и упокоился на Афоне. Так что я встречал его и там. И может быть, я был одним из последних, с кем он говорил… Мы говорили с ним по телефону за день до его кончины. Этот старец, дорогие мои, был великим явлением нашего времени. О нем написано множество книг на основе свидетельств очевидцев. Думаю, можно составить целые тома, множество томов, куда войдет описание разных случаев, свидетелями которых были люди, находившиеся рядом с ним, общавшиеся с ним. Я расскажу вам о некоторых событиях из его жизни, которые наблюдал лично или слышал от людей, знавших его.

Семья старца Порфирия была из Малой Азии, но сам он родился и вырос в окрестностях Афин. Еще будучи ребенком, он прочитал житие святого Иоанна Каливита (в русской традиции Иоанн Кущник). Это был необычный святой. Однажды он решил уйти из своего дома. Он ушел, стал монахом и по прошествии многих лет решил вернуться домой. Все это происходило в Риме. Родители его плакали, рыдали о том, что потеряли свое единственное драгоценное дитя. Святой Иоанн прожил у них примерно тридцать лет. Родители же его были очень богатыми людьми, но святой поселился в шалаше, который они смастерили для него, поскольку приняли его за бедного нищего. Так что он жил в этом шалаше в саду своего дома, над ним смеялись его же рабы, бросали ему какие-то объедки, мучили его и глумились над ним. А он продолжал там жить, претерпевая все это до самой своей смерти. Прямо перед кончиной он неожиданно отдал своим родителям рукописное Евангелие, которое подарила ему его мать. Так открылось, что это был их сын. Но он тут же умер. Это очень маленькое рукописное Евангелие святого Иоанна Каливита по сей день хранится на Афоне.

Будущий отец Порфирий, прочитав это Житие в возрасте примерно двенадцати-тринадцати лет, почувствовал в своем сердце великую любовь ко Христу и решил тоже стать монахом. В то время до Афона добраться было не просто, это место находится вдали от мира. Он дважды попытался попасть на Афон, но у него ничего не вышло. На третий раз он прибыл на Святую Гору, было ему тогда пятнадцать лет. Он пошел в скит Кавсокаливия. Кавсокаливия находится в конце Афонского полуострова, это одно из самых удаленных и уединенных мест. В той части полуострова одни скалы. Я это знаю, потому что тоже жил там, в Новом скиту. Новый скит, Святая Анна, Катунаки, Кавсокаливия — все эти места представляют собой каливы, то есть маленькие домики, расположенные на склонах Горы Афон, там только камни да скалы. Если добираться до дома старца Порфирия от моря, то нужно подниматься вверх примерно сорок пять минут, и подъем этот очень труден. Нужно быть, так скажем, натренированным, чтобы жить в этих местах.

Будущий подвижник прибыл туда и поступил на послушание к неким добродетельным старцам. Когда ему было еще только семнадцать лет и он находился в полном послушании у своих духовных наставников, вел глубоко подвижническую жизнь, в нем начал действовать дар пророчества, прозорливости, то есть в его душе начал проявляться этот дар Святого Духа, который открывал ему происходящее: либо будущее, либо прошедшее, либо настоящее. В возрасте девятнадцати лет он тяжело заболел воспалением легких, и старцы отправили его в мир, в Афины на лечение, а врачи не позволили ему возвратиться на Афон. Итак, когда ему было девятнадцат-двадцать лет, его посетил архиепископ Синайский Порфирий и беседовал с ним. Юноша открыл архиепископу происходящее в его монастыре, хотя сам никогда там не был. Он описал ему монастырь, описал каждого монаха в отдельности, какие у кого трудности и как нужно вести себя архиепископу в каждом конкретном случае. Архиепископ был потрясен и рукоположил его во диакона, а затем в священника, дал ему имя Порфирий и благословил на духовничество, несмотря на юный возраст. Отец Порфирий остался в Афинах и стал служить в храме при афинской больнице на площади Омония. Эта больница существует и по сей день. Там есть маленькая церковь Святого Герасима, и отец Порфирий был настоятелем этой церкви. С того времени у отца Порфирия открылось множество даров от Бога. Например, к нему приходили больные, и старец ставил им точный диагноз. Он даже поправлял врачей и говорил, чем страдают больные. Сами врачи часто свидетельствуют: они обращались к старцу, чтобы он определил болезнь человека. Впоследствии, естественно, старец не раз ездил на Афон. Он очень хотел там остаться, но у него было настолько слабое здоровье, он был настолько больным, что никак не мог этого сделать. Как только старец приезжал на Святую Гору, он заболевал, и его увозили обратно, потом он снова приезжал. Так все время и ездил туда-сюда — из Афин на Афон и обратно.

Внешне жизнь старца не выглядит очень интересной, это была жизнь обыкновенного священника. Конечно, старец был человеком, погруженным в молитву. Обычно он жил в фургончике в лесу рядом с Афинами. Тогда вокруг Афин были леса, это теперь их все сожгли. Так вот, старец жил в уединенных местах, а днем нес свое служение в больнице. В конце жизни, провидя свою смерть, старец написал завещание, уехал из Афин на Афон в Кавсокаливию и упокоился там 2 декабря 1992 года. Такова в нескольких словах внешняя сторона его жизни.

Второе наше общение было, когда заболел наш игумен — с ним случился сердечный приступ — и мы, совсем еще молодые ребята, думали, что он умрет. Нас охватила паника: игумен умрет, и что же нам делать одним в пустыне? Самым старшим был я, мне было двадцать три года, а остальные моложе. Нас было тогда около двадцати монахов. Я ездил в Салоники по делам и встретил по дороге монаха, ученика старца Порфирия, и он сказал мне: «Вот телефон старца, позвони, поговори с ним. Позвони ему в пять утра, в это время он отвечает на звонки». Я так и сделал. Позвонил в пять утра и стал ждать, одновременно переживая, что вдруг разбужу кого-нибудь и меня обругают по телефону. Я ждал, ждал, но никто не отвечал. Делать было нечего, и я решил прочитать акафист Божией Матери, а потом позвонить ему, но вначале помолиться, чтобы получилось с ним поговорить. Я читал акафист, и когда дошел до последних молитв, то стал нажимать на кнопки. То есть я нажимал на кнопки и одновременно дочитывал акафист. К концу акафиста старец поднял трубку и ответил из Афин. И ответил он следующими словами: «Радуйся, Невесто Неневестная!» Он сказал по телефону слова, которые я произносил в своей молитве. Потом он спросил: «Кто это?» — «Отец Афанасий с Афона, геронда». — «С чем ты звонишь?» — «У нас неприятность. Наш игумен болен». И тут, мои дорогие, отец Порфирий в точности описал состояние нашего игумена, все симптомы его болезни, рассказал, что с ним случилось и что нам нужно делать. И все это по телефону. Вот такой у нас состоялся разговор.

Потом я бывал у него много раз. У нас завязалось общение. Незадолго до смерти у нас с ним был телефонный разговор, это было тогда, когда наш игумен уговаривал меня поехать на Кипр, а я не хотел и старался найти кого-нибудь из старцев, кто бы меня поддержал в том, что мне не надо ехать на Кипр, и убедить своего игумена, который настаивал, что мне надо ехать. Я решил обратиться ко всем известным старцам и сказать им, что, дескать, я хочу на Кипр, и если бы они мне сказали «не надо ехать», то тогда у меня был бы аргумент: «Видите ли, старец Порфирий мне сказал “не ездить”». Так что я позвонил отцу Порфирию, и он, естественно, сказал мне, чтобы я ехал на Кипр. Все, что я рассказал, касается моего личного знакомства со старцем Порфирием и моего общения с ним.

Еще один случай. Однажды монахини из монастыря, который находится рядом с Саламином, недалеко от Афин, поехали посетить женский монастырь Святого Иоанна Богослова в Арте. Туда поехал полный автобус монахинь, примерно сорок — сорок пять человек. На обратной дороге они заехали в Афины, чтобы взять благословение у старца Порфирия. Поскольку уже стемнело, игумения сказала: «Сестры, мы только возьмем благословение у старца и уедем. Не будем задерживаться, не будем разговаривать, только поцелуем его руку и поедем; уже поздно, и неизвестно, когда доберемся до монастыря. До монастыря от Афин нам ехать четыре часа при хорошем движении и пять часов при затрудненном движении. Если ехать ночью, мы не доедем». Все пошли к старцу. Старец обрадовался, что приехало так много монахинь, и говорит им: «Садитесь». Делать нечего, пришлось из вежливости сесть, а старец начал с ними долгую беседу. Игумения сидела, думая про себя: «Богородице моя, что же делать?» Смотрела на часы, а время все шло. Потом говорит: «Геронда, простите». Старец ей: «Подождите, подождите». — «Геронда, нам надо уезжать». — «Не спешите, не спешите». — «Геронда, нас ждет автобус». — «Успеете, успеете». Эта игумения сама мне потом рассказывала: «Я терпела, терпела, все смотрела на часы, сидела как на угольях». В конце уже не выдержала, совсем разволновалась, встала и сказала: «Геронда, простите. Мы должны ехать». Старец ответил: «Что же ты так разволновалась? Хочешь ехать? Ну давайте, езжайте». Монахини взяли у него благословение и побежали к автобусу. Только сели и уже автобус должен был тронуться, забегает последняя монахиня, которая задержалась у старца, и кричит: «Старец зовет к себе игумению». Делать нечего, игумения выходит из автобуса, бежит к старцу и спрашивает: «Что такое, геронда?» А он ей в ответ: «Знаешь, мы тут сделали одну церковную радиостанцию, по ней передают очень хорошие программы. Садись, я включу тебе, чтобы ты послушала». Она села, старец нажимает на кнопку радиоприемника и дает ей слушать передачу из церкви в Пирее. Она, конечно, чуть с ума не сошла. Окончательно потеряв спокойствие, игумения взмолилась: «Геронда, пожалуйста, мне надо ехать. Я больше не могу оставаться». — «Ну, дорогая моя, не надо так. Успеешь». Старец улыбнулся и продолжил: «Успеешь, успеешь, не кричи». Она рассказывала, что смотрела на часы, а время все шло: 19:30, 19:40, 19:45, 19:50… «Божия Матерь, во сколько же мы приедем в монастырь, в два часа ночи?» — сокрушалась она. «А ушла я из его кельи в 20:10, потому что, помню, посмотрела на часы». Только она собралась уходить, старец говорит ей: «Тут есть одна девушка, не завезете ли вы ее в Афины?» Игумения потом рассказывала, что в тот момент подумала: «Теперь еще ехать через центр Афин! Во сколько же мы оттуда выберемся?» Но поскольку ее попросил старец, она из уважения ответила: «Да, конечно, мы ее возьмем с собой, что же делать». Так что они уехали от старца в 20:10 и к ним подсадили еще и девушку. Въехав в Афины, они попали в сильный затор, а еще вдобавок водителю понадобилось заправить автобус. В общем, приехали в монастырь, по их подсчетам, проведя в дороге пять часов. Причем в автобусе были еще и монахини из Арты, которых они взяли с собой. Так что всего было пятьдесят монахинь. Игумения по дороге переживала и говорила: «Приедем в монастырь в час-два ночи. Кто же нам откроет? Как же быть?» Но когда они приехали, по непонятной причине монастырь оказался освещен. Какая-то монахиня в воротах сказала им: «Проходите». Игумения рассердилась, что в такой час монахини еще не спят. Она хотела их отругать, но постеснялась гостей. Игумения сказала гостям: «Добро пожаловать», и тут собрались все монахини. Игумения спросила их: «Что же вы в такой час еще не спите? Неужели вам не стыдно перед гостями? Ведь уже поздно». Они сели в зале, чтобы угостить приехавших, а игумения думала про себя: «Что это они, с ума все посходили, что ждали до такого позднего часа?» Потом сказала: «Давайте садиться есть». — «Мы ждали вас». Она им: «Что с вами? Вы ждали до двух часов ночи, чтобы поесть?» Монахини смотрели друг на друга в недоумении: «Что это с игуменией?» «Что со мной? Разве можно сидеть голодными столько времени? А вы ждете до поздней ночи, пока мы приедем. Сколько сейчас времени?» Она посмотрела на часы, — на часах было 20:20. Как такое могло случиться, дорогие мои? Вы можете объяснить? За десять минут они преодолели расстояние в пять часов. Ну ладно, если бы она была одна, можно было бы сказать, что у нее умопомрачение и она говорит глупости. Но ведь их был целый автобус. Нам рассказывала об этом сама игумения, которая была в этом автобусе. Как такое возможно? А на следующий день утром ей позвонил старец и спросил: «Ты застала монастырь открытым?»

Еще до этого случая игумении сделали операцию на сердце, поскольку у нее были проблемы с сердцем, и тогда она познакомилась со старцем Порфирием, до этого она его не знала. Она вернулась после операции и вечером пошла на ночную службу. А поскольку она очень хорошо пела, монахини стали ее уговаривать: «Пойте, игумения». Воодушевили ее, и она запела. Но, дойдя до «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный», когда надо было напрячь голос, взять очень высокую ноту, она запела так, как обычно поют женщины высоким голосом (а у нее еще был и сильный голос). Она напрягла голос, спела очень громко, но почувствовала, как внутри что-то хрустнуло, и поняла, что, видимо, что-то повредила внутри. На тот момент ни она не знала старца Порфирия, ни он ее не знал. Когда закончилась литургия, игумения пошла к себе в келью. В четыре часа утра зазвонил телефон. Она подняла трубку, недоумевая, кто может звонить в такое время. Ответив, она услышала: «Это отец Порфирий из Афин, из Оропо». — «Очень приятно, геронда». Что-то, конечно, она слышала до этого о нем. Он продолжил: «Дорогая моя, что же такое за “Бессмертный” ты пропела? Тебя же только что прооперировали! К счастью, тебя услышал Бессмертный и спас от смерти, потому что ты пела так, что вообще должна была бы умереть, не сходя с места». Игумения совершенно растерялась: откуда мог узнать об этом старец, как он это услышал?

Вот еще два случая, которые произошли на Афоне. Один мой друг, священник, иеромонах, однажды вечером, молясь (только вы не бойтесь того, что я вам расскажу), услышал шаги в коридоре исихастирия, где он жил. Вдруг открылась дверь и вошел сатана. И тут началось! Он схватил этого подвижника за горло, повалил его на землю, и завязалась между ними борьба. Уже в самом конце искушения он ударил иеромонаха в грудь. Наутро священник никому об этом не рассказал. И тут тоже зазвонил телефон, тоже старец Порфирий, и также они не были знакомы друг с другом. Отец Порфирий говорит ему: «Ты хорошо вчера справился. Только вот за этот удар тебе придется расплатиться». Иеромонах спрашивает: «А кто это?» — «Отец Порфирий». — «Как мне придется за него расплатиться, геронда?» Отец Порфирий ему отвечает: «Выпьешь мешок лекарств». И что же, прошло совсем немного времени, и монах стал кашлять кровью, у него начался туберкулез, и сами знаете, сколько таблеток принимают страдающие этой болезнью.

Другой случай произошел у нас в скиту. У нас был некий отец Иоаким, до этого — архимандрит в миру. Он начитался книг о подвижничестве и пришел на Святую Гору. У него не было опыта монашеской жизни. Хотя он и был хорошим архимандритом, но монашества он не знал. Он взял с собой много книг, читал и надеялся с их помощью стать подвижником. Он заперся у себя в комнате и старался подражать подвижникам. Старец Порфирий «увидел» его из Афин и послал к нему человека, чтобы тот ему передал: «Перестань запираться в своей комнате. Так продолжать нельзя. Выходи на улицу, занимайся садом, поливай цветы, деревья».

Одна игумения из Сербии мне рассказывала, как однажды к ним в монастырь позвонил старец Порфирий, хотя не был с ними знаком. Это было еще во времена коммунистической власти. Так вот, позвонил и сказал игумении: «Мать игумения, сегодня вечером вам бросили яд в колодец, чтобы вы все умерли, чтобы все монахини отравились. Не пейте воду из этого колодца, она отравлена, а начните копать у себя в монастыре, пока не найдете воду, и пейте оттуда».

Мы в 1979 году принимали у себя одного католического монаха, итальянца, который приехал на Афон. Он прекрасно говорил по-гречески и жил с нами шесть месяцев. Один раз, поехав в Афины, я взял его с собой к старцу Порфирию. Мы зашли к нему, а старец был слеп, и никто не знал про этого монаха — ни что он католик, ни что итальянец. Он очень хорошо говорил по-гречески и был в одежде, похожей на нашу. Невозможно догадаться, что он католик. Даже насельники Афонской горы не знали, что он итальянец и католический монах (мы не говорили им об этом, чтобы не было проблем: на Афоне ситуация напряженная, нелегко католикам свободно передвигаться по Афону). Старец вошел в комнату и начал описывать этого монаха, потом спросил: «А как называется твой монастырь?» — «Святого Иоанна Богослова». Тогда старец в точности описал ему его монастырь в Италии, сказал, где на территории монастыря есть вода и как глубоко.

Жизнь старца, дорогие мои, была полна таких чудес. Старец описывал события, которые происходили тысячи лет тому назад. Помню посещение старцем монастыря Пресвятой Троицы в Фивах. Он приехал и говорит монахиням: «Здесь три с половиной тысячи лет назад был храм Аполлона, и на… метров в глубину под церковью находятся развалины этого храма. Поэтому, когда будете строить, не приглашайте никого из археологического ведомства. Начнутся раскопки, обнаружат развалины и остановят стройку». Монахини отвечают: «Здесь не было никаких развалин, мы ничего не видели». После того как в Афинах произошли землетрясения, им пришлось начать стройку, и когда раскопали фундамент, то нашли развалины, о которых говорил старец.

Некий богатый человек, господин Васос, купил землю в Афинах на берегу моря и рассказал об этом старцу. Старец ответил: «Землю-то ты купил, но она полна захоронений». Господин Васос решил, что старик сошел с ума: «На берегу моря захоронения?» — «Да, на берегу». — «На берегу?» — «Говорю же тебе, на берегу». — «Захоронения на берегу?» — «Да, захоронения на берегу». — «Нет там никаких захоронений». — «Хорошо поищи, и увидишь». Когда этот человек собрался строить дом и раскопал землю, то нашел там одиннадцать захоронений, древних, дохристианских.

Один духовный сын старца работал в Афинах, в НАСА. Помните, как один космический корабль отправили в космос и его никак не могли вернуть на землю? Тогда организовали всемирное совещание и собрали виднейших ученых в этой области, дабы решить, что делать с космическим кораблем. Духовный сын, перед тем как ехать в Америку, навестил старца, желая взять благословение: дескать, еду в Америку, возникла некая проблема. «Какая проблема?» — спрашивает старец. «Космический корабль не может вернуться». — «Что же это с ним случилось, что он не возвращается?» — «Не возвращается, геронда, и всё». — «Подожди, давай его исследуем, посмотрим». И это все рассказывал человек, который разбирается в космических кораблях. «Давай исследуем его за две минуты», — сказал старец и начал в точности описывать космический корабль и место, где произошла неполадка. «Вот здесь неполадка». — «Как же нам ее исправить?» Старец объяснил, как исправить неполадку, а потом сказал: «Когда будешь на совещании, вначале сам ничего не говори, дай всем высказаться, но они сами не найдут эту неполадку, никто не догадается, что случилось. Они изложат все свои теории, а ты выступишь последним и даже получишь премию». Духовный сын старца отправился в Америку. Но кто там будет обращать внимание на грека: откуда что-то знать грекам, которые смотрят в космос через бинокль вместо телескопа? После того как выступили специалисты, которые создавали этот корабль, и не смогли разобраться и найти неполадку, грек подумал: «Ну что, сейчас мне выступить? А если то, что я скажу, окажется неверным? Засмеют — мол, в Афинах у вас нет космических кораблей». Он удостоверился, что ученые не нашли неполадку, и робко сказал: «Знаете, мне кажется, дело обстоит так. » — и развил свою мысль. Ему ответили: «Этого не может быть». Тогда он сказал: «Проверьте и сделайте это». Они сделали в точности то, что сказал старец. Конечно, духовный сын старца не сказал ученым, кто на самом деле обнаружил неполадку, а сказал, что ее обнаружил один пожилой человек. Ученые сделали то, что сказал старец Порфирий, тотчас же соединились с космическим кораблем и сумели вернуть его на землю.

Таких удивительных случаев было множество, о них написаны целые тома. Не знаю, читали ли вы о старце Порфирии книги со свидетельствами людей, которые это пережили, которые все это видели. Я вам рассказываю сейчас только о тех случаях, которые вспоминаются в первую очередь. Но чудеса совершались не только при его жизни.

Одна женщина из Австралии, время от времени звонившая старцу, позвонила ему в Афины, не зная, что он умер на Афоне. Старец взял трубку, женщина стала с ним говорить, рассказывать о своей проблеме. Старец ей ответил, разрешил ее проблему, как она того хотела, и так они проговорили в общей сложности двадцать — двадцать пять минут. В конце разговора женщина спросила: «Геронда, можно я вам потом позвоню и расскажу, что произошло?» — «Нет, не надо мне звонить». — «Геронда, но почему?» — «Дорогая моя, меня нет на земле, я умер уже, я на небе, и не надо мне звонить». Женщина не поверила, подумала, что с ним что-то случилось, может быть, с головой что-то произошло от старости, а может, просто пошутил. В общем, она повесила трубку и перезвонила на следующий день. Она долго звонила, и в конце концов подошла одна монахиня, которая жила в том монастыре. Женщина говорит ей: «Я хотела бы поговорить со старцем». — «А вы еще не знаете, что случилось?» — «Что случилось?» — «Уже сорок дней, как старец умер». — «Вы правду говорите?» — «А что же, неправду, что ли! Он умер, умер на Афоне, его похоронили, всё, умер». Тогда женщина говорит: «Но я ведь разговаривала с ним вчера вечером по телефону». — «Не знаю, с кем вы разговаривали вчера по телефону, но старец умер, и с тех пор прошло уже сорок дней».

Старец «увидел», что турки вторглись на Кипр, еще до того, как об этом сообщили по радио. Вечером он отправился из Афин на Афон (об этом рассказывали люди, которые были с ним в машине), и вот в пять утра он сказал: «Турки высаживаются на Кипре». — «Геронда, что вы говорите?» Они включили радио, там ничего, только песни. А старец продолжил: «Вот сейчас турки вторгаются на Кипр, — и стал описывать Керинию, побережье, — вот причаливает первый корабль, выезжает первый танк, высаживаются солдаты, начинается война. Быстро возвращаемся в Афины!» Они вернулись в Афины и через два-три часа услышали сообщение о вторжении турок на Кипр.

Во времена Чаушеску в Бухаресте было восстание студентов, и их убили по одному. Не знаю, помните ли вы это. Так вот, старец «видел» то, что происходило, и описывал все в точности.

Помимо историй, которые я вам рассказал, хочу сказать то, с чего начал: Православная Церковь лечит человека, воздействует на него и возрождает силы, которые Бог дал человеку, все дары, все, что нам дал Бог, когда нас творил. Церковь все это оживотворяет в Боге. Поэтому мы утверждаем, что Церковь не имеет никакого отношения ни к философии, ни к различным теориям, ни к морализаторству. Церковь имеет целительное действие и врачует человека, а доказательством этого являются святые. Если бы у нас, дорогие мои, не было святых, то все, находящиеся в Церкви, считались бы безумцами. Представьте себе: слушаться Церковь, которая учит вещам, которым нет доказательства. Мы были бы глупцами и безумцами, если бы следовали Евангелию, не имея доказательств тому, что оно учит истине. А где тому доказательства? Да, оно говорит хорошие, мудрые вещи. Но зачем человеку мудрость, не имеющая доказательств, что она истинна. Только святые воплощают и подтверждают Евангелие своей жизнью, дорогие мои. Только святые. Когда мне было восемнадцать лет, я первый раз посетил старца Паисия. Как только увидел этого человека, в моей душе родилась уверенность: все, что говорил Христос, — истина. Я так почувствовал, потому что увидел перед собой человека Божиего, святого человека: ведь отец Паисий был таким же, как и старец Порфирий. Он также имел много даров от Бога и совершил множество чудес.

Простите, если я вас утомил своим монологом, но это очень важные вещи. Когда мóлитесь, обращайтесь за молитвенной поддержкой к этому святому человеку. Он жил в наши дни, дорогие мои! Все те, кто его знал, — наши современники. Старец Порфирий имеет великое предстательство перед Богом и, думаю, великую силу. И сегодня, в день его памяти, у вас есть хороший повод познакомиться с ним, почитать о нем книгу. Есть много кассет с записями его бесед; вы можете послушать их. Но в первую очередь почитайте о нем, чтобы увидеть, как жил этот Божий человек.

Митрополит Афанасий Лимасольский. Открытое сердце Церкви / Пер. с новогреч. А. Волгиной,А. Саминской. М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2014. С. 89–122.

9 октября 2014 г.

скрыть способы оплаты

скрыть способы оплаты

Митр. Месогейский и Лавреотикийский Николай

Когда изобличается наука

Об одном из чудес старца Порфирия

Митрополит Месогейский и Лавреотикийский Николай

Какое ужасное путешествие! Единственный их спутник, с которым они ни на миг не разлучаются и который в дороге их утешает, – это молитва старца Порфирия.

Старец Порфирий и остров Кипр

Епископ Неапольский Порфирий

Старец Порфирий и остров Кипр

Епископ Неапольский Порфирий

Геронда знал не только о том, что я молился, но и какую именно молитву читал.

Чудотворец XX века

Павле Рак

Чудотворец XX века

Воспоминания о старце Порфирии

Портал Православие.Ru попросил Павле Рака, автора книги «Приближения к Афону», поделиться своими воспоминаниями о старце Порфирии Кавсокаливите, которого Павле и его семья знали лично.

Св. Порфирий Кавсокаливит: жизнеописание, наставления, чудеса Старец Порфирий Кавсокаливит: жизнеописание, наставления, чудеса

Человек сказал: «Я скоро зайду к вам, как только освобожусь», на что отец Порфирий ответил: «Не звони мне опять, потому что я уже умер».

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.

Православный Церковный календарь

Труды преподобного Порфирия Кавсокаливита

• Житие и слова

• Поклоны очищают и освящают и тело и душу

Смотреть все труды в библиотеке →

Ста­рец Пор­фи­рий, в ми­ру Еван­ге­лос Ба­и­рак­та­рис, ро­дил­ся 7 фев­ра­ля 1906 го­да в Гре­ции, в се­ле­нии Айос-Иоан­нис близ го­ро­да Ка­рист на ост­ро­ве Эв­бея. Его ро­ди­те­ли бы­ли бед­ные бла­го­че­сти­вые кре­стьяне. Свое об­ра­зо­ва­ние Еван­ге­лос по­лу­чил в двух клас­сах на­чаль­ной сель­ской шко­лы. С са­мо­го дет­ства он по­мо­гал ро­ди­те­лям за­ни­мать­ся хо­зяй­ством: па­сти овец, ра­бо­тать в ого­ро­де. В 8 лет маль­чик по­шел ра­бо­тать на уголь­ную шах­ту, а за­тем за при­ла­вок ма­га­зи­на.

В ран­ней юно­сти Еван­ге­лос про­чи­тал жи­тие свя­то­го Иоан­на Кущ­ни­ка. Оно про­из­ве­ло на него та­кое силь­ное впе­чат­ле­ние, что он втайне от ро­ди­те­лей ушёл на Свя­тую Го­ру Афон. Там Еван­ге­лос от­дал се­бя в по­слу­ша­ние двум доб­ро­де­тель­ным и ду­хов­но опыт­ным стар­цам, жив­шим в Свя­то-Ге­ор­ги­ев­ской ке­лии на Кав­со­ка­ли­вии.

Од­на­жды утром они по­сла­ли его на­ко­лоть дров для печ­ки. В их по­ис­ках юный по­слуш­ник до­брал­ся до овра­га, на­хо­див­ше­го­ся до­воль­но да­ле­ко от ски­та Кав­со­ка­ли­вия, в ко­то­ром он то­гда жил со сво­и­ми стар­ца­ми. Ко­гда маль­чик на­чал ру­бить дро­ва, с ним слу­чи­лось несча­стье: с то­по­ра со­рва­лась ру­ко­ят­ка, и лез­вие вон­зи­лось ему в но­гу, силь­но ее по­ра­нив. Из ра­ны хлы­ну­ла кровь. По­бли­зо­сти ни­ко­го не бы­ло, и, вне вся­ко­го со­мне­ния, от­рок дол­жен был уме­реть от по­те­ри кро­ви. Чув­ствуя смер­тель­ную опас­ность, он изо всех сил на­чал гром­ко при­зы­вать на по­мощь Ма­терь Бо­жию: «Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца, по­мо­ги мне!» И кровь немед­лен­но оста­но­ви­лась.

Вско­ре Еван­ге­лос при­нял мо­на­ше­ство с име­нем Ни­ки­та. Од­на­жды он, при­дя ра­но в цер­ковь, сто­ял в тем­ном уг­лу и мо­лил­ся. В этот мо­мент в храм во­шел мо­нах Ди­мит­рий, 90-лет­ний рус­ский ста­рец. Огля­дев­шись по сто­ро­нам и ни­ко­го не за­ме­тив, он стал на мо­лит­ву, де­лая зем­ные по­кло­ны. Во вре­мя мо­лит­вы стар­ца оси­я­ла та­кая бла­го­дать, что он сто­ял по­сре­ди хра­ма, не ка­са­ясь по­ла. Бо­же­ствен­ная бла­го­дать, из­лив­ша­я­ся на свя­то­го стар­ца, кос­ну­лась и юно­го ино­ка Ни­ки­ты. По пу­ти на­зад в кел­лию по­сле при­об­ще­ния Свя­тых Та­инств серд­це от­ца Ни­ки­ты пе­ре­пол­ня­ла та­кая ра­дость и лю­бовь к Бо­гу, что, воз­дев­ши ру­ки к небу, он гром­ко вос­кли­цал: «Сла­ва Те­бе, Бо­же! Сла­ва Те­бе, Бо­же! Сла­ва Те­бе, Бо­же!»

Он хо­тел всю жизнь под­ви­зать­ся на Афоне, но Гос­подь рас­по­ря­дил­ся ина­че. Де­вят­на­дца­ти­лет­ний Ни­ки­та по­лу­чил вос­па­ле­ние лег­ких, ко­то­рое пе­ре­шло в плев­рит. Стар­цы при­ка­за­ли ему оста­вить Афон и по­ехать ле­чить­ся. Прой­дя курс ле­че­ния и по­чув­ство­вав се­бя луч­ше, он вер­нул­ся на ме­сто по­стри­га. Од­на­ко бо­лезнь вновь да­ла о се­бе знать, и стар­цы, ви­дя, что афон­ский кли­мат мо­жет убить их уче­ни­ка, по­сла­ли его на­зад, не бла­го­сло­вив воз­вра­щать­ся на Свя­тую Го­ру.

Так в 19-лет­нем воз­расте отец Ни­ки­та оста­вил Афон и по­се­лил­ся в мо­на­сты­ре свя­то­го Ха­ра­лам­пия в Лев­коне, неда­ле­ко от сво­е­го род­но­го се­ла. В воз­расте 21 го­да Ни­ки­та был ру­ко­по­ло­жен во иерея Си­най­ским ар­хи­епи­ско­пом Пор­фи­ри­ем III, ко­то­рый дал ему свое имя. Вско­ре, несмот­ря на юный воз­раст ба­тюш­ки, мит­ро­по­лит Ка­рист­ский Пан­те­ле­и­мон на­зна­чил от­ца Пор­фи­рия мо­на­стыр­ским ду­хов­ни­ком. Это по­слу­ша­ние отец Пор­фи­рий нес в мо­на­сты­ре св. Ха­ра­лам­пия до 1940 г. Мно­гие из окрест­ных жи­те­лей об­ра­ща­лись к нему, ища ис­це­ле­ния сво­их ду­шев­ных ран. Отец Пор­фи­рий без уста­ли слу­жил Бо­гу и лю­дям. Ве­ре­ни­цы лю­дей жда­ли сво­ей оче­ре­ди, т. к. ис­по­ве­ди дли­лись ча­са­ми без пе­ре­ры­ва. И так про­дол­жа­лось изо дня в день. За свои неустан­ные тру­ды в 1938 го­ду отец Пор­фи­рий по­лу­чил сан ар­хи­манд­ри­та.

В 1940 го­ду отец Пор­фи­рий при­е­хал в Афи­ны, где был на­зна­чен при­ход­ским свя­щен­ни­ком в церк­ви свя­то­го Ге­ра­си­ма при афин­ской боль­ни­це. За трид­цать три го­да сво­е­го слу­же­ния на этом ме­сте отец Пор­фи­рий по­мог ты­ся­чам лю­дей об­ре­сти ду­шев­ный мир, мно­гих из них по бла­го­да­ти Бо­жи­ей он ис­це­лял от раз­но­го ро­да бо­лез­ней.

По­сле ухо­да на пен­сию отец Пор­фи­рий про­дол­жал слу­жить и ис­по­ве­до­вать в древ­нем за­бро­шен­ном хра­ме свя­ти­те­ля Ни­ко­лая в рай­оне Пен­де­ли до 1978 го­да. Ко­гда с ним слу­чил­ся ин­фаркт, он несколь­ко ме­ся­цев про­жил у сво­их дру­зей в Афи­нах, по­сле че­го в 1979 го­ду по­се­лил­ся в рай­оне Ми­ле­си, где и по­стро­ил боль­шое по­дво­рье с хра­мом в честь Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня.

Отец Пор­фи­рий ни­ко­гда не остав­лял на­деж­ды вер­нуть­ся об­рат­но на Афон. Ко­гда в 1984 го­ду он узнал, что по­след­ний оби­та­тель род­ной для него Свя­то-Ге­ор­ги­ев­ской кел­лии оста­вил ее и пе­ре­шел жить в мо­на­стырь, он по­спе­шил на Свя­тую Го­ру. Гос­подь ис­пол­нил за­вет­ное же­ла­ние Сво­е­го вер­но­го слу­ги, и по­след­ние два го­да сво­ей жиз­ни ста­рец про­вел на Афоне.

В это вре­мя он ча­сто го­во­рил о том, как бу­дет да­вать от­вет на Страш­ном су­де. Вспо­ми­нал ис­то­рию из Па­те­ри­ка, в ко­то­рой один ста­рец, чув­ствуя при­бли­же­ние смер­ти, при­го­то­вил для се­бя мо­ги­лу и ска­зал сво­е­му уче­ни­ку: «Мой сын, кам­ни скольз­кие и тро­па кру­тая, ты мо­жешь по­ка­ле­чить­ся, ес­ли ре­шишь нести мое те­ло к мо­ги­ле. Да­вай пой­дем ту­да, по­ка я еще мо­гу хо­дить». Уче­ник, под­дер­жи­вая стар­ца под ру­ку, до­вел его до мо­ги­лы. Ста­рец лег в при­го­тов­лен­ную мо­ги­лу и пре­дал ду­шу свою Бо­гу.

По прось­бе стар­ца неда­ле­ко от кел­лии для него бы­ла вы­ко­па­на мо­ги­ла. В по­след­нюю ночь сво­ей зем­ной жиз­ни ста­рец ис­по­ве­дал­ся, по­сле че­го уче­ни­ки ста­ли чи­тать ка­нон на ис­ход ду­ши, а за­тем по чет­кам ке­лей­ное пра­ви­ло ве­ли­кос­хим­ни­ка.

По­след­ни­ми сло­ва­ми стар­ца ста­ли еван­гель­ские стро­ки: «Да бу­дут все еди­но». За­тем еле слыш­но он про­шеп­тал: «Гря­ди» и ис­пу­стил дух. Гос­подь за­брал его свет­лую ду­шу в 4:31 утра 2 де­каб­ря 1991 го­да.

Чу­де­са

Го­во­ря о ду­хов­ных да­ро­ва­ни­ях стар­ца Пор­фи­рия, дру­гой все­мир­но из­вест­ный гре­че­ский ста­рец, Па­и­сий Свя­то­го­рец, го­во­рил: «У него цвет­ной теле­ви­зор, а у ме­ня толь­ко чер­но-бе­лый».

Бог есть

Неко­то­рое вре­мя вме­сте с ба­тюш­кой в мо­на­сты­ре жил один про­фес­сор бо­го­сло­вия. Он был на­мно­го мо­ло­же от­ца Пор­фи­рия и был его ду­хов­ным ча­дом. Од­на­жды про­фес­сор пред­ло­жил по­бе­се­до­вать о су­ще­ство­ва­нии Бо­га. Об­су­див эту те­му со всех воз­мож­ных то­чек зре­ния, про­фес­сор и ба­тюш­ка при­шли к за­клю­че­нию, что Бог есть. Од­на­ко мо­ло­дой про­фес­сор об­ра­тил­ся к стар­цу с прось­бой. Ко­гда тот умрет, то при­дет к про­фес­со­ру и рас­ска­жет, есть ли Бог. В от­вет на это ба­тюш­ка спро­сил, по­че­му про­фес­сор счи­та­ет, что пер­вым умрет имен­но он? На это мо­ло­дой че­ло­век от­ве­тил, что ба­тюш­ка стар­ше его в два ра­за, по­это­му, есте­ствен­но, быст­рее умрет тот, кто стар­ше. Но отец Пор­фи­рий по бла­го­да­ти Бо­жи­ей знал, что рань­ше умрет про­фес­сор, при­чем очень ско­ро. Это­го ба­тюш­ка не стал го­во­рить, но по­обе­щал, что при­дет по­сле смер­ти ска­зать, есть ли Бог. Та­кое же обе­ща­ние дал ба­тюш­ке и про­фес­сор на слу­чай, ес­ли он все-та­ки умрет рань­ше.

Через неко­то­рое вре­мя про­фес­сор по­ки­нул мо­на­стырь и уехал в го­род. Не про­шло и го­да, как ба­тюш­ка и про­фес­сор рас­ста­лись, но вот в один из ве­ли­ких празд­ни­ков, ко­гда отец Пор­фи­рий с бра­ти­ей го­то­ви­лись к празд­нич­ной тра­пе­зе, в мо­на­стырь при­шел че­ло­век из со­сед­ней де­рев­ни и со­об­щил, что про­фес­сор скон­чал­ся. Спу­стя ка­кое-то вре­мя по­сле дол­гой мо­лит­вы отец Пор­фи­рий вы­клю­чил свет в кел­лии и по­пы­тал­ся за­снуть. Вдруг из тьмы раз­да­ет­ся гро­мо­вой го­лос, со­про­вож­да­е­мый непо­нят­ным шу­мом. «Бог есть! Бог есть! Бог есть!» – три­жды по­вто­рил го­лос. Это был го­лос про­фес­со­ра! В стра­хе ба­тюш­ка встал на ко­ле­ни и на­чал мо­лить­ся о его ду­ше. И так до утра! Мож­но ли по­сле это­го со­мне­вать­ся, что «Бог есть»?!

Ис­точ­ник

В од­ной гор­ной де­ре­вуш­ке не бы­ло во­ды. Ее жи­те­ли об­ра­ща­лись в раз­ные ин­стан­ции, пла­ти­ли день­ги, но все без тол­ку. Все в один го­лос го­во­ри­ли, что в этом рай­оне нет под­зем­ных вод. Так что жи­те­ли де­рев­ни вы­нуж­де­ны бы­ли со­би­рать дож­де­вую во­ду. И вот один че­ло­век, ко­то­рый был ча­дом ба­тюш­ки и знал о его спо­соб­но­сти на­хо­дить во­ду, по­про­сил его по­мочь этой бе­де. Ба­тюш­ка сра­зу от­ве­тил, что в де­ревне мно­го хо­ро­шей во­ды, и по­ка­зал на чер­те­же ме­сто, где она про­те­ка­ет. По­сле го­ря­чих и на­стой­чи­вых просьб отец Пор­фи­рий сам по­шел на это ме­сто и точ­но ука­зал, где на­хо­дит­ся во­да и на ка­кой она глу­бине. И дей­стви­тель­но: ко­гда ста­ли ис­кать, имен­но на том ме­сте и на той глу­бине на­шли во­ду, ко­то­рая би­ла чи­стей­шим клю­чом!

То­гда все жи­те­ли де­рев­ни ста­ли на­зы­вать ба­тюш­ку свя­тым и про­ро­ком. Все хо­те­ли к нему при­кос­нуть­ся, по­це­ло­вать его ру­ки, но­ги, об­лас­кать, все на­пе­ре­бой хо­те­ли при­нять его у се­бя до­ма. И по­сколь­ку они при­хо­ди­ли и кла­ня­лись ему в но­ги, по­чи­тая за свя­то­го, ба­тюш­ка очень рас­стро­ил­ся и по­про­сил немед­лен­но най­ти спо­соб увез­ти его из де­рев­ни. Так слу­чи­лось, что в это вре­мя шел ав­то­бус в Афи­ны.

Отец Пор­фи­рий с боль­шим тру­дом вы­рвал­ся из объ­я­тий жи­те­лей и сел в ав­то­бус; и хо­тя на­род пы­тал­ся за­дер­жать его, он все-та­ки уехал. И вот тут-то, по­сле столь­ких вос­тор­гов и по­кло­не­ний, ба­тюш­ку ожи­да­ло боль­шое ис­пы­та­ние. Кон­дук­тор ав­то­бу­са, че­ло­век неве­ру­ю­щий, на­чал го­во­рить раз­ные глу­по­сти, вы­зы­вав­шие смех у неве­ру­ю­щих пас­са­жи­ров и него­до­ва­ние у ве­ру­ю­щих. Та­ким об­ра­зом, пас­са­жи­ры ав­то­бу­са раз­де­ли­лись на два ла­ге­ря: од­ни за ба­тюш­ку, дру­гие – про­тив. Шум и пе­ре­бран­ка гро­зи­ли пе­рей­ти в ру­ко­паш­ную. Кон­дук­тор же про­дол­жал по­до­гре­вать стра­сти. Ба­тюш­ка был очень рас­стро­ен и ста­рал­ся не при­ни­мать уча­стия в скло­ке. Ко­гда ав­то­бус оста­но­вил­ся, чтобы пас­са­жи­ры немно­го от­дох­ну­ли, ба­тюш­ка по­до­шел к кон­дук­то­ру и ска­зал: «Я, быть мо­жет, и не умею на­хо­дить во­ду, но знаю, что ты стра­да­ешь си­фи­ли­сом. Будь осто­ро­жен, не же­нись те­перь, по­то­му что мо­жешь за­ра­зить же­ну и де­тей. Про­дол­жай ле­чить­ся, ты по­пра­вишь­ся, а по­том же­нишь­ся». Кон­дук­тор про­сто оне­мел, услы­шав сло­ва ба­тюш­ки, и с то­го мо­мен­та всю до­ро­гу мол­чал, слов­но язык про­гло­тил. Пас­са­жи­ры так­же умолк­ли.

Кон­чи­на ма­те­ри

В афин­ской по­ли­кли­ни­ке уже несколь­ко дней ле­жа­ла боль­ная мать от­ца Пор­фи­рия. Вра­чи ему го­во­ри­ли, что она вы­здо­рав­ли­ва­ет, но ба­тюш­ка бла­го­да­тью Бо­жи­ей пред­ви­дел, что жи­вой из боль­ни­цы она уже не вый­дет. Од­на­жды по­шел на­ве­стить свою боль­ную мать ба­тюш­кин брат Ан­то­ний (он скон­чал­ся на год рань­ше ба­тюш­ки). Ко­гда он спро­сил вра­чей, как здо­ро­вье его ма­те­ри, те от­ве­ти­ли: «От­лич­но! Зав­тра она вый­дет из боль­ни­цы, а се­го­дня ве­че­ром мы при­го­то­вим вы­пис­ку из ис­то­рии бо­лез­ни». Ан­то­ний, ко­то­ро­го отец Пор­фи­рий очень лю­бил, при­шел до­мой успо­ко­ен­ным. Вне­зап­но за­зво­нил те­ле­фон. Это был ба­тюш­ка. Он ска­зал Ан­то­нию, чтобы тот немед­лен­но по­ез­жал в боль­ни­цу, ина­че ма­ма умрет, и они не успе­ют взять у нее бла­го­сло­ве­ние. На это брат ба­тюш­ки ска­зал, что он толь­ко что вер­нул­ся из боль­ни­цы, и вра­чи ему ска­за­ли, что зав­тра их ма­ма бу­дет уже до­ма. Но отец Пор­фи­рий на­ста­и­вал на сво­ем. И дей­стви­тель­но, как толь­ко они при­е­ха­ли в по­ли­кли­ни­ку, мать ед­ва успе­ла их бла­го­сло­вить. Гос­подь при­звал ее к се­бе, а ба­тюш­кин дар про­зор­ли­во­сти под­твер­дил­ся и на сей раз.

Ис­це­ле­ния

Ста­рец мог ис­це­лять при­кос­но­ве­ни­ем к боль­но­му. Од­на­жды его на­ве­стил один док­тор с же­ной. Из­ло­жив стар­цу вол­но­вав­шие их во­про­сы и, по­лу­чив ис­чер­пы­ва­ю­щий на них от­вет, су­пру­ги уже ста­ли про­щать­ся. Отец Пор­фи­рий, с сво­ей обыч­ной от­цов­ской улыб­кой на ли­це, взял ру­ку же­ны док­то­ра как раз в том ме­сте, где у нее бы­ла силь­ная боль. Ста­рец ни­че­го не знал об этой бо­лез­ни, ко­то­рую они уже дав­но про­бо­ва­ли ле­чить при по­мо­щи уко­лов и силь­ных про­ти­во­вос­па­ли­тель­ных средств. Ко­гда отец Пор­фи­рий взял ее ру­ку, то жен­щи­на по­чув­ство­ва­ла теп­ло­ту, про­шед­шую по все­му ее те­лу, и ее слег­ка за­му­ти­ло. Но это чув­ство тут же про­шло, а с ним и са­ма боль в ру­ке. Жен­щи­на со сле­за­ми ска­за­ла стар­цу: «Вы и про это, ба­тюш­ка, зна­е­те?» С то­го дня она вы­ки­ну­ла ле­кар­ства и уже боль­ше не об­ра­ща­лась к док­то­рам.

Отец Пор­фи­рий ис­це­лял не толь­ко лю­дей, но и жи­вот­ных. В один вос­крес­ный день в Се­вер­ной Эвии, где он от­ды­хал, про­изо­шел сле­ду­ю­щий слу­чай. Од­на пас­туш­ка по­про­си­ла от­ца Пор­фи­рия по­мо­лить­ся о ее ста­де коз, ко­то­рых по­стиг­ла ка­кая-то бо­лезнь. Ба­тюш­ка со­гла­сил­ся и встал пе­ред ко­за­ми, под­няв свои ру­ки к небу и стал чи­тать раз­лич­ные сти­хи псал­мов, от­но­ся­щи­е­ся к жи­вот­ным. Ни од­на из коз не сдви­ну­лась с ме­ста. Как толь­ко он за­кон­чил мо­лит­ву и опу­стил ру­ки, из ста­да вы­шел ко­зел, по­до­шел к ба­тюш­ке, по­це­ло­вал ему ру­ки и ти­хо ото­шел на­зад.

Бог зна­ет все

Как-то ба­тюш­ка и его трое ду­хов­ных чад при­то­ми­лись и ре­ши­ли пой­мать так­си, чтобы до­е­хать до мо­на­сты­ря. В этот мо­мент вда­ли по­ка­за­лось так­си. Три по­пут­чи­ка стар­ца ре­ши­ли его оста­но­вить. «Не бес­по­кой­тесь, – ска­зал ста­рец, – так­си са­мо оста­но­вит­ся. Но, ко­гда вы ся­де­те в него, вы не долж­ны раз­го­ва­ри­вать с так­си­стом, толь­ко я бу­ду с ним го­во­рить». Точ­но так и про­изо­шло. Так­си оста­но­ви­лось, хо­тя они не под­ни­ма­ли рук, все се­ли в него, и ста­рец ска­зал, ку­да им на­до ехать. Ко­гда так­сист тро­нул­ся с ме­ста, то по­чти тут же на­чал об­ви­нять ду­хо­вен­ство во всех смерт­ных гре­хах. Каж­дый раз, ко­гда он вы­па­ли­вал оче­ред­ное об­ви­не­ние, то об­ра­щал­ся к си­дев­шим сза­ди ду­хов­ным ча­дам стар­ца со сло­ва­ми: «Не прав­да ли, ре­бя­та? Что вы на это ска­же­те?» Но они из по­слу­ша­ния си­де­ли мол­ча. Ко­гда так­сист по­нял, что ему не со­би­ра­ют­ся от­ве­чать, то он об­ра­тил­ся к от­цу Пор­фи­рию и спро­сил: «Что ска­жешь, па­па­ша? То, что пи­шут в га­зе­тах, — все прав­да, не так ли?» Ста­рец от­ве­тил: «Сы­нок, я те­бе рас­ска­жу ко­рот­кую ис­то­рию. Я рас­ска­жу ее толь­ко один раз, те­бе не при­дет­ся ее слу­шать два­жды. Жил один че­ло­век, в од­ном ме­сте (он на­звал это ме­сто), у ко­то­ро­го был пре­ста­ре­лый со­сед, ко­то­рый вла­дел боль­шим участ­ком зем­ли. Од­на­жды но­чью он убил со­се­да и за­ко­пал его в зем­лю. За­тем, поль­зу­ясь под­лож­ны­ми до­ку­мен­та­ми, он за­вла­дел зем­лей со­се­да и про­дал ее. И зна­ешь, что он ку­пил на эти день­ги? Он ку­пил так­си». Как толь­ко так­сист услы­шал эту ис­то­рию, он весь за­тряс­ся, за­тем свер­нул на обо­чи­ну до­ро­ги и за­кри­чал: «Мол­чи, ба­тюш­ка. Толь­ко ты и я зна­ем об этом». «Бог то­же зна­ет об этом, — от­ве­тил отец Пор­фи­рий. — Он ска­зал мне, чтобы я пе­ре­дал это те­бе. Смот­ри, по­кай­ся и ис­правь свою жизнь».

Ста­рец Пор­фи­рий и по смер­ти жив у Бо­га

Ко­гда отец Пор­фи­рий ото­шел ко Гос­по­ду, один из его ду­хов­ных чад на­хо­дил­ся по ра­бо­те в дру­гом го­ро­де и не знал о смер­ти ба­тюш­ки. По воз­вра­ще­нии в Афи­ны у муж­чи­ны воз­ник­ли опре­де­лен­ные се­мей­ные про­бле­мы, и он, как все­гда, ре­шил по­зво­нить от­цу Пор­фи­рию по­со­ве­то­вать­ся. Он взял те­ле­фон, на­брал но­мер и услы­шал на дру­гом кон­це го­лос стар­ца. Он по­при­вет­ство­вал стар­ца, ис­про­сил его бла­го­сло­ве­ния и стал из­ла­гать ему свои нуж­ды. Ста­рец вы­слу­шал его, дал ему цен­ный со­вет. Об­ра­до­ван­ный ду­хов­ный сын ска­зал: «Я ско­ро зай­ду к вам, как толь­ко осво­бо­жусь», на что отец Пор­фи­рий от­ве­тил: «Не зво­ни мне опять, по­то­му что я уже умер».

Но Бог не есть Бог мерт­вых, но жи­вых, и мы ве­рим и зна­ем, что ста­рец Пор­фи­рий жив у Бо­га и слы­шит на­ши мо­лит­вы, и си­лен хо­да­тай­ство­вать за нас, греш­ных, пе­ред пре­сто­лом Все­выш­не­го.

Изречения и советы

Ста­рец, ес­ли со­бе­сед­ник не при­ни­мал его пер­во­го со­ве­та, усту­пал и да­вал ему дру­гой со­вет, бо­лее лег­кий. Но пер­вый со­вет был ду­хов­но бо­лее по­лез­ным.

Бе­ре­ги­те лам­па­ду жиз­ни

Од­но­му сво­е­му ду­хов­но­му ча­ду ста­рец Пор­фи­рий пред­ска­зал, что тот про­жи­вет столь­ко-то лет. Ко­гда этот че­ло­век под­верг рис­ку свое здо­ро­вье, ста­рец за­явил, что тот мог уме­реть. На недо­умен­ный во­прос о том, как это со­гла­су­ет­ся с дан­ным ра­нее пред­ска­за­ни­ем, ста­рец от­ве­тил: «То, что я те­бе ска­зал, вер­но. Ни­че­го не из­ме­ни­лось. Лам­па­да тво­ей жиз­ни име­ет мас­ла на столь­ко лет, сколь­ко я те­бе ска­зал. Но ес­ли ты ее уро­нишь, мас­ло разо­льет­ся и лам­па­да по­гаснет! Та­ко­ва жизнь! Бог нам да­ет мно­го­цен­ный дар жиз­ни; мы его при­ни­ма­ем и обя­за­ны обе­ре­гать, а во­все не под­вер­гать опас­но­стям, да к то­му же бес­смыс­лен­ным».

Ни­ка­ких ссор при де­тях!

– Ни­ко­гда ва­ши де­ти не долж­ны слы­шать, как вы ссо­ри­тесь меж­ду со­бой… да­же что вы по­вы­ша­е­те го­лос друг на дру­га!

– Но раз­ве это воз­мож­но, ге­рон­да?

– Ко­неч­но, воз­мож­но! По­это­му хо­ро­шень­ко за­пом­ни­те мои сло­ва: ни­ко­гда ни­ка­ких ссор при де­тях… Ни­ко­гда!

Ес­ли бы мы ви­де­ли, как нас лю­бит Хри­стос!

«Гос­подь ни­ко­гда и ни­где нас не остав­ля­ет. С то­го мо­мен­та, как Он при­шел на зем­лю, ро­див­шись от Пре­свя­той Де­вы Бо­го­ро­ди­цы, и стал Бо­го­че­ло­ве­ком, Он все­гда с на­ми. Ес­ли бы мы уви­де­ли, как нас лю­бит Хри­стос и что Он для нас де­ла­ет, то от без­мер­ной ра­до­сти по­му­ти­лись бы рас­суд­ком. Мы оста­лись бы в Его объ­я­ти­ях, и нам бы уже ни до че­го не бы­ло де­ла».

Лю­бовь к Бо­гу долж­на быть бес­пре­дель­ной

«На­ша лю­бовь к Бо­гу, ди­тя мое, долж­на быть бес­пре­дель­ной, она не долж­на быть раз­дроб­ле­на на при­вя­зан­ность к раз­лич­ным ве­щам.

Вот те­бе при­мер: че­ло­век, ска­жем, име­ет в се­бе од­ну ба­та­рей­ку опре­де­лен­ной энер­го­ем­ко­сти. Ес­ли он бу­дет рас­то­чать эту энер­гию на раз­лич­ные де­ла, не име­ю­щие от­но­ше­ния к люб­ви к Бо­гу, то остав­ший­ся в нем для этой люб­ви за­ряд бу­дет весь­ма неболь­шим, ча­сто мо­жет быть да­же со­всем ни­чтож­ным. Ес­ли же мы всю на­шу энер­гию об­ра­тим к Бо­гу, то­гда ве­ли­ка бу­дет на­ша лю­бовь к Нему.

При­ве­ду те­бе еще та­кой при­мер.

Од­на де­вуш­ка очень силь­но по­лю­би­ла юно­шу по име­ни Ни­кос. Каж­дую ночь она про­сы­па­лась и тай­но от сво­их ро­ди­те­лей, босая, вы­пры­ги­ва­ла через ок­но на ули­цу и, невзи­рая на боль от впи­ва­ю­щих­ся в но­ги ко­лю­чек, через по­ле бе­га­ла на встре­чу со сво­им воз­люб­лен­ным. Ко­гда же она воз­вра­ща­лась на­зад, в дом, то Ни­кос все­гда как бы на­хо­дил­ся ря­дом с ней. За ка­кую бы ра­бо­ту она ни бра­лась, ее Ни­кос был здесь, она ви­де­ла его. Так­же и ты, ди­тя мое, дол­жен все свои си­лы устрем­лять к Бо­гу. Твой ум все­гда дол­жен быть в Нем, по­то­му что имен­но это­го и же­ла­ет Бог».

Мо­лись о тер­пе­нии

«Мо­лись не о том, чтобы Бог из­ба­вил те­бя от раз­лич­ных тво­их бо­лез­ней, но о том, чтобы те­бе по­сред­ством ум­ной мо­лит­вы, пре­бы­вая в тер­пе­нии, уми­ро­тво­рить­ся. Это при­не­сет те­бе очень боль­шую поль­зу».

«Не про­си Бо­га об­лег­чить твои стра­да­ния от раз­лич­ных бо­лез­ней, не при­нуж­дай Его к это­му в сво­их мо­лит­вах. Но с неиз­мен­ной стой­ко­стью и тер­пе­ни­ем пе­ре­но­си свои неду­ги – и уви­дишь, ка­кую от это­го по­лу­чишь поль­зу».

В ре­зуль­та­те ра­ко­вых бо­лез­ней на­пол­нил­ся рай

Во вре­мя бе­се­ды со сво­и­ми ду­хов­ны­ми ча­да­ми ста­рец ска­зал: «Ле­кар­ство от ра­ка очень про­стое. Вра­чи поль­зу­ют­ся им еже­днев­но, оно по­сто­ян­но у них под ру­кой, как мне это, по бла­го­да­ти Бо­жи­ей, из­вест­но. Но Бог не от­кры­ва­ет им это сред­ство, по­то­му что в по­след­нее вре­мя в ре­зуль­та­те ра­ко­вых бо­лез­ней на­пол­нил­ся рай!»

Боль­ше чи­тай Свя­щен­ное Пи­са­ние

«Чтобы пра­во ше­ство­вать пу­тем ис­тин­ным, сле­ду­ет по­сто­ян­но чи­тать Свя­щен­ное Пи­са­ние, жи­тия свя­тых, дру­гие цер­ков­ные кни­ги. Ес­ли во вре­мя чте­ния ка­кое‑ли­бо сло­во или мысль из про­чи­тан­но­го по­ра­зит те­бя, пре­рви чте­ние и за­дер­жись на ней по­доль­ше, хо­ро­шень­ко ее об­ду­май. Ско­ро ты уви­дишь, ка­кую ве­ли­кую поль­зу это при­но­сит».

«Чи­тай боль­ше, чтобы про­све­тил­ся твой ум. Зна­ешь, я сам чи­тал очень мно­го. Чтобы ме­ня ни­кто не бес­по­ко­ил, я за­би­рал­ся на од­но де­ре­во по ле­сен­ке, ко­то­рую я сам сма­сте­рил. Под­няв­шись на­верх, я за­тас­ки­вал ее за со­бой, чтобы ни­кто ни­че­го не за­ме­тил и чтобы ме­ня не по­бес­по­ко­и­ли. Так я мог на про­тя­же­нии мно­гих ча­сов вни­ма­тель­но чи­тать и раз­мыш­лять над про­чи­тан­ным».

Ис­по­ведь – дар люб­ви Бо­жи­ей че­ло­ве­ку

«Ис­по­ведь – это один из пу­тей, по ко­то­ро­му че­ло­век дви­жет­ся к Бо­гу. Это дар люб­ви Бо­жи­ей че­ло­ве­ку. Ни­кто и ни­что не мо­жет ли­шить че­ло­ве­ка этой люб­ви».

Кто не по­ка­ет­ся, тот по­гибнет

– Ге­рон­да, ска­жи­те мне сло­во к ду­шев­ной поль­зе.

– Кто не по­ка­ет­ся, тот по­гибнет. По­вто­ряю те­бе: кто не по­ка­ет­ся, тот по­гибнет.

Кто умер ра­ди Хри­ста, для то­го нет смер­ти!

«Спа­се­ние в Церк­ви! – все­гда го­во­рил нам ста­рец. – Кто яв­ля­ет­ся чле­ном Церк­ви, тот не бо­ит­ся вто­рой смер­ти! Для тех, кто со­сто­ит в Церк­ви Хри­сто­вой, смер­ти нет! Пра­во­сла­вие – со­вер­шен­но, в нем нет ни­ка­ко­го несо­вер­шен­ства!»

«Смер­ти нет! Не бой­ся смер­ти! Кто умер ра­ди Хри­ста, для то­го нет смер­ти! А ес­ли ты не умер ра­ди Хри­ста, то умри!»

Как мо­лить­ся но­во­на­чаль­но­му

На во­прос од­но­го бра­та: «Ге­рон­да, как сле­ду­ет мо­лить­ся но­во­на­чаль­но­му?», ста­рец от­ве­тил: «Но­во­на­чаль­ный мо­нах дол­жен чи­тать жи­тия свя­тых и Но­вый За­вет».

На­став­ле­ния бе­ре­мен­ным жен­щи­нам

Ста­рец со­ве­то­вал од­но­му вра­чу пе­ди­ат­ру: «Го­во­ри жен­щи­нам, что они долж­ны осо­зна­вать, как вы­со­ко по­чтил их Бог, спо­до­бив стать ма­те­ря­ми. С мо­мен­та за­ча­тия пло­да они но­сят в се­бе вто­рую жизнь. Пусть они раз­го­ва­ри­ва­ют с мла­ден­цем, лас­ка­ют его, по­гла­жи­вая свой жи­вот. Ре­бе­нок неким та­ин­ствен­ным об­ра­зом все это чув­ству­ет.

Ма­те­ри долж­ны с лю­бо­вью мо­лить­ся о сво­их де­тях. Ре­бе­нок, как уже ро­див­ший­ся, так и на­хо­дя­щий­ся еще во чре­ве, чув­ству­ет недо­ста­ток ма­те­рин­ской люб­ви, нер­воз­ность ма­те­ри, ее гнев, нена­висть и по­лу­ча­ет трав­мы, по­след­ствия ко­то­рых бу­дет ощу­щать всю свою жизнь.

Свя­тые чув­ства ма­те­ри и ее свя­тая жизнь освя­ща­ют мла­ден­ца с са­мо­го мо­мен­та его за­ча­тия. Все, что я толь­ко что ска­зал, на­до хо­ро­шо пом­нить не толь­ко ма­те­рям, но и бу­ду­щим от­цам то­же».

Ока­зы­вай­те и та­кую по­мощь

Ко­гда у те­бя есть воз­мож­ность, по­мо­гай и ма­те­ри­аль­но. Но боль­ше ока­зы­вай тем, кто на­хо­дит­ся ря­дом с то­бой, вот ка­кую по­мощь: раз­го­ва­ри­вай с ни­ми, вы­слу­ши­вай их, ко­гда они хо­тят рас­ска­зать те­бе о сво­их труд­но­стях, вы­ска­зать те­бе свою боль, по­си­ди с ни­ми вме­сте, чтобы они не чув­ство­ва­ли се­бя оди­но­ки­ми.

Мы­та­ри и блуд­ни­цы впе­ред вас идут в Цар­ство Бо­жие

Ста­рец Пор­фи­рий го­во­рил, что для то­го, чтобы до­стичь сми­ре­ния и со­стра­да­ния к дру­гим греш­ни­кам, че­ло­век дол­жен осо­знать свое гре­хов­ное и нрав­ствен­но ни­щен­ское со­сто­я­ние. По­это­му Хри­стос и го­во­рил, что мы­та­ри и блуд­ни­цы через по­ка­я­ние и сми­ре­ние пред­ва­ря­ют про­чих в Цар­стве Небес­ном. Ста­рец не хо­тел слу­шать ни­ка­ких об­ли­чи­тель­ных слов про греш­ни­ков. Он го­во­рил: «Ко­го мы на­зы­ва­ем мы­та­ря­ми и блуд­ни­ца­ми, для Бо­га – пой­ман­ные во­ры, то­гда как я и вы все – мы во­ры, но не пой­ман­ные. За­дер­жан­ный и уни­жен­ный вор, всем из­вест­ная, по­кры­тая по­зо­ром блуд­ни­ца – сми­рив­ша­я­ся и по­ка­яв­ша­я­ся, на­мно­го вы­ше нас, име­ю­щих доб­рое имя, но жи­ву­щих ни­ко­му не ве­до­мой и со­мни­тель­ной жиз­нью».

Де­тям не нуж­но мно­го слов

«Ма­те­ри уме­ют пе­ре­жи­вать, со­ве­то­вать, мно­го­сло­вить, но не уме­ют мо­лить­ся. Мно­гие со­ве­ты и ука­за­ния при­но­сят вред. Де­тям не нуж­но мно­го слов. Сло­ва уда­ря­ют в уши, а мо­лит­ва идет в серд­це. Тре­бу­ет­ся мо­лит­ва с ве­рою, без стрес­сов, но и с хо­ро­шим при­ме­ром».

Как го­во­рить о ре­ли­гии

«В бе­се­дах не мно­го­словь­те о ре­ли­гии – и то­гда по­бе­ди­те. Поз­воль­те че­ло­ве­ку, у ко­то­ро­го дру­гое мне­ние, из­ли­вать­ся, го­во­рить, го­во­рить… Пусть он по­чув­ству­ет, что встре­тил­ся со спо­кой­ным че­ло­ве­ком. Воз­дей­ствуй­те на него сво­ей доб­ро­же­ла­тель­но­стью и мо­лит­вой, а по­том ска­жи­те немно­го слов. Вы не до­стиг­не­те ни­че­го, ес­ли бу­де­те го­во­рить рез­ко, ес­ли, к при­ме­ру, ска­же­те: “Ты го­во­ришь ложь!” И что из это­го вый­дет? Вы – как ов­цы по­сре­ди вол­ков (Мф.10:16). Что вам де­лать? Внешне будь­те невоз­му­ти­мы, а внут­ренне мо­ли­тесь. Будь­те го­то­вы­ми, будь­те об­ра­зо­ван­ны­ми, имей­те дерз­но­ве­ние, но со свя­то­стью, кро­то­стью и мо­лит­вой. Но чтобы по­сту­пать так, вы долж­ны быть свя­ты­ми».

Не по при­выч­ке

«Будь вни­ма­те­лен, не при­ча­щай­ся по при­выч­ке. Каж­дый раз при­сту­пай к Та­ин­ству так, как буд­то ты де­ла­ешь это в пер­вый раз, и в то же вре­мя как буд­то это твое по­след­нее При­ча­ще­ние пе­ред смер­тью».

Ко­гда на­сту­пит Вто­рое при­ше­ствие

Од­на­жды стар­ца спро­си­ли: «Ге­рон­да, в по­след­нее вре­мя мно­го го­во­рят о чис­ле 666, о яв­ле­нии ан­ти­хри­ста, ко­то­рое при­бли­жа­ет­ся, неко­то­рые да­же утвер­жда­ют, что он уже при­шел, об элек­трон­ной пе­ча­ти на ру­ку или на лоб, о столк­но­ве­нии Хри­ста и ан­ти­хри­ста и о по­ра­же­нии по­след­не­го, о Вто­ром При­ше­ствии Гос­под­нем. А что Вы об этом ска­же­те?»

Ста­рец от­ве­тил: «Что тут ска­зать? Я не го­во­рю, что ви­дел Бо­жию Ма­терь, что бу­дет вой­на и то­му по­доб­ные ве­щи. Знаю, что при­дет ан­ти­христ, что бу­дет Вто­рое При­ше­ствие Хри­сто­во, но ко­гда, не знаю. Зав­тра? Через ты­ся­чу лет? Не знаю. Од­на­ко ме­ня это не тре­во­жит. По­то­му что я знаю, что в час смер­ти для каж­до­го из нас на­сту­пит Вто­рое При­ше­ствие Гос­подне. И этот час уже весь­ма бли­зок».

Биография

Родился 7 февраля 1906 году от благочестивых, но очень бедных родителей в деревне Айос-Иоаннис на острове Эвбея. Начальную грамоту изучил, читая Библию и богослужебные книги в связи с чем был принят в первый класс школы. В 1918 году, прочитав житие святого Иоанна Каливита, мальчик так вдохновился святой жизнью преподобного, что решил подражать ему и в том же году уехал на гору Афон, где был принят в Кавсокаливийский скит, в котором прожил в качестве послушника 6 лет, получив в рясофоре имя Никита.

В 1924 году сильно заболел и был отправлен в монастырь священномученика Харлампия в Авлонари, который находился недалеко от деревни святого Иоанна, где получил исцеление от своей болезни. Позднее жил в обители свт. Николая Чудотворца в Ано-Вафеа.

В 1926 году состоялась его встреча с земляком архиепископом Синайским Порфирием (Павлиносом), который был так вдохновлён духовными дарами молодого монаха, что рукоположил его в сан пресвитера и нарек своим именем — Порфирий.

С 1940 года иеромонах Порфирий приехал в Афины, где был назначен приходским священником в церкви Святого Герасима в Афинской поликлинике около площади Омония в которой служил Богу и людям до 1973 года. За это время Порфирий помог тысячам людей обрести душевный мир и, получив дар врачевания, исцелил от многих болезней.

После ухода на пенсию в 1973 году он основал исихастирий Преображения Господня в Милесе.

Незадолго до смерти старец был извещён о своей скорой кончине и пожелал умереть смиренно, вдали от мира. Скончался в своей келии в Кавсокаливийском скиту на горе Афон 2 декабря 1991 года.

1 декабря 2013 года Синод Константинопольского патриархата прославил старца в лике святых.

Старец Порфирий Кавсокаливит: жизнеописание, наставления, чудеса

27 ноября 2013 года Священный Синод Константинопольского Патриархата принял решение о канонизации старца Порфирия. В преддверии 2 декабря — дня памяти старца — портал Православие.Ru знакомит читателей с кратким жизнеописанием, а также избранными чудесами и наставлениями святого.

Старец Порфирий Кавсокаливит

Старец Порфирий (Баирактарис) — один из самых почитаемых в мире подвижников благочестия XX века. Поражает обилие духовных даров, которыми наградил его Бог: любовь к Богу и людям, кротость, долготерпение, прозорливость, дар исцелений. Батюшка понимал язык птиц, видел недра земли и бездны морские, созерцал древние события так, словно являлся их непосредственным свидетелем, видел ангелов и нечистых духов и саму душу человека. От его прикосновения исцелялись люди, хотя сам он всю жизнь болел и не просил Господа о своем исцелении.

***

ЖИЗНЕОПИСАНИЕ

Старец Порфирий Кавсокаливит Старец Порфирий, в миру Евангелос Баирактарис, родился 7 февраля 1906 года в Греции, в селе святого Иоанна Карустия, в провинции Эвиа. Его родители были бедные, благочестивые крестьяне. Свое образование Евангелос получил в двух классах начальной сельской школы. С самого детства он помогал родителям заниматься хозяйством: пасти овец, работать в огороде. В 8 лет мальчик пошел работать на угольную шахту, а затем за прилавок магазина.

В ранней юности Евангелос прочитал житие святого Иоанна Кущника. Оно произвело на него такое сильное впечатление, что он втайне от родителей ушёл на Святую Гору Афон. Там Евангелос отдал себя в послушание двум добродетельным и духовно опытным старцам, жившим в свято-Георгиевской келии на Кавсокаливии.

Однажды утром они послали его наколоть дров для печки. В их поисках юный послушник добрался до оврага, находившегося довольно далеко от скита Кавсокаливия, в котором он тогда жил со своими старцами. Когда мальчик начал рубить дрова, с ним случилось несчастье: с топора сорвалась рукоятка, и лезвие вонзилось ему в ногу, сильно ее поранив. Из раны хлынула кровь. Поблизости никого не было, и, вне всякого сомнения, отрок должен был умереть от потери крови. Чувствуя смертельную опасность, он изо всех сил начал громко призывать на помощь Матерь Божию: «Пресвятая Богородица, помоги мне!». И кровь немедленно остановилась.

Вскоре Евангелос принял монашество с именем Никита. Однажды он, придя рано в церковь, стоял в темном углу и молился. В этот момент в храм вошел монах Димитрий, 90-летний русский старец. Оглядевшись по сторонам и никого не заметив, он стал на молитву, делая земные поклоны. Во время молитвы старца осияла такая благодать, что он стоял посреди храма, не касаясь пола. Божественная благодать, излившаяся на святого старца, коснулась и юного инока Никиты. По пути назад в келию, после приобщения Святых Таинств, сердце отца Никиты переполняла такая радость и любовь к Богу, что, воздевши руки к небу, он громко восклицал: «Слава Тебе, Боже! Слава Тебе, Боже! Слава Тебе, Боже!»

Он хотел всю жизнь подвизаться на Афоне, но Господь распорядился иначе. Девятнадцатилетний Никита получил воспаление легких, которое перешло в плеврит. Старцы приказали ему оставить Афон и поехать лечиться. Пройдя курс лечения и почувствовав себя лучше, он вернулся на место пострига. Однако болезнь вновь дала о себе знать, и старцы, видя, что афонский климат может убить их ученика, послали его назад, не благословив возвращаться на Святую Гору.

Так, в 19-летнем возрасте отец Никита оставил Афон и поселился в монастыре святого Харалампия в Левконе, недалеко от своего родного села. В возрасте 21 года Никита был рукоположен во иерея Синайским архиепископом Порфирием III, который дал ему свое имя. Вскоре, несмотря на юный возраст батюшки, митрополит Каристский Пантелеимон назначил отца Порфирия монастырским духовником. Это послушание отец Порфирий нес в монастыре св. Харалампия до 1940 г. Многие из окрестных жителей обращались к нему, ища исцеления своих душевных ран. Отец Порфирий без устали служил Богу и людям. Вереницы людей ждали своей очереди, т. к. исповеди длились часами без перерыва. И так продолжалось изо дня в день. За свои неустанные труды в 1938 году отец Порфирий получил сан архимандрита.

Отец Порфирий с духовными чадами

В 1940 году отец Порфирий приехал в Афины, где был назначен приходским священником в церкви святого Герасима при афинской больнице. За тридцать три года своего служения на этом месте отец Порфирий помог тысячам людей обрести душевный мир, многих из них по благодати Божией он исцелял от разного рода болезней.

После ухода на пенсию отец Порфирий продолжал служить и исповедовать в древнем заброшенном храме святителя Николая в районе Пендели до 1978 года. Когда с ним случился инфаркт, он несколько месяцев прожил у своих друзей в Афинах, после чего в 1979 году поселился в районе Милеси, где и построил большое подворье с храмом в честь Преображения Господня.

Келья старца Порфирия в Священном Исихастирии Преображения Господня в Милеси

Отец Порфирий никогда не оставлял надежды вернуться обратно на Афон. Когда в 1984 году он узнал, что последний обитатель родной для него Свято-Георгиевской келии оставил ее и перешел жить в монастырь, он поспешил на Святую Гору. Господь исполнил заветное желание Своего верного слуги, и последние два года своей жизни старец провел на Афоне.

В это время он часто говорил о том, как будет давать ответ на Страшном суде. Вспоминал историю из патерика, в которой один старец, чувствуя приближение смерти, приготовил для себя могилу и сказал своему ученику: «Мой сын, камни скользкие и тропа крутая, ты можешь покалечиться, если решишь нести мое тело к могиле. Давай пойдем туда, пока я еще могу ходить». Ученик, поддерживая старца под руку, довел его до могилы. Старец лег в приготовленную могилу и предал душу свою Богу.

По просьбе старца недалеко от келии для него была выкопана могила. В последнюю ночь своей земной жизни старец исповедался, после чего ученики стали читать канон на исход души, а затем по четкам келейное правило великосхимника.

Могилка старца Порфирия на Святой Горе Афон

Последними словами старца стали евангельские строки: «Да будут все едино». Затем еле слышно он прошептал: «Гряди» и испустил дух. Господь забрал его светлую душу в 4:31 утра 2 декабря 1991 года.

***

ЧУДЕСА

Старцы Порфирий Кавсокаливит и Паисий Святогорец Говоря о духовных дарованиях старца Порфирия, другой всемирно известный греческий старец Паисий Святогорец говорил: «У него цветной телевизор, а у меня только черно-белый».

Бог есть

Некоторое время вместе с батюшкой в монастыре жил один профессор богословия. Он был намного моложе отца Порфирия и был его духовным чадом. Однажды профессор предложил побеседовать о существовании Бога. Обсудив эту тему со всех возможных точек зрения, профессор и батюшка пришли к заключению, что Бог есть. Однако молодой профессор обратился к старцу с просьбой. Когда тот умрет, то придет к профессору и расскажет, есть ли Бог. В ответ на это батюшка спросил, почему профессор считает, что первым умрет именно он? На это молодой человек ответил, что батюшка старше его в два раза, поэтому естественно быстрее умрет тот, кто старше. Но отец Порфирий по благодати Божией знал, что раньше умрет профессор, причем очень скоро. Этого батюшка не стал говорить, но пообещал, что придет после смерти сказать, есть ли Бог. Такое же обещание дал батюшке и профессор на случай, если он все-таки умрет раньше.

Через некоторое время профессор покинул монастырь и уехал в город. Не прошло и года, как батюшка и профессор расстались, но вот в один из великих праздников, когда отец Порфирий с братией готовились к праздничной трапезе, в монастырь пришел человек из соседней деревни и сообщил, что профессор скончался. Спустя какое-то время, после долгой молитвы, отец Порфирий выключил свет в келье и попытался заснуть. Вдруг из тьмы раздается громовой голос, сопровождаемый непонятным шумом. «Бог есть! Бог есть! Бог есть!» — трижды повторил голос. Это был голос профессора! В страхе батюшка встал на колени и начал молиться о его душе. И так до утра! Можно ли после этого сомневаться, что «Бог есть»?!

В одной горной деревушке не было воды. Ее жители обращались в разные инстанции, платили деньги, но все без толку. Все в один голос говорили, что в этом районе нет подземных вод. Так что жители деревни вынуждены были собирать дождевую воду. И вот, один человек, который был чадом батюшки и знал о его способности находить воду, попросил его помочь этой беде. Батюшка сразу ответил, что в деревне много хорошей воды, и показал на чертеже место, где она протекает. После горячих и настойчивых просьб отец Порфирий сам пошел на это место и точно указал, где находится вода и на какой она глубине. И действительно: когда стали искать, именно на том месте и на той глубине нашли воду, которая била чистейшим ключом!

Тогда все жители деревни стали называть батюшку святым и пророком. Все хотели к нему прикоснуться, поцеловать его руки, ноги, обласкать, все наперебой хотели принять его у себя дома. И поскольку они приходили и кланялись ему в ноги, почитая за святого, батюшка очень расстроился и попросил немедленно найти способ увезти его из деревни. Так случилось, что в это время шел автобус в Афины.

Отец Порфирий с большим трудом вырвался из объятий жителей и сел в автобус; и хотя народ пытался задержать его, он все-таки уехал. И вот тут-то, после стольких восторгов и поклонений, батюшку ожидало большое испытание. Кондуктор автобуса, человек неверующий, начал говорить разные глупости, вызывавшие смех у неверующих пассажиров и негодование у верующих. Таким образом, пассажиры автобуса разделились на два лагеря: одни за батюшку, другие — против. Шум и перебранка грозили перейти в рукопашную. Кондуктор же продолжал подогревать страсти. Батюшка был очень расстроен и старался не принимать участия в склоке. Когда автобус остановился, чтобы пассажиры немного отдохнули, батюшка подошел к кондуктору и сказал: «Я, быть может, и не умею находить воду, но знаю, что ты страдаешь сифилисом. Будь осторожен, не женись теперь, потому что можешь заразить жену и детей. Продолжай лечиться, ты поправишься, а потом женишься». Кондуктор просто онемел, услышав слова батюшки, и с того момента всю дорогу молчал, словно язык проглотил. Пассажиры также умолкли.

Кончина матери

В Афинской Поликлинике уже несколько дней лежала больная мать отца Порфирия. Врачи ему говорили, что она выздоравливает, но батюшка благодатью Божией предвидел, что живой из больницы она уже не выйдет. Однажды пошел навестить свою больную мать батюшкин брат Антоний (он скончался на год раньше батюшки). Когда он спросил врачей, как здоровье его матери, те ответили: «Отлично! Завтра она выйдет из больницы, а сегодня вечером мы приготовим выписку из истории болезни. Антоний, которого отец Порфирий очень любил, пришел домой успокоенным. Внезапно зазвонил телефон. Это был батюшка. Он сказал Антонию, чтобы тот немедленно поезжал в больницу, иначе мама умрет, и они не успеют взять у нее благословение. На это брат батюшки сказал, что он только что вернулся из больницы, и врачи ему сказали, что завтра их мама будет уже дома. Но отец Порфирий настаивал на своем. И действительно, как только они приехали в поликлинику, мать едва успела их благословить. Господь призвал ее к себе, а батюшкин дар прозорливости подтвердился и на сей раз.

Исцеления

Старец мог исцелять прикосновением к больному. Однажды его навестил один доктор с женой. Изложив старцу волновавшие их вопросы и, получив исчерпывающий на них ответ, супруги уже стали прощаться. Отец Порфирий, с своей обычной отцовской улыбкой на лице, взял руку жены доктора, как раз в том месте, где у нее была сильная боль. Старец ничего не знал об этой болезни, которую они уже давно пробовали лечить при помощи уколов и сильных противовоспалительных средств. Когда отец Порфирий взял ее руку, то женщина почувствовала теплоту, прошедшую по всему ее телу, и ее слегка замутило. Но это чувство тут же прошло, а с ним и сама боль в руке. Женщина со слезами сказала старцу: «Вы и про это, батюшка, знаете?» С того дня она выкинула лекарства и уже больше не обращалась к докторам.

Отец Порфирий исцелял не только людей, но и животных. В один воскресный день, в Северной Эвии, где он отдыхал, произошел следующий случай. Одна пастушка попросила отца Порфирия помолиться о ее стаде коз, которых постигла какая-то болезнь. Батюшка согласился и встал перед козами, подняв свои руки к небу и стал читать различные стихи псалмов, относящиеся к животным. Ни одна из коз не сдвинулась с места. Как только он закончил молитву и опустил руки, из стада вышел козел, подошел к батюшке, поцеловал ему руки и тихо отошел назад.

Бог знает все

Как-то батюшка и его трое духовных чад притомились и решили поймать такси, чтобы доехать до монастыря. В этот момент вдали показалось такси. Три попутчика старца решили его остановить. «Не беспокойтесь, — сказал старец, — такси само остановится. Но, когда вы сядете в него, вы не должны разговаривать с таксистом, только я буду с ним говорить». Точно так и произошло. Такси остановилось, хотя они не поднимали рук, все сели в него и старец сказал, куда им надо ехать. Когда таксист тронулся с места, то почти тут же начал обвинять духовенство во всех смертных грехах. Каждый раз, когда он выпаливал очередное обвинение, то обращался к сидевшим сзади духовным чадам старца со словами: «Не правда ли, ребята? Что вы на это скажете?» Но они, из послушания, сидели молча. Когда таксист понял, что ему не собираются отвечать, то он обратился к отцу Порфирию и спросил: «Что скажешь, папаша? То, что пишут в газетах, — все правда, не так ли?» Старец ответил: «Сынок, я тебе расскажу короткую историю. Я расскажу ее только один раз, тебе не придется ее слушать дважды. Жил один человек, в одном месте (он назвал это место), у которого был престарелый сосед, который владел большим участком земли. Однажды ночью он убил соседа и закопал его в землю. Затем, пользуясь подложными документами, он завладел землей соседа и продал ее. И знаешь, что он купил на эти деньги? Он купил такси». Как только таксист услышал эту историю, он весь затрясся, затем свернул на обочину дороги и закричал: «Молчи, батюшка. Только ты и я знаем об этом». «Бог тоже знает об этом, — ответил отец Порфирий. — Он сказал мне, чтобы я передал это тебе. Смотри, покайся и исправь свою жизнь».

Старец Порфирий и по смерти жив у Бога

Когда отец Порфирий отошел ко Господу, один из его духовных чад находился по работе в другом городе и не знал о смерти батюшки. По возвращении в Афины у мужчины возникли определенные семейные проблемы, и он как всегда решил позвонить отцу Порфирию посоветоваться. Он взял телефон, набрал номер и услышал на другом конце голос старца. Он поприветствовал старца, испросил его благословения и стал излагать ему свои нужды. Старец выслушал его, дал ему ценный совет. Обрадованный духовный сын сказал: «Я скоро зайду к вам, как только освобожусь», на что отец Порфирий ответил: «Не звони мне опять, потому что я уже умер».

Но Бог не есть Бог мертвых, но живых, и мы верим и знаем, что старец Порфирий жив у Бога и слышит наши молитвы и силен ходатайствовать за нас грешных перед престолом Всевышнего.

***

ИЗРЕЧЕНИЯ И СОВЕТЫ

Старец, если собеседник не принимал его первого совета, уступал и давал ему другой совет, более легкий. Но первый совет был духовно более полезным.

Старец Порфирий Кавсокаливит

Берегите лампаду жизни

Одному своему духовному чаду старец Порфирий предсказал, что тот проживет столько-то лет. Когда этот человек подверг риску свое здоровье, старец заявил, что тот мог умереть. На недоуменный вопрос о том, как это согласуется с данным ранее предсказанием, старец ответил: «То, что я тебе сказал, верно. Ничего не изменилось. Лампада твоей жизни имеет масла на столько лет, сколько я тебе сказал. Но если ты ее уронишь, масло разольется и лампада погаснет! Такова жизнь! Бог нам дает многоценный дар жизни; мы его принимаем и обязаны оберегать, а вовсе не подвергать опасностям, да к тому же бессмысленным».

Никаких ссор при детях!

— Никогда ваши дети не должны слышать, как вы ссоритесь между собой… даже что вы повышаете голос друг на друга!

— Но разве это возможно, Геронда?

— Конечно, возможно! Поэтому хорошенько запомните мои слова: никогда никаких ссор при детях… Никогда!

Если бы мы видели, как нас любит Христос!

«Господь никогда и нигде нас не оставляет. С того момента, как Он пришел на землю, родившись от Пресвятой Девы Богородицы, и стал Богочеловеком, Он всегда с нами. Если бы мы увидели, как нас любит Христос, и что Он для нас делает, то от безмерной радости помутились бы рассудком. Мы остались бы в Его объятиях, и нам бы уже ни до чего не было дела».

Любовь к Богу должна быть беспредельной

«Наша любовь к Богу, дитя мое, должна быть беспредельной, она не должна быть раздроблена на привязанность к различным вещам.

Вот тебе пример: человек, скажем, имеет в себе одну батарейку определенной энергоемкости. Если он будет расточать эту энергию на различные дела, не имеющие отношения к любви к Богу, то оставшийся в нем для этой любви заряд будет весьма небольшим, часто может быть даже совсем ничтожным. Если же мы всю нашу энергию обратим к Богу, тогда велика будет наша любовь к Нему.

Приведу тебе еще такой пример.

Одна девушка очень сильно полюбила юношу по имени Никос. Каждую ночь она просыпалась и тайно от своих родителей, босая, выпрыгивала через окно на улицу и, невзирая на боль от впивающихся в ноги колючек, через поле бегала на встречу со своим возлюбленным. Когда же она возвращалась назад, в дом, то Никос всегда как бы находился рядом с ней. За какую бы работу она ни бралась, ее Никос был здесь, она видела его. Также и ты, дитя мое, должен все свои силы устремлять к Богу. Твой ум всегда должен быть в Нем, потому что именно этого и желает Бог».

Молись о терпении

«Молись не о том, чтобы Бог избавил тебя от различных твоих болезней, но о том, чтобы тебе посредством умной молитвы, пребывая в терпении, умиротвориться. Это принесет тебе очень большую пользу».

«Не проси Бога облегчить твои страдания от различных болезней, не принуждай Его к этому в своих молитвах. Но с неизменной стойкостью и терпением переноси свои недуги — и увидишь, какую от этого получишь пользу».

В результате раковых болезней наполнился рай

Во время беседы со своими духовными чадами Старец сказал: «Лекарство от рака очень простое. Врачи пользуются им ежедневно, оно постоянно у них под рукой, как мне это, по благодати Божией, известно. Но Бог не открывает им это средство, потому что в последнее время в результате раковых болезней наполнился Рай!»

Больше читай Священное Писание

«Чтобы право шествовать путем истинным, следует постоянно читать Священное Писание, жития святых, другие церковные книги. Если во время чтения какое‑либо слово или мысль из прочитанного поразит тебя, прерви чтение и задержись на ней подольше, хорошенько ее обдумай. Скоро ты увидишь, какую великую пользу это приносит».

«Читай больше, чтобы просветился твой ум. Знаешь, я сам читал очень много. Чтобы меня никто не беспокоил, я забирался на одно дерево по лесенке, которую я сам смастерил. Поднявшись наверх, я затаскивал ее за собой, чтобы никто ничего не заметил и чтобы меня не побеспокоили. Так я мог на протяжении многих часов внимательно читать и размышлять над прочитанным».

Исповедь — дар любви Божией человеку

«Исповедь — это один из путей, по которому человек движется к Богу. Это дар любви Божией человеку. Никто и ничто не может лишить человека этой любви».

Кто не покается, тот погибнет

— Геронда, скажите мне слово к душевной пользе.

— Кто не покается, тот погибнет. Повторяю тебе: кто не покается, тот погибнет.

Старец Порфирий Кавсокаливит Кто умер ради Христа, для того нет смерти!

«Спасение в Церкви!» — всегда говорил нам Старец. — Кто является членом Церкви, тот не боится второй смерти! Для тех, кто состоит в Церкви Христовой, смерти нет! Православие — совершенно, в нем нет никакого несовершенства!»

«Смерти нет! Не бойся смерти! Кто умер ради Христа, для того нет смерти! А если ты не умер ради Христа, то умри!»

Как молиться новоначальному

На вопрос одного брата: «Геронда, как следует молиться новоначальному?», старец ответил: «Новоначальный монах должен читать жития святых и Новый Завет».

Наставления беременным женщинам

Старец советовал одному врачу педиатру: «Говори женщинам, что они должны осознавать, как высоко почтил их Бог, сподобив стать матерями. С момента зачатия плода они носят в себе вторую жизнь. Пусть они разговаривают с младенцем, ласкают его, поглаживая свой живот. Ребенок неким таинственным образом все это чувствует.

Матери должны с любовью молиться о своих детях. Ребенок, как уже родившийся, так и находящийся еще во чреве, чувствует недостаток материнской любви, нервозность матери, ее гнев, ненависть и получает травмы, последствия которых будет ощущать всю свою жизнь.

Святые чувства матери и ее святая жизнь освящают младенца с самого момента его зачатия. Все, что я только что сказал, надо хорошо помнить не только матерям, но и будущим отцам тоже».

Оказывайте и такую помощь

Когда у тебя есть возможность, помогай и материально. Но больше оказывай тем, кто находится рядом с тобой, вот какую помощь: разговаривай с ними, выслушивай их, когда они хотят рассказать тебе о своих трудностях, высказать тебе свою боль, посиди с ними вместе, чтобы они не чувствовали себя одинокими.

Мытари и блудницы вперед вас идут в царство Божие

Старец Порфирий говорил, что для того, чтобы достичь смирения и сострадания к другим грешникам, человек должен осознать свое греховное и нравственно нищенское состояние. Поэтому Христос и говорил, что мытари и блудницы через покаяние и смирение предваряют прочих в Царстве Небесном. Старец не хотел слушать никаких обличительных слов про грешников. Он говорил: «Кого мы называем мытарями и блудницами, для Бога — пойманные воры, тогда как я и вы все — мы воры, но не пойманные. Задержанный и униженный вор, всем известная, покрытая позором блудница — смирившаяся и покаявшаяся, намного выше нас, имеющих доброе имя, но живущих никому не ведомой и сомнительной жизнью».

Детям не нужно много слов

«Матери умеют переживать, советовать, многословить, но не умеют молиться. Многие советы и указания приносят вред. Детям не нужно много слов. Слова ударяют в уши, а молитва идет в сердце. Требуется молитва с верою, без стрессов, но и с хорошим примером».

Как говорить о религии

«В беседах не многословьте о религии — и тогда победите. Позвольте человеку, у которого другое мнение, изливаться, говорить, говорить… Пусть он почувствует, что встретился со спокойным человеком. Воздействуйте на него своей доброжелательностью и молитвой, а потом скажите немного слов. Вы не достигнете ничего, если будете говорить резко, если, к примеру, скажете: “Ты говоришь ложь!” И что из этого выйдет? Вы — как овцы посреди волков (Мф. 10:16). Что вам делать? Внешне будьте невозмутимы, а внутренне молитесь. Будьте готовыми, будьте образованными, имейте дерзновение, но со святостью, кротостью и молитвой. Но чтобы поступать так, вы должны быть святыми».

Не по привычке

«Будь внимателен, не причащайся по привычке. Каждый раз приступай к Таинству так, как будто ты делаешь это в первый раз, и в то же время как будто это твое последнее причащение перед смертью».

Когда наступит Второе пришествие

Однажды старца спросили: «Геронда, в последнее время много говорят о числе 666, о явлении антихриста, которое приближается, некоторые даже утверждают, что он уже пришел, об электронной печати на руку или на лоб, о столкновении Христа и антихриста и о поражении последнего, о Втором Пришествии Господнем. А что Вы об этом скажете?»

Старец ответил: «Что тут сказать? Я не говорю, что видел Божию Матерь, что будет война и тому подобные вещи. Знаю, что придет антихрист, что будет Второе Пришествие Христово, но когда, не знаю. Завтра? Через тысячу лет? Не знаю. Однако меня это не тревожит. Потому что я знаю, что в час смерти для каждого из нас наступит Второе Пришествие Господне. И этот час уже весьма близок».

12 3 4 5 6 7 …96

Цветослов советов

Введение

Выражаем нашу горячую благодарность уважаемому господину Константиносу Караколи, доктору богословия, воплотившему в жизнь свой замечательный творческий замысел — на основе различных книг и периодических изданий об отце Порфирии составить сборник духовных наставлений и советов Старца. Свой труд автор любезно подарил нашему исихастириону.

Безусловно, любому христианину будет полезно иметь в своем распоряжении сборник богомудрых наставлений отца Порфирия, в котором, благодаря группировке по темам, каждый вопрос получает всестороннее освещение. Постоянное углубленное изучение духовных вопросов необходимо верующим для достижения духовной зрелости и совершенства. Перечитывая книгу по второму и третьему разу, мы углубляем свое понимание текста. Следовательно, тот факт, что кто‑то уже читал некоторые из книг, на основе которых составлен настоящий сборник, вовсе не означает, что знакомство с ним будет излишним. Наоборот, внимательное прочтение этой книги принесет большую пользу, потому что читатель сможет сопоставить различные советы и наставления отца Порфирия по каждому конкретному вопросу, таким образом увидев его во всестороннем освещении. Чем глубже мы вникаем в один вопрос, тем лучше начинаем понимать и другие. Так, правильное понимание истинного смирения приводит к верному пониманию истинной любви, сердечного покоя, прощения ближних и т. д.

Мы от всего сердца желаем, чтобы эта книга помогла многим и многим православным христианам в их духовной жизни, в стяжании духовного вйдения, и просим читателей не забывать и нас в своих молитвах.

Священный женский исихастнрион Преображения Господня, Милеси, i5 августа 2002

От составителя

Несколько слов о той книге, которую вы сейчас держите в руках. Постараюсь говорить просто и открыто и начну с моей первой встречи с отцом Порфирием.

Со Старцем я познакомился после Пасхи 1980 года. Когда я впервые его увидел, он отдыхал на своей скромной кровати в простой, построенной из цементных блоков келье в Милеси в Аттике. Было заметно, что он только что оправился от тяжелой болезни, поэтому говорил с трудом. Я опустился на колени возле отца Порфирия и попросил его благословить меня и дать несколько своих благословенных, идущих прямо от сердца наставлений. Конечно, я не могу рассказать вам мою исповедь. Скажу только, что Старец многое мне открыл. Я был поражен его даром прозорливости. Он говорил со мной какое‑то время, насколько ему позволяли силы и насколько я мог воспринять в меру моего духовного несовершенства. Позже я встречался с ним еще два раза, но нам уже не удавалось побеседовать, у Старца всегда было много посетителей. Однако его святое смирение и великая любовь преподали мне прекрасный урок. Знаете, что значит видеть человека Божия, просвещенного, умиротворенного, отягощенного многими болезнями и тем не менее днем и ночью принимающего людей без жалоб и ропота? Его сердце всегда было открыто для всех.

Полагаю, что стоит кратко описать основные этапы жизни отца Порфирия. Так мы сможем лучше понять эту книгу и духовно насладиться обществом Старца.

Отец Порфирий родился в 4906 году в очень бедной, но благочестивой семье в селе Агиос Иоаннис в Каристии на острове Эвбея. Все его образование составляли два класса начальной школы. Грамоте, по его словам, он научился, читая Евангелие и церковные богослужебные книги. Чтобы материально поддержать семью, его отец уехал на строительство Панамского канала. Маленький Евангелос, так звали Старца, работал на огороде и пас в близлежащих полях нескольких овец, принадлежащих их семье. Там он и прочитал житие святого Иоанна Колова·. Святой образ этого преподобного глубоко запал в его душу, и он решил подражать ему.

Еще совсем юным, в возрасте 43–44 лет, он отправился на Святую Гору Афон. Там он остановился в скиту Кавсокаливия и стал послушником в келье, где жили два очень добрых, но строгих старца. С ними он прожил 5–6 лет. Там отец Порфирий узнал, что такое монашеская жизнь, что такое «совершенное», «приносящее радость», как он говорил, послушание, что такое чистая любовь к Богу. Там он, искренний и чистый юноша, получил дар прозорливости. Неожиданно отец Порфирий очень серьезно заболел, и Бог показал, что хочет послать его в мир, чтобы он мог, по данной ему благодати, воодушевлять, вразумлять, утешать и наставлять там людей. Молодой монах вернулся на родину, на остров Эвбею, и остановился в монастыре Святого Харалампия в Авлонари. Там его тяжелая болезнь прошла. В возрасте двадцати лет он встретился с Синайским архиепископом Порфирием, который, поразившись горними дарованиями молодого монаха, посвятил его в иеромонахи, дав свое имя — Порфирий. Представьте себе, он в деталях описал архиепископу монастырь на Синае, хотя сам никогда там не бывал!

Когда монастырь Святого Харалампия передали монахиням, отец Порфирий переехал в монастырь Святого Николая в Вафии, на Эгине. В 4940 году Старец приехал в Афины, где был назначен настоятелем храма Святого Герасима при поликлинике, находящейся рядом с площадью Омония. Там он на протяжении 33 лет служил Богу и людям, живя в смиренной безвестности и совершая великие подвиги во славу Божию. Тысячам людей он помог обрести мир Божий. Отец Порфирий помогал даже врачам, ставя, благодаря своему дару прозорливости, точные диагнозы. По благодати Божией он исцелил многих больных. Все это делал безграмотный, по мирским понятиям, но прекрасно знающий святую грамоту Божию Старец. «Иже премудры ловцы явлей», — поется в тропаре Святой Троице.

Закончив свое служение в храме Святого Герасима и уйдя за штат, отец Порфирий несколько лет прожил при храме Святого Николая в Калиссии, в Пентели.

Наконец он переехал в Мелиси в Малакасу, расположенную примерно в 39 километрах от Афин в сторону Ламии, а затем еще в пяти километрах по дороге в Оропос. Там он жил столь же смиренно, как и раньше, перенося множество своих болезней, которые Бог по Своей любви даровал ему, по слову апостола, как жало в плоть… чтобы не превозносился. Мелиси стали местом настоящего массового паломничества. Старец стремился к безвестности, но Бог прославил его. «Мир, — напишет он впоследствии, — считает меня добрым человеком, и все говорят, что я святой. Но я чувствую себя самым грешным человеком на свете… и прошу всех, кто знал меня, молиться обо мне».

Старец смиренно почил в своей келье в скиту Кавсокаливия на Святой Горе 2 декабря 1991 года. Он получил извещение от Бога, что его конец уже близок, и пожелал смиренно окончить жизнь вдали от мира, в тишине и покое Божием.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *