Икона тайной вечери

«Тайная вечеря» да Винчи

Сюжет

Тайная вечеря — это последняя трапеза Иисуса Христа с 12 учениками. В тот вечер Иисус установил таинство евхаристии, которое заключалось в освящении хлеба и вина, проповедовал о смирении и любви. Ключевое событие вечера — предсказание о предательстве одного из учеников.

«Тайная вечеря». (wikimedia.org)

Ближайшие сподвижники Иисуса — те самые апостолы — изображены группами вокруг Христа, сидящего в центре. Варфоломей, Иаков Алфеев и Андрей; затем Иуда Искариот, Петр и Иоанн; далее Фома, Иаков Зеведеев и Филипп; и последняя тройка — Матфей, Иуда Фаддей и Симон.

По одной из версий, по правую руку от Христа ближайший не Иоанн, а Мария Магдалина. Если следовать этой гипотезе, то ее положение указывает на брак с Христом. В пользу этого говорит то, что Мария Магдалина омывала ноги Христу и вытирала их своими волосами. Сделать это могла только законная жена.

Николай Ге «Тайная вечеря», 1863. (wikimedia.org)

Точно не известно, какой именно момент вечери хотел изобразить Да Винчи. Вероятно, реакцию апостолов на слова Иисуса о грядущем предательстве одного из учеников. В качестве аргумента служит жест Христа: согласно предсказанию, предатель протянет руку к еде одновременно с божьим сыном, а единственным «кандидатом» оказывается Иуда.

Образы Иисуса и Иуды дались Леонардо сложнее других. Художник никак не мог найти подходящих моделей. В итоге Христа он списал с певчего в церковном хоре, а Иуду — с бродяги-пьяницы, который, кстати, в прошлом тоже был певчим. Есть даже версия, что Иисус и Иуда были списаны с одного и того же человека в разные периоды его жизни.

Контекст

Для конца XV века, когда была создана фреска, воспроизведенная глубина перспективы была переворотом, изменившем направление развития западной живописи. Если быть точным, то «Тайная вечеря» — это, скорее, не фреска, а роспись. Дело в том, что технически она выполнена на сухой стене, а не на влажной штукатурке, как это происходит в случае с фресками. Сделал это Леонардо, чтобы можно было корректировать изображения. Техника фрески не дает автору право на ошибку.

Да Винчи получил заказ он своего постоянного клиента — герцога Лодовико Сфорца. Жена последнего Беатриче д’Эсте, терпеливо сносившая необузданную любвеобильность мужа в отношении распутниц, в конце концов скоропостижно скончалась. «Тайная вечеря» была своего рода последней волей усопшей.

Лодовико Сфорца. (wikimedia.org)

Не прошло и 20 лет после создания фрески, как из-за влажности работа Да Винчи начала осыпаться. Еще через 40 лет было почти невозможно узнать фигуры. Видимо, современники не особенно переживали о судьбе произведения. Напротив, они всячески, вольно или невольно, только ухудшали его состояние. Так, в середине XVII века, когда церковникам понадобился проход в стене, они сделали его таким образом, что Иисус лишился ног. Позднее проем заложили кирпичом, но ноги уже было не вернуть.

Французский король Франциск I настолько был впечатлен произведением, что всерьез задумывался о перевозе его к себе домой. А во время Второй Мировой фреска чудом уцелела — попавший в здание церкви снаряд уничтожил все, кроме стены с работой Да Винчи.

Санта-Мария-делле-Грацие. (wikimedia.org)

«Тайную вечерю» неоднократно пытались реставрировать, правда, не особенно удачно. В итоге к 1970-м годам стало очевидно, что пора действовать решительно, иначе шедевр будет утрачен. За 21 год была проведена колоссальная работа. Сегодня у посетителей трапезной есть только 15 минут на созерцание шедевра, а билеты, разумеется, нужно покупать загодя.

Судьба автора

Один из гениев Ренессанса, человек универсальный, родился недалеко от Флоренции — места, где на рубеже 15−16 веков культурная, политическая и экономическая жизнь была чрезвычайно насыщенна. Благодаря семействам меценатов (таких, как Сфорца и Медичи), щедро платившим за искусство, Леонардо мог творить свободно.

Статуя да Винчи во Флоренции. (wikimedia.org)

Да Винчи не был высоко образованным человеком. Но его записные книжки позволяют говорить о нем как о гении, спектр интересов которого простирался чрезвычайно широко. Живопись, скульптура, архитектура, инженерного дело, анатомия, философия. и так далее, и так далее. И самое важное здесь не количество увлечений, а степень вовлеченности в них. Да Винчи был новатором. Его прогрессивная мысль переворачивала представления современников и задавала новый вектор развития культуры.


Доминиканский монастырь Санта-Мария-делле-Грацие в Милане. Тут находится знаменитая «Тайная вечеря» (итал. Il Cenacolo или L’Ultima Cena) — фреска работы Леонардо да Винчи.







Площадь перед храмом.
Вход к «ресепшену» музея слева от входа в храм.
Билетная политика странная. Число билетов ограничено. Они раскуплены за неделю вперед даже зимой, а летом могут быть раскуплены и за месяц вперед. Купить их можно ТОЛЬКО через интернет или по телефону (как оплачивают не знаю_. Прийти в монастырь и купить к примеру билеты на завтра или послезавтра нельзя даже технически. Т.уе с улицы просто так туда не попасть только заранее запланировав. зачем такие сложности мне не понятны.
Тем более что туда можно и в три раза больше запускать. Зал огромный, сидений — лавок там внутри море. А группы (точно не помню) но кажется лишь по 20 человек.
Билеты продают по времени. Не успел в свое время — опоздал, свободен. Когда одна группа заходит, другая стоит в тесном предбаннике плечом к плесу. причем предбанник огорожен только стеклянными стенами. У нас было два инвалида на колясках и мы стояли как св метро в час пик. А рядом закрытыми дверями большие пустые коридоры ))) а если бы было три инвалида… ))) страшно представить. Почему нельзя было стекляшку отодвинуть и запускать более большие группы мне не понятно совсем, тем более что билет не из дешевых.
Фреска изображает сцену последнего ужина Христа со своими учениками. Создана в 1495—1498 годы.
Размеры изображения — примерно 460×880 см, оно находится в трапезной монастыря, на задней стене. Тема является традиционной для такого рода помещений. Противоположная стена трапезной покрыта фреской другого мастера; к ней приложил свою руку и Леонардо.
Фотографировать там нельзя но если осторожно, бесшумно и без вспышки, то все получится ))))
Напротив находится другая фреска «Распятие» Донато Монторфано, в несколько раз больших размеров (на всю стену). Которая совершенно «плоская».Роспись была заказана Леонардо его патроном, герцогом Лодовико Сфорца и его супругой Беатриче д’Эсте. Гербом Сфорца расписаны люнеты над фреской, образованные потолком с тремя арками. Роспись была начата в 1495 году и завершена в 1498 году; работа шла с перерывами. Дата начала работы не является точной, поскольку «архивы монастыря были уничтожены, и ничтожная часть документов, которыми мы располагаем, датируется 1497 годом, когда роспись была почти закончена».
Леонардо писал «Тайную вечерю» на сухой стене, а не на влажной штукатурке, поэтому роспись не является фреской в истинном значении слова. Из-за избранного метода роспись начала разрушаться уже через несколько лет после окончания работы. А через пятьдесят лет после окончания, картина, по свидетельству Вазари, находилась в самом жалком состоянии. Однако, если бы в то время можно было исполнить желание короля Франциска I, выраженное через шестнадцать лет после окончания картины, и, выломив стену, перевести картину во Францию, то, может быть, она сохранилась бы. Но этого нельзя было сделать.
Эскизы Леонардо да Винчи.
В 1500 г. вода, залившая трапезу, окончательно испортила стену. Кроме того, в 1652 г. была пробита дверь в стене под ликом Спасителя, уничтожившая ноги этой фигуры. Картина была несколько раз неудачно реставрирована В 1796 г., после перехода французов через Альпы, Наполеон отдал строгое предписание пощадить трапезу, но следовавшие за ним генералы, не обращая внимания на его приказ, превратили это место в конюшню, а впоследствии в складочное место для сена, затем как оружейный склад; они бросали камни в роспись и забирались на лестницы, чтобы выцарапать апостолам глаза.
Считается, что на фреске изображен момент, когда Иисус произносит слова о том, что один из апостолов предаст его («и когда они ели, сказал: истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня»), и реакция каждого из них.
После последней реставрации обнаружили у рукава Иуды солонку, которую он рассыпает на стол (это придает картине дополнительную динамику), ранее на фреске были просто складки его одежды (сказал экскурсовод).
Как и на других изображениях тайной вечери того времени, Леонардо располагает сидящих за столом на одной его стороне, чтобы зритель видел их лица. Большинство предыдущих произведений на эту тему исключали Иуду, помещая его одного за часть стола, противоположную той, за которой сидели остальные одиннадцать апостолов и Иисус, или изображая с нимбом всех апостолов, кроме Иуды. Иуда сжимает в руке небольшой мешочек, возможно, обозначающий серебро, полученное им за предательство Иисуса, или являющийся намеком на его роль среди двенадцати апостолов в качестве казначея. Он единственный поставил локоть на стол. Нож в руке Петра, указывающий в сторону от Христа, возможно, отсылает зрителя к сцене в Гефсиманском саду во время задержания Христа.
Жест Иисуса может интерпретироваться двояко. Согласно Библии, Иисус предсказывает, что его предатель протянет руку к еде одновременно с ним. Иуда тянется к блюду, не замечая, что Иисус тоже протягивает к нему правую руку. В то же время Иисус указывает на хлеб и вино, что символизирует безгрешное тело и пролитую кровь соответственно.
Фигура Иисуса расположена и освещена так, что внимание зрителя обращено, прежде всего, на него. Голова Иисуса находится в исчезающей точке для всех линий перспективы.
Роспись содержит неоднократные отсылки к числу три:
апостолы сидят группами по три человека;
позади Иисуса — три окна;
контуры фигуры Христа напоминают треугольник.
Свет, освещающий всю сцену, исходит не из нарисованных сзади окон, а идёт слева, как и настоящий свет из окна на левой стене.
Во многих местах картины проходит золотое сечение; например, там, где Иисус и находящийся справа от него Иоанн положили руки, полотно разделяется в этом соотношении.
Апостолы изображены группами по три человека, расположенными вокруг сидящей в центре фигуры Христа. Группы апостолов, слева направо:

  • Варфоломей, Иаков Алфеев и Андрей;
  • Иуда Искариот (в одежде зелёного и голубого цвета), Петр и Иоанн;
  • Фома, Иаков Зеведеев и Филипп;
  • Матфей, Иуда Фаддей и Симон.

В XIX веке были найдены записные книжки Леонардо да Винчи с именами апостолов; до этого с уверенностью идентифицировали только Иуду, Петра, Иоанна и Христа.

Роспись стала вехой в истории Ренессанса: правильно воспроизведенная глубина перспективы изменила направление развития живописи Запада.
15 августа 1943 г. трапезную разбомбила англо-американская авиация, однако фреска Леонардо чудом не пострадала.
Дворик в который попадаешь на выходе из сувенирного магазина монастыря.
Выход на площадь.
Соседние улочки.
Честно говоря, не в обиду, но смотреть там особо нечего. Экскурсия только на английском. Близко к фреске не подойдешь. Стоит пойти, чисто ради «посмотреть» на оригинал. так все и идут и совершенно не понятно, почему было не увеличить число туристов в каждой группе.
Инфа С) в основном с Википедии. Следующий пост будет про вечерний Милан.
Другие посты про Милан

История создания картины

Сложно верится, но картина «Тайная вечеря» была написана в 1495 году на заказ миланского герцога Людовико Сфорца. Несмотря на то, что правитель славился своей распутной жизнью, у него была очень скромная и благонравная жена Беатриче, которую он, стоит отметить, очень уважал и почитал.
Но, к несчастью, истинная сила его любви проявилась лишь тогда, когда его супруга скоропостижно скончалась. Скорбь герцога была столь велика, что он 15 дней не выходил из собственных покоев, а когда вышел, то первым делом тзаказал Леонардо да Винчи фреску, о которой некогда просила его покойная супруга, и навсегда поставил точку в своем разгульном образе жизни.


Свое уникальное творение художник завершил в 1498 году. Его размеры составили 880 на 460 сантиметров. Лучше всего «Тайную вечерю» можно рассмотреть, если отойти на 9 метров в сторону и приподняться на 3,5 метров вверх. Создавая картину, Леонардо пользовался яичной темперой, что, впоследствии, сыграло с ним злую шутку. Полотно начало разрушатся всего через 20 лет после создания.
Знаменитая фреска находится в церкви Санта-Мария-делле-Грацие на одной из стен трапезной в Милане. Если верить искусствоведам, художник специально изобразил на картине точно такие же стол и посуду, какие были на тот момент в церкви. С помощью этого незамысловатого приема он пытался показать, что Иисус и Иуда (добро и зло) находится гораздо ближе, чем мы думаем.

Интересные факты:

1. Личности апостолов, изображенных на полотне, неоднократно были предметом споров. Судя по надписям на репродукции картины, хранящейся в Лугано, это (слева направо) Варфоломей, Яков-младший, Андрей, Иуда, Петр, Иоанн, Фома, Яков-старший, Филипп, Матфей, Фаддей и Симон Зелот.


2. Многие историки считают, что эта картина изображает евхрастию (причащение), поскольку Иисус Христос обеими руками указывает на стол с вином и хлебом. Правда, существует и альтернативная версия. О ней пойдет речь ниже…
3. Многие еще со школьного курса знают историю о том, что сложнее всего да Винчи во время написания картины дались Иисус и Иуда. Изначально художник планировал сделать их воплощением добра и зла и долго не мог найти людей, которые бы послужили моделями для создания его шедевра.
Однажды итальянец во время службы в церкви увидел в хоре юношу, настолько одухотворенного и чистого, что не оставалось сомнения: вот оно — воплощение Иисуса для его «Тайной вечери».
Последним персонажем, прототип которого художнику так и не удавалось до последнего найти, был Иуда. Художник часами бродил узкими итальянскими улочками в поисках подходящей модели. И вот спустя 3 года, да Винчи нашел то, что искал. В канаве валялся пьяный мужчина, который уже давно находился на краю социума. Художник приказал привести пьяницу в его мастерскую. Мужчина практически не держался на ногах и слабо соображал, куда он вообще попал.

После того как образ Иуды был завершен, пьяница подошел к картине и признался, что где-то уже ее раньше видел. На недоумение автора мужчина ответил, что три года назад его было не узнать: он пел в церковном хоре и вел праведный образ жизни. Именно тогда к нему подошел какой-то художник с предложением написать с него Христа.

Так, по предположениям историков, Иисус и Иуда были написаны с одного и того же человека в разные периоды его жизни. Этот факт служит метафорой того, что добро и зло идут рука об руку и между ними очень тонкая грань.
4. Самым спорным считается мнение о том, что по правую руку от Иисуса Христа расположен вовсе не мужчина, а не кто иной, как Мария Магдалина. Ее месторасположение указывает на то, что она была законной женой Иисуса. Из силуэтов Марии Магдалины и Иисуса образовывается буква «М». Якобы она означает слово «Matrimonio», которое переводится как «брак».

5. По мнению некоторых ученых, необычное расположение учеников на полотне не случайно. Дескать, Леонардо да Винчи разместил людей по знакам зодиака. Согласно этой легенде, Иисус был козерогом, а его возлюбленная Мария Магдалина — девой.
6. Нельзя не упомянуть тот факт, что во время Второй мировой войны в результате попадания снаряда в здание церкви, было разрушено практически всё, кроме стены, на которой была изображена фреска.
Однако в 1566 году местные монахи проделали в стене с изображением «Тайной вечери» дверь, которая «отрезала» ноги персонажам картины. уть позже над головой Спасителя повесили миланский герб. А в конце ХVII века из трапезной и вовсе сделали конюшню.
7. Не менее интересны размышления жрецов искусства о еде, изображенной на столе. К примеру, возле Иуды Леонардо нарисовал опрокинутую солонку (которая во все времена считалась плохой приметой), а также пустую тарелку.
8. Существует предположение, что сидящий к Христу спиной апостол Фаддей — это на самом деле автопортрет самого да Винчи. И, учитывая нрав художника и его атеистические взгляды, эта гипотеза более, чем вероятна.>Тайная Вечеря

Слово на Евангельское чтение в Великий Четверг (15.04.93)

Перед самым началом Своих страстей Господь собирает учеников на Тайную вечерю. Хотя Господь наш имел право сказать: «Я ничего не говорил втайне» (как Он сказал Своим врагам); хотя христианству чуждо настроение заговора и конспирации, а тем более пустая игра в мнимые тайны, в таинственность, в секреты, как это свойственно оккультистам, в сердце христианства — тайна.

Вечеря Христова — тайная. Во-первых, потому, что ученики собираются вокруг Учителя, ненавидимого миром, ненавидимого Князем мира сего, пребывающего в кольце злобы и смертельной опасности, которая являет великодушие Христа и требует верности от учеников. Это требование, нарушенное страшным предательством со стороны Иуды и несовершенно исполняемое другими учениками, которые впадают в дрёму от уныния, от унылых предчувствий, когда им должно бодрствовать с Христом во время моления о Чаше. Петр в оторопи страха с клятвами отрекается от своего Учителя. Все ученики разбегаются.

Евхаристия. София Киевская

Но грань между верностью, хотя бы несовершенной, и полнотой предательства остается. Это страшная грань: непримиримое столкновение между Его великодушием и святостью, между Царством Божиим, которое Он возвещает и приносит людям, – и царством Князя мира сего. Это настолько непримиримо, что, приближаясь к тайне Христа, мы оказываемся перед последним выбором. Ведь мы приближаемся ко Христу так близко, как верующие других религий и вообразить не могут. Они не могут вообразить, что можно так приблизиться к Богу, как мы, когда мы вкушаем Христову плоть и пьем Его кровь. Это помыслить трудно, а каково выговорить! Каково было апостолам услышать впервые слова, которыми Господь устанавливал истину Евхаристии! И горе нам, если мы не испытываем хотя бы малой доли того трепета, который тогда должен был охватить апостолов.

Тайная вечеря является тайной и потому, что она должна быть укрыта от враждебного мира, и потому, что в ее существе — непроницаемая тайна последнего снисхождения Богочеловека к людям: Царь царствующих и Господь господствующих Своими руками омывает ученикам ноги и таким образом являет Свое смирение всем нам. Чем можно превзойти это? Только одним: предать Себя на смерть. И Господь делает это.

Мы — слабые люди. И когда наши сердца мертвеют, нам хочется благополучия. Но пока у нас живое сердце, грешное, но живое, — о чем тоскует живое сердце? О том, чтобы был предмет любви, бесконечно достойный любви, чтобы можно было такой предмет любви найти и служить ему, не жалея себя.

Все мечтания людей — неразумны, потому что это мечтания. Но они живые, пока живое сердце стремится не к благополучию, а к жертвенной любви, к тому, чтобы нас обрадовали неизреченным великодушием к нам и чтобы нам какой-то долей великодушия ответить на это и верно послужить Царю царствующих и Господу господствующих, который так великодушен к Своим слугам.

Господь наш в лице апостолов назвал нас своими друзьями. Об этом более страшно подумать, чем подумать о том, что мы рабы Божьи. Раб может в поклоне спрятать глаза; друг не может уклониться от того, чтобы встретить взгляд своего друга — укоризненный, прощающий, видящий сердце. Тайна христианства, в отличие от мнимых тайн, которыми ложные учения соблазняют людей, — это как непроницаемая для взгляда глубина прозрачнейшей воды, которая, однако, так велика, что дна мы не видим; да и нет его — дна.

Что можно сказать в этот вечер? Только одно: что Святые Дары, которые будут нам вынесены и поданы, — это те самые тело и кровь Христовы, которые в невообразимом потрясении сердца вкушали апостолы. И это наше собрание — это та самая длящаяся Тайная вечеря. Будем молиться, чтобы нам не выдать Божьей тайны — тайны, которая сплачивает нас со Христом, чтобы мы пережили эту теплоту тайны, не предали ее, чтобы мы ответили на нее хотя бы самой несовершенной верностью.

Блаженный Августин говорил о Евхаристии довольно трудные для нашего малодушного сердца слова. Он толковал Евхаристию, в частности, как призыв к мученическому подвигу: за тело и кровь, которые Христос предал за нас, мы должны быть готовы отдать наше тело и нашу кровь. К подвигу мученичества в полном смысле призваны немногие, и не будем говорить о вещах, слишком для нас высоких. Но если Господь наш предает нам, омыв наши ноги, Свое тело и Свою кровь, как же нам не терпеть великодушно хотя бы те малые невзгоды, которые нам приходится терпеть?!

Помолимся, чтобы нам никогда не забывать тайны, в которую мы взяты великой тайной — Тайной вечерью, чтобы нам никогда не выдать ее врагам видимым и невидимым, никогда не иметь окамененного нечувствия в отношении к ней. И чтобы наше сердце рвалось послужить Царю царствующих, который так милосерден, так близок — до последней близости, до близости вкушаемого нами Яства.

И еще одна мысль должна посетить каждого, кто слушает это Евангельское чтение. Мы видим, что Господь наш в земной Своей жизни соблюдал ветхозаветный Закон. И в город Иерусалим Он пришел в связи с тем циклом празднеств, которые были у иудеев, — между иудейской Пасхой и иудейской Пятидесятницей. Он пришел не разрушить, но исполнить, и Его жизнь началась с того, что Он по Закону подвергся обрезанию. Почему же в одном Господь наш так последовательно бросал вызов законничеству — в вопросе о полном бездействии, которого иудейские законники требовали от человека в субботу?

Конечно, это учит нас тому, что доброта важнее обряда, важнее обрядовой правильности, это избавляет нас от опасности обрядоверия. И всё-таки, кажется, дело не только в этом. Что значило для верующего иудея особо строгое почитание субботы? — Что творящая деятельность Бога окончена к седьмому дню: в седьмой день Бог опочил от трудов Своих, и эта завершенность Божьего творения празднуется каждую субботу.

И бездействие верующего — свидетельство о его вере в то, что мир изменен не будет. (Хотя у иудеев во времена Христа было учение, не очень ясное, о будущем веке и о воскресении, в которое верили фарисеи; саддукеи, впрочем, отрицали его, так что это еще не было всеобщей верой.) Если празднуется покой Бога, понимаемый как полное бездействие, как прекращение Его творчества, значит, мир стабилен. Это описано со скорбной красотой в книге Екклесиаста: что было, то и будет.

Этому Господь наш противопоставляет другое учение, не разрушающее смысл Ветхого Завета, но его дополняющее: покой Бога — это не прекращение Его творчества (хотя мир Божий завершен и совершенен в той мере, в какой он не испорчен действием падших духов и падших людей). Мы и сейчас, видя каждое творение Божье — распускающиеся ветви весной и любое другое творение, — слышим слова Творца о том, что это весьма хорошо.

Всё же замысел Бога еще не осуществлен — замысел о преображении мира. Бог создал нас людьми, а мы сами себя сделали падшими людьми. Но Бог хочет нас возвести к такому достоинству, для которого апостол Иоанн в своем послании не находит и слов, говоря: мы сейчас дети Божии, но не знаем, чтo будем. И слова Господа: Отец продолжает делать, продолжает творить, и Я продолжаю. Знамение этого — исцеление в субботу.

Милость Божия безгранична, щедра, она упреждает человека, его просьбы и мольбы, не говоря уже о его исправлении. Но милость Божия требовательна. Мы знаем, как мы себя ведем с чужими маленькими детьми и со своими детьми. Чужих маленьких детей, за которых мы не несем ответственности, мы рады приласкать, если уж не вовсе злые люди, дать им что-нибудь сладкое, обрадоваться за них и ничего от них не требовать. Мы за них не отвечаем. Это для них и для нас радость на мгновение, не имеющая продолжения и дальнейшего смысла. Но Бог добр к нам не как чужой дядюшка, который дарит нам конфетку и идет своим путем, ничего от нас не требуя. Христос встречает исцеленного Им человека и напоминает ему о том, что великая милость, им полученная, — это одновременно и требование: не греши. Чем больше Бог нам дает, тем больше Он от нас и требует.

Еще лучше будет, если мы поймем, что Его требовательность к нам — это самое лучшее, что Он нам дает. Слова «не греши» были сказаны человеку, исцеленному от очень тяжелой, очень длительной болезни, вызволенному из горчайшей беды. Но каждый из нас, даже живущий благополучной и как будто безопасной жизнью, не знает, над какими безднами проводит его, не зрящего, не видящего этих бездн, рука Божия. И эти слова обращены к каждому из нас: не греши, чтобы с тобой не сделалось чего худшего. Ибо даже те из нас (а много ли таких среди нас?), у кого нет воспоминаний о прошедшей мимо, чудом миновавшей тяжелой беде или беде уже настигшей и потом отступившей, имеют все основания знать, что с нами каждое мгновение может быть много хуже. Мы привели себя и Божий мир в такое состояние, когда беды должны с нами случаться. И благоразумно нам — не говоря о том, что это долг благодарности — не грешить, потому что не по грехам нашим поступает с нами Господь.

Помолимся о том, чтобы Бог воздвиг наши расслабленные души, расслабленные сердца и чтобы он совершил дело возрождения нашего Отечества. И мы сегодня должны ещё молиться о душах тех, кто своей кровью заплатил за победу нашего Отечества. Мы должны также вспоминать людей, отдавших свою жизнь в русской диаспоре за спасение тех, кому угрожала бесчеловечность гитлеровского режима. Мы должны вспоминать таких людей, как мать Мария. Помолимся о том, чтобы, как расслабленный, потерявший земную надежду, наше Отечество не по нашим грехам получило бы здравие. Аминь.

(Аверинцев С.С. Духовные слова, М.: Свято-Филаретовский православно-христианский институт, 2007. С. 71-78)

>Богослужение на Тайную Вечерю:

Великий Четверг: Тайная Вечера Христова (Богослужение, Аудио, Проповеди)

Великий Четверг. Тайная вечеря. Что поется в этот день в храме

Тайная Вечеря в иконах и картинах

В Четверг Страстной седмицы Церковь вспоминает Тайную Вечерю. На Тайной Вечере было установлено таинство Евхаристии.

Тайная Вечеря Икона Древней Руси XI-XVI веков Из Успенского собора Кирилло-Белозерского монастыря. Около 1497 г.

Симон Ушаков Икона “Тайная вечеря” 1685 Икона помещалась над Царскими вратами в иконостасе Успенского собора Троице-Сергиева монастыря

Никола Пуссен Тайная Вечеря 1640 Масло на холсте Замок Белвуар, Грэнтем, Великобритания

Дирк Баутс
Таинство причастия
1464-1467
Алтарь церкви святого Петра в Лувене

Омовение ног (Иоанн 13: 1 – 20). Миниатюра из Евангелия и Апостола, XI в. Пергамент.
Монастырь Дионисиат, Афон (Греция).

Омовение ног; Византия; X в.; местонахождение: Египет. Синай, монастырь св. Екатерины; 25.9 x 25.6 см.; материал: дерево, золото (сусальное), пигменты натуральные; техника: золочение, темпера яичная

Омовение ног. Византия, XI в. Местонахождение: Греция, Фокида, монастырь Осиос Лукас

Симон Вуэ Тайная Вечеря Масло, холст 1615-1620

Рафаэль Санти Тайная Вечеря 1518-1519 Фреска Дворец Папы Римского, Лоджии Рафаэля, Ватикан

Козимо Россели Тайная Вечеря Фреска Сикстинской капеллы

Юлиус Шнорр фон Карольсфельд Тайная Вечеря Гравюра 1851-1860 Из иллюстраций к “Библии в картинках”

Маттиас Шейтс Тайная Вечеря Гравюра на дереве 1672

Альбрехт Дюрер Тайная Вечеря Гравюра на дереве 1511

Каспар Луикен Тайная Вечеря Гравюра на меди 1712

Поль Густав Доре Тайная Вечеря Гравюра 1865

Тайная вечеря (неизвестный автор 17 века) копия фрески Леонардо да Винчи

Ге Н.Н. Тайная вечеря

Джотто ди Бондоне

Овнатан Овнатанян Тайная Вечеря

Тайная Вечеря Гобелен 1520-1530

Эрколе де Роберти Святое Причастие (Тайная Вечеря)

Анжелико-Фра Тайная Вечеря 1450

Якопо Бассано Тайная Вечеря 1542

Андреа дель Сарто Тайная Вечеря 1520-1525 Фреска Монастырь Святого Сальви, Флоренция

Александр Иванов

Тинторетто

Омовение ног Симону Петру «Омовение ног». Федор Антонович Бруни 1841 г.

Омовение Ног. 1880 – Бакалович Степан Владиславович

Тайная вечеря в произведениях искусства

В живописи

Тайная вечеря является сюжетом множества икон и картин, из которых самое, вероятно, известное произведение — это «Тайная вечеря» Леонардо да Винчи. Однако многие эксперты считают, что картина Александра Иванова более точно изображает восточные традиции того времени. В Палестине времён Иисуса стулья еще не были распространены, поэтому во время приёма пищи люди сидели по-восточному.

Галерея

  • Фрагмент фриза Никольского храма в Царево

В литературе

  • Анализ фрески Леонардо помогает в решении загадки убийства Жака Соньера в романе «Код да Винчи» (2003).

В кинематографе

  • Анализ «Тайной вечери» помогает в решении загадки убийства Жака Соньера в фильме «Код да Винчи» (2006).
  • Главные герои находят свои лица на фреске в фильме «Очень эпическое кино» (2007).
  • Сюжет фрески пародируется в эпизоде «Маргаритавилль» (2009) мультсериала «Южный парк». Сцена в пиццерии: «Христос» — Кайл, его «апостолы» — Крэйг, Тимми, Джейсон, Картман, Токен, Джимми, Баттерс, Кенни, Твик, Айк, Клайд.
  • В киноверсии рок-оперы «Иисус Христос — суперзвезда» участники тайной вечери принимают в начале сцены позы, повторяющие позы апостолов на картине Леонардо да Винчи.
  • В пародии Мела Брукса «Всемирная история, часть первая» Иисус с учениками усаживаются в позу «Тайной вечери», по просьбе самого Леонардо Да Винчи, который затем делает свою картину со скоростью фотоаппарата.

Ссылки

  • Тайная вечеря в русской живописи. Портал «Россия и христианский восток»

Это заготовка статьи о христианстве. Вы можете помочь проекту, дополнив её.

(19 голосов: 4.4 из 5)

См. также раздел ПАСХА

священник Георгий

В каждом православном храме над Царскими вратами помещается икона с изображением Тайной Вечери.

В Евангелиях от Матфея, от Марка и от Луки, а также в Первом Послании к Коринфянам о Тайной Вечере рассказывается достаточно подробно. В Евангелии от Марка сказано: «В первый день опресноков, когда заколали пасхального агнца, говорят Ему ученики Его: где хочешь есть пасху? мы пойдём и приготовим» (Мк. 14:12).

Пасха в ветхозаветной Церкви – это праздник воспоминания об исходе из Египта, из дома рабства, о первой ночи свободы. Вчерашние рабы, покидая Египет, обретают свободу, контуры которой им ещё не понятны. По иудейскому лунному календарю Пасха празднуется в один и тот же день, 15 нисана. По нашему лунно-солнечному – юлианскому или григорианскому – календарю этот день приходится на разные числа.

Заповедь о праздновании Пасхи есть уже в книге Исход:

«Наблюдай праздник опресноков… ибо в оном ты вышел из Египта» (Исх 23: 15).

В ирмосе первой песни одного из канонов, который поётся во время утрени, так повествуется об этом событии: «Яко посуху, пешешествовал Израиль по бездне стопами…»

В этот день евреи выпекали пресный хлеб – мацот – в знак того, что они спешили, покидая Египет, и поэтому не могли испечь хлеб квасной. Кроме того, закваска – это символ брожения, разложения; опреснок же, наоборот, символ чистоты, нетронутости разложением. Поэтому в иудейских семьях с глубокой древности и доныне за два дня до Пасхи – 13 числа месяца нисана – хозяин уничтожает закваску, чтобы в доме не осталось квасного хлеба. В этот день в Иерусалимском храме закалывался пасхальный агнец. После разрушения Храма этот обычай был упразднён. Но до сих пор в память о том, как евреи первый раз испекли мацот, каждую весну, к каждой Пасхе печётся этот пресный хлеб.

Пасхальная трапеза на иврите называется словом седер (порядок). На ней обязательны пасхальный агнец (после разрушения Храма императором Юстинианом агнец стал заменяться кусочком мацы), мацот; чаша солёной воды, символизирующая слезы, пролитые евреями в Египте, и вместе с тем – солёные воды Красного моря, через которое «яко посуху» перешёл Израиль, уходя из рабства на свободу; набор горьких трав (марор), напоминающий о горечи рабства; хорошет – паста из яблок, фиников, веточек корицы и ореха – в память о тех кирпичах из соломы и глины, которые иудеи делали в Египте, когда были рабами; четыре чаши вина – как символ четырёх обещаний Бога Своему народу: вывести его из-под ига, спасти, принять к Себе и быть его Богом.

Главное в празднике Пасхи у иудеев – циккарон (воспоминание). В одном из талмудических трактатов, где говорится, как надо праздновать Пасху, есть такие слова: «Во всяком поколении всякий человек должен почувствовать, будто это он сам вышел из Египта». Не его далёкие-далёкие предки три с лишним тысячи лет назад, а именно он сам.

…Ученики спрашивают Христа, где им приготовить пасху. Спаситель посылает их в дом, где они должны найти – и находят – верхнюю горницу, устланную коврами. В этой горнице, «когда настал час, Он возлёг, и двенадцать апостолов с Ним» (Лк. 22:8-14). Глагол «возлечь» указывает на одно очень важное обстоятельство. За пасхальной трапезой возлежали, подчёркивая тем самым, что это трапеза свободных людей. Раб ест стоя, в спешке заглатывая куски, – у него нет времени для трапезы. Свободный человек за трапезой может полулежать. О том, что «Он возлёг» и «они возлежали», говорится ещё в двух стихах – в Евангелиях от Матфея (26: 20) и от Марка (14:18).

Иисус берёт хлеб, затем вино. Хлеб и вино – два центральных элемента Тайной Вечери, как и на пасхальном седере у иудеев. Евангелист Лука упоминает чашу – по-гречески она названа триблион, а святые Кирилл и Мефодий перевели это слово как «солило». Солило – чаша с солёной водой. Славянские первоучители перевели это слово по смыслу, а не буквально. Из Евангелия от Иоанна понятно, что это была чаша с какой-то жидкостью, ибо Иисус обмакнул в неё хлеб. По-гречески прямо о жидкости не говорится, но употреблено причастие бапсас, то есть «обмакнув» (в какую-то жидкость) кусок хлеба. Затем Иисус дал его Иуде.

Совершая Тайную Вечерю, Господь говорит: «Сие творите в Моё воспоминание» – это значит, что Он употребил слово циккарон, которое так важно в пасхальном ритуале иудеев. Наконец, в Евангелии от Луки (22: 17-18)говорится ещё об одной чаше с вином, кроме той, которую Иисус взял в конце Тайной Вечери и благословил со словами: «…сия чаша есть новый завет в Моей Крови, которая за вас проливается» (Лк 22: 20). В самом начале Вечери Он, «взяв чашу и благодарив, сказал: примите её и разделите между собою, ибо сказываю вам, что не буду пить от плода виноградного, доколе не придёт Царствие Божие». И затем, «взяв хлеб и благодарив, преломил». Для прежних толкователей Евангелия это место, где говорится о первой чаше, всегда было очень трудным. Зачем она, эта чаша, в начале трапезы? Но если мы заглянем в пасхальную Агаду (практическое руководство, по которому совершается пасхальная трапеза у иудеев), то узнаем, что трапеза начинается с обычая, именуемого кидуш (освящение). Глава семьи берёт чашу, благословляет, читает над ней молитву, и затем эта чаша передаётся по кругу. И каждый читает над чашей примерно такую молитву: «Благословен Ты, Бог Вседержитель, Царь Вселенной, сотворивший плод виноградный». В Евангелии же Спаситель говорит: «Не буду пить от плода виноградного» (Лк. 22:18), т.е. как бы повторяет слова из этой молитвы. Чаша, с которой начинается пасхальная трапеза у иудеев, и есть, без сомнения, та чаша, о которой идёт речь в Евангелии от Луки.

Сравнивая евангельский рассказ с пасхальной Агадой, мы видим, что Господь на Тайной Вечере совершает пасхальный седер; вместе с тем на этой трапезе – как мы знаем из Евангелия от Матфея, от Марка, от Луки, из Первого Послания к Коринфянам апостола Павла – нет пасхального агнца, хотя в это время Иерусалимский храм ещё не был разрушен и бытовал обычай заклания. Возникает вопрос: почему же нет агнца на Тайной Вечере? Ответить на него нам помогает апостол Павел в Первом Послании к Коринфянам: «Пасха наша, Христос, заклан за нас» (1Кор. 5:7); иными словами, Иисус – наш пасхальный Агнец. До апостола Павла об этом же говорит Иоанн Предтеча, прямо называя Спасителя Агнцем Божиим: «Вот Агнец Божий, Который берёт на себя грех мира» (Ин. 1:29). Общеизвестно, что в первые века церковной истории Христос обычно изображался в виде Агнца. Сегодня просфора, на которой во время Литургии совершается таинство Евхаристии, называется агничной, из неё вырезается евхаристический хлеб – «агнец».

Итак, Иисус берёт хлеб и благословляет его, произнеся молитву, и затем говорит: «…сие есть Тело Моё, которое за вас предаётся» (Лк 22:19). «Сие есть Тело Моё» – это восклицание напоминает фразу из Агады: «Сие есть скудный хлеб, который ели наши предки в земле египетской». Это ещё одна параллель Тайной Вечери с пасхальной трапезой иудеев.

Как и положено по пасхальной Агаде, Христос в конце Тайной Вечери, это подчёркивает апостол Павел, берёт чашу с вином и благословляет её. Этим кончается пасхальная трапеза. Благословляя чашу с вином, Христос произносит: «…сие есть Кровь Моя нового завета» (Мф. 26:28), цитируя слова из книги Исход (24: 8). Итак, Иисус осуществил ритуал, который тысячу с лишним лет ежегодно совершался в Палестине. Но при этом Он дал людям не хлеб и вино, а Себя Самого в виде хлеба и вина: «Приимите, ядите…» Не скудный хлеб, а Тело Своё и Кровь Свою.

В конце XIX – начале XX века русские философы В. Соловьёв, Н. Бердяев и другие задавались вопросом: чем христианство отличается от всего остального, что накоплено человечеством за тысячелетия истории? И приходили к одному и тому же ответу: западные (римские, греческие) и восточные (индийские, китайские, египетские) учителя – все предлагали людям своё учение. Христос же предложил Самого Себя. Эта главная отличительная черта христианства наиболее полно проявилась именно в Тайной Вечере. Ещё раньше Христос говорил об этом прямо, восклицая: «Я хлеб живый, сшедший с небес; ядущий хлеб сей будет жить вовек; хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, Которую Я отдам за жизнь мира» (Ин. 6:51). И далее: «…истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день» (Ин. 6:53-54).

В повторении той Тайной Вечери, когда накануне Своих страданий Господь научил учеников таинству Евхаристии, заключается основа христианской жизни. «Сие творите в Моё воспоминание», – говорит Иисус в конце Тайной Вечери (Лк. 22:19), поэтому повторение Тайной Вечери по этим Его словам становится Литургией нашей Церкви.

Подобно тому как иудей, совершающий седер, ощущает, что это он сам ушёл из египетского плена, так и христианин чувствует себя во время Евхаристии участником Тайной Вечери. Мы выражаем это чувство в молитве, которая читается перед причастием: «Вечери Твоея Тайныя днесь, Сыне Божий, причастника (причастницу) мя приими».

В пасхальную ночь древняя трапеза приобретает у Христа и Его учеников новый, мистический смысл. Известный французский богослов Луи Буйе сказал об этом: «Всю новизну Евангелия Господь ввёл в тщательно соблюдённые линии торжественного чина, насыщенного самыми чтимыми преданиями Израиля». И это действительно так.

Важно иметь в виду, что евхаристическая мистика – это не мистика для элиты, узкого круга посвящённых, это мистика, доступная каждому. Потому что даже тот, кто в силу каких-то причин не может поверить в пресуществление, преложение Святых Даров, приступает к Святым Тайнам, причащается по слову Иисуса: «Сие творите в Моё воспоминание». И каждый, кто любит Христа, становится подлинным участником Тайной Вечери, творя сие в воспоминание об Иисусе, даже если не понимает до конца, в чём смысл Евхаристии.

Но всё же – пасхальный ли седер совершил Господь в тот вечер со Своими учениками?

В некоторых комментариях к Новому Завету утверждается, что между синоптическими Евангелиями – от Матфея, от Марка и от Луки – и Евангелием от Иоанна существуют серьёзные противоречия в датировке трапезы Христа. Я уже говорил о некоторых чертах иудейского седера. Так вот, из начала 14-й главы Евангелия от Марка становится ясно, что Иисус совершает пасхальную трапезу в первый день опресноков. Можно найти и другие детали, подтверждающие, что в рассказах трёх евангелистов речь идёт именно о пасхальном седере.

Но что говорит евангелист Иоанн?

Иисус схвачен, и Его ведут от Каиафы в преторию. «Было утро; и они (иудеи. –Г.Ч.) не вошли в преторию, чтобы не оскверниться, но чтобы можно было есть пасху» (Ин. 18:28).

Значит, Господь уже под стражей, а пасхальная трапеза ещё не началась. Следующая глава: «Тогда была пятница перед Пасхою, и час шестый. И сказал Пилат иудеям: се, Царь ваш!» (Ин. 19:14).

Значит, Иисус уже под стражей, а ещё только пятница перед Пасхой. Ранее, в начале 13-й главы, тоже подчёркивается, что Вечеря совершается перед праздником Пасхи. Евангелисту Иоанну вторит Талмуд, где в одном из трактатов говорится, что Иешуа бен Пантере, то есть Иисус Сын Девы, был казнён вечером накануне Пасхи. Встаёт вопрос: кто же прав – синоптики или Иоанн и, соответственно, Талмуд?

Светские учёные пытаются ответить именно на этот вопрос: кто прав? Мы же знаем, что Священное Писание не ошибается. Значит, просто нужно понять, в чём суть данного несоответствия. Если читать евангельский текст неглубоко, поверхностно, то может показаться, что в Писании есть противоречия. Но если изучать его углублённо, то оказывается, что противоречий в нём нет.

Похоже, что Иисус действительно умер накануне Пасхи, потому что, во-первых, рассказ о страстях Христовых в Евангелии от Иоанна в высшей степени надёжен. Как показывают исследования текста, это очень древний рассказ. Во-вторых, такие не похожие один на другой источники, как Евангелие от Иоанна и Талмуд, говорят об одном и том же. А когда два как бы взаимоисключающих источника сообщают одну и ту же информацию, это достаточно надёжное свидетельство её подлинности.

С другой стороны, у синоптиков описана, конечно, пасхальная трапеза. Но на этой пасхальной трапезе нет агнца…

Его и не могло быть, потому что эта трапеза совершена Спасителем заранее. Если мы откроем любой пророческий текст – книги пророков Исайи, Иеремии, Иезекииля, – то увидим, что многие речения пророков устремлены в будущее. Они говорят о том, что будет в далёком будущем, через восемь, девять, десять веков. В Евангелиях же как раз наоборот, ключевые слова в них – «ныне», «сегодня». Иисус говорит: «Ныне прославился Сын Человеческий»(Ин. 13:31); «Ныне же будешь со Мною в раю» (Лк 23: 43); «Ныне пришло спасение дому сему» (Лк. 19:9); «Ныне исполнилось писание сие» (Лк. 4:21)… «Но настанет время, и настало уже», – дважды говорит Иисус в Евангелии от Иоанна (4:23; 5: 25). Иными словами, всё христианство – это будущее, которое осуществляется ныне. «И Царство Твое, – молимся мы во время Литургии, – даровал еси (то есть уже даровал. – Г.Ч.) будущее». Христиане средних веков считали, что Царство Божие – это то, что ждёт человека когда-то в будущем, после смерти. Но мы знаем, что это Царство уже даровано нам. Христианство и есть наше сегодняшнее бесстрашное вхождение в будущее. Подчёркивая это, Господь и совершает трапезу заранее, показывая, что Он с апостолами входит в будущее.

Мы становимся гражданами будущего через евхаристическое общение. Если это понять, то станет ясно, что противоречий в текстах синоптиков и Иоанна нет – потому что синоптики рассказывают нам об обстоятельствах Тайной Вечери, а Иоанн точно датирует её и повторяет слова Спасителя: «Настанет время, и настало уже». Это и есть наше вхождение в будущее.

В Евангелии от Луки (гл. 24) есть рассказ ещё об одной трапезе. По дороге в Эммаус Иисус толкует ученикам Писание, а затем берёт хлеб, благословляет, преломляет и даёт им. Сравним этот рассказ с повествованием о том, как совершает таинство Евхаристии апостол Павел. В Троаде, «когда ученики собрались для преломления хлеба», Павел «беседовал с ними и продолжил слово до полуночи», а затем преломил хлеб (Деян. 20:7). Святой Иустин Мученик, живший во II в., рассказывает о том, что во время таинства Евхаристии сначала читались одно из Посланий апостола Павла и пророческие тексты, затем произносилась проповедь, после чего совершались молитвы и Евхаристия.

Таким образом, таинство Евхаристии, или Преломления хлеба, соединялось с чтением Писания и проповедью. И доныне Литургия состоит из двух частей: Литургии оглашенных, или Литургии слова, когда поются 102-й и 145-й псалмы, начало Нагорной проповеди – «Блаженны нищие духом», а затем читается текст одного из апостольских Посланий и произносится проповедь; иЛитургии верных, когда, собственно, и совершается таинство Евхаристии. Тексты из 20-й главы Деяний святых апостолов и свидетельство Иустина Мученика показывают, что структура обедни восходит к апостольским временам. Об этом же делении Литургии на две равнозначных части говорит и латинское её название – missa; блаженный Августин объясняет, что после проповеди бывает «мисса (от латинского глагола mittere – «отпускать») для катехуменов» (оглашенных, ещё не крещённых), они отпускаются, и «остаются верные». Слово «верные» употреблено здесь не случайно – служба, совершаемая после того, как катехумены отпущены, называется Литургией верных.

Итак, Господь использует древний ритуал, который к моменту Тайной Вечери насчитывает уже более тысячи лет истории. Если мы посмотрим богослужебные книги иудеев, то обнаружим там те же элементы службы, которые присутствуют в Литургиях Иоанна Златоуста или Василия Великого. Это и приношение даров, и каждение, и омовение рук, и диалог того, кто совершает службу, с молящимися. У иудеев раввин говорит: «Принесём благодарение». «Да будет благословенно имя Господне», – отвечают ему молящиеся. «Благодарим Господа!» – восклицает сегодня священник Православной Церкви. «Достойно и праведно есть поклонятися Отцу и Сыну и Святому Духу, Троице Единосущной и Нераздельней», – отвечает ему хор. «Вашим согласием мы благословим Того, Кто дал нам участвовать в Его благах!» – восклицает затем возглавляющий службу у иудеев. И это тоже напоминает наше священническое восклицание: «Благодать Господа нашего Иисуса Христа… буди со всеми вами!»

Важно понять, что Христос всю новизну Евангелия вкладывает в древний ритуал. Возможно, именно благодаря этому литургическая мистика оказывается доступной не избранным, но каждому. Литургия даёт верующему возможность жить в полноте мистического единения со Христом. Через неё достигается глубокое мистическое и интимное единение каждого со Христом.

Но в то же время – и в этом коренное отличие мистики христианства от любой другой мистики – через неё достигается не только единение верующего с Богом, но и единение всех участников таинства друг с другом, причём равно живых и умерших. Христос – Бог Авраама, Бог Исаака, Бог Иакова – не Бог мёртвых, но Бог живых. У Бога – все живы! В Евангелии от Иоанна говорится, что Иисус умер, чтобы рассеянных чад Божиих собрать воедино.

«Дидахе» – учение двенадцати апостолов – древний христианский текст, датируемый примерно концом I в., когда ещё были живы непосредственные ученики апостолов, даёт нам замечательный литургический текст, молитву: «Подобно тому, как этот хлеб был разбросан по горам, а затем собран воедино, так даруй, Господи, чтобы Церковь собралась воедино со всех концов земли в единое Царство». Апостол Павел говорит: «Один хлеб, и мы многие одно тело; ибо все причащаемся от одного хлеба» (1Кор. 10:17).

Это мистическое единение всех в единое тело очень непохоже на нехристианские мистические системы, где человек восстанавливая связь с Богом, наоборот, рвёт связи с окружающими его людьми; оставаясь наедине с Богом, он уходит, отрывается от людей, противопоставляет себя им. В христианстве, в православии этого нет, никогда не было и, будем надеяться, не будет – иначе это уже будет не православие.

>«Причащение Апостолов» и «Тайная Вечеря»: одно событие – две традиции

До скончания века

Каждый Божий день в течение всего года (за редчайшими исключениями) Церковь совершает таинство Евхаристии. Поэтому образ Тайной Вечери или Причащения Апостолов находится в самом иконостасе, непосредственно над царскими вратами, через которые священник выносит Чашу с Телом и Кровью Христовой для причащения народа.

Но в церковном году есть один единственный день – Великий Четверг Страстной Седмицы, когда совершается воспоминание этого священного исторического события, которое произошло в Сионской горнице.

Когда собрал Господь Своих учеников, для того чтобы разделить с ними Свою последнюю трапезу, когда преломил самый простой хлеб, благословил самое простое вино и Своею властию Божией преложил их в Свои Тело и Кровь.

И благословил своих учеников это таинство совершать до скончания века, сказав, что в этом таинстве – залог жизни с Ним и в Нем, пребывания в Боге и сейчас, в этой земной жизни, и в жизни будущего века. Потому в течение всех двух тысяч лет по всей вселенной, по всему земному шару каждый день, за исключением будней Великого поста и еще нескольких редчайших дней в году исполняется это благословение Христово.

«Нас же всех соедини друг ко другу»

Литургия в переводе с греческого – «общественное служение», «общее дело», общее дело всех христиан, поэтому Литургия по определению не может совершаться в пустом храме, не может священник для самого себя ее совершать. Принципиально важно, чтобы хоть несколько человек даже в самые «незначительные» будние дни, участвовали в Божественной литургии, причащались Тела и Крови Христовых.

Но Великий Четверг – это тот день, когда все без исключения стараются принять участие в этом таинстве, разделить трапезу Господню, быть вместе и друг с другом, и со Христом, когда Спаситель соединяет всех нас воедино.

Сейчас мы поговорим о композиции «Причащение апостолов», которую мы видим, например, здесь, в иконостасе Никольского придела храма Святителя Николая в Кленниках.

А в Казанском приделе нашего храма на алтарной преграде мы увидим белокаменный барельеф, изображающий Причащение апостолов. Справа и слева от апостолов мы видим такую надпись: «Нас же всех, от единаго Хлеба и Чаши причащающихся, соедини друг ко другу во единаго Духа Святаго причастие», – это слова из текста божественной литургии святителя Василия Великого.

Как они важны, как они должны быть дороги для каждого из нас. «Всех нас, от единого Хлеба и Чаши причащающихся, соедини друк ко другу, в причастие единого Святого Духа» – это призыв к единству и друг с другом, и со Христом, и во Христе.

Начало Церкви Христовой

Как образ Евхаристии являет нам то, что совершалось в Сионской горнице? На второй, на третий, на десятый план по смыслу отходят эмпирические подробности, не так важно, как на самом деле выглядел интерьер Сионской горницы.

На дальнем плане мы видим некие городские строения города Иерусалима разнообразные, иногда очень сложные. Их покрывает покров, который называется «велум» Таким образом наброшенная ткань – это символ того, что изображаемое происходит не где-то на открытом воздухе, а в интерьере, внутри Сионской горницы.

Но самое главное, мы видим, как Спаситель преломляет хлеб и раздает каждому из апостолов Тело Свое, видим, как он преподает ученикам Чашу с вином, которое стало Его Честною Кровью.

Изображение Тайной Вечери мы можем увидеть на фреске Леонардо да Винчи, на картине художника Николая Ге, на многих других полотнах и настенных изображениях художников ренессансной или классицистической культуры. Перед этим искусством ставились совершенно другие задачи.

Фреска да Винчи

А искусство иконы стремится передать самое существенное из происходившего. Да, тут присутствуют и человеческие эмоции, мы видим апостолов вовсе не безучастных, и личность каждого из них здесь раскрывается присущими ей особенностями. Но все же главное на этом образе, как Христос в этом таинстве напояет Самим Собой, окормляет Самим Собой тех, кто и стал началом Церкви Христовой.

Обратите внимание, на этой иконе нет Иуды, но есть изображение апостола Павла, который не присутствовал тогда на Тайной Вечере. Но именно он стал вместе с апостолом Петром первоверховным апостолом, он оставил для нас с вами наибольшее количество посланий, поучающих нас в жизни во Христе.

Причастниками Божественного естества стали те, кто после сошествия Святого Духа разошлись по всей вселенной, для того чтобы проповедывать Евангелие, возвещать тайны Царствия Небесного.

Днем рождения, а вернее – актуализации Церкви, началом воплощения ее практической деятельности называют день Пятидесятницы, день сошествия Святого Духа.

Но ведь зачинается Церковь именно с этого события, с Тайной Вечери Великого Четверга. Мы видим то, чем стала жива церковь – Телом и Кровью Христовыми. Именно поэтому этот образ помещается над Царскими вратами для явления того, что именно совершается и в алтаре, и во всем храме, и для всего верующего народа.

И сколько бы веков и тысячелетий ни проходило, как бы далеко мы ни жили от града Иерусалима, за каждой Литургией совершается все та же Евхаристия, которую совершил Господь на Тайной Вечере. Она длится, совершается и сейчас.

Реальность наполняется смыслом вечности

Попробуем внимательнее вглядеться в некоторые важные элементы иконы. Мы видим, например, стол, а над ним – сень. В то время в реальности был такой стол? Нет, конечно. Тогда, наверное, стола, как такового, и не было в Сионской горнице.

На иконе мы видим то, что мыслится уже как Престол, необходимый для совершения Евхаристии. Спаситель причащает своих учеников, жителей самого начала нашей эры, но у Престола, за которым мы сейчас совершаем Божественную литургию. Изображаемое на иконе выходит из понятия исторической правды – это уже Священная история. Реальность в иконе через символизм переплавляется, преображается, наполняется смыслом вечности.

Мы знаем примеры большей повествовательности на иконах русских, балканских и поздних греческих изображений, где на столе Тайной Вечери изображено множество приборов с ножами и ложками, разнообразные яства с рыбой, горькими травами и прочими подробностями, характерными для того времени, когда создавалась фреска или икона.

Но мы помним икону преподобного Андрея Рублева, где он символически изобразил Предвечный Совет Пресвятой Троицы. Там на столе находится одна единственная Чаша с главой жертвенного Ангца.

Это и есть та самая Чаша, со спасительными Телом и Кровью, которую Господь Иисус Христос заповедал пить своим ученикам и всей Церкви. Так исполнился Предвечный Совет о спасении мира через Жертву Христову за каждого из нас.

Символизм и реализм Тайной Вечери

Интересно, что существует две иконографии этого праздника, сходные по сюжету, но отличающиеся по смыслу, по степени повествовательности и символичности – Причащение апостолов и Тайная Вечеря.

На иконе Тайной Вечери мы видим именно Сионскую горницу, мы смотрим словно сверху, чуть отстраненно. Круглый стол, за которым сидят равные между собой ученики Христовы и их Божественный Учитель. Впрочем Он может быть несколько выделен по масштабу, фигура Его может быть чуть крупнее.

На этой иконе могут не совпадать геометрический и смысловой центры иконы, Спаситель может располагаться ближе к краю композиции, но мы всегда первый взор обращаем именно на Него, потому что Он является видимым смысловым центром этого образа.

Спаситель начинает Вечерю, как обычную иудейскую пасхальную трапезу, но вслед за этим начинает происходить что-то необычное. И слова Спасителя, и Его священнодействия перестают укладываться в какие бы то ни было традиции. Он говорит, что отдает Себя, свои Тело и Кровь ради спасения Своих учеников и всего мира…

А еще во время трапезы Спаситель говорит, что один из ближайших учеников предаст Его.

Эти слова Он произносит так, что ученики замирают, один лишь Иоанн по просьбе Петра спрашивает: «Кто это?», Христос отвечает: «Омочивший со мною руку в солило». Но ведь все апостолы принимают трапезу из одних и тех же сосудов…

На иконе мы видим жест одного единственного человека. С малых лет родители учат детей: не тянись через весь стол! А здесь мы видим руку Иуды, тянущуюся к чаше. Этот жест не просто не этичен, здесь речь идет не только лишь о нарушении условных договоренностей между людьми, речь идет о верности и измене Богу.

На этой иконе показано то, что было сокровенно для учеников в тот момент, который описывает данный евангельский текст: мы видим безнравственность измены. Икона являет этот жест Иуды, ставший очевидным лишь для Самого Спасителя.

И в этом превосходство иконы над иллюзорными реалистическими изображениями, в этом – символизм в иконографии Тайной Вечери. Этот символизм выражается и в отстраненном – не в активном, действенном, деятельном, а именно отстраненном взгляде на Тайную Вечерю, за которой не было никого, кроме ближайших учеников; и в видении этого события с некоторой высоты Священной истории; и в дерзком жесте Иуды, с которого началась его измена…

Мы видим и других апостолов: и нежного, возлежащего на груди или на коленях Спасителя, Иоанна Богослова, и самого горячего, пылкого и эмоционального апостола Петра. При всем их равенстве мы видим неповторимые характеры учеников Христовых, и икона не скрывает, а выявляет это.

Замковый камень

Но есть и совсем иная иконография этого же события, которая еще более возвышается над историзмом и повествовательностью, еще один вариант образа Причащения апостолов – их шествие ко Христу. В ряд расположены подходящие с обеих сторон ученики, среди которых и апостол Павел, а в центре, в Горнем месте – Христос.

Это изображение часто помещается на втором ярусе алтарной апсиды. Во время совершения Божественной литургии священнослужители и народ Божий, созерцая образы Тайной Вечери и Причащения апостолов в глубинах алтаря или в иконостасе над царскими вратами, снова и снова переживают событие происходившее и 2000 лет назад, и сегодня, и в вечности…

В отличие от камерной композиции Тайной Вечери, иконография Причащения апостолов, особенно в алтарном, имеющем, как правило, сферическую поверхность, изображении, такова, что в нее включаются и все люди, стоящие в храме, мы с вами.

Лики некоторых апостолов обернуты к нам, словно говорящие: «Мы идем, а вы идете?» Вот еще символ: содержание настенных росписей может приглашать к себе, включать в себя и зде предстоящих и молящихся.

Когда священнослужители стоят рядом с образами апостолов у Престола, мы видим начало того апостольского преемства, которое дошло и до сего дня. А ведь есть фрески Причащения апостолов, где вместе с человеческим миром явлен и ангельский, участвующий в Литургии: «Ныне силы небесные с нами невидимо служат».

Есть множество разнообразных изображений этого события – икон разных веков, стилей, которые передают богатство этого непостижимого содержания. Давайте вместе посмотрим на композицию Причащения апостолов, которая располагается на алтарной преграде в Казанском приделе храма святителя Николая в Кленниках.

Когда только начинал создаваться иконостас, мы с другими художниками понимали, как именно изображать его верхние ярусы, но когда дошел черед до нижних ярусов, возникла некая заминка.

И только тогда, когда мы вспомнили одновременно и о художественной, и о смысловой, богословской значимости Евхаристии, стало понятно, что именно это изображение и должно стать тем «замковым камнем», священным камнем. Архитекторы знают, что такое «замковый камень», как он важен, как на нем держится вся арка.

Когда мы ввели в эскиз проекта эту барельефную композицию, иконостас получил свое логическое завершение – стройность и цельность.

Видите, эта композиция Евхаристии значима не только сама по себе, она соединяет и киоты с образами Спасителя и Божией Матери. В центре за Престолом мы снова видим фигуру Христа, который раздает Свое Тело и Кровь апостолам и со всеми кто приходит в храм, чтобы разделить Трапезу Господню со всей Церковью.

Подготовила Алиса Струкова

Видео: Виктор Аромштам

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *