Гонение на церковь

Содержание

Первые годы после революции

С 1917 года был взят курс на лишение РПЦ главенствующей роли. В частности, все храмы по Декрету о земле лишались своих земель. Однако на этом не закончилось… В 1918 году вступает в силу новый Декрет, призванный отделить церковь от государства и школы. Казалось бы, это несомненно шаг вперед на пути к построению светского государства, однако…
У религиозных организаций вместе с тем отняли статус юридических лиц, а также – все здания и строения, принадлежавшие им. Понятно, что ни о какой свободе в юридическом и экономическом аспектах, речи более идти не могло. Далее, начинаются массовые аресты священнослужителей и гонения верующих, при том, что сам Ленин писал, что нельзя оскорблять чувств верующих в борьбе с религиозными предрассудками.


Интересно, как он себе это представлял?… Разобраться сложно, однако уже в 1919 году под руководством того же Ленина начали вскрывать святые мощи. Каждое вскрытие осуществлялось в присутствии священников, представителей Наркомата юстиции и местных органов власти, медэкспертов. Проводилась даже фото- и видеосъемка, однако не обходилось без фактов надругательств.
К примеру, на череп Саввы Звенигородского член комиссии плюнул несколько раз. А уже в 1921-22 гг. начался открытый грабеж храмов, который объяснялся острой социальной необходимостью. По стране гулял голод, поэтому изымалась вся церковная утварь, чтобы прокормить за счет ее продажи голодающих.

Большой террор 1937 года

Как известно, в 30-ые годы террор затронул всех, однако нельзя не отметить особого ожесточения в отношении церкви. Существуют предположения, что вызван он был тем, что перепись 1937 года показала, что более половины граждан в СССР верят в Бога (пункт о вероисповедании намеренно был включен в анкеты). Итогом стали новые аресты – на этот раз лишились свободы 31 359 «церковников и сектантов», из них – 166 епископов!
К 1939 году уцелело всего лишь 4 епископа из двухсот, которые занимали кафедры в 1920-х годах. Если раньше у религиозных организаций отнимались земли и храмы, то на этот раз последние просто уничтожались в физическом плане. Так, накануне 1940 года в Белоруссии действовала всего лишь одна церковь, которая находилась в отдаленном селе.


Всего же в СССР насчитывалось несколько сот храмов. Однако тут же напрашивается вопрос: если в руках советской власти была сосредоточена абсолютная власть, почему она не истребила религию в корне? Ведь это было вполне по силам – уничтожить все храмы и весь епископат. Ответ очевиден: религия была нужна советской власти.

«Дорогие братья и сестры!»


Это можно проследить по изменению линии поведения Сталина. Свое обращение по радио 3 июля 1941 года он начинает так: «Дорогие братья и сестры!». А ведь именно так обращаются верующие в православной среде, в частности – священники к прихожанам. И это очень режет слух на фоне привычного: «Товарищи!». Патриархия и религиозные организации по велению «свыше» должны отправиться из Москвы в эвакуацию. С чего такая «забота»?
Сталину нужна была церковь в корыстных целях. Фашисты умело использовали антирелигиозную практику СССР. Свое вторжение они едва ли не представляли как Крестовой поход, обещавший освободить Русь от безбожников. На оккупированных территориях наблюдался невероятный духовный подъем — восстанавливались старые храмы и открывались новые. На фоне этого продолжение репрессий внутри страны могло привести к губительным последствиям.

Кроме того, потенциальным союзникам на Западе не импонировали притеснения религии в СССР. А Сталин хотел заручиться их поддержкой, поэтому начатая им игра с духовенством вполне объяснима. Религиозные деятели различных конфессий направляли Сталину телеграммы о пожертвованиях, направленных на укрепление обороноспособности, которые впоследствии широко тиражировались в газетах. В 1942 году тиражом в 50 тыс экземпляров выпускается «Правда о религии в России».
Тогда же верующим разрешается публично праздновать Пасху и вести богослужения в день Воскресения Господня. А в 1943 году происходит и вовсе нечто из ряда вон выходящее. Сталин приглашает к себе уцелевших епископов, часть из которых освобождает накануне из лагерей, чтобы выбрать нового Патриарха, которым стал митрополит Сергий («лояльный» гражданин, который в 1927 году издал одиозную Декларацию, в которой фактически согласился на «служение» церкви советскому режиму).

На этой же встрече он жертвует с «барского плеча» разрешение на открытие духовных учебных учреждений, создание Совета по делам РПЦ, передает бывшее здание резиденции германских послов новоизбранному Патриарху. Также Генсек намекнул, что могут быть реабилитированы некоторые представители репрессированного духовенства, увеличено количество приходов и возвращена конфискованная утварь церквям.
Однако дальше намеков дело не пошло. Также некоторые источники гласят, что зимой 1941 года Сталин собрал духовенство для проведения молебна о даровании победы. В то же время Тихвинская икона Богоматери самолетом была обнесена вокруг Москвы. Сам Жуков якобы подтверждал в беседах неоднократно, что над Сталинградом был совершен облет с Казанской иконой Божией Матери. Однако документальных источников, свидетельствующих об этом, нет.

Некоторые документалисты утверждают, что молебны проходили и в блокадном Ленинграде, что вполне можно допустить, учитывая, что ждать помощи больше было неоткуда. Таким образом, можно с уверенностью заявить, что цель истребить религию окончательно советская власть перед собой не ставила. Она пыталась сделать ее марионеткой в своих руках, которую иногда можно было использовать корысти ради.
БОНУС

Либо снять крест, либо забрать партбилет; либо Святой, либо Вождь.


Огромный интерес не только у верующих людей, но и у атеистов вызывают 10 самых странных храмов со всего мира, в которые люди стремятся, чтобы познать сущность бытия.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Гонения на христиан: как коммунисты уничтожали церковь в СССР

СССР был создан большевиками в 1924 году, на месте Российской Империи. В 1917 году православная церковь была глубоко интегрирована в самодержавное государство и имела официальный статус. Это был главный фактор, который больше всего волновал большевиков и их отношения к религии. Они должны были полностью взять под свой контроль церковь. Таким образом, СССР стал первым государством, одна из идеологических целей которой, ликвидации религии и ее замена на всеобщий атеизм.

Коммунистический режим конфисковывал церковное имущество, высмеивали религию, преследовали верующих и распространяли атеизм в школах. О конфискации собственности религиозных организаций можно говорить долго, но частый итог этих конфискаций — незаконное обогащение.

Конфискация ценностей гробницы Александра Невского.

Суд над священником

Церковную утварь разбивали

Красноармейцы на субботнике выносят церковное имущество из Симонова монастыря, 1925 год.

2 января 1922 г. ВЦИК принял постановление «О ликвидации церковного имущества». 23 февраля 1922 года Президиум ВЦИК опубликовал декрет, в котором постановлял местным Советам «…изъять из церковных имуществ, переданных в пользование групп верующих всех религий, по описям и договорам все драгоценные предметы из золота, серебра и камней, изъятие коих не может существенно затронуть интересы самого культа, и передать в органы Народного Комиссариата Финансов для помощи голодающим».

Религия охотно одевается в узорные одежды искусства. храм это особого типа театр: алтарь — сцена, иконостас -декорация, духовенство — актеры, богослужение — музыкальная пьеса.

В 1920-х гг. в массовом порядке закрывались, переоборудовались или разрушались храмы, изымались и осквернялись святыни. Если в 1914 году в стране насчитывалось около 75 тыс. действующих церквей, часовен и молитвенных домов, то к 1939 году их осталось около ста.

Конфискованные митры, 1921 г.

В марте 1922 г. Ленин писал в секретном письме членам Политбюро: «Изъятие ценностей, в особенности самых богатых лавр, монастырей и церквей, должно быть произведено с беспощадной решительностью, безусловно ни перед чем не останавливаясь и в самый кратчайший срок. Чем большее число представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше».

Арестованные священники, Одесса, 1920 год.

В 1920-х и 1930-х годов, такие организации, как Лига воинствующих безбожников были активны в антирелигиозной пропаганды. Атеизм был нормой в школах, коммунистических организаций (например, пионерскую организацию), и средств массовой информации.

С Воскресением Христовым боролись рейдами и танцами в храмах, а верующие устраивали «горячие точки» и исповедовались в письмах. Если религия — опиум, то Пасха — его супердоза, считала советская власть, не давая народу отмечать главный христианский праздник.

На борьбу с церковью в Союзе уходили миллиарды рублей, тонны бумажных отчетов и неизмеримое количество человеко-часов. Но стоило коммунистической идее дать сбой, как куличи и крашенки тут же выбрались из подполья.

Из многих освободившихся храмов попросторнее устраивали клубы. По словам историка, бывали случаи, когда молодежь не могла заставить себя ходить туда на гульки, и тогда местные функционеры буквально заставляли девчат танцевать в церкви в присутствии партверхушки. Кого замечали на всенощной или с крашенками, могли выгнать с работы или исключить из колхоза, и семье приходилось туго. «Страх так укоренился, что даже малыши осторожничали и знали: о том, что дома пекли куличи, рассказывать нельзя.

В 1930-м выходной из-за Пасхи перенесли с воскресенья на четверг, чтобы праздник стал рабочим днем. Когда эта практика не прижилась, горожан стали выгонять на ленинские субботники, воскресники и массовые шествия с чучелами священников, которые потом сжигали. К этому дню, по словам Олеси Стасюк, приурочивали антипасхальные лекции: детям рассказывали, что пасхальные гуляния плодят пьяниц и хулиганство. Колхозные бригады старались отправить на работу подальше в поле, а детей забирали на выездные экскурсии, за игнорирование которых родителей вызывали в школу. А в Страстную пятницу, время глубокой скорби у христиан, для школьников любили устраивать танцы.

Сразу после революции большевики начали бурную деятельность по замене религиозных праздников и обрядов новыми, советскими. «Внедрялись так называемые красные крестины, красные Пасхи, красные карнавалы (те, что со сжиганием чучел), которые должны были отвлекать народ от традиций, иметь понятную ему форму и идейное содержание, — рассказывает религиовед Виктор Еленский. — Опирались на ленинские слова о том, что церковь заменяет людям театр: мол, дайте им спектакли, и они воспримут большевистские идеи». Красные Пасхи, правда, просуществовали только в 20—30-х — уж слишком издевательскую пародию представляли они собой.

В конце 40-х в семьях предпраздничные приготовления все еще держали в тайне. «Когда в полночь из церкви выходил крестный ход, его уже поджидали: учителя высматривали школьников, а районные представители — местную интеллигенцию, — приводит он пример из свидетельств участников тех событий. — Исповедоваться к празднику научились заочно: записку со списком прегрешений человек передавал священнику через связных, а тот в письменной форме отпускал их или накладывал епитимию». Поскольку действующих храмов оставались единицы, поход на всенощную превращался в целое паломничество.

«Из отчета уполномоченного Верховного Совета по делам религий в Запорожской области Б. Козакова: «Мне довелось наблюдать, как в темную ночь под ливнем на расстоянии почти 2 км до Велико-Хортицкой церкви в грязи, болоте буквально пробирались старики з корзинками и сумками в руках. Когда их спрашивали, зачем они в такую непогоду мучают себя, отвечали: «Это не муки, а радость — идти в церковь на святую Пасху…».

Всплеск религиозности случился во время войны, и как ни странно, граждан почти не преследовали. «Сталин в своем выступлении в связи с началом Великой Отечественной даже обратился к народу на церковный лад — «братья и сестры!». А с 1943-го Московский патриархат уже активно использовался на внешней политической арене для пропаганды», — отмечает Виктор Еленский. Агрессивное высмеивание и сжигания чучел откинули как слишком брутальные, верующим отвели этакое гетто для тихого отмечания праздника, а остальных граждан планировали ненавязчиво занимать в пасхальные дни.

На атеистическую пропаганду в СССР выделяли сумасшедшие деньги; в каждом районе ответственные люди отчитывались о принятых антипасхальных мерах. В свойственной «советам» манере от них требовали, чтобы каждый год число посетителей церкви было ниже, чем в предыдущем. Особенно наседали на Западную Украину. Приходилось брать данные с потолка, и бывало, Донецкая область показывала чуть ли не втрое больший процент крещеных детей, чем Тернопольская, что невозможно по определению».

Чтобы удержать народ дома в святую ночь, власти делали ему неслыханный подарок — давали телеконцерты «Мелодии и ритмы зарубежной эстрады» и прочие редкости. «Слыхал от старших: раньше у церкви ставили на ночь оркестр, играли похабные спектакли, выставляя дьяконов и батюшек пьяницами и крохоборами», — рассказывает уроженец Виннитчины Николай Лосенко. А в родном селе сына священника Анатолия Полегенько на Черкасчине ни одна всенощная не обходилась без музыкального фона. В центре села храм соседствовал с клубом, и как только прихожане выходили с крестным ходом, на танцах громче прежнего гремела веселая музыка; заходили обратно — звук приглушался. «Доходило до того, что перед Пасхой и с неделю после родители яиц в доме не держали вообще — ни сырых, ни вареных, ни белых, ни красных, — говорит Полегенько. — До войны отец был вынужден уходить подальше в поле и в одиночестве исполнял пасхальные песнопения».

Ближе к перестройке борьба режима с религией становилась профанацией. Адекватные «контролеры» никого не карали, но играли роль до конца. «Учителя вели беседы про «поповский мрак» чисто для проформы, за крашенки могли разве по-отечески пожурить, — говорит Лосенко. — Они и председатель вместе с сельсоветом и куличи пекли, и детей крестили, просто не афишировали это».

1961 год. Суд над верующими

Гонения на Русскую Православную Церковь в XX веке

В истории Вселенской Церкви никогда не было таких масштабных и всеохватывающих, долгих и непрерывных гонений, как в России в XX веке. В первые три века существования христианства гонения носили локальный характер и длились не более нескольких лет. Даже самое страшное гонение Диоклетиана и его преемников, начавшееся в 303 г., продолжалось всего 8 лет.

Гонения в России распространились по всей территории огромной страны, занимавшей 1/6 часть планеты; охватили все организации: учебные, хозяйственные, административные, научные; все слои общества и все возрасты: от детей, подвергнутых безбожному воспитанию и преследованиям за веру в детских садах и школах до глубоких стариков, вспомним расстрел в 1918 г. детей — царственных мучеников и расстрел в 1937 г. 81-го летнего свмч. митрополита Серафима (Чичагова), который по болезни уже не мог ходить. Более ста миллионов православных верующих России подверглись, все без исключения, разнообразным гонениям, притеснениям, дискриминации — от издевательств и увольнения с работы до расстрела. И это продолжалось более 70 лет с 1917 года до «перестройки» конца 1980-х годов.

Илья Глазунов. Вечная Россия

Советская власть с первых дней своего существования поставила задачу — полное, с самой беспощадной жестокостью, уничтожение Православной Церкви. Эта установка лидеров большевиков ярко выражена в известном ленинском письме («Членам Политбюро. Строго секретно») от 19 марта 1922 г.: «…изъятие ценностей, в особенности самых богатых лавр, монастырей и церквей, должно быть произведено с беспощадной решительностью, безусловно ни перед чем не останавливаясь и в самый кратчайший срок. Чем большее число представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше» (Архивы Кремля. В 2-х кн./ Кн.1. Политбюро и Церковь. 1922-1925 гг. — М. — Новосибирск, «Сибирский хронограф», 1997 г., стр.143).

Через два десятилетия деятельности по этому плану разрушение зримой структуры Церкви было близко к завершению. К 1939 г. по всей стране оставалось незакрытыми около 100 храмов из 60000 действующих в 1917 г. На свободе пребывали только 4 правящих архиерея, причем и на них в НКВД были сфабрикованы «показания» для ареста, который мог произойти в любое время. Изменение государственной церковной политики и восстановление церковной жизни началось только во время Отечественной войны 1941-1945 гг. и было очевидным следствием общенародной трагедии. Однако и этот отказ от искоренения религии в кратчайшие сроки не означал прекращения преследования Церкви. Хотя и в меньших масштабах, чем прежде, аресты архиереев, священников и активных мирян продолжались и в послевоенный период. (см. Акты, За Христа пострадавшие). Массовое освобождение из лагерей и ссылок репрессированных священнослужителей и мирян произошло только в 1955-1957 годах. А в 1959 году началось новое страшное хрущевское гонение, во время которого было закрыто более половины из десяти тысяч церквей, действующих в 1953 г.

В статье делается попытка оценить по годам количество пострадавших за веру иерархов, клириков и мирян Русской Православной Церкви — жертвах большевистского режима с 1917 по 1952 годы. С одной стороны, это только оценка количества жертв, с другой стороны, представленные в статье материалы были рассмотрены Комиссией при Президенте Российской Федерации по реабилитации жертв политических репрессий и одобрены ею 20 декабря 1995 г. В эту комиссию входили Главный прокурор России, руководители ФСБ, Министерства внутренних дел, Министерства юстиции и др. Следовательно, статистические данные, приводимые в статье, получили официальное подтверждение на самом высоком государственном уровне.

Компьютерная база данных о гонениях

Оценка статистики гонений проводилась на основе компьтерной базы данных. Систематический сбор материалов и разработка базы данных о гонениях на Русскую Православную Церковь начались в 1990 г. в информационной секции Братства во Имя Всемилостивого Спаса, которая была впоследствии преобразована в кафедру информатики Православного Свято-Тихоновского Богословского Института. Сразу после образования Института в 1992 г. было получено благословение Святейшего Патриарха Алексия «сосредоточить работы по исследованию истории Русской Православной Церкви XX века в Православном Свято-Тихоновском Богословском Институте».

Сведения о гонениях постоянно собираются, обрабатываются, систематизируются и вводятся в базу данных, где к январю 2004 г. накоплено более 22000 биографических справок и около 3600 фотографий.

В этой работе, почти полностью выполненной энтузиастами в свободное от основной работы время, приняли участие с разной интенсивностью в течение 12 лет более 50 человек.

Биографические материалы располагаются в базе данных по единой схеме, состоящей из последовательно заполняемых блоков: имя, священный сан или наименование церковного служения, фотографии. Далее в хронологическом порядке следуют: дата и место рождения, сведения об образовании, рукоположении, постриге, сведения о работе, о местах служения и проживания, сведения об арестах, ссылках, пребывании в заключении, сведения о кончине, погребении и о всецерковной или местной канонизации (если она проведена). Как комментарии к каждому блоку, может даваться рассказ о тех или иных ярких эпизодах жизни или обстоятельствах кончины пострадавшего за веру, а иногда и развернутая статья о каком-либо выдающемся церковном деятеле.

Подобная структура размещения данных позволяет быстро получать информацию по самым разнообразным тематическим запросам (например, выявить всех пострадавших выпускников Московского государственного университета (см. газету «Татьянин День» NN 18,19,20 за 1998 г.), или, например, священников Воронежской епархии, расстрелянных в 1937 г.). Из базы данных регулярно выдаются справки по запросам различных организаций и частных лиц, информация в базе постоянно проверяется и пополняется. В 1996 г. был организован доступ к базе в международной компьютерной сети internet (адрес: http://www.pstbi.ru).

Результатом данной работы явилась подготовка издания биографического справочника «За Христа пострадавшие. Гонения на Русскую Православную Церковь, 1917-1956». Настоящее издание представляет из себя два тома по 700 страниц в каждом с многочисленными фотографиями. Издание является уникальным как по объему (содержащим более 9.000 имен пострадавших), так и по содержанию, поскольку в немалой степени базируется на труднодоступных и малоизвестных материалах. При этом список источников приводится в конце каждой биографической статьи в книге (равно как и в компьютерной базе данных).

Источники информации

По благословению святейшего патриарха Алексия II в ПСТБИ был передан архив данных (около 2000 имен), собранный Синодальной Комиссией по изучению материалов о реабилитации духовенства и мирян Русской Православной Церкви, работавшей под руководством Высокопреосвященного Владимира (Сабодана), тогда митрополита Ростовского и Новочеркасского.

Помимо материалов собранных Синодальной Комиссией, представляющих из себя, главным образом, письма родственников и очевидцев, непосредственно Институтом было получено более 1.000 писем. (Обращения с просьбой сообщить сведения о новомученниках были разосланы Институтом во все центральные газеты и журналы, более чем в 200 переферийных газет и во многие издательства; был проведен целый ряд радиопередач.) И хотя зачастую имеющаяся у родственников информация оказывалась достаточно скудной, в целом, присланные письма являются для нас одним из важнейших источников. Именно в них можно услышать поистине драгоценные живые голоса людей переживших те страшные времена. Ценность этих свидетельств особенно высока, так как самих свидетелей остается сейчас все меньше и меньше.

Главным же в количественном отношении источником явились ставшие сейчас доступными архивные документы: документы из Центрального Архива ФСБ РФ, ГА РФ, а также документы местных городских архивов и краеведческих музеев, других государственных и частных хранилищ. Здесь одно дело может принести сведения о десятках и сотнях пострадавших (так по Белозерскому делу от 02.10.1937 расстреляно ровно 100 человек). В некоторых областях нашлись даже общие списки осужденных по церковным делам, составленные в свое время исполнительными сотрудниками НКВД-МВД-КГБ. Там сразу многие сотни жертв. (Так по Тверской обл. — 409, по Саратовской — 921). К сожалению, как правило эти списки представляют из себя лишь скупые колонки дат: арестован, осужден, расстрелян.

Следующий источник, приобретающий все более важное значение — публикуемые печатные материалы. Здесь особенно хочется выделить вышедший уже в семи томах труд иеромонаха Дамаскина (Орловского) «Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия» и книгу «История Русской Церкви, 1917-1997» протоиерея Владислава Цыпина.

Помимо перечисленных источников в нашей работе также широко использовались неопубликованные рукописи; аудио- и видеозаписи; материалы, собранные сотрудниками Православного Свято-Тихоновского Богословского Института и присланные отдельными исследователями-энтузиастами.

Работа над базой данных и над книгой поставила вопрос об отборе лиц, которых можно считать пострадавшими за веру и Церковь. В базу данных включались сведения о представителях Русской Православной Церкви, осужденных по так называемым церковным делам (дела связанные с вскрытиями мощей, с изъятием церковных ценностей, дела о всевозможных мифических «контрреволюционных организациях церковников»). Учитывались также сведения о православных клириках, осужденных и по уголовным делам, фабрикация которых была одним из способов компрометации преданных Церкви людей. Значительное число людей было казнено и вовсе без всякого суда и следствия (особенно в годы гражданской войны). Единственной их «виной» была вера в Бога. В книгу были включены также сведения о лицах, добровольно отправившихся в ссылку вслед за своими духовными отцами, родными и близкими. Это — часто жены священников или духовные чада арестованных и сосланных духовников.

Оценка общего количества новомучеников и исповедников Русской Православной Церкви в 20 веке

Трудно оценить общее количество пострадавших за Христа в годы советской власти. В дореволюционной России было около 100.000 монашествующих и более 110.000 человек белого духовенства. С учетом их семей к сословию духовенства относилось на рубеже веков 630.000 человек (см. Энциклопедический словарь «Россия», Брокгауз и Ефрон, С-Пб., 1898, с. 86). Гонениям подверглось подавляющее большинство священников и монахов, как служивших в церквях и монастырях России в канун революции, так посвященных в дальнейшем, вплоть до 1940-50-х годов. В брошюре «Крестный путь Церкви в России» (изд-во «Посев», 1988) говорится о 320000 пострадавших священнослужителях.

В 1937 г. секретарь ЦК ВКП(б) Г.М.Маленков писал Сталину о существовавших религиозных объединениях как о «широко разветвленной враждебной советской власти легальной организации в 600.000 человек по всему СССР». (Цит. по: Прот. В.Цыпин. История Русской Церкви, 1917-1997, М., 1997, с.248). И это после 20 лет кровавого террора против Церкви! И хотя здесь Маленков ведет речь о «церковниках и сектан- тах», очевидно, что в бывшей преимущественно православной стране большая часть из этих 600.000, намеченных к скорейшему уничтожению людей, не сектанты, а православные, главным образом оставшиеся еще в живых священно- и церковнослужители и члены «двадцаток».

Таким образом, ясно, что счет пострадавшим шел на сотни тысяч: по разным оценкам, их было от 500.000 до миллиона православных людей, за Христа пострадавших. Мы располагаем данными о том, что более чем 400 архиереев подверглись репрессиям. Из них свыше 300 архипастырей были казнены или скончались в заключении. Но даже и эти огромные цифры потерь среди православного епископата далеко не являются исчерпывающими, и можно ожидать заметного увеличения этого списка. Несопоставимо труднее будет получить относительно полную картину гонений среди священников, диаконов и монахов. И практически неразрешимой задачей предстает сбор сведений о большей части пострадавших за Церковь мирян.

Сейчас у нас в базе данных около 22000 имен. Таким образом, можно говорить о том, что у нас собраны сведения приблизительно об 1/22 части пострадавших.

Построение графика репрессий (статистики гонений)

Рис. 1. Статистика гонений по годам всех православных христиан, пострадавших за Христа.

На графике репрессий (см. рис. 1) по одной оси откладываются годы от 1917 до 1951, по другой — количество респрессий по годам, фиксированные в базе данных, умноженные на коэффициент, равный отношению общего числа репрессий к числу репрессий, введенному в базу данных. Получаем график оценки общего числа репрессий по годам. (График представляет число репрессий: арестов и расстрелов, а не число репрессированных. Так, например, в лагерях в 1939 году находились сотни тысяч осужденных за веру, в частности, все арестованные и нерасстрелянные в 1937 и 38 годах. Как правило все, кто в 20-е и 30-е годы были арестованы по церковным делам, оставались лишенными в правах до 80-х годов. Например, С.И.Фудель, см. «Новая Европа» N?, скончался в 1977 г. можно сказать в «ссылке» за стокилометровым рубежом от Москвы, где родился и где жила семья сына.)

Коэффициент, на который нужно умножать фиксированное в базе данных число репрессий будет (может?) уточняться в процессе уточнения общего числа репрессий. Если общее число репрессированных за веру людей 500000 (как мы полагаем это нижняя оценка), то этот коэффициент равен (500000 : 22118) = 22.6, если 1000000 — 45.2. Мы при построении графика выбрали коэффициент 22.6, так, например, в 1922 году в базе данных есть сведения о 869 пострадавших (аресты, ссылки или расстрелы) и 46 казненных, поэтому на графике отложено 19639 (верхний график) — как оценка общего числа людей, подвергшихся репрессиям в 1922 году, и 1039 (нижний график) — оценка общего числа расстрелов в 1922 г.

Если бы у нас были сведения о всех пострадавших, мы смогли бы точно нарисовать по годам количество репрессий и изучить этот процесс. Мы имеем сведения только об ~1/22 части репрессий. Вопрос правомерности изучения процесса по этой выборке сводится к вопросу представительности (репрезентативности), как говорят математики, этой выборки: насколько эта выборка равномерна и случайна. В виду разнообразия источников информации, эта выборка представляется достаточно представительной. (Есть математические методы проверки представительности вы- борки, на которых, видимо, здесь неуместно останавливаться, хотя они очень интересные и убедительные. Один из главных методов проверки — расчет статистики по разным эшелонам выборки. Такие расчеты производи- лись в 1995г. по трем тысячам имен, в конце 1996 по пяти тысячам имен, в 1998 по 10000, они дали качественно близкие результаты с нынешними по десяти тысячам имен, коэффициенты выбирались, соответственно равными 150, 100, 50).

Периоды гонений и связанные с ними государственные и церковные события

Гонения на Русскую Православную Церковь в XX веке

После октябрьского переворота 1917 г. и захвата власти большевики ни на один год не оставляют Церковь своим жестоким вниманием. Ниже приводятся периоды гонений и происходящие в это время основные государственные и церковные события.

Первая волна гонений (1917-1920 годы). Захват власти, массовые грабежи церквей, расстрелы священнослужителей.

07.11.17 — Октябрьский переворот, захват власти большевиками.
20.01.18 — Декрет Советской власти об отделении Церкви от государства — изъяты все капиталы, земли, здания (включая и храмы).
15.08.17 — 20.09.18 — Поместный Собор Православной Российской Церкви.
05.11.17 — избрание св. митрополита Тихона Патриархом Московским и Всея Руси.
01.02.18 — Послание св. Патриарха Тихона, анафематствующее всех, проливающих невинную кровь.
07.02.18 — расстрел священномученика Владимира, митр. Киевского.
16.07.18 — расстрел императора Николая II и царской семьи.
14.02.19 — Постановление наркомата юстиции о вскрытии мощей, что вызвало массовые сатанинские издевательства над святыми останками в 1919 г. и последующие годы.

1-ая волна гонений унесла в расстрелах более 15000 жизней только в 1918 -19 гг. (нижняя линия см. Рис.). Общее число репрессий около 20000 (верхняя линия). Почти все столкновения, все аресты заканчивались расстрелами.

Вторая волна гонений (1921-1923 годы). Изъятие церковных ценностей, под предлогом помощи голодающим Поволжья.

21.08.21 — образование св. Патриархом Тихоном Всероссийского комитета помощи голодающим, который был закрыт по распоряжению властей через неделю (27.08.21).
23.02.22 — декрет ВЦИК об изъятии Ц. ценностей, 19.03.22 — секретное письмо Ленина («чем большее число духовенства мы расстреляем, тем лучше», и указание Троцкому (Бронштейну) тайно возглавить гонение).
09.05.22 — арест св. Патриарха Тихона
Июнь 1922 г. — «Суд» над свщмч.Вениамином, митрополитом Петроградским и расстрел его 13.08.22.

2-ая волна гонений — около 20000 репрессий, расстреляно около 1000 человек. Большевики изображают справедливость, в отличие от самосудов 1918 года, устраивают показательные суды.

Гонения 1923-28 годов. Насаждение при поддержке ВЧК-ГПУ-ОГПУ обновленческого раскола для уничтожения Церкви изнутри.

Апрель 1923 г. — подготовка суда и расстрела св. Патриарха Тихона (см. переписку Политбюро с наркомом иностранных дел Г.В.Чичериным «о нерасстреле патриарха» и Записку в Политбюро Дзержинского от 21.04.23 (…»необходимо отложить процесс Тихона в связи с разгаром агитации за границей (дело Буткевича)», Архивы Кремля (с.269-273)).

29.04.23-09.05.23 — 1-й «собор» обновленцев.
16.06.23 — заявление св. Патриарха Тихона («…я отныне Советской власти не враг»).
25.06.23 — освобождение св. Патриарха Тихона.
07.04.25 — кончина св. Патриарха Тихона.
01.10.25 — 2-й «собор» обновленцев.
12.04.25 — свщмч. Петр, митрополит Крутицкий приступил к исполнению обязанностей патриаршего Местоблюстителя
10.12.25 — арест свщмч. Петра
29.07.27 — Послание (Декларация) заместителя патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия — попытка найти компромисс с безбожной властью («Мы хотим… сознавать Советский Союз нашей гражданской родиной, радости и успехи которой — наши радости и успехи.»).

В 1923-1928 годы количество репрессий равно примерно трети репрессий 1922 года. Большевики не решаются провести запланированный на 11.04.23 суд и расстрел св. патриарха Тихона. Арестовываются и ссылаются многие епископы, борьба идет за каждый храм. Обновленцы вводят женатый епископат. Обновленческих епархий и храмов к 1925 г. становится, с поддержкой ОГПУ, почти столько же, сколько и православных, но все их церкви пусты — народ не ходит в храмы, где служат обновленцы. Давление ОГПУ на воспреемников св. Патриарха Тихона и всех священнослужителей «тихоновцев». В 1928 году, несмотря на Декларацию, гонение усиливается.

Третья волна гонений (1929-1931 годы). «Раскулачивание» и коллективизация.

Начало 1929 г. — письмо Кагановича: «церковь единственная легальная контрреволюционная сила».
08.03.29 — Постановление ВЦИК о религиозных объединениях.
02.02.30 — Интервью заместителя патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия: «…нет гонений на Церковь».
05.12.31 — Взорван в Москве кафедральный храм Христа Спасителя.

3-я волна гонений в 3 раз сильнее 1922 года (около 60000 арестов и 5000 казней) в 1930 и 1931 годах.

Гонения 1932-36 годов. «Безбожная пятилетка», названная так по поставленной цели: уничтожение всех храмов и верующих.

05.12.36 — принятие Сталинской конституции
22.12.36 — Акт о переходе прав и обязанностей Местоблюстителя патриаршего престола к Заместителю патриаршего Местоблюстителя митр. Сергию, так как советские власти объявили о кончине в тюрьме патриаршего местоблюстителя митрополита Петра, хотя он был жив.

Несмотря на гонения сравнимые по силе с 1922 годом, провал «Безбожной пятилетки» — в переписи населения 1937 года православным верующими назвали себя 1/3 городского населения и 2/3 сельского, то есть более половины населения СССР.

Четвертая волна — 1937-38 годы. Страшные годы террора. Стремление уничтожить всех верующих (включая и обновленцев).

05.03.37 — завершение работы Пленума ЦК ВКП(б), санкционировавшего массовый террор.
10.10.37 — расстрел после восьмилетнего пребывания в одиночной камере патриаршего Местоблюстителя свщмч. Петра.
В 1937 году председатель Союза воинствующих безбожников Ем.Ярославскй (Губельман) заявил, что «в стране с монастырями покончено» (Алексеев В.А. Иллюзии и догмы. М., 1991, с.299).

4-ая волна гонений — примерно в 10 раз превышает по арестам гонение 1922 года (а по расстрелам в 80 раз). Расстрелян каждый второй (около 200000 репрессий и 100000 казней в 1937 — 38 гг.).

Гонения 1939 — 1952 годов. Вторая мировая война. Преследования священнолужителей в присоединенных Прибалтике и западных областях Украины и Белоруссии, а также в освобождаемых областях.

1939-1940 — Присоединение к СССР Прибалтики, западных областей Украины и Белоруссии, Северной Буковины и Бессарабии.
30.11.39 — Начало Советско-финской войны.
22.06.41 — Нападение Германии на СССР.
04.09.43 — встреча Сталина с патриаршим Местоблюстителем митр. Сергием и митрополитами Алексием и Николаем.
08.09.43 — Архиерейский Собор и избрание Патриарха Сергия. 15.05.43 — кончина Патриарха Сергия.
31.01.45-02.02.45 — Поместный Собор Русской Православной Церкви. Избрание Патриарха Алексия I.
К 1939 г. закрыты все (их было в 1917 г. более 1000) монастыри и более 60000 храмов — служба совершалась только примерно в 100 храмах. Но победа безбожников была не долгой, в 1939 г. с присоединением Прибалтики и западных областей Украины и Белоруссии в СССР опять стало много православных монастырей и храмов.
1939-1940 гг. — гонения близки к 1922 году (1100 казней в год).
1941-1942 гг. — по казням сравнимы с 1922 годом (2800 казней).
1943-1946 гг. — число репрессий резко сокращается.
1947, 1949-1950 гг. — опять всплески репрессий (по докладу Абакумова «с 1.01.47 по 1.06.48 арестовано за активную подрывную деятельность 679 православных священников», см. ).

График заканчивается 1952 годом потому, что в 1953 — 1989 годы репрессии носили другой характер, расстрелов было мало, арестов сотни в год. В этот период производились массовые закрытия храмов, лишения священнослужителей государственной регистрации и тем самым и средств к существованию, увольнения верующих людей с работы и т.п. Эти гонения требуют специальных методов исследования.

Некоторые закономерности

А). В 1927 и 1930 годах заместитель патриаршего местоблюстителя Митрополит Сергий Страгородский пытается пойти на компромисс с большевистской властью, но эти шаги не приносят положительных результатов: гонения не ослабевают, а усиливаются.

Б). Чем объяснить, с точки зрения властей, провалы в гонениях 1934, 1936, конца 1938 и начала 1939?

В эти годы происходит замена шефов ОГПУ — НКВД!

Гонения явно ослабевают во время смены власти. Видимо, новые правители уничтожают аппарат предыдущих. И только это ослабляет гонения. Как только новый правитель набирает силы, гонения становятся еще более массовыми.

В). Каждому «пику гонений» соответствует конкретный комиссар внутренних дел.

1) Дзержинский (комиссар в 1917-26) — пик 1918 года и пик 1922 года (изъятие ценностей), тайным руководителем которого являлся Троцкий (Бронштейн).
2) Менжинский (1926-34) — пик 1930 года.
3) Ягода (Иегуда) (1934-36) — пик 1935 года.
4) Ежов (1936-38) — пик 1937 года.
5) Берия (1938-53) — пик 1941 года.

Конечно сами по себе комиссары внутренних дел это пешки в борьбе за власть. Так, например, пик 1935 года связан с убийством 1.12.34 Кирова.

Г). Любому человеку с техническим образованием график (рис. 1) с возрастающими амплитудами репрессий напоминает поведение самовозбуждающихся систем, которые, как правило, заканчивают свое существование саморазрушением. Война в 1941 остановила этот разрушительный процесс.

Д). Все страдания, которые испытывает русский народ, разделяет и Церковь:

— уничтожение дворянства и офицерства 1917-19 годы;
— уничтожение крестьянства (раскулачивание) 1929-32;
— уничтожение интеллигенции 1937-38.

Геноцид русского народа — это, в первую очередь, геноцид православия.

Заключение

Каждый (верующий или неверующий), кто знакомится с базой данных о новомучениках, не может остаться равнодушным.

Какое великое противостояние оказала Русская Православная Церковь Тоталитарному сатанинскому режиму, когда все силы ада обрушились на нее!

Тысячи простых сельских священников, над которыми кто только не иронизировал в России, оказались великими героями. Какие поразительные красивые и смиренные лица! С какой верой и верностью, с каким самопожертвованием прошли они свой жизненный путь.

2500 святых почитала Русская Православная Церковь в начале 20 века, из них русских святых — 450. Собранные в Институте сведения во многом еще не являются законченными материалами для канонизации. Не исключено, что в ряде случаев сама ее возможность окажется сомнительной. Однако несомненно то, что количество действительно святых мучеников и исповедников, которых дала Русская Церковь в ХХ веке, исчисляется десятками тысяч человек. К январю 2004 года 1420 новомучеников прославлены Русской Православной Церковью в лике святых мучеников и исповедников. Их число растет с каждым заседанием Священного Синода.

Таким образом, Русская Православная Церковь стала в основном Церковью Новомучеников Российских.

В конце II века христианским апологетом Тертуллианом были сказаны слова, ставшие крылатыми: «Кровь мучеников — семя христианства». Век ХХ обильно засеял этим семенем Русскую землю, наша задача — донести его до сердец человеческих, и оно принесет свой благодатный плод сторицею!

Из доклада Н.Е.Емельянова

Ссылки по теме:

  • В защиту Церкви и поруганных святынь. 1918
  • Вавилонское пленение: РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ В ХХ ВЕКЕ
  • Собор новомучеников и исповедников Российских
  • «Красный обман»

ЦЕРКОВЬ В ИСТОРИИ. Гонения на церковь в России (2012)

9-я серия из документального цикла митрополита Илариона (Алфеева) «Церковь в истории». Гонения на церковь в России XX века.

Темы: революция и начало гонений на Церковь; репрессии сталинского периода; Церковь во время войны; Церковь при Хрущеве и Брежневе; 1000-летие Крещения Руси и начало церковного возрождения. Съемки фильма проходили в Москве и Подмосковье (Бутово, Елоховский собор, ХХС).

Просмотрено (11237) раз

МНЕНИЕ: “Гонения на протестантов будут увеличиваться, но бежать им некуда” — президент Совета церквей евангельских христиан России епископ АЛЕКСАНДР СЕМЧЕНКО

«Портал-Credo.Ru»: Почему в России празднование 500-летия Реформация прошло так незаметно и тускло, особенно если сравнивать с Западной Европой?

Епископ Александр Семченко: Я не заметил серьезности в восприятии этой даты в Европе. Все ограничилось дежурными мероприятиями. Судя по СМИ, какого-то особого общеевропейского празднования не было.

Что касается России, то наш протестантизм проявил к этому юбилею неподдельный интерес. По крайней мере, со стороны пятидесятнических союзов, евангельских христиан и баптистов. С помощью этого празднования они как бы заявили: «Да, нам 500 лет, мы ведем свое летоисчисление от Лютера и, благодаря его 95 «тезисам», мы осознаем себя протестантами».

Долгие годы евангельские христиане свою причастность к той, старой Реформации отрицали. На это есть несколько причин – например, лютеране до сих пор практикуют детское крещение, а их служения больше смахивают на Литургию, чем на харизматическое веселье.

— А как российские власти восприняли юбилей Реформации?

— Наша власть постаралась всячески заметить эту дату и выделила определенные гранты союзам, чтобы отметить это торжество, которое кстати совпало и со 140-летием русского перевода Библии. Центральное мероприятие торжеств, которое прошло в Доме Пашкова, было спонсировано нашей властью. Также к 500-летию был передан храм в Москве в собственность лютеран, и по этому поводу приехал президент Германии.

Вместе с тем, власть обратила внимание на не очень сильное желание евангельских протестантов объединяться с лютеранами, и вся слава юбилея досталась малочисленным лютеранам. Это было огорчительно для остальных протестантских деноминаций, огромных по сравнению с лютеранами.

Конечно, большую роль сыграла и поддержка православной Церкви.

— Насколько протестантизм укоренен в русской культуре, в российской истории?

— Лютер был всего-навсего католическим священником. А успех протестантизма – не столько его заслуга, сколько результат политических процессов в Европе XVI века. Приехав в Россию, еще при Екатерине, лютеране создали здесь определенную базу для развития протестантизма. Тогда были построены огромные храмы, которые мы и сегодня видим. Правда, те протестанты занимались только своими «этническими» верующими и не вели так называемой «прозелитической» деятельности. Чего не скажешь о баптистах и других евангеликах, которые на «прозелитизме» и построили всю свою деятельность.

Может, поэтому власть до сих пор не особо жалует протестантов. Мы знаем о победном шествии «закона Яровой» по России, а сейчас звучат новые инициативы «отбирать детей у «сектантов»».

Ученые часто обсуждают альтернативу «Реформация или Революция» и ставят в заслугу Лютеру, что он сделал исторический переход более-менее мирным. Но это иллюзия, ведь мы знаем об огромном количестве религиозных войн и, наконец, о бегстве протестантов на кораблях в Америку от католического сообщества. Плохо, что не осталось сейчас таких Америк, бежать современным протестантам некуда. Разве что примкнуть к уже существующей Америке, но там все сильно поменялось, и либерализм скорее отталкивает христиан.

— Есть ли угроза серьезных гонений на протестантов в России? Не им ли власть послала сигнал, запретив Свидетелей Иеговы?

— Со Свидетелей Иеговы всегда начинали гонения, рассчитывая, что простые люди не особо разберутся, в чем разница между неопятидесятничеством и Свидетелями. Поэтому я думаю, что харизматические течения протестантизма будут следующими, а потом пойдут и баптисты, особенно – незарегистрированные. Формально их будут гнать не за убеждения, а за неправильно оформленную собственность.

— Нуждается ли РПЦ МП в своей реформации?

— РПЦ уже пыталась проводить свою реформацию – в форме обновленчества. Оно даже имело лидирующее положение при поддержке властей того периода. Сейчас не особо разбираются, чем различаются православные разных течений, и я понимаю желание объединить все это. Не глупость ли это? Но, видимо, еще долго будут упорствовать в этой глупости, потому что борьба за веру – самая упорная из всех существующих на Земле.

Беседовал Владимир Ойвин,
«Портал-Credo.Ru»

Для новых гонений на Церковь уже все подготовлено

(к годовщине выхода “Церковно-общественного вестника” – специального приложения к газете “Русская мысль”)

“ЕСЛИ БОГА НЕТ, ТО ВСЕ ПОЗВОЛЕНО”

Заголовок, вынесенный на обложку этой книги, может показаться явным преувеличением и даже умышленным нагнетанием страстей. Но это только на первый взгляд. Авторы аналитической записки точно уловили процессы, развивающиеся с неимоверной быстротой в нашей стране. Если всего два-три года назад нападки в печати на Церковь были явным проявлением невежественных представлений пишущих на эту тему журналистов (“Патриарх обратился к верующим с приветственным акафистом”), то ныне они обретают свою идеологическую основу и четкую направленность.

Атеистически настроенная часть россиян, а также те, кто, может быть, и осознают себя верующими, но видят в Церкви не более чем социально-общественную структуру, объединяющую людей с единым мировоззрением, вдруг испугались возрождения и укрепления Православия в России, его существенной роли в общественной жизни. В Русской Православной Церкви многие увидели ограничение их “свобод”. И в этом упреке они были отчасти правы. Христианство устанавливает такие ценностные ориентиры для общества, которым не соответствует то, к чему стремятся и чем занимаются днем и ночью, на работе и дома, во время учебы и на отдыхе миллионы людей.

Выяснилось, что христианство резко ограничивает деятельность всякого беззакония и бесчиния, сужает возможности тем, кто существует по законам своего горделивого сознания и “мирской” лжи, кто живет “без царя в голове”, кто поклоняется идолам, какие бы звучные имена они не носили: “демократия” или “монархизм”, “новое мышление” или “права человека”, “гласность” или “свобода творчества”. Любая идея, если она не освещена светом Христовым, в конечном счете обречена. Чем дальше мы от источника света, тем менее видна грязь на нашем теле. Кому-то всегда выгоднее жить в тени, комфортнее не замечать пятен на своей одежде, проще существовать, а не жить, никогда не задумываясь ни о Боге, ни о своем ближнем. Нет ничего ненавистнее солнечного света для тех, кто большую часть времени проводит в подземелье…

История гонений на христиан во все века имела одну и ту же основу, и методы борьбы с ними были всегда схожи. Любые гонения начинались с клеветы. В первые века в римской империи усиленно распространялась в народе ложь о том, что христиане питаются кровью и для этого закалывают младенцев, которых они предварительно обваливают мукой, а на своих тайных собраниях они предаются отвратительному разврату. Римские правители всегда искали возможность обвинить христиан в антиобщественных и антигосударственных деяниях.

Историки христианской Церкви отмечали любопытную деталь – христианству всегда противостояла интеллигенция. В римскую эпоху многие из них, хотя и были против кровавого преследования христиан, но не против уничтожения самого христианства. Известный историк Церкви конца прошлого века В.В. Болотов посвятил вопросу отношения римской интеллигенции к христианству целую главу. Некоторые рассуждения профессора заучат сегодня очень актуально: и о том, что христианство как “царство не от мира сего” было несовместимо с обожествляемой до идолопоклонства римской культурой; и о том, что чрезмерно политизированные римляне видели в аполитичных и равнодушных к “общественной деятельности” христианах вызов римской демократии; и о том, что противостояние христиан язычеству воспринималось как бунт против государственных интересов.

“Свободолюбивая” римская интеллигенция время от времени безучастно и апатично наблюдала за гонениями на христиан. Иногда она вяло протестовала против особо жестоких мер, а иногда теоретическими обоснованиями вреда христианства для нравственности, развития культуры и науки сама провоцировала эти преследования.

Как это похоже на поведение отечественной интеллигенции в ХХ веке! Физическое уничтожение полумиллиона священников и миллионов верующих в 20-30-х годах шло в сопровождении антирелигиозных стихов В. Маяковского и Д. Бедного, фильмов Д. Вертова и С. Эйзенштейна, романов и пьес “лучших” советских писателей. Творческая интеллигенция даже умудрилась не заметить всплеск хрущевских гонений на Русскую Православную Церковь на рубеже 50-60-х годов. В то время когда закрывались тысячи храмов, десятки монастырей, были арестованы сотни священнослужителей и по ложным обвинениям отправлены в лагеря, либеральная интеллигенция упивалась идеями ХХ съезда компартии и восхваляла социализм с “человеческим лицом”. До сих пор именно те, кто требуют от Церкви покаяния, вспоминают времена “оттепели” как эпоху расцвета демократизации.

Никакие гонители христиан прошлого не могли достичь тех результатов, каких добились большевики. Помимо обычных методов – поношение, дискредитация, клевета, доносы, аресты, пытки, закрытые и наоборот “показательные” процессы, тюремные заключения, каторга, казни и т.д. – коммунисты использовали наиболее изощренный и действенный способ борьбы с верующими: разложение Церкви изнутри, поощрение самых разных раскольнических тенденций внутри церковного общества, провоцирование любой смуты.

Впрочем, в начале 90-х годов создавалось впечатление, что наше общество никогда не вернется к тем мрачным временам. Однако корни большевизма оказались очень прочными и, несмотря ни на что, постоянно дают о себе знать в сознании наших соотечественников. Опять, как и в 20-е годы, неообновленцы пытаются под видом “церковных реформ” расколоть Церковь. Нет нужды даже говорить, что далекая от Церкви и церковных проблем либеральная интеллигенция с восторгом приняла новых обновленцев, инстинктивно чувствуя в них единомышленников в своих “разногласиях” с христианством, и во всех дискуссиях встает грудью на их защиту. Опять, как во времена пятилеток и “триумфального шествия” с трибун и со страниц печати льется потоки лжи и поношения на Церковь. Интеллигенция в лучшем случае молчаливо наблюдает за этой недостойной травлей Русской Православной Церкви и ее священнослужителей, развернувшейся на страницах демократической печати.

В авангарде этой кампании клеветы (помимо откровенных сатанинских изданий, типа “Органа Русской Сатанинской церкви веры Люциферианской”, в которых печатаются богохульные “евангелия” от “Витьков” или от “Лилит”) стоят две газеты – “Московский комсомолец” и “Русская мысль”. В отношении Церкви и освещения церковных проблем они являются большей частью единомышленниками. Иногда по тематике, содержанию и по стилю нельзя разобрать, какую именно газету читаешь (“Вещий Олег Стеняев” – так, например, по-комсомольски ернически называется заметка в “Русской мысли” об известном московском священнике). Не случайно именно “МК” упоминается в одном из социологическом исследовании рядом с “РМ” в качестве наиболее читаемых газет у радиослушателей обновленческого и прокатолического “Христианского церковно-общественного канала” (“Диа-Логос”, 1997, с. 141).

Апофеозом клеветнических и кощунственных публикаций “МК” стал материал под названием “Фомаида-воительница” (01.10.97), в котором рассказывается о решении “схода мужиков” по поводу передачи одному из подмосковных женских монастырей нескольких прудов, некогда отнятых у Церкви: “Захватит наши пруды – получит вилы в бок!” Далее следует многообещающий комментарий комсомольца-журналиста, отстаивающего своей заметкой интересы “гонимых” мужиков от “диктата, узколобости, агрессии” церковников: “Коротко и ясно, по-деревенски, как в старые добрые времена…”

О тех же “старых добрых временах” мечтает и “руководитель аналитической службы СИМВОЛ” Евгений Ихлов, опубликовавший в “Независимой газете” статью “Последнее искушение патриархии” (10.09.97). В ней он сетует на то, что 9 лет назад слишком “спешно реабилитировали православие”. В той же газете президент Московской психотерапевтической академии Михаил Буянов пишет, что в России о Православии “ни один писатель или поэт ни разу не обмолвился добрым словом”; что в их произведениях постоянно “высмеивались эти грязные, нечесаные, полупьяные попы, которые кажутся умными только тогда, когда молчат”; что “нормальный человек в церковь ходить не будет”; что Новый Завет ни разу не говорит о “самоценности индивидуума”; что “застывшая в своем самодовольстве православная Церковь находится в стороне от главных проблем России” (23.08.97).

В контексте подобного рода агрессии в отношении Церкви не приходится удивляться реплике журналиста “Новой газеты” Леонида Никитинского, обидевшегося на Святейшего Патриарха Алексия II, “омрачившего” светлый праздник Рождества Христова своим поздравлением “всех россиян, большинство из которых православные”. “Кому какое дело, православный я или нет, – негодующе восклицает “обвиненный” в православии и обидевшийся на это журналист. – Прошу дать мне время, отпущенное Богом до смерти, чтобы самостоятельно решить этот вопрос. Иисус Христос в этом отношении не был столь категоричен” (N 2, 1997).

Удивляет не то, что эти невежественные идеи и ущербные мысли возникают у тех или иных людей, удивляет то, что они тиражируются нашими газетами. Иногда противодействие христианским ценностям и Русской Православной Церкви со стороны атеистически настроенной интеллигенции и рвущихся к власти церковных обновленцев переходит всякие границы не только общепринятой морали, но даже и гражданского закона. Попирая права и свободы других, они не замечают и, кстати, не заметят в будущем, как это было не раз в истории, что жертвами бесправия и беззакония в конце концов становятся не только идейные противники, но все граждане страны, в том числе и они сами.

Одним из вопиющих примеров не только кощунства по поводу святых для христиан понятий и “традиционных ценностей”, но и попрания гражданских прав являет собой статья Льва Левинсона “На Святой Руси секса нет”, опубликованная в правозащитном (?) еженедельнике “Экспресс-Хроника” (18.10.97). То, что православные священнослужители и просто верующие, ужасающиеся повсеместной сексуальной распущенности, здесь называются “мракобесами”, “жандармами во Христе”, “профессиональными охотниками на ведьм”, “великими инквизиторами”, – это еще полбеды, но то, что здесь пропагандируется для россиян “сознательная сексуальная раскрепощенность”, которая оказывается (так повелел Левинсон) “неотрывна от политической, экономической и идеологической свободы”, – это уже серьезная попытка теоретического обоснования нравственного беззакония, с которого начинается распад нации. В конце статьи Левинсон грубейшим образом оскорбляет чувства христиан святотатственным высказыванием по поводу Девы Марии, которое я даже не смею процитировать. Скажу только, что оно основано на глубоко безнравственном рассуждении Василия Розанова о том, что “нет ничего прекраснее юного материнства – беременной гимназистки у школьной доски”. “Правозащитнику” Левинсону повезло, что, проповедуя эти пикантные истины, он не смотрит непосредственно в глаза миллионам родителей нынешних гимназисток…

Есть одна заповедь, восходящая еще к Ветхому Завету (“Что ненавистно тебе самому, того не делай никому” – Тов. 4, 15), античным философам (Аристотель: “Нам следует вести себя по отношению к друзьям так, как нам желательно, чтобы они вели себя по отношению к нам”) и Конфуцию (“Что ты не делаешь себе, того не делай другим”), но наиболее конкретно и полно выраженная Иисусом Христом: “Итак во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними, ибо в этом закон и пророки” (Мф. 7, 12). На этой простой заповеди построено нынешнее законодательство многих стран: не воруй, не развратничай, не наноси увечий, не шуми ночью, не стесняй свободы другого и т.д. Показ американского фильма “Последнее искушение Христа” по НТВ 9 ноября 1997 года нарушил именно это элементарное общечеловеческое правило.

Предстоятель Русской Православной Церкви от имени многомиллионной российской паствы трижды просил руководство телеканала воздержаться от показа, поскольку фильм оскорбляет чувства верующих, дестабилизирует и раскалывает общество. Патриарха не послушались и пустили в эфир это, как его назвал ведущий НТВ, “евангелие от Скорсезе” (совсем как у откровенных сатанистов, дерзающих вступать в “конкуренцию” со Святым Духом). Руководство НТВ продемонстрировало силу: для него общество – это они сами и их единомышленники, все остальные – быдло. Мы знаем по воспоминаниям, как немецкие офицеры, не стеснялись пленных и отправляли свои “естественные нужды” на глазах у всех – будь они русские или евреи, поляки или французы: ведь пленные – это же быдло…

Надо отчетливо сегодня осознавать, что мы живем в обществе, в котором есть слои, считающие Православную Церковь глубоко для себя враждебной. Именно они клевещут на нее, говоря, что России грозит некая страшная “православная идеология” наподобие коммунистической, что идет сращение в нашей стране Православия и фашизма, что Церковь агрессивна к культуре и науке, что христиане – сплошь антисемиты и многое другое. Все это, как всесторонне показали авторы аналитического исследования, подготавливает почву для широкомасштабных гонений на христиан. Некогда русский писатель Ф.М. Достоевский произнес страшную формулу: “Если Бога нет, то все позволено”. Именно этот нравственный (вернее, безнравственный) императив приводил человеческие сообщества к черной бездне. Не стоим ли мы на краю ее?

Священник Владимир ВИГИЛЯНСКИЙ

Отношения государства и Русской православной церкви всегда характеризовались как нестабильные и волнообразные — каждый новый правитель по-своему относился к вере и именно его отношение становилось решающим. Одни цари дарили земли приходам и освобождали от налогов, другие — забирали все, но именно правление большевиков ознаменовало страшный период в истории православия. Кровавые гонения — именно так можно охарактеризовать ХХ век в СССР для Русской православной церкви.

Начало ущемления христианства на Руси

Принято считать, что гонения на православие в России начались в 1917 году с Красной революции и приходом большевиков, однако это не так. Православные подвергались насмешкам и переживали трудности гораздо ранее и на протяжении всей истории своего существования, однако, те проблемы были временные и обычно заканчивались при смене правителя.

Преследования церкви начались с правления императора Алексея (отец Петра І)

Духовенство считает, что террор РПЦ начался гораздо ранее, еще при правлении Петра I и продолжался на протяжении всего XVIII века, а большевики стали лишь следствием тех преследований, причем их власть стала наиболее разрушающей.

На заметку! Многие отцы считают, что революция — это кара императорского двора, который пренебрегал верой в Бога.

Первые признаки преследований можно встретить, ознакомившись с реформами различных правителей Руси:

  1. В 1503 году при правлении Иоанна III — РПЦ лишается монастырских владений.
  2. В 1721 году при Петре I — упразднение патриаршества и создание Святейшего Синода.
  3. В 1730-1740 гг. при правлении Анны Иоанновны — общее сокращение численности монахов и определение их насильно в государственную армию. Изымание собственности и земель, принадлежащих монастырям.
  4. Воцарение на троне Елизаветы Петровны и ее правление в течение 1741 — 1761 гг. принесло облегчение верующим, но одновременно с этим при дворе укрепились масоны, что ускорило раскол между властью и митрополитами.
  5. В 1764 году после воцарения Екатерины Великой — закрыты более 2/3 всех монастырских подворий, отобраны в казну земли приходов, установлены штаты монастырей.

Одновременно с жесткими реформами и законами, которые ужесточают жизнедеятельность РПЦ, на Руси распространяется масса ересей, которые подрывают устои храмов и веру христиан в целом. В течение XVII-XVIII веков было уничтожено не только огромное наследие, но и были казнены или отправлены в ссылку многочисленные духовные деятели, начиная с патриарха Никона, которого лишили статуса и отправили в ссылку, где он и умер в 1666 году.

Создание Священного синода существенно повлияло на положение церкви в государстве. В результате его создания деятели РПЦ подвергались светскому суду, а все дела по защите Православия и сопротивления протестантству относили к разряду уголовных и политических. Многие монахи, иерархи и клирики подвергались мучения и пыткам, отправлялись в ссылки и умирали насильственной смертью.

Богословы в большинстве своем склонны считать, что преследования начались с правления императора Алексея Михайловича, когда Россия начала медленно поддаваться влиянию Западной Европы. Как известно, именно католиков и протестантов Европы категорически не устраивало сложившееся взаимодействие духовенства и власти в империи, поэтому они предприняли массу шагов для его разрушения.

История гонений на Русскую православную церковь в ХХ веке

Любые преследования всегда начинались со лжи и клеветы. Если в первые века повсеместно распространялась ложь о каннибализме среди христиан, то в советское время бытовало мнение, что верующие — это ограниченные и глупые люди, которые хотят свергнуть социализм и принести капитализм в страну. Активную борьбу с верующими вела интеллигенция — против веры боролись стихами Маяковский и Бедный, фильмами Эйзенштейна, рассказами Горького.

Советская власть рассматривала религию как общественный пережиток

При этом намного хуже было бездействие всех остальных представителей этого образованного класса. Были закрыты множество храмов, убиты сотни людей, отобраны все ценности и сосланы в ссылку более 1000 представителей духовенства, а творческая интеллигенция просто старалась не замечать этого.

Основными причинами гонения в СССР можно назвать:

  1. Страх государственных деятелей потерять влияние или делить его с РПЦ.
  2. Страх потерять власть из-за возможной антиреволюционной деятельности церкви.

Страх потерять влияние на народ, привел большевиков к решению уничтожить религиозные организации. Они преуспели в этом — никто так изощренно не гнал христиан: поношение, дискредитация, доносы, аресты, пытки, каторга, казни. При этом коммунисты не только боролись извне — ими была проделана огромная работа по внедрению и разложению приходов изнутри.

Ленинский период

Позиция Ленина по отношению к церкви достаточно прозрачна — он считал религию опиумом для народа и призывал бороться с религиозными предрассудками. Его главная идея была в борьбе «тихими методами» — пропагандой и настраиванием населения против духовенства. Он рассматривал веру как религиозный предрассудок и стремился повысить общее сознание масс, чтобы они самостоятельно начали бороться с РПЦ. Это позволило ему несколько скрыть свои позиции и не привлекать громкое внимание общественности, которая в то время еще не подчинялась настолько безоговорочно высшей власти.

В 1917 году были национализированы все земельные ресурсы, которые имела РПЦ согласно декрету «О земле». Духовенство со своей стороны стремилось к занятию привилегированного положению и на Соборе 2.12.1917 года приняла соответствующие положения, однако, большевики отказались с ними соглашаться и взаимный антагонизм усилился. Уже в феврале 1918 года правление приняло Декрет «Об отделение церкви от государства и школы», который лишал церковь права собственности и закрепил светский характер страны.

На период правления В.И. Ленина приходится и кампания по вскрытию мощей — целенаправленные действия по уничтожению ценностей.

Изъятие церковных ценностей

Гражданская война и всеобщая религиозность народа помешала активным действиям коммунистов против веры и громких кампаний по отъему имущества не было, хотя именно во время Гражданской войны произошла масса кровавых столкновений духовенства и армии. После окончания революции и войны, уже в конце 1920-х годов процесс уничтожения РПЦ запустился вновь, но в этот раз не остановился и почти уничтожил ее в СССР. Безнаказанность привела к наступлению на крестьянство, его частичное уничижение путем коллективизации, резко усилила антицерковный террор. За этот период число арестованных за веру в 3 раза превысило число репрессированных в годы Гражданской войны.

Сталинский период

Сталин, как и его учитель Ленин, считал, что уничтожение Церкви — это важное и необходимое условие становления советского руководства. Хотя первоначально борьба за международное признание, попытки вывести страну из глубокого кризиса (политика НЭП) несколько ослабила гонения. В 1922 — 1927 годах наблюдается заметная пауза в вопросах религии.

В это время начинает работу ГПУ — государственное политическое управление, деятельностью которого была целенаправленная дискредитация и разложение Церкви изнутри. При правлении Сталина план Троцкого (он датируется 1922 годом) стали приводить в действие и его результатом стало появление обновленческого духовенства — подставные деятели вносили реформы, пытаясь сделать храмы и приходы более современными (по их утверждению), а на самом деле вносили смуту и подчиняли духовенство коммунистической партии.

В 1929 году вновь начинается кампания по тотальному уничтожению РПЦ.

В 1920–1930-е годы большинство храмов было сельскими, и активная коллективизация просто их уничтожила, как и возможных защитников веры. Наряду с разрушением, ограблениями и уничтожением приходов уничтожаются и духовные деятели — более 10000 священнослужителей были арестованы, сосланы в Сибирь или расстреляны. Сельские батюшки, даже те, которые были лояльны к советской власти, уничтожались (после 1929 года каждый третий расстреливался), все духовенство было зачислено в контрреволюционеры.

Времена Революции и Гражданской войны

Несмотря на все усилия большевиков, в декабре 1937 года при опросе населения более 58% (2/3 сельского и 1/3 городского) признало себя верующими, несмотря на риск ареста и расстрела. В закрытой документации коммунистов того времени всего 10% населения признано атеистами, несмотря на 20 лет антирелигиозной деятельности. После такой статистики Сталин принимает решение о проведении репрессивной кампании относительно таких антисоветских элементов.

В результате арестов неугодные власти были отправлены в тюрьмы на 8 и 10 лет, а большинство духовенства казнено. Кампания длилась с августа 1937 года по весну 1938 и принесла ужасающие результаты — было арестовано более 32000 верующих людей, половина из них казнена. Великая Отечественная война и последующие годы восстановления принесли послабление террора.

Правление Сталина характеризуется чрезвычайной жестокостью в целом: кровавое насаждение советской власти путем уничтожения всех несогласных или тех, кто подозревается в антигосударственной деятельности, привело к почти полному уничтожению крестьянства (которое было основным оплотом РПЦ), интеллигенции и духовенства.

Хрущевский период

Приход к власти Хрущева не только не ослабил давление на РПУ, но наоборот, ознаменовал новую волну террора. Именно Никите Сергеевичу принадлежит знаменитое обещание показать по телевизору последнего попа, ведь он к 1980 году обещал выстроить в СССР чистый коммунистический режим. Единственное отличие хрущевских гонений от сталинских, было в отсутствии крови, поскольку Никита Сергеевич выбрал экономические и пропагандистские методы борьбы.

Газета атеистической направленности, издававшаяся в Советском Союзе

Пропаганда в 1953-1964 гг. достигла небывалых масштабов. В результате активных действий государственного аппарата за время правления Хрущева:

  1. Количество монастырей сократилось в 4 раза, а количество приходов в 2 раза.
  2. Было закрыто 5 из 8 семинарий, которые открыли после войны.
  3. В день (!) выходило по 5-6 книг антирелигиозного содержания.
  4. Верующих ставили на учет, как опасных общественных элементов.
  5. Монахов Почаевской Лавры насильственно вывозили и ставили на учет в психлечебницы. Верующих принудительно лечили психотропными препаратами.
  6. Защитников и преданных вере людей бросали в тюрьмы и пытали, пытаясь сделать из них отреченцев.
  7. Более 200 служителей отреклись от веры и подверглись анафеме.
  8. Было осуждено 1234 человека по религиозным мотивам.

Несмотря на активные усилия власти (антирелигиозная пропаганда была невероятно мощной в те годы) и потерю половины имущества (к 1966 году в стране из 13478 храмов осталось лишь 7523), а также множества человеческих жертв, религиозность населения не уменьшилась. По данным приходов в эти годы, наоборот, выросло количество проводимых обрядов.

Гонения стали лакмусовой бумажкой для многих: некоторые отдали жизнь и свободу за привилегию называться христианином, а другие предпочли отречься от Спасителя Христа и стать предателями, служа пагубной и кровавой власти.

Современное положение и опасность новых гонений

Распад СССР принес РПЦ свободу и вернул ее многочисленное имущество. На протяжении 10-15 лет после раскола церковь существовала мирно и восстанавливала утраченные храмы и монастыри. Однако вот уже несколько лет на РПЦ возобновились нападки общественности, в которых четко прослеживается направленность и идеологическая основа.

Несмотря на крепость христианства в России, большевизм принес плоды и сегодня почти половина россиян заявляют о себе как об атеистах, крича о нарушении их свобод. Христианство на самом деле ограничивает человека, но эти ограничения действую на благо, стремятся сократить злость человеческого сердца и его похоть.

Следует понимать, что история циклична и вполне возможно, что атеистические настроения в обществе вскоре могут принести новый виток гонений на христиан. Мир традиционно противостоит свету Божьей любви. Страдания за веру предсказывал сам Христос и каждый христианин сегодня должен быть готов к тому, чтобы отдать свою жизнь за Него.

Гонения на церковь в России в XX веке

Краткий очерк о гонениях на церковь в СССР

В этом году мы с вами будем отмечать столетний «юбилей». Ровно сто лет назад в истории нашей Родины произошли страшные и роковые события, которые изменили весь ход мировой истории. Речь идет о государственном перевороте — Февральской и Октябрьской революции 1917 года. В ходе этих революций к власти в Российской Империи сначала пришло буржуазное Временное правительство, а затем коммунистическая партия большевиков.

Последствия революции

До сих пор историки «ломают копья» в дебатах о роли революции в развитии гражданского общества в России, но все они единодушны в одном — к власти пришли люди, ненавидящие свой народ, свою землю и свою культуру. Волей судеб Божьих, Россия оказалась площадкой для невиданного политического эксперимента под названием — коммунизм. И вместе с коммунистической идеологией в умы простых людей насаждался атеизм — полное отрицание какой бы то ни было религии.

И естественно первым законом новой власти был декрет об отделении Церкви от государства и соответственно церкви от школы. Этим декретом было положено начало почти семидесятилетнего гонения на православную церковь. Сами гонения на церковь можно условно разделить на несколько исторических этапов.

Сразу же после революции стали закрываться храмы и подвергаться репрессиям священники. Началась междоусобная гражданская война. В этих условиях в Москве проходит Поместный Собор, избравший Патриархом святителя Тихона (Белавина). Этот Собор имел большое значение для Русской Православной Церкви. К вопросам, поднимавшимся на этом Соборе мы еще вернемся.

Вновь пришедшая власть пытался уничтожить церковь физически, залив Ее кровью. Но большевики не понимали, что Церковь — это прежде всего мистическое тело, основанное и стоящее на крови мучеников. Столкнувшись с ожесточенным сопротивлением народа на местах, правительство на время ослабило натиск и все свои усилия направило на решение военных задач в борьбе с белогвардейцами.

Голод

После окончания гражданской войны в 1922 году в стране наступил страшный голод. Под этим предлогом правительство большевиков организовывает изъятие церковных ценностей для голодающих. Расчет коммунистов был довольно прост. Русские православные люди все лучшее жертвовали в храм, благолепие храмов ставили в разряд высших добродетелей. Используя эту любовь к храму, а также недовольство голодных народных масс, большевики решили столкнуть их между собой.

Используя голод как прикрытие, они поставили цель разрушить и опустошить храмы, а священников и активных мирян уничтожить. В.И. Ленин прямо писал в секретной записке членам Политбюро, что «чем больше мы уничтожим духовенства, тем лучше».

ГУЛАГ

Следующая волна гонений пришлась на 1929-1931 года. Именно в это время были созданы Союз Воинствующих Безбожников, а также ГУЛАГ, в котором погибло большинство заключенных епископов и священников. На книжных полках есть замечательная книга о пребывании священника в застенках лагеря. Она называется «Отец Арсений». Конечно ее желательно прочитать каждому христианину. А у Александра Солженицына есть даже книга с одноименным названием «Архипелаг ГУЛАГ».

Репрессии

В 1937—1938г. духовенство подвергалось репрессиям в рамках сфабрикованных дел о шпионаже, антиправительственном заговоре, антисоветской агитации. Это было самое страшное гонение на церковь за весь период существования Советского Союза. Именно этот период истории дал нашей церкви целый сонм новомученников.

К 1938 году было закрыто две третьих от общего количества храмов, существовавших в 1934 году. По исследованиям видного современного церковного историка игумена Дамаскина (Орловского), из более 75 000 храмов и часовен, бывших в 1914 году, к концу 1939 году осталось всего 100.

Великая Отечественная война

В период Великой Отечественной войны давление на церковь ослабло, видя ее влияние на дух воинов. На пожертвование верующих была создана целая танковая колонна под именем «Дмитрий Донской». В 1943 году советское правительство открыло храмы, вернуло священников с ссылки и даже разрешило открыть Богословские курсы в Москве в Новодевичьем монастыре.

Интересен диалог, произошедший между Иосифом Сталиным и Патриархом. На вопрос Сталина, почему в церкви не хватает духовенства, Патриарх ответил, что мы в семинариях готовим священнослужителей, а они становятся Генеральными секретарями ЦК КПСС. Кстати, Сталин закончил Тифлисскую Духовную семинарию.

Новые гонения

После смерти И.В. Сталина, в период правления Н.С. Хрущева гонения на православную церковь возобновились. Советский Союз стал победителем в Великой Отечественной войне, освободивший Европу от фашизма, запустил первого человека в космос, за короткие сроки восстановил экономику. Он стал одной из передовых стран на планете. Поэтому всех иностранных туристов уверяли, что гонения в СССР которые были до войны, прекратили. Но гонения не прекратились, они просто приобрели другую, более изощренную форму.

Теперь усилия советского правительства стали направлены на дискредитацию священства и высших иерархов церкви. Оно всячески пыталось ставить на значимые церковные должности людей «лояльных», которые не смогли бы рьяно отстаивать интересы церкви. Были введены институты уполномоченных по делам религий. В их обязанности было утверждения всех перемещений, назначений, внутри церкви.

Однажды духовник рассказал мне один эпизод того времени. Он был благочинным и ему позвонил знакомый милиционер. Он просил забрать некоего священника из ресторана. Он говорил, что в ресторане буянит некий нетрезвый священник в рясе и с крестом в окружении девиц сомнительного поведения. Приехав на место, увидели что этот «священник» явно самозванец, до того несуразно на нем смотрелась одежда священника и крест. Когда попытались с ним заговорить, подошли «люди в штатском» и вежливо попросили покинуть помещение. «Такими действиями КГБ нанесло больше вреда церкви, чем все институты атеизма вместе взятые» — с горечью заключил он.

Власти добились от Священного Синода Русской Православной церкви «добровольного» закрытия целых епархий «из-за отсутствия верующих». При действующих монастырях и Лаврах устраивали клубы. Во время богослужений проводили танцы с громкой музыкой, а в Почаевской лавре, в кельях братского корпуса и в монастырской больнице разместили интернат для умалишённых.

Можно приводить еще массу разнообразных примеров, но очевидно одно — попытка уничтожения церкви как социального явления. Проходили десятилетия, менялась тактика уничтожения, но цель оставалась прежней — если не полностью уничтожить, то заставить церковь быть служанкой сиюминутных политических моментов.

Действительно, человеку неверующему трудно понять рациональным умом, каким образом, после таких репрессий, расстрелов, ссылок, церковь еще жива. Кажется, Антоний Сурожский писал что «церковь должна быть бессильна как и Христос». Христос так же был бессильным. Бессилие заключалось в той жертвенной любви, когда Он, вися на кресте, молился за распинающих. И в этом Его сила.

Вот так и церковь должна быть бессильна, и только по-матерински взывать к людям. И ждать, терпеливо ждать и надеяться, не обращая внимания на мнимое могущество и материальные выгоды сиюминутного политического момента. Глава Церкви у нас Христос. Он незримо управляет церковью, поэтому нам бояться нечего. На крови мучеников основана церковь. И новомученники и исповедники Российские тому наглядный пример.

О них и их подвиге поговорим в следующей статье.

Борис (Феодосий)

Если вы желаете более глубоко разобраться в теме гонений на Православную Церковь, обратите внимание на следующие книги —

Художественные:

Отец Арсений

Документалистика:

«Приспело время подвига…». Документы Священного Собора Православной Российской Церкви 1917—1918 гг. о начале гонений на Церковь

За Христа пострадавшие. Гонения на Русскую Православную Церковь 1917-1956. Биографический справочник. Книга первая (А)

Русская Зарубежная Церковь в 1925-1938 гг. Юрисдикционные конфликты и отношения с московской церковной властью

Русская Зарубежная Церковь в первой половине 1920-х годов. Организация церковного управления в эмиграции

О подвижниках времен гонений:

Обращение к старцам в духовной жизни русских ХХ века (Период гонений на веру и Церковь): Историко-этнографическое исследование

Патриарх Алексий I: Служитель Церкви и Отечества

Патриарх Пимен: Путь, устремленный ко Христу

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *