Дмитриевского собора во Владимире

История строительства Дмитриевского собора

Дмитриевский собор, в том виде, как мы его видим сегодня — результат «реставрации» 1837-1839 годов и последующих работ, призванных хоть отчасти исправить то, что было разрушено николаевскими «знатоками русского стиля». Первоначально собор на уровне первого яруса с трех сторон был окружен галереями, а со стороны западного фасада по углам стояли две лестничные башни.

Когда точно был построен Дмитриевский собор, неизвестно. Историки полагают, что это было между 1194 и 1197 годами. Заказчиком выступал князь Всеволод Большое Гнездо (1154-1212), который на своем дворе создал «церковь прекрасную» во имя мученика Дмитрия Солунского — своего небесного покровителя. Строили собор преимущественно русские мастера, хотя к работам также были привлечены и выходцы с Балканского полуострова. В качестве строительного материала использовался белый камень — известняк, ставший «визитной карточкой» Владимиро-Суздальского княжества.

♦ О том, почему во Владимиро-Суздальской Руси применялся белый камень — известняк, читайте в статье «Храмовый комплекс в Кидекше: у истоков белокаменного зодчества Руси».

В 1197 году в Дмитриевский собор из базилики святого Дмитрия в Солуни (совр. Фессалоники) были привезены реликвии — «доска гробная» (большая икона) с изображением святого в полный рост и серебряный чеканный ковчежец, в котором находилась «сорочка» (частица одежды, пропитанная кровью мученика).

В 1237 году собор был разграблен и поврежден татарами, затем горел в 1536, 1719, 1760-е годы. До начала XVI века Дмитриевский собор числился великокняжеским, но затем потерял этот статус. В XVI-XVII веках он «подновлялся», в результате чего были частично утрачены древние декоративные и конструктивные элементы. Если реставрация 1837-1839 годов исказила внешний облик собора, то работы 1840—1847 годов внутри здания уничтожили древние фрески и не не только: был опущен пол, устроен новый иконостас.

После революции собор был закрыт и передан Владимирскому музею. В 1918 году Комиссия по сохранению памятников живописи под руководством И.Э. Грабаря под хорами обнаружила фресковые росписи XII века со сценами «Страшного суда». В 1937 году начались реставрационные работы, которые были продолжены и в годы Великой отечественной войны. Одной из основных задач для реставраторов была проблема сохранности белого камня. В ходе работ 1999—2004 годов белый камень был покрыт защитной пластической смесью, устроены водосточные трубы, заменен крест на куполе и создан специальный микроклимат внутри собора, позволяющий сохранить этот выдающийся памятник.

В настоящее время Дмитриевский собор во Владимире включен в Список Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО, внутри располагается музей.

Дмитриевский собор, западный фасад

Внешний облик Дмитриевского собора

Дмитриевский собор отличает ясность композиции. По своему типу он близок храму Покрова на Нерли. Представляет собой классический крестово-купольный трехапсидный храм, одноглавый и четырехстолпный. Будучи центром великокняжеского дворца, он воплощал собой идею могущества великокняжеской власти.

♦ По теме: «Боголюбово, храм Покрова на Нерли и разлив на Клязьме»

Дмитриевский собор, южный фасад

Собор построен из белого камня — известняка. Фасады четко делятся на три яруса. Нижний лишен убранства, так как в прошлом был закрыт галереями. Аркатурно-колончатый пояс второго яруса богато орнаментирован. Он как бы отделяет «земную», нижнюю часть храма от верхней, «небесной», материальное и духовное. Верхний пояс и цилиндрический барабан богато украшены резьбой. Резьбой также украшен и барабан, который венчает шлемовидный золотой купол. Неслучайно собор называли «каменной поэмой», «драгоценным ларцом».

Дмитриевский собор, деталь западного фасада

566 резных камней украшают стены собора. Их можно рассматривать бесконечно: фантастические растения и животные, люди. Не все из них дошли до нашего времени в своем подлинном виде — многие рельефы были восстановлены в XIX веке или собраны из разобранных башен. Знаток искусства углядит здесь немало иноземных мотивов — распространенных некогда на Балканах, Византии, Западной Европе.

Южный фасад украшен композицией «Вознесение Александра Македонского на небо», сюжета, чрезвычайно популярного в Средние века в христианском мире. Северный фасад украшает рельеф «Князь Всеволод с сыновьями». Западная стена иллюстрирует подвиги Геракла. В декоре всех трех фасадов храма присутствует фигура царя Давида, который, по мнению ряда исследователей, предвосхищает образ Христа. По мнению других исследователей, это царь Соломон.

Когда рассматриваешь резные скульптуры, то не всегда можешь найти аналогии из реального мира. Скорее, это фантастический горний мир, населенный неведомыми существами. В то же время встречаются и вполне узнаваемые земные персонажи.

Весь собор пронизан символизмом. Так, например, птицы символизируют семью, львы — государство, львиные маски по верху барабана символизируют княжескую принадлежность собора.

Дмитриевский собор, деталь западного фасада

Дмитриевский собор, деталь аркатурно-колончатого пояса

Дмитриевский собор, деталь аркатурно-колончатого пояса

Внутреннее убранство Дмитриевского собора

Внутри собора сейчас функционирует музей. Благодаря этому обеспечиваются идеальные температура и влажность, чтобы сохранить уникальный белый камень. Кроме того, отсутствие традиционных элементов внутреннего убранства позволяют увидеть всю величественную структуру храма.

Своды и барабан Дмитриевского собора

Капители внутренних столпов украшают львы.

Львы

Уникальными являются сохранившиеся фрагменты фрески «Страшного суда» XII века под хорами в западной части храма. На ней изображены сидящие на тронах апостолы, за спинами которых стоят ангелы. Возможно, автором был греческий мастер. Некоторые исследователи считают, что авторов было два: греческого и русского происхождения.

«Страшный суд»

В алтаре Дмитриевского собора сейчас находится старый крест. Полумесяц под крестом часто трактуют как древний символ священства власти.

Старый крест в алтаре Дмитриевского собора

Старый крест в алтаре Дмитриевского собора

Убранство Дмитриевского собора

Дмитревский собор изнутри

Деталь ворот Дмитриевского собора

Напоминание молодоженам

Владимирский край
Фотоблог Владимирской области

Фрески Дмитриевского собора

Летом 1843 года по указанию епархиальных властей сбивали со стен старую штукатурку, готовя интерьер Дмитриевского собора «под расписание». 30 июня 1843 года архиепископ Парфений обратил внимание на росписи под хорами храма, открывшиеся из-под двух слоев поздней штукатурки. Найдя их интересными, он сообщил об этом в Синод. Во Владимир направили академика живописи и археолога Ф. Г. Солнцева. Так удалось спасти случайно уцелевшую и незначительную по размерам часть первоначальной росписи. Древние фрески остались на большом и малом сводах под хорами, их композиции в свое время были фрагментами грандиозной сцены «Страшного суда».

Еще на рубеже XIX—XX веков Н. П. Кондаков и Н. В. Покровский, видевшие эти остатки росписи XII века под слоями поздних записей, характеризовали их как написанные либо «непосредственно греками», либо «русскими учениками греков, работавшими по византийским образцам». Предположение это полностью подтвердилось во время первой научной реставрации фресок, осуществленной в 1918 году под наблюдением И. Э. Грабаря и А. И. Анисимова мастерами П. И. Юкиным, Г. О. Чириковым, В. Е. Гороховым, Ф. А. Модоровым, И. А. Барановым.

Оказалось, что фрески Дмитриевского собора имеют по стилю много общего с таким несомненным памятником константинопольского искусства, как мозаики собора в Чефалу, созданные в 1148—1160 годах. Подобно этим мозаикам, лучшие из сохранившихся фресок в дворцовом храме «великого Всеволода» отмечены высоким совершенством исполнения и вполне очевидной зависимостью от традиций эллинистической живописи.

pavluhinoleg

Дмитриевский собор — храм, возведённый Всеволодом Большое Гнездо на княжеском дворе и освящённый в честь великомученика Димитрия Солунского. Канонический пример крестово-купольного белокаменного храма владимиро-суздальской архитектурной школы. Знаменит своей белокаменной резьбой. В 1992 году включён в список памятников Всемирного наследия ЮНЕСКО.

01.

02. Принято считать, что Дмитриевский собор построен по образцу церкви в честь Покрова Пресвятой Богородицы, сооруженной Андреем Боголюбским в 1164 г. в устье реки Нерль.

03.

04. Наружные стены храма сплошь покрыты резными изображениями.
05. Аркатурный фриз.
06.
07. Заходим в храм.
08. Копия креста Дмитриевского собора 1957 года. Первоначальный каркас из кованных железных брусьев был обтянут листами золочёной меди с прорезным орнаментом. Копия представляет собой каркас XIII в., обтянутый латунью в 1957 г. Высота креста — 4.07 м., размах — 2.78 м. В 2002 г. потребовала замены и эта копия. Причиной разрушения крестов явилось соседство двух разных металлов — чёрного (железный каркас) и цветного (медные и латунные листы). Новодел, ныне венчающий главу собора, весь изготовлен из чёрного металла — железного каркаса и золочёных стальных листов. В экспозиции представлено несколько фрагментов прорезной золочёной меди подлинного креста XII в.
09. Фресковая роспись Дмитриевского собора. XII в.
10. Фресковая роспись Дмитриевского собора. XII в. Изображены апостолы: Павел, Матфей, Марк, Симон, Яков, Фома.
11.
12. Фресковая роспись Дмитриевского собора. XII в.
13. Икона написана по заказу великого владимирского князя Всеволода Дмитрия Большое Гнездо для города Дмитрова почти одновременно с принесением во Владимир «доски гробной». Дмитров основан суздальским князем Юрием Долгоруким в год рождения (1154 г.) и в честь сына, Всеволода-Дмитрия. Икона сохранила подлинную живопись — прекрасный образ юного святого, сидящего на троне с мечом в руке, в позе властелина и триумфатора. Находится в Государственной Третьяковской галерее.
14.Надгробие первого владимирского губернатора Романа Илларионовича Воронцова, поставленное его сыновьями в 1804 году.
15.
16. Своды храма.
17.
18.
19.

Tags: Владимир, Дмитриевский собор, Искусство, История, Храм

История храма

Дмитриевский собор построен в эпоху развития Владимирского княжества Всеволодом Юрьевичем Большое Гнездо в 1194-1197 годах.

В 1237 году собор был разграблен татаро-монголами, а в 1536, 1719 и 1760 годах горел.

В 1837-1839 годах была проведена реставрация, в результате чего здание лишилось лестничных башен и галерей, которые соединяли княжеский дворец и храм.

В 1919 году собор был закрыт для богослужений, а позже сохранялся лишь как памятник древнерусского зодчества.

В 1992 году собор включен в список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО.

В 1999-2004 годах проходила реставрация в результате которой заменили крест, установили микроклиматическое оборудование в храме и покрыли рельефы и белый камень защитной смесью.

По состоянию на 2017 год богослужения в храме не ведутся, он входит в состав Владимиро-Суздальского музея заповедника.

Фото: Григорий Никуленко

Мое отношение к православию да и вообще к религии прохладное, нейтральное. Один из уважаемых русских ученых Сергей Петрович Капица однажды сказал: «Я — русский православный атеист», и эта распространенная формула к духовной культуре, к вере, к религии очень удобна в понимании моего личного отношения к вышесказанному.

Я не читал Библию, не хожу в церковь, не знаю молитв и почти ничего не смыслю в православии, но хорошо запомнил 6 заповедей из 10. Почему 6? — потому что первые четыре говорят о любви к Богу, последние шесть о любви к ближнему, то есть ко всем людям, и последние 6 считаю самыми важными.

Мое приближенное и поверхностное понимание религии — это не предмет гордости, но и стыдиться мне не в чем. В вопросах веры у каждого свое отношение, и многонациональная Россия — единственная страна, на территории которой спокойно уживаются основные религии мира — православие, буддизм, ислам, иудаизм. Они разные, но все говорят о том, что нужно любить человека, жить в мире, уважать старших, делать добрые дела на благо людей, защищать свою Родину. И в этом их общее родство, т. е. родство всех нас — всех людей и народов самой большой страны на планете, не исключая атеистов, людей, которые верят во что-то другое…

Тем не менее, если бы мое отношение к религии поменялось, то я бы скорее начал не с прочтения Библии, а с изучения истории религий мира. А поскольку я живу в России и особенно интересуюсь архитектурой, то я бы объездил самые известные святые места, запечатлел бы самые древние храмы, соборы и церкви, а также архитектурные шедевры святой Руси.

Один из самых интересных и необычных архитектурных памятников на мой взгляд — Дмитриевский собор во Владимире. Из всех известных мне памятников архитектуры на религиозную тематику — этот самый особенный. Идеальные пропорции, великолепие фасадов и гармоничная скромность внутреннего убранства.

Фото: book33.ru

Роскошное белокаменное строение было построено в 1194—1197 годы. Точная дата неизвестна. Уникальный памятник белокаменного зодчества в первую очередь знаменит своей белокаменной резьбой. Аналогов этому памятнику в мире нет.

В настоящее время собор находится в ведении Владимиро-Суздальского музея-заповедника и открыт как музейная экспозиция.

Фото: vladimir1896.ru

В начале XIII века Владимирско-Суздальская земля становится великим княжеством, достигшим особого расцвета и могущества при десятом сыне Юрия Долгорукого — владимирском князе Всеволоде Юрьевиче. Крещен был князь как Дмитрий, в честь своего небесного покровителя великомученика Димитрия Солунского. Отсюда и название Дмитриевского собора, который был построен, как «личный» придворный собор при княжьем дворе.

Фото: tonkosti.ru

За многодетность Всеволод получил прозвище «Большое Гнездо». Ко времени строительства собора у князя родился сын Дмитрий, что стало ещё одним поводом освятить храм в честь великомученика Дмитрия. Впрочем, история названия собора как мне кажется не так интересна и важна, как главная архитектурная ценность здания — белоснежная резьба на фасаде здания. С этим согласна и всемирно известная ЮНЕСКО, включив в 1992 году Дмитриевский собор в список памятников Всемирного наследия.

Фото: travel.rambler.ru

Всего стены собора украшают около 600 рельефов, изображающих святых, мифических и реальных животных. Большинство рельефов сохранились в первоначальном виде, некоторые были заменены при реставрации XIX века (по М. С. Гладкой, практически точными копиями).

По типу Дмитриевский собор близок к церкви Покрова на Нерли, однако является произведением зодчества, не имеющим аналогов ни на Руси, ни в Западной Европе. Собор представляет собой византийский тип храма с четырьмя столпами и тремя полукруглыми апсидами. Здание увенчано пологим золочёным куполом и ажурным крестом из прорезной золочёной меди с флюгером в виде голубя.

Летопись сообщает, что для строительства храма Всеволод пригласил русских зодчих и «не искал мастеров от немец». Однако над отделкой трудились не только владимирские резчики, но и греческие искусники, поэтому в белокаменном убранстве собора преобладают элементы, характерные для западных средневековых базилик.

Фото: kolizej.at.ua

Аркатурно-колончатый пояс отделяет нижнюю — «земную» часть храма от верхней — «небесной», проводя грань между материальным и духовным. Четкий ритм колонок, покрытых орнаментальным плетением, дополнен фигурами святых и небожителей, среди которых мы встречаем русских князей Бориса и Глеба, а также небесных покровителей владимирских князей.

Фото: pmvd.info

Из-за обилия белокаменной резьбы, покрывающей стены храма и барабан купола, Дмитриевский собор называют «поэмой в камне», «ковром из каменных узоров».

566 резных камней создают причудливую картину мира, где христианские мотивы переплетаются с языческими образами. На стенах храма земной мир представлен во всём многообразии: здесь изображены реальные и мифические животные, воинственные всадники, псалмопевцы и святые. Резные композиции прославляют величие владимирского князя, такого же мудрого как царь Давид, бесстрашного как Александр Великий и сильного, как библейский богатырь Самсон. Главной скульптурной композицией является Давид-музыкант, которого слушают звери и птицы. Окружающие царя львы и голуби символизируют небо и землю, и, следовательно, Давид выступает на миниатюре как представитель Бога на земле и олицетворяет собой идею богохранимого государства.

Фото: travel.rambler.ru

На северном фасаде собора можно увидеть и самого создателя храма: на одной из закомар изображён человек, восседающий на троне с младенцем на коленях. Это князь Всеволод Большое Гнездо с младшим сыном. Рядом с ним высечены фигуры старших сыновей.

Рельеф с изображением князя Всеволода и его сыновей в Дмитриевском соборе во Владимире, Фото: art-alex.ru

В 1237 году храм разделил судьбу столицы Владимирского княжества. Разграбленный и поврежденный татарами, собор впоследствии еще неоднократно горел и подвергался разграблениям. В 1837—1839 годах «знатоки русского стиля» провели по распоряжению Николая I «реставрацию», чтобы придать собору «первобытный вид». В результате храм был изуродован до такой степени, что утратил какое-либо подобие первоначального вида и начал разрушаться. Только последующие реставрационные работы отчасти вернули храму его первозданный облик.

Невооруженным глазом видно, что нижний ярус собора остался без украшений. Дело в том, что первоначально он был закрыт галереями, окружавшими собор с трех сторон. А с главного, западного, фасада по углам галерей стояли две лестничные башни, напоминавшие башни киевского Софийского собора. Галереи и башни также были украшены белокаменной резьбой. Но как было сказано выше при реставрации в 19 веке они были разобраны.

Фото: tonkosti.ru

Дмитриевский собор намного красивее снаружи, чем внутри.

…После сплошного ковра белокаменных узоров на фасадах храма ожидаешь увидеть нечто необыкновенное и внутри собора. Но он встречает нас почти первозданной белизной. Кроме рядов тесаного белого камня, увы, на его стенах почти ничего нет.

Приглашенные князем Всеволодом греческие мастера расписали стены такими фресками, что у молящихся, вероятно, дух захватывало от восхищения. Остатки этих фресок, пострадавших за столетия от разорений и пожаров, были сбиты в 1843 году, тогда же собор был заново расписан масляными красками.

В 1918 году Всероссийская реставрационная комиссия при расчистке стен обнаружила под сводами хор остатки фресковой росписи XII века — сцены из «Страшного суда». Произошло чудо: из небытия возникло одно из лучших созданий древнерусского художественного гения.

Фото: Мария Анашина, anashina.com

Судя по стилю росписи, над фреской работали два мастера — греческий и русский, оба незаурядные иконописцы. Несмотря на то что они придерживались византийского канона церковной живописи, фрески Дмитриевского собора своей реалистической манерой, высоким мастерством и исключительной цветистостью живописи вносят переворот в традиционные представления о византийском искусстве XII века. Лики апостолов исполнены строгой красоты и наделены ярко выраженными портретными чертами. Колорит фресок построен на нежных полутонах — светло-зеленых, голубых, зеленовато-желтых, синевато-серых…

Внутри храм кажется небольшим, да он и на самом деле невелик — ведь Дмитриевский собор строился для княжеской семьи и не был рассчитан на большую массу молящихся. Широкий и мерный ритм поддерживающих своды арок придает внутреннему облику собора торжественное спокойствие, пространство наполнено воздухом и светом. Это, конечно, «дом молитвы» — именно таким и задумывали его древние зодчие.

Фото: Мария Анашина, anashina.com

Русский журналист и писатель Лев Дмитриевич Любимов сказал интересную мысль. Мне она очень понравилась:

«Дмитриевский собор — один из шедевров искусства, которые утверждают в нашем сознании веру в великие судьбы человеческого рода, ибо высшее благородство форм свидетельствует в искусстве о неиссякаемом величии человеческого духа».

Рекомендуем также:

  • Какому событию триумфальная арка в Москве
  • Святыни Дмитрова
  • Санкт-Петербург в вопросах и ответах
  • Самый старый парк Санкт-Петербурга

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

Дмитриевский собор (Владимир)

Собор
Димитрия Солунского

Дмитриевский собор. Вид с юго-востока

Страна

Россия

Город

Владимир, Владимирская область

Адрес

Большая Московская улица, 60

Конфессия

православие

Патриархат

Московский

Епархия

Владимирская

Благочиние

Кафедральное

Тип помещения

крестово-купольный храм

Престольный праздник

26 октября (8 ноября) — великомученика Димитрия Солунского

Основатель

князь Всеволод Юрьевич Большое Гнездо

Первое упоминание

Строитель

князь Всеволод Юрьевич Большое Гнездо

Строительство

1194—1197 годы

Архитектурный стиль

русская архитектура

Состояние

отличное, недействующий храм, музейная экспозиция

Статус

памятник архитектуры (федеральный)
Объект культурного наследия народов РФ. Объект № 3310023000 (БД Викигида)

Объект всемирного наследия

White Monuments of Vladimir and Suzdal. Cathedral of St. Demetrius
(Белокаменные памятники Владимира и Суздаля. Дмитриевский собор)

Ссылка

№ 633-005 в списке объектов всемирного наследия (en)

Критерии

(i), (ii), (iv)

Регион

Европа и Северная Америка

Включение

1992 (16-я сессия)

Дмитриевский собор на Викискладе

Дми́триевский собо́р города Владимира (иногда в литературе можно встретить наименование «Дмитровский») — храм, возведённый Всеволодом Большое Гнездо на княжеском дворе и освящённый в честь великомученика Димитрия Солунского. Канонический пример крестово-купольного белокаменного храма владимиро-суздальской архитектурной школы. Знаменит своей белокаменной резьбой. В 1992 году включён в список памятников Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Краткая история

Орнаментальная белокаменная резьба в верхней части прясел

Построен в эпоху наивысшего могущества и расцвета великого Владимирского княжества великим князем владимирским Всеволодом Юрьевичем Большое Гнездо в честь своего небесного покровителя Дмитрия Солунского (князь Всеволод в крещении носил имя Димитрий). По Николаю Воронину, построен в 1194—1197 годах; по летописным данным, обнаруженным в 1990-х годах Татьяной Тимофеевой, — в 1191 году. Возводился храм из белого камня-известняка. Строили храм русские мастера.

В так называемой Радзивилловской летописи об этом рассказывается так::

Многие церкви создал Всеволод во время власти своей. Создал церковь прекрасную мученика Дмитрия на дворе своём и украсил её дивно иконами и письмом… И не искал Всеволод мастеров у немцев, но нашёл мастеров среди клевретов Святой Богородицы и своих. Одни олово лили, другие кровлю крыли, иные известью белили

В 1197 году постройка храма была завершена князем Всеволодом Юрьевичем постановкой иконы Дмитрия Солунского и серебряного чеканного ковчежца, где находилась «сорочка» — частица одежды, пропитанная кровью мученика:

И принёс гробную доску из Селуня святого мученика Дмитрия, миро непрестанно источающего на здоровье немощным, в той же церкви поставил, и сорочку того же мученика тут положил.

В 1237 году собору суждено было разделить судьбу столицы Владимирского княжества. Повреждённый и разграбленный монголо-татарами, храм впоследствии ещё не раз горел (в 1536, 1719 и 1760 годах) и подвергался разграблениям.

В результате «реставрации» 1837—1839 годов, когда по распоряжению Николая I собору был придан «первобытный вид», храм лишился интереснейших частей — лестничных башен и галерей.

В советское время Дмитриевский собор сохранился лишь как памятник древнерусского искусства. В 1918 году в соборе работала Комиссия по сохранению памятников живописи под руководством Игоря Грабаря. В 1919 году храм был закрыт для богослужений. Собор неоднократно реставрировали. После завершающего этапа работ, произведённых в 1999—2004 годах, в церкви поставили водосточные трубы, заменили крест на куполе, создали микроклимат, а также покрыли рельефы и белый камень защитной пластической смесью.

Ныне собор находится в ведении Владимиро-Суздальского музея-заповедника и открыт как музейная экспозиция. Богослужения в храме долгое время не проводили, но в 2011 году там прошла литургия, и собор стал действующим, хотя не был передан Русской православной церкви и остаётся частью музея-заповедника.

karl_lvovich

Дмитриевский собор во Владимире был построен до прихода христианства на Русь? Свидетельства в камне.
Дмитриевский собор во Владимире — один из древнейших православных храмов на территории России. По крайней мере так утверждает официальная версия. Но так ли это на самом деле. Попробуем провести собственное расследование.Для начала, согласимся с тем, что это действительно древнее сооружение и, вполне возможно, оно значительно старше, чем это принято считать. Официальные года постройки Дмитриевского собора: 1193 — 1197. То есть храм был построен более чем через двести лет после крещения Руси в 988 году. Двести лет — достаточное время для того, чтобы укрепилась единая вера, согласитесь.
Но есть факты, которые совершенно не укладываются в прокрустово ложе официальной версии. Взгляните на сам храм — он практически полностью покрыт весьма странными для православия рельефами — резьбой по белому камню.
Но в самой резьбе нет ничего загадочного — мало ли каким образом могли меняться православные каноны на протяжение столетий, построенных со времени постройки данного храма. Странно другое. Выделим вот эту вот часть резьбы по белому камню:
Приблизим изображения. Первая картинка — левая часть фасада, вторая картинка — правая:
Вроде бы здесь нет ничего необычного. Возможно — это изображения святых. Вот только, что это на голове крайней правой фигурки в нижнем ряду (правая часть фасада) — что-то похожее то ли на рожки, то ли на антенны:

Но не будем углубляться в рассуждения о том, кто изображён на этих барельефах, а лучше обратим внимание на центральную часть.
Здесь уже не семеро восседающих святых или людей, как на крайних барельефах, а восемь. А в центре вообще нечто чрезвычайно интересное:
Увеличим центральное изображение до максимума и рассмотрим его повнимательнее:
Итак, что мы видим? Птица с человеческим лицом попирает перевёрнутое изображения голубя. Голубь — символ достаточно известный. Изначально он символизировал мир и плодородие. Перевёрнутый голубь должен символизировать нечто противоположное, а именно — войну и голод.
Теперь разберёмся с тем, что же это за птица с головой женщины. В древней славянской мифологии имеется несколько птиц с головами женщин.
Гамаюн — посланница древних славянских богов, их глашатай.
Алконост — сладкоголосая, чудесная жительница Ирия, славянского рая.
Сирин — тёмная птица, посланница властелина подземного мира.
Стратим — прародительница всех птиц, живущая на море — океане.
Логичным будет предположить, что попирает перевёрнутого голубя именно посланница тёмных сил, птица Сирин.
Обратите внимание, что расположенные по обоим сторонам фигурки людей взирают на это и только крайние справа и слева остаются безучастными и смотрят прямо перед собой. Но наибольший интерес проявляют как раз те, кто находится в непосредственной близости к происходящему:
Но на этом история с птицами не заканчивается. Обратим внимание на крест данного храма. Он чрезвычайно интересен и очень необычен.
Птичку на самом верху креста видите? Можно было бы подумать, что это фигурка голубя. И это было бы понятно, так как голубь является одним из христианских символов. Но это совсем не голубь. Это утка! А точнее «Мировая Уточка»! Та самая уточка, которая в самом начале времён подняла со дна моря бел-горючь камень Алатырь. По крайней мере именно об этом говорится в эпосе древних славян. Естественно, что оригинальный первоначальный крест не сохранился. Но внутри собора хранятся несколько реликвий — части древнего креста. Вот она, уточка, во всей своей красе:
А теперь внимание. Мировая Уточка, согласно верованиям древних славян, является матерью Чернобога. А Чернобог — это злой бог, у которого много имён (Дьявол, Сатана, Черный Змей…).
Кстати говоря, образ уточки запечатлён и в орнаменте храма. Вот, например, один из входов:
Приблизим и рассмотрим повнимательнее — вот здесь сразу несколько уточек:
А вот ещё одна:
А теперь поговорим ещё об одной птице. Как известно, символом Чернобога является Черный кречет. И не его ли изображения мы видим повсюду на барельефах:
И вот здесь скорее всего изображён именно он, над фигуркой «человека», взирающего на то, как птица Сирин попирает перевёрнутого голубя:
Так что же это за персонаж, спокойно наблюдающий за «разрушением мира» тёмными силами и над кем в качестве символа изображён кречет и, вполне вероятно, черный.
А теперь поднимем голову и посмотрим вверх и посмотрим на фигурку на троне, возвышающуюся точно над фигурками птица Сирин и перевёрнутого голубя:
Рассмотрим эту фигурку чуть поближе:
Официальная версия утверждает, что на троне восседает царь Давид. Но что у его ног делают кречеты? Уж не сам ли Чернобог на самом деле изображён на этой стороне храма? Кстати говоря, имеются научные свидетельства того, что в давние времена барельефы храма были раскрашены. Посудите сами, цвет играл и играет определяющую роль для правильной расшифровки символов. Нам остаётся лишь предполагать, что кречеты на этой стороне фасада были окрашены в черный цвет.
Но тогда это храм совсем из другого, дохристианского времени. С тех времён, когда на Руси поклонялись древнеславянским богам. И совсем не обязательно, что данный храм посвящён Черному Богу. В современной православной традиции внутри храмов имеется в обязательном порядке изображение Страшного Суда. Вполне возможно, что аналогичный подход практиковали на Руси ещё до прихода христианства.
Предвижу возражения — крест над храмом свидетельствует о том, что это собор православный. Но крест используется в качестве символа задолго до появления христианства и символизировал он четыре стороны света.
Ничего нет необычного и в том, что православная религия практически без внешней переделки стала использовать древнеславянский храм другой религии. Такая практика широко распространена во всём мире. Например, в шестнадцатом веке в турецком Трабзоне православный храм тринадцатого века был преобразован в мечеть, в 1917 году вновь был передан Православной церкви, и уже сейчас его вновь планируют превратить в мечеть.

Будут ли когда нибудь расшифрованы запечатленные в камни символы и знаки наших далёких предков — вот в чём вопрос? Полагаю, всем понятно, что всё вышеизложенное — лишь версия, возникшая при детальном знакомстве с многочисленными фотографиями Дмитриевского собора во Владимире. Она может быть ошибкой или заблуждением. Но вот, что интересно. В интернете практически не удалось найти информацию или хотя бы попытку расшифровать наиболее спорные и непонятные барельефы этого храма.

LiveInternetLiveInternet

Есть в центре старого Владимира один удивительно красивый православный храм, старый с красивыми и своеобразными барельефами. Он сразу бросается в глаза своей необычностью. Это Дмитриевский собор.
Официально считается, что Дмитриевский собор (конец XII века) был центральным зданием не сохранившегося до наших дней ансамбля дворца князя Всеволода Большое Гнездо. Великий князь Всеволод (в крещении Дмитрий) посвятил собор своему небесному покровителю – Святому Великомученику Дмитрию Солунскому. В 1837-1839 годах провели «реставрацию» собора, чтобы придать собору «первобытный вид». В результате считается, что собор был изуродован до такой степени, что утратил какое-либо подобие первоначального вида и начал разрушаться. И только более поздние реставрационные работы отчасти вернули храму его первозданный облик.
От внутренних украшений собора мало что сохранилось. Уцелевшие после бедствий и пожаров остатки средневековой фресковой живописи были уничтожены в 1843 году, тогда же собор был заново расписан масляными красками. Во время реставрации собора в XIX веке, под толстым слоем штукатурки под хорами у западной стены открыты следы древней стенописи: изображение Божией Матери, сидящей на троне с двумя по сторонам ее ангелами, рядом праотцы Авраам, Исаак и Иаков. В 1918 году Всероссийская реставрационная комиссия при расчистке обнаружила под сводами хор остатки фресковой росписи XII века сцены из «Страшного суда». В центральном своде под хорами сохранились фигуры 12 апостолов-судей на престолах и ангелы позади них; в малом своде, под хорами, сцены рая: трубящие ангелы, апостол Пётр, ведущий в рай святых жён, благоразумный разбойник, Богородица с праотцами.
Фасады здания разделены на три яруса. Нижний почти лишен всякого убранства и на фоне его гладких стен выделяются только резные перспективные порталы. Средний ярус представлен колончатым поясом с белокаменными резными фигурами и богатейшим орнаментом. Верхний ярус сплошь покрыт резьбой, покрывающей и барабан купола. Храм увенчивает пологий золоченый купол. На нем установлен широкий крест из золоченой меди с полумесяцем в основании, увенчанный голубем.
Считается, что нижний ярус фасада Дмитриевского собора свободен от каких-либо украшений из-за того, что первоначально был закрыт галереями, окружавшими собор с трех сторон. Расположение рельефов горизонтальными рядами, как считается, подчеркивает величественную неподвижность и царственность здания. В XIX веке было отреставрировано более 400 барельефов. Стоит рассмотреть общую сюжетную линию, которую удалось сохранить.
Например, «Бой Геракла со зверем». Геракл сохранился в основном древний, а чудовище, кроме хвоста, – новодел. Но сюжетная линия осталась древняя: именно Геракл (или Давид) сражается именно со зверем на барельефе христианского Храма. Также интересна традиция в изображениях святых и их окружения, видимо, раннехристианская, которая представлена в России часто в немногочисленных сохранившихся реально старых памятниках.
Главной фигурой в системе декоративного убранства Дмитриевского собора является фигура царя Давида, занимающая центральное положение на каждом из трех фасадов храма. Вокруг размещены изображения зверей и чудищ, всадников и птиц, причудливых трав и цветов; среди них очень мало изображений церковного характера. Образ царя Давида-псалмопевца является ключом к пониманию символики белокаменной резьбы собора: «Всякое дыхание да хвалит Господа!»
Официально считается, что в образе Давида-псалмопевца, пастыря, царя, пророка «предвосхищен» образ Христа! Весь мир тварей (звери, птицы, деревья и травы) внимает царю Давиду у подножия престола. Иллюстрацией к строкам Давидова псалма являются все персонажи рельефов собора. Есть мнение, что рельефы Дмитровского сбора восходят к народной мифологии, указывая на связь изображений с «Голубиной книгой» (или Глубинной, то есть Премудрой!) с царем Давидом – Давыдом Евсеевичем, добрым заклинателем природных сил и вдохновенным певцом. В научной литературе рельеф с героем, разрывающим пасть льву, истолковывается как изображение Самсона со львом, а рельеф героя с булавой, схватившего льва за голову, определен как борьба Геракла с немейским львом. Однако, близость иконографии сцен борьбы со львом Самсона, Геракла и Давида, и общая символика таких изображений, затрудняет атрибуцию героев. Тем более, что рядом с ними за редчайшим исключением отсутствуют надписи. В полной мере это относится и к рельефам Дмитриевского собора.
На южном фасаде храма выделяется крупная композиция «Вознесение Александра Македонского на небо». Этот сюжет нам, сегодня кажется несколько необычным для христианского храма, но в средние века он был чрезвычайно популярен. Два грифона несут на своих крыльях царя, сидящего в плетеном коробе.
На западном фасаде, портрет князя Всеволода с сыновьями на северном фасаде. Символами власти и покровительства служат геральдические фигуры львов, барсов, орлов. Г.К. Вагнер, автор специальной монографии о скульптуре Владимиро-Суздальской Руси, считал, что на рельефах Дмитриевского собора изображен вовсе не Давид, а Соломон, пророк и царь. Соломон считался идеалом мудрого правителя, и именно поэтому Всеволод стремился украсить его изображениями свой дворцовый храм. Реликвии Дмитриевского собора – икона («доска гробная») Св.Дмитрия и ковчежец-мощевик, принесённые в храм в 1197г., а впоследствии попавшие в Москву, – вернулись в собор из столичных музеев в копиях.
В резьбе колончатого пояса помещена целая галерея святых, среди которых – русские князья Борис и Глеб. Большинство этих фигур поздние, самые ранние скульптуры сохранились только в части северного фасада. Под каждой фигурой вырезаны изображения причудливых растений или животных. Скульптуры разделяют резные колонки пояса, напоминающие толстые плетеные шнуры, каждый из которых завершается фигуркой фантастического зверя или птицы – льва с «процветшим» хвостом, гусей со сплетенными шеями.
Трижды повторенный рельеф, сидящего на троне царя Давида, имеет разное окружение на каждом фасаде. Рассмотрим два рельефа с изображением победы героя надо львом. На первом рельефе собора представлен персонаж, сидящий на льве и разрывающий зверю пасть (как Самсон льву). Но в раннехристианском времени, героя, разрывающего пасть льву, изображали и как Давида, таких изображений было несколько, и они были подписаны, как «David». Часть таких изображений приведены в работе: С.М. Новаковская-Бухман «Царь Давид в рельефах Дмитриевского собора во Владимире». Поэтому и предполагают, что на Дмитриевском соборе изображена победа Давида надо львом.
Второй рельеф: герой побеждает льва с помощью булавы. Напрашивается известный сюжет: победа Геракла над немейским львом. Но есть аналогичный подвиг Давида: Давид, когда лев нападал на стадо, гнался за ним и отнимал овец, а если зверь бросался на него, то Давид «брал за космы и поражал его и умертвлял его» (I Цар. 17:34, 35). В раннехристианских памятниках и в миниатюрах греческих аристократических Псалтирей средневизантийского времени победа Давида надо львом передается в двух вариантах: изображениями Давида перед хищником или позади него. Интересно и толкование св.Августина (197 проповедь) «Давид, который душит льва и медведя, имеющих силу в когтях или в своей пасти, является образом Христа, нисходящего в ад, чтобы освободить пленников и оградить свою церковь от могущества диавола».
Есть еще два рельефа, которые признаются изображением царя Давида. Один из них, сидящий на троне царь, левой рукой, прижимающий к себе прямоугольный музыкальный инструмент с натянутыми по вертикали струнами, а правой он благословляет, как Спаситель, вздыбленного перед ним зверя.
Если сравнить его с другим рельефом, изображающим Давида на церкви Покрова на Нерли, то можно предположить, что на Дмитриевском соборе тоже Давид. Фигура, поза, музыкальный инструмент и облачение в рельефе Дмитриевского собора буквально повторяют изображение на церкви Покрова на Нерли, где сохранилась надпись СТЪ ДВДЪ (Давид).
Еще раз этот же образ повторен в Дмитриевском соборе, где царь изображен восседающим на львином троне (как Соломон). При последней реставрации собора в 1998-1999 гг. открылась надпись АГ ДДД. Но и в искусстве Средних веков троны в виде львов стали широко распространенными атрибутами власти, в частности в Византии. Иногда на тронах с подлокотниками в виде голов львов изображены Христос, Богоматерь, евангелист Лука и сам царь Давид.
Г.К. Вагнер, отмечает, что иконография заглавного рельефа церкви Покрова на Нерли, и аналогичных образов Дмитриевского собора, не имеет аналогий в западноевропейском искусстве. Образ Давида-музыканта, окруженного зверями, принадлежит к одному из самых ранних и распространенных в средневековом искусстве. Особенностью рельефов владимирских соборов является благословляющий жест царя Давида и поза, аналогичная образам «Спаса на троне». Окружающие Давида львы и голуби могут быть связаны с идеей царства. Они же согласно средневековой символике могут быть поняты и как символы Бога. Соответственно Давид предстает как царь неба и земли и, следовательно снова, как прообраз Христа. В греческих аристократических (или просто раннехристианских) Псалтирях XIв. известны тронные образы царя Давида, благословляющего правой рукой, с раскрытой книгой в левой. Также в барельефах церкви Покрова на Нерли и на Дмитриевском соборе на изображениях царя Давида четко видна лента, опоясывающая его и перекрещенная на груди. Например, Г.К. Вагнер видел в ленте напоминание об императорском лоре. Существуют два основных мнения: лента на рельефах церкви Покрова и Дмитриевского собора связана либо с императорскими и литургическими одеяниями, либо лента в точности повторяет ленту дьяконского ораря, которым дьякон опоясывается перед причастием. Такое же препоясание известно в изображениях одежд Христа в композициях «Богоматерь с младенцем».
__________________________________
ГОЛУБИНАЯ КНИГА. (из сборника А.В. Оксенова)
Восходила туча сильна, грозная,
Выпадала книга Голубиная,
И не малая, не великая:
Долины книга сороку сажень,
Поперечины двадсяти сажень.
Ко той книге ко божественной
Соходилися, соезжалися
Сорок царей со царевичем,
Сорок князей со князевичем,
Сорок попов, сорок дьяконов,
Много народу, людей мелкиих,
Християн православныих,
Никто ко книге не приступится,
Никто ко Божьей не пришатнётся.
Приходил ко книге премудрый царь,
Премудрый царь Давыд Евсеевич:
До Божьей до книги он доступается,
Перед ним книга разгибается,
Все божественное писание ему объявляется.
Еще приходил ко книге Володимир-князь,
Володимир-князь Володимирович:
«Ты, премудрый царь, Давыд Евсеевич!
Скажи, сударь, проповедуй нам,
Кто сию книгу написывал,
Голубину кто напечатывал?»
Им ответ держал премудрый царь,
Премудрый царь Давыд Евсеевич:
«Писал сию книгу сам Исус Христос,
Исус Христос, Царь Небесный;
Читал сию книгу сам Исай-пророк,
Читал он книгу ровно три года,
Прочитал из книги ровно три листа».
«Ой ты, гой еси, наш премудрый царь,
Премудрый царь Давыд Евсеевич!
Прочти, сударь, книгу Божию,
Объяви, сударь, дела Божие,
Про наше житие, про свято-русское,
Про наше житие свету вольного:
От чего у нас начался белый вольный свет?
От чего у нас солнце красное?
От чего у нас млад-светел месяц?
От чего у нас звезды частые?
От чего у нас ночи темные?
От чего у нас зори утренни?
От чего у нас ветры буйные?
От чего у нас дробен дождик?
От чего у нас ум-разум?
От чего наши помыслы?
От чего у нас мир-народ?
От чего у нас кости крепкие?
От чего телеса наши?
От чего кровь-руда наша?
От чего у нас в земле цари пошли?
От чего зачались князья-бояры?
От чего крестьяны православные?»
Возговорит премудрый царь,
Премудрый царь Давыд Евсеевич:
«Ой ты, гой еси, Володимир-князь,
Володимир-князь Володимирович!
Не могу я прочесть книгу Божию.
Уж мне честь книгу – не прочесть Божью:
Эта книга не малая, Эта книга великая;
На руках держать – не сдержать будет,
На налой положить Божий – не уложится.
Умом нам сей книги не сосметити
И очам на книгу не обозрити:
Великая книга Голубиная!
Я по старой по своей по памяти
Расскажу вам, как по грамоте:
У нас белый вольный свет зачался от суда Божия,
Солнце красное от лица Божьего,
Самого Христа, Царя Небесного;
Млад-светел месяц от грудей его,
Звезды частые от риз Божиих,
Ночи темные от дум Господних,
Зори утренни от очей Господних,
Ветры буйные от Свята Духа,
Дробен дождик от слез Христа,
Самого Христа, Царя Небесного.
У нас ум-разум самого Христа,
Наши помыслы от облац небесныих,
У нас мир-народ от Адамия,
Кости крепкие от камени,
Телеса наши от сырой земли,
Кровь-руда наша от черна моря.
От того у нас в земле цари пошли:
От святой главы от Адамовой;
От того зачались князья-бояры:
От святых мощей от Адамовых;
От того крестьяны православные:
От свята колена от Адамова».
Возговорит Володимир-князь,
Володимир-князь Володимирович:
«Премудрый царь Давыд Евсеевич!
Скажи ты нам, проповедай;
Который царь над царями царь?
Кая земля всем землям мати?
Кая глава всем главам мати?
Который город городам отец?
Кая церковь всем церквам мати?
Кая река всем рекам мати?
Кая гора всем горам мати?
Который камень всем камням мати?
Кое древо всем древам мати?
Кая трава всем травам мати?
Которое море всем морям мати?
Кая рыба всем рыбам мати?
Кая птица всем птицам мати?
Который зверь всем зверям отец?»
Возговорит премудрый царь,
Премудрый царь Давыд Евсеевич:
«У нас Белый царь – над царями царь.
Почему ж Белый царь над царями царь?
И он держит веру крещеную,
Веру крещеную, богомольную,
Стоит за веру христианскую,
За дом Пречистыя Богородицы, –
Потому Белый царь над царями царь.
Святая Русь-земля всем землям мати:
На ней строят церкви апостольские;
Они молятся Богу распятому,
Самому Христу, Царю Небесному, –
Потому свято-Русь-земля всем землям мати.
А глава главам мати – глава Адамова,
Потому что когда иудеи Христа
Распинали на лобном месте,
То крест поставили на святой главе Адамовой.
Иерусалим-город городам отец.
Почему тот город городам отец?
Потому Иерусалим городам отец:
Во тем во граде во Иерусалиме
Тут у нас среда земле.
Собор-церковь всем церквам мати.
Почему же собор-церковь всем церквам мати?
Стоит собор-церковь посреди града Иерусалима,
Во той во церкви соборней
Стоит престол божественный;
На том на престоле на божественном
Стоит гробница белокаменная;
Во той гробнице белокаменной
Почивают ризы самого Христа,
Самого Христа, Царя Небесного, –
Потому собор-церква церквам мати.
Ильмень-озеро озерам мати:
Не тот Ильмень, который над Новым градом,
Не тот Ильмень, который во Цареграде,
А тот Ильмень, который в Турецкой земле
Над начальным градом Иерусалимом.
Почему ж Ильмень-озеро озерам мати?
Выпадала с его матушка Иордань-река.
Иордань-река всем рекам мати.
Почему Иордань-река всем рекам мати?
Окрестился в ней сам Исус Христос
Со силою со небесною,
Со ангелами со хранителями,
Со двунадесятьми апостольми,
Со Иоанном, светом, со Крестителем,
Потому Иордань-река всем рекам мати.
Фавор-гора всем горам мати.
Почему Фавор-гора горам мати?
Преобразился на ней сам Исус Христос,
Исус Христос, Царь Небесный, свет,
С Петром, со Иоанном, со Иаковом,
С двунадесятью апостолами,
Показал славу ученикам своим,
Потому Фавор-гора горам мати.
Белый латырь-камень всем камням мати.
На белом латыре на камени
Беседовал да опочив держал
Сам Исус Христос, Царь Небесный,
С двунадесяти со апостолам,
С двунадесяти со учителям;
Утвердил он веру на камени,
Распущал он книгу Голубиную
По всей земле, по вселенный,
Потому латырь-камень всем камням мати.
Кипарис-древо всем древам мати.
Почему то древо всем древам мати?
На тем древе на кипарисе
Объявился нам животворящий крест.
На тем на кресте на животворящем
Распят был сам Исус Христос,
Исус Христос, Царь Небесный, свет,
Потому кипарис всем древам мати.
Плакун-трава всем травам мати.
Почему плакун всем травам мати?
Когда иудеи Христа распяли,
Святую кровь его пролили,
Мать Пречистая Богородица
По Исусу Христу сильно плакала,
По своем сыну по возлюбленном,
Ронила слезы пречистые
На матушку на сыру землю;
От тех от слез от пречистыих
Зарождалася плакун-трава,
Потому плакун-трава травам мати.
Океан-море всем морям мати.
Почему океан всем морям мати?
Посреди моря океанского
Выходила церковь соборная,
Соборная, богомольная,
Святого Климента, попа римского;
На церкви главы мраморные,
На главах кресты золотые.
Из той из церкви из соборной,
Из соборной, из богомольной,
Выходила Царица Небесная;
Из океана-моря она омывалася,
На собор-церковь она Богу молилася,
От того океан всем морям мати.
Кит-рыба всем рыбам мати.
Почему же кит-рыба всем рыбам мати?
На трех рыбах земля основана.
Стоит кит-рыба – не сворохнется;
Когда ж кит-рыба поворотится,
Тогда мать-земля восколыбнется,
Тогда белый свет наш докончится,
Потому кит-рыба всем рыбам мати.
Основана земля Святыим Духом,
А содержана Словом Божиим.
Стратим-птица всем птицам мати.
Почему она всем птицам мати?
Живет стратим-птица на океане-море
И детей производит на океане-море.
По Божьему все повелению
Стратим-птица вострепенется,
Океан-море восколыхнется;
Топит она корабли гостиные
Со товарами драгоценными,
Потому стратим-птица всем птицам мати.
У нас индрик-зверь всем зверям отец.
Почему индрик-зверь всем зверям отец?
Ходит он по подземелью,
Прочищает ручьи и проточины:
Куда зверь пройдет, –
Тута ключ кипит;
Куда зверь тот поворотится, –
Все звери зверю поклонятся.
Живет он во святой горе,
Пьет и ест во святой горе;
Куды хочет, идет по подземелью,
Как солнышко по поднебесью, –
Потому же у нас индрик-зверь всем зверям отец».
Возговорил Володимир-князь:
«Ой ты, гой еси, премудрый царь,
Премудрый царь Давыд Евсеевич!
Мне ночесь, сударь, мало спалось,
Мне во сне много виделось:
Кабы с той страны со восточной,
Кабы с другой страны со полуденной,
Кабы два зверя собиралися,
Кабы два лютые собегалися,
Промежду собой дрались-билися,
Один одного зверь одолеть хочет».
Возговорил премудрый царь,
Премудрый царь Давыд Евсеевич:
«Это не два зверя собиралися,
Не два лютые собегалися,
Это Кривда с Правдой соходилися,
Промежду собой бились-дрались,
Кривда Правду одолеть хочет.
Правда Кривду переспорила.
Правда пошла на небеса
К самому Христу, Царю Небесному;
А Кривда пошла у нас вся по всей земле,
По всей земле по свет-русской,
По всему народу христианскому.
От Кривды земля восколебалася,
От того народ весь возмущается;
От Кривды, стал народ неправильный,
Неправильный стал, злопамятный:
Они друг друга обмануть хотят,
Друг друга поесть хотят.
Кто не будет Кривдой жить,
Тот причаянный ко Господу,
Та душа и наследует Себе Царство Небесное».
__________________________________
Македонский, как символ христианства на барельефах Дмитриевского собора города «Владеющего Миром». Давид как Спаситель. В. Батарин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *